Глава XVIII. Способности.


. . .

Теории одарённости.

Изучению одарённости посвящено очень много работ. Однако полученные результаты никак не адекватны количеству затраченного на эти работы труда. Это объясняется ошибочностью исходных установок очень многих из этих исследований и неудовлетворительностью тех методик, которыми они по большей части пользовались. Ненадёжность и неоднозначность результатов этих исследований очень наглядно выступает в исследованиях влияния наследственности и среды, проведённых по согласованной программе целым рядом психологов Стэнфордского и Чикагского университетов во главе с Л. Терменом и Ф. Фрименом. Предметом изучения было влияние на одарённость целого ряда факторов, к которым в первую очередь относятся: роль наследственности (сравнение братьев и сестёр, близнецов), расовые особенности, влияние социальной среды (влияние воспитания в домах для приёмышей, школьное обучение, специальная тренировка). Материал был собран большой, но результаты оказались противоречивыми. Они не смягчили дискуссию между стэнфордцами, защитниками наследственности, и чикагскими психологами, главную роль в генезисе одарённости отводившими среде. Собственно не только "чикагское" исследование Ф. Фримена, но и "стэнфордская" работа Ф. Д. Брукса обнаружили изменчивость коэффициента одарённости: эта изменчивость оказалась лишь меньшей в первом и большей во втором исследовании. Интерпретируя результаты работы, Л. Термен и Уиппл признали их подтверждающими гипотезу об основном значении для развития одарённости наследственности и об устойчивости показателей одарённости. Наоборот, Ф. Фримен пришёл к утверждению, что исследование доказало преобладающее значение условий - воспитания в семье и школе. К этому выводу в значительной мере присоединился Ч. Х. Джедд. А. И. Геетс и Дж. М. Болдуин, не отрицая ценности работы, критиковали её методику. Ещё следует доказать, насколько в этих испытаниях действительно устанавливаются различия в одарённости.

Ненадёжность выводов по изучению одарённости в большой мере объясняется узостью и механистичностью применяемых методов. Чаще всего употребляются тесты с количественными, а не качественными показателями. Совершенно недостаточно использованы методы биографический, анализа продуктов деятельности, школьных наблюдений и естественного эксперимента.

В пересмотре нуждается и господствующая устремлённость большинства исследований. В большинстве этих работ умственные способности понимаются как чисто природные наследственные свойства; способности по существу отожествляются с врождёнными задатками. Неадекватность количества работ по проблеме одарённости их результативности свидетельствует о том, что как установки этих работ, так и их методика требуют пересмотра.

Наряду с авторами, которые подчёркивают роль наследственности в одарённости и специальных способностях, имеются другие, которые отмечают влияние социальной среды. И именно эти теории, выдвигающие значение социальной среды для одарённости, носят часто особенно реакционный характер.

Признание роли средового фактора находит себе выражение в утверждениях о зависимости одарённости детей от их принадлежности к той или иной классовой среде, причём некоторые авторы (особенно неприкрыто Л. Термен, но также А. Бине и др.) стремятся псевдонаучными аргументами "показать", что одарённость детей рабочего класса ниже одарённости детей господствующих классов. Так, ещё Бине утверждал, что нормальные взрослые рабочие по своему умственному развитию не превышают уровня умственного развития двенадцатилетних детей господствующих классов. Термен утверждает, будто дети рабочего класса отстают по своему умственному развитию от детей господствующих классов, и, считая, что уровень умственного развития относится в большей мере за счёт наследственности, чем за счёт развития, заключает, что дети богатых классов превосходят детей из бедных классов по своим наследственным данным. Это последнее утверждение, особенно порочное, является вместе с тем и особенно характерным для сторонников социально-средовой ("социогенетической") обусловленности одарённости.

Социальная среда совершенно ошибочно представляется чем-то неизменным, раз навсегда данным фактором, который фатально предопределяет весь путь развития, всю судьбу человека и будто бы вовсе не зависит от его сознательного воздействия. Таким образом, утверждения о биологической и о социальной обусловленности сходятся в одном пункте - в признании одарённости, способностей человека чем-то неизменным, фатально предопределённым. Поэтому одарённость, уровень способностей представляются как некая постоянная величина.

Это представление нашло себе наиболее законченное выражение в пресловутом положении о константности так называемого "интеллектуального коэффициента" (IQ).

Тезис о константности IQ превращает интеллектуальный коэффициент в предел, или "потолок", заранее ограничивающий возможности развития.

Одарённость сплошь и рядом рассматривается как неизменная предпосылка, а не как изменяющийся результат развития. В тестовой диагностике одарённости при оценке результатов обследования их часто рассматривают независимо от условий развития. Посредством этого совершенно ошибочного, антинаучного приёма тестологи "обосновывали" своё реакционное утверждение о низшей одарённости эксплуатируемых классов и порабощённых наций. Из того, что представители этих наций и классов, лишённые того образования, которое в капиталистических странах предоставляется детям господствующих классов и наций, фактически не справлялись с некоторыми задачами (которые притом вообще не всегда были симптоматичными для диагностики умственного развития), делался порочный вывод, что они по своим природным данным и не могут с ними справиться. Временный факт, обусловленный предшествующими условиями развития и обучения, вырывается из своей конкретной обусловленности и превращается в природную, неотъемлемую и неизменную характеристику испытуемого ребёнка. Получается явно порочный круг: ограничением образовательных возможностей эксплуатируемых классов и порабощённых наций снижали уровень их достижений, а затем на основании этого снижения заключали о более низких природных возможностях их представителей. Результат ограничения образовательных возможностей для эксплуатируемых классов и порабощённых наций выдавался, таким образом, за основание для дальнейшего снижения для них образовательных возможностей. Таким образом, диагностика одарённости приходила и к политически реакционным и фактически неправильным выводам.

Учение об одарённости, о дарованиях, о способностях человека, т. е. об его всё расширяющихся возможностях, превращается в учение о границах, пределах, "потолках" развития. Понятие одарённости становится основным средоточием теорий о фаталистической предопределённости судьбы детей, о фатальной обречённости эксплуатируемых классов и порабощённых наций.

Фактически же, если рабочие и крестьяне, вообще эксплуатируемые классы в капиталистических странах, не дали того количества учёных, художников и т. д., которое они могли бы дать в условиях, обеспечивающих развитие для всех, - в условиях, которые могут быть созданы только построением бесклассового общества, то это объясняется, конечно, не низшей одарённостью этих классов, не тем, что у них не было талантов, а тем очевидным фактом, что "таланты эти гибли под гнётом нужды, нищеты, надругательства над человеческой личностью".211 И несмотря на этот гнёт, несмотря на ужасающее классовое неравенство, огромное число крупных учёных, художников, изобретателей вышли не из среды господствующих классов. Гениальный русский учёный Ломоносов был сыном крестьянина-рыбака, Фарадей, один из создателей современного учения об электричестве, был сыном кузнеца, Стефенсон, изобретатель паровоза, был сыном горнорабочего и сам рабочий в молодости, величайший математик прошлого столетия Гаусс был сыном ремесленника, Кант - сыном шорника, Фихте - сыном ткача, Рембрандт - сыном мельника, Шопен - бухгалтера, Шуберт - учителя, Гайдн - брадобрея, Гутенберг, изобретатель книгопечатания, как и Спиноза, был шлифовальщиком стёкол.


211 В. И. Ленин, Соч., т. XXIV, 1932, стр. 491.


Понимание природы одарённости с полной очевидностью обнаруживает, что её развитие является большой социально-политической проблемой. Возможность проявления дарований совершенно очевидно зависит от общественных условий. Но поскольку, реализуясь в соответствующей деятельности, дарования, способности не только выявляются, но и формируются, от общественных условий зависит и развитие самой одарённости. Классовое общество чудовищно ограничивает эти возможности для представителей эксплуатируемых классов. Мощное и всестороннее развитие культуры, открытие доступа к ней для всех без исключения, большая забота о юных дарованиях и работа над их развитием открывают неограниченные возможности для небывалого расцвета дарований в СССР. Созданные в СССР условия означают не только открытие неограниченных возможностей для проявления всех имеющихся дарований, но и создание новых, совершенно исключительных условий для того, чтобы дарования появлялись, формировались, развивались.