Глава 2. Исповедь сексуального анонима

«Очистив мозги от неглубоких мыслей похотью, словно желудок — слабительным, иду по бульвару, напевая: «Мадам? — Девица! — Свободна? — Как птица!» — и стоит ли меня осуждать? О, сколько нам киносюжетов, а также нелегальных клубов готовит непристойный карнавал! Маски незнакомые и неузнанные тем и хороши, что не требуют «продолжения банкета»: «Я к вам пришел навеки поселиться!» Ибо жизни любовников не соприкасаются, когда соприкасаются тела.

Я вижу: участие души в любовном акте — отнюдь не бесспорно. Поиск счастья на вечер — ну, на уикэнд — совсем не обязательно последнее танго в Париже… Существуют, к нашему счастью, и другие танцы — «Семь сорок», например, или кадриль — в городах и весях, вроде бы неподходящих для распутства. А уж для изысков-то! Хотя, на грубый вкус, прелюбопытное бывает ощущение, когда нетронутое цивилизацией дитя провинции вдруг становится на путь… неистинный. Да, не в одних лишь ритмах танго страсть вырывается на волю. Нам, детям XX века, пережившим не одну революцию, но сочувствующим только сексуальной, хочется не просто разнообразия — хочется себя, необузданных, со всех сторон показать. И, расхрабрившись не на шутку, на бреющем полете мы проходим над толпой возможных, вряд ли возможных и невозможных афродит, превращаясь то в одну, то в другую, то в третью «личину». Тональность любовных пристрастий меняется, словно амплуа стареющей актрисы — от лирических порывов инженю до шуточек комической старухи. Удовольствие? Как когда. Разрядка? Непременно.

Центр удовольствий в мозгу человека — один на все случаи жизни. Ему годится и горячительное, и азартные игры, и смена обстановки. Но привыкание заставляет искать новое средство для возбуждения нервных клеток. Увеличение дозы не решает проблем. Накатила депрессия — значит, ищи способ развеять тучи. Привычное обрыдло. Дозволенное усыпляет. Жизнь течет мимо полноводным потоком, а ты торчишь в застывшей действительности, как волжский утес. Специалисты твердят: «Это временное явление», библейский царь Соломон вторит: «И это пройдет», но воображение вновь и вновь предлагает соблазнительные картины неиспытанных дотоле удовольствий. И, напялив спешно маску, какая подвернется, предстаешь перед незнакомой аудиторией Казановой, ночным разбойником, алеутом, что крепко на руку нечист. Долгожданная встреча и моментальное взаимопонимание — улов мастера или удача везунка. Час безумства, оголтелый секс. Никаких клятв при расставании, никаких затуманенных слезой взоров — удобство и простота в обращении.

Но не в избавлении от дополнительных хлопот и не в дешевизне антуража главное достоинство спонтанного, или вовсе анонимного секса. Не в том дело, что секс также возможен без дежурных походов в кино и «Макдоналдс», без ароматических свечек и кружевного белья под шелковым пеньюаром. Не во всяком моногамном соитии присутствует ужин с омарами и шампанским, пена кружев и никому не нужные миллионы алых роз. Для того, чтобы из привычного сексуального обихода ненужное вычеркнуть, нужное подчеркнуть, необязательно разрушать устоявшиеся отношения и скатываться в болото примитивно-инстинктивных наслаждений. Кстати, разве любовь с похотью взаимозаменяемы? Скорее нет, чем да. Ибо не в технике секса, а в задачах — основные различия между «страстью нежной» и «страстью пылкой».

Стратегия ухаживаний, метеорология эмоций, долгострой совместных привычек и взаимных компромиссов утомительны для того, кто ищет минутного развлечения без последствий. А тот, кто готовит к утверждению проект Вавилонской башни семейного счастья, будет оскорблен предложением вертлявой стрекозы, хоть «под каждым ей листом был готов и стол, и дом». Притом, что в одних обстоятельствах (от одного партнера) принимаешь все величие надежд и планов громадье, а с кем-то другим ничего, кроме краткого кайфа, и в мечтах не брезжит. Значит, бесполезно клеймить современное падение нравов и метать громы с молниями — от обстоятельств зависит, как проявит себя наше многостороннее либидо.

К тому же секс «без погружения» в глубины другой личности позволяет больше думать о собственных желаниях. Наступает раскрепощение. Накал ощущений не снижают мысли о произведенном впечатлении, о дальнейшем общении, о соревновании с теми, кто был до тебя и придет после. Есть здесь и сейчас. Вернется это «сейчас» или нет — какая разница? А пока лежат и курят посреди измятых простынь усталый Д’Артаньян и истомленная Гюльчатай. Им дела нет до мадам Бонасье и Петрухи с Абдуллой. Постоянные партнеры ни ревновать, ни конкурировать с «инцидентом» не должны. Их вселенная далеко отсюда, в другом измерении. Вот это и есть сиюминутное наслаждение!

Увы… Именно сиюминутное. Превратив мгновенье безумства в узаконенный «час разврата», нельзя обойти ужасный час расплаты. Со временем надоедает любой «соус с подливкою», даже самый тонкий. Первым к обезумевшим любовникам врывается не отеллоподобный рогатый сохатый, а неслышно вползает рептилиевидное пресыщение. Впрочем, верные пары тоже эту гадину не понаслышке знают. Потому и всякая любовная игра освежает рутину приевшегося долга и облегчает ярмо поросших плесенью уз.

И вот оно: дама солидных габаритов, в фартучке и наколке горничной, катит в супружескую спальню сервировочный столик с напитками, а ее муж-бухгалтер смолит дешевую сигару, надвинув на глаза шляпу борсалино.2 Через недельку он позвонит в родную дверь и густо дохнет трудовым прошлым: «Мастера вызывали?» Причепуренная жена смерит его презрительным взором: «Ну, заходите…» — и тронется по коридору, расталкивая бедрами мебель.


2 Такой итальянский фасон, шляпы такого типа очень любили гангстеры в Чикаго.


Сколько возможностей, сколько образов! Жорж Санд! Жиль де Рэц! Фараонша Хатшепсут! Деспот Тиглатпаласар! И прочие, чьи имена либо позабыты, либо непроизносимы! Хотя для любой смены «рецепта секса» — то есть образа с имиджем — в «нормальном романе» (хотя что это такое — норма в сексе?) требуется почву готовить заранее. Иначе постельные Бертолуччи и сюрпризу не рады: был вчера добрый молодец, а сегодня стал Соловей-разбойник. Хорошо хоть не красна девица и не Конек-горбунок. Предупреждать же надо! Уж она бы тебя встретила — пришел, а здесь поджидает Баба-Яга или чудо-юдо рыба кит. Но ведь тогда теряется главное — элемент неожиданности! Понятно, почему иного Марлона Брандо время от времени тянет на реальность, не обремененную сценографией и шмыгающими под ногами ассистентами режиссера: «Улыбочку погрустнее… слезу покрупнее… носик покраснее…» Нет, думаешь, сия вымышленная карнавальность живого чувства не вдохновит. Проще говоря, не катит. Пойду поищу на свой филей приключений.

Однако, «по размышленьи зрелом» и Казановам кажется, что вытворять такое над собой, над окружающими — рискованно. Нечистоплотно! Бездуховно! Хочешь физической разрядки — иди в спортзал. Там и вспотеешь за милую душу. Еще существует творческая сублимация потребности в сексе — глядишь, и слава осенит тебя крылом, увенчает лаврами. Будет опять же чем щи сдабривать. Нет! «Не удержать любви полета: Она ни в чем не виновата!»3 Впрочем, любовь действительно не виновата. Здесь правят бал инстинкты, им и… в общем, жезл в руки. Отпустим натуру на волю и дадим ей пошалить. А заодно проверим, как на нас реагируют, ничего о нас не зная, случайные и посторонние. Перед ними только фигура в костюме, все личные достижения и трудовые подвиги оставившая дома, в гардеробной, как обременительный хлам. Интересно узнать: насколько сильна твоя анонимная притягательность сексуального незнакомца? Нужен кому-нибудь король без свиты?»


3 Цитата из Мандельштама.


М-да. Может, и нужен. Например, как объект исследования — беспристрастного и подробного. Да, нам много проблем (и много удовольствия — да-да!) приносят любители приключений без последствий. Их рьяно разоблачают сексологи: Казановы, мол, все сплошь интимофобы, заядлые холостяки, одиночки, иссушившие собственную душу страхами и разочарованиями — а оттого недоверчивые, холодные и трусливые, оставляющие за собой кровавый след, будто Джек-Потрошитель, волокущий в тайное логово ужасный трофей. Хотя практика показывает: пойми, кто перед тобой — и не требуй большего. Только тогда ты поймешь, как хорош бывает «сексуал», достигший изрядного уровня мастерства. Но время от времени женское сердце раскрывается навстречу «мастерству» и принимает в себя недостойный образ. Бедняжкам сочувствует весь свет. И весь свет корит их за глупую доверчивость. Но, пускай этот «аноним», по большому счету, — парень «не без понятия», все равно его восприятие отношений между полами по типу «Да здравствует субботний промискуитет!» женщинам в массе своей покажется… мягко говоря, неизысканным. Почему? Да потому, что аннулировать душу из процесса слияния тел женщина не в силах. И некое «продолжение банкета», хотя бы не в качестве цели, а лишь в качестве варианта развития отношений, подспудно присутствует в каждой нашей «шалости».

А ведь мы отказываемся от банкета, от отношений и от их развития, боясь не за то, чем обладаем сейчас — скорее, боясь за себя. Или боясь себя — собственной женской эмоциональности, склонности увлекаться плохим так же страстно — нет, намного, намного сильнее — чем хорошим. Женский пол состоит из «эмоциональных саперов», которые «разминируют» пространство чувств. Саперу нужно досконально знать, где спрятан заряд и где, в случае чего, рванет — мало не покажется. Саперу нужно обладать необходимыми навыками, чтобы, с легкостью, почти с нежностью касаясь смертоносного объекта, извлечь из его нутра смерть и разрушение — и избавиться от них. А что природа и судьба предлагают мужчинам? Бегать по минным полям, искать приключений на свой филей и на все прочее, если останется на что искать. Риск большой, зато подготовки совсем не требуется. Может быть, эта бесшабашность и безбашенность вызывают зависть у сапера, который и права на ошибку не имеет, и расслабляться не должен? Вероятно. Хотя сравнивать мужскую и женскую долю по принципу «хуже — лучше» ни в коем случае нельзя. Почему? Потому что неграмотно и нерентабельно: как сравнивать желудь и машинное масло. От белок и автомехаников справедливого суждения не дождешься, а все прочие останутся в недоумении. Но… кто их сегодня не сравнивает, мужское и женское начало? Тем более в сексе. Придется примкнуть к общей тенденции и объяснить, почему это так неразумно.

Ну что скажешь, глядючи на своеобычное мужское бесстыдство? Ходит, негодяй, глазами стреляет, легкую добычу высматривает. Ей-богу, женская охота на мужчин все-таки не столь откровенна и похотлива. И в сериале «Секс в большом городе» у таких разных героинь подспудно присутствовало одно желание — найти своего «мистера Бига», чтобы слиться с ним в долговременном экстазе. И даже под всяческими масками узнавать его ослепительную улыбку и непокорный локон над высоким лбом. Учти: мы обсуждаем исключительно интим ради получения чувственного удовольствия, а не из меркантильных побуждений. Здесь также может присутствовать удовольствие — и немалое удовольствие, но его источником является не сексуальный партнер, а совершенно другой «предмет вожделения». При такой «системе учета ценностей» разница между женским и мужским подходом к сексу сглаживается. Корысть — огромное и сильное чувство, и оно вполне в состоянии затмить (или, наоборот, разжечь) сексуальные ощущения. Но когда «предметом» является именно партнер, а не его дивиденды, мужчины и женщины сильно разнятся в своем поведении и мышлении.

Для женского пола «мужской метод» налаживания связей, суть которого изложена на упаковке сопутствующей продукции, изделия номер два: «Используй и выброси» — не что иное, как откровенный до наглости лозунг, которому вовек не сравниться с «искренним чувством». А в «женском методе» тому самому «искреннему чувству» в жертву приносится все (по крайней мере в кино- и телесценариях): карьера, выгода, свобода, друзья, родня и честь. Девичья или гражданская — неважно. И разнузданный, но безэмоциональный секс оттого так непонятен именно лицам женского пола, что в нашем мозгу заложена последовательность «эмоция — интерес — возбуждение». Эти ощущения в сознании женщины взаимосвязаны, а не разделены между собой, как в мозгу мужчины. Просто не все люди понимают, какое огромное значение имеет не только содержание, но и структура нашего мировосприятия. А ведь в психологии от перемены мест слагаемых сумма ой как меняется! Но как правило, все видят только отдельные составляющие, не обращая внимания на способ их «упаковки». А потом удивляются полученному эффекту.

Почему, когда новоявленный Казанова говорит «Это был только секс» — он, с большой долей вероятности, не лжет? А вместе с тем подобная фраза в устах дамы весьма-а-а подозрительна? Да уж есть причина — и вполне объективная. Во всяком случае, если ориентироваться на физиологические особенности мужского и женского организма. Личностные особенности, разумеется, могут затмевать природные данные — но никогда не смогут их целиком и полностью отменить. И потому лицо мужского пола всегда сможет довольно четко разделить любовь и сексуальные «инциденты», а лицо женского пола даже к «интиму ради поддержания тонуса» примешает — хоть немного — чувств и переживаний.

А что, собственно, такое эти эмоции? Почему с ними — отношения одни, а без них — другие? Почему мужчины оправдывают свою измену тем, что «сделали это», не испытывая никаких чувств, а женщины свою — тем, что их, дескать, «поглотила страсть»? Почему «эти бабники» могут иметь секс с особами, которые у них не вызывают ничего, кроме похоти и презрения, притом, что самая продвинутая «амазонка» непременно сперва должна ощутить не только в теле, но и мозгу «томление этакое», дабы согрешить с удовольствием? Отчего мужчина воспринимает секс как путь к разрядке, а женщине необходимо пройти через нарастание напряжения, через внутреннюю концентрацию, прежде чем она получит ожидаемую разрядку? Американские психологи Алан и Барбара Пиз в одной из своих книг пошутили на эту тему, поместив два совета: «Как удовлетворить женщину каждый раз? Надо: ласкать, хвалить, баловать, быть отзывчивым, благоухать, массажировать, ремонтировать, быть проникновенным, петь серенады, говорить комплименты, быть опорой, кормильцем, утешать, дразнить, шутить, умиротворять, стимулировать, поглаживать, похлопывать, обнимать, игнорировать, нянчить, возбуждать, мирить, защищать, звонить, уметь предвидеть, сглаживать, прижимать, прощать, соучаствовать, развлекать, очаровывать, подносить вещи, делать одолжение, вызывать восхищение, присутствовать, доверять, оборонять, одевать, хвастаться, относиться благоговейно, делиться сокровенным, развращать, заключать в объятия, умирать за, мечтать о, не замечать полноты, вознаграждать, притрагиваться, увлекаться, превращать в идола, молиться на. Как удовлетворить мужчину каждый раз? Надо предстать перед ним голой». Поневоле начинаешь понимать «сексуального анонима» — интимофоба, холостяка, одиночку. Так он прав или не прав, этот странник ночных клубов?

Вообще, чтобы разобраться в особенностях женского и мужского восприятия, а также в природе бесстыдства, столь возмутительного и привлекательного одновременно (смотря с чьей стороны посмотреть) — придется отправляться в доисторическую эпоху. Нечего, нечего ныть! Сказано было — в доисторическую, значит, марш в пещеру! Отсюда и начнем. Эмоциональное восприятие каждого пола специфично — ведь у него миллионолетняя предыстория.