Глава 24. Джулиан Роттер и теория социального когнитивного научения.

Д. Чернышев

Теория Джулиана Роттера основана на предположении, что когнитивные (cognitive) факторы способствуют формированию реакции человека на воздействия окружающей среды. Роттер отвергает концепцию классического бихевиоризма, согласно которой поведение формируется непосредственными подкреплениями, безусловно происходящими из окружающей среды, и считает, что основным фактором, определяющим характер деятельности человека, являются его ожидания (expectations) относительно будущего.

Главным вкладом Роттера в современную психологию, безусловно, стали разработанные им формулы, на основании которых возможно прогнозирование человеческого поведения. Роттер утверждал, что ключом к предсказанию поведения являются наши знания, прошлая история и ожидания, и настаивал на том, что человеческое поведение лучше всего можно предсказать, рассматривая взаимоотношения (interaction) человека со значимой для него окружающей средой.

Биографический экскурс.

Джулиан Бернард Роттер (Julian Bernard Rotter) родился 22 октября 1916 года, в Нью-Йорке, третьим, младшим сыном в семье еврейских эмигрантов. Вплоть до Великой депрессии семья Роттеров принадлежала ко вполне благополучному среднему классу, отец будущего теоретика занимался оптовой торговлей канцелярскими принадлежностями. Затем, однако, им пришлось перенести все тяготы безработицы и жизни на социальные пособия.

Депрессия пробудила в Роттере интерес к проблеме социальной несправедливости, не оставлявший его всю жизнь, а также научила его обращать внимание на значение ситуативных условий, влияющих на поведение людей.

Семья Роттеров жила в Бруклине, и юный Джулиан был постоянным читателем местной библиотеки, буквально проглотив все имеющиеся там приключенческие книги. Однажды, еще будучи школьником, он случайно подошел к полкам, где лежали книги по психологии, и нашел там "Понимание человеческой природы" Адлера, "Психопатологию обыденной жизни" Фрейда и "Сознание человека" Карла Меннингера (Karl Menninger). Адлер и Фрейд произвели на него особенно большое впечатление, и вскоре он вернулся за новыми книгами по психологии (Rotter, 1982, 1993).

Однако во время депрессии 30-х годов гуманитарные специальности не казались чем-то надежным, и Роттер поступил в Бруклинский колледж, выбрав основным предметом химию, а психологией, которой уже серьезно заинтересовался, занимался лишь факультативно. Адлер в это время преподавал в Лонг-Айлендском Медицинском колледже в качестве профессора медицинской психологии Роттер стал посещать его лекции, присутствовал на нескольких клинических демонстрациях и в конце концов лично познакомился с Адлером, который пригласил его участвовать в собраниях Общества Индивидуальной психологии (Rotter, 1993).

В 1937 году Роттер закончил Бруклинский колледж, прослушав там больше курсов по психологии, чем по химии, и, чтобы закончить психологическое образование, поступил в университет штата Айова, где в 1938 году получил степень магистра. Стажировку по клинической психологии Роттер проходил в государственной больнице Уорчестера, штат Массачусетс, где и встретил свою будущую жену Клару Барнс. Затем Роттер поступил в университет штата Индиана и в 1941 году получил там степень доктора клинической психологии.

В 1941 году Роттер женился и занял вакансию клинического психолога в государственной больнице города Норвич, штат Коннектикут, где в его обязанности входили занятия со стажерами и ассистентами из университета штата Коннектикут и Веслианского университета. В 1942 году Роттера призвали в армию, и он провел три года в качестве военного психолога.

После войны Роттер на короткое время вернулся в Норвич, но вскоре получил работу в Государственном университете штата Огайо, к которой он привлек нескольких способных выпускников, среди которых был Уолтер Мишель. В то время Карл Роджерс только что покинул Огайо, и после этого там осталось два наиболее влиятельных психолога - Роттер и Джордж Келли. Однако Роттер был недоволен политической ситуацией, создавшейся в Огайо под влиянием маккартизма, и в 1963 году занял вакансию директора программы по обучению клинической психологии в университете штата Коннектикут. В этой должности он и продолжал работать до своего ухода в отставку в возрасте 70 лет. С 1987 года Роттер ушел на пенсию, но продолжает вести активную педагогическую деятельность. У Роттера и его жены Клары (умершей в 1986 году) было двое детей - дочь Джин и сын Ричард, который умер в 1995 году.

Наиболее значительными работами Роттера являются "Социальное научение и клиническая психология" (Social Learning and Clinical Psychology, 1954), "Клиническая психология" (Clinical Psychology, 1964), "Применение теории социального научения к личности" (Applications of Social Learning Theory to Personality, 1972) в соавторстве с Дж. Э. Ченсом (J. Е. Chance) и Э. Дж. Фаресом (E. J. Phares), "Личность" (Personality, 1975) в соавторстве с Э. Дж. Хочрейхом (E. J. Hochreich), "Развитие и применение теории социального научения: избранные статьи" (The Development and Application of Social Learning Theory: Selected Papers, 1982), "Бланк незавершенных предложений Роттера" (Rotter Incomplete Sentences Blank, Rotter, 1966) и "Шкала доверия в человеческих взаимоотношениях" (Interpersonal Trust Scale, Rotter, 1967). Роттер принимал активное участие в деятельности профессиональных организаций, занимая должность президента Восточной психологической ассоциации и президента отделения социальной психологии и психологии личности и отделения клинической психологии Американской психологической ассоциации (АПА). Кроме того, два года Роттер работал в Совете по образованию и практической подготовке АПА. В 1988 году он получил престижную награду АПА "За выдающийся вклад в науку", а в 1989-м - награду Совета директоров программ клинической психологии университетов "За выдающийся вклад в клиническую подготовку".