Глава 1. СКАЗКИ О ЛЮБВИ. СЕМЕЙНОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ


...

Любовь



ris10.jpg


Жила–была Принцесса. Она ждала прекрасного принца, но однажды терпение ее истощилось и она отдала свою руку Железному Рыцарю. В конце концов, у него тоже был настоящий замок, а его сила в блеске сверкающих лат, казалось, возмещала недостаток благородства и знатности. Нельзя сказать, чтобы Рыцарь был без ума от Принцессы. Он любил ее красоту, завоевать ее –значило одержать одну из доблестных побед, и сама Принцесса служила для него тоже украшением. От нее требовалось только одно: чтобы она всегда оставалась прекрасной. Принцесса скоро поняла это, и мечты о любви, которые казались ей почти осуществленными, рассеялись, как дым по ветру. Но ее живое сердце никак не могло смириться и жить без любви. Оно ожидало хоть какого-нибудь чуда.

И вот однажды, гуляя по лесу, Принцесса заблудилась. Приближалась ночь. Ей было страшно, а случайная тропинка вела все дальше и дальше в глубь леса и, казалось, была бесконечной. Но вдруг за деревьями мелькнул свет, и, как по волшебству, перед ней вырос маленький дворец, украшенный флагами. Он был очарователен со своими словно игрушечными башенками, зубчатыми стенами, полукруглыми арками, стрельчатыми окнами. Если бы не скрипели веселые флюгера, изображавшие всадников, танцующих шутов и трубящих охотников, если бы не журчали забавные фонтаны и ласточки не вились у карнизов, можно было бы подумать, что кто-то шутки ради нарисовал этот фантастический дворец на картоне и, вырезав, приклеил к деревьям. Дикие розы густо оплетали стены и благоухали так сладко, что хотелось подойти и, отрезав кусочек дворца, словно от великолепного торта, съесть его. Навстречу Принцессе вышел старик в потускневшем камзоле и, сняв шляпу, учтиво предложил ей войти.

– Кому принадлежит этот дворец? – спросила восхищенная Принцесса.

– Одному бедному Принцу, Ваше Высочество, – ответил старик.

– А как вы догадались, что я Принцесса? – удивилась гостья.

– Но в этом невозможно усомниться: стоит взглянуть на Вас. К тому же на своем веку я повидал немало знатных людей.

– А кто же вы? – продолжала спрашивать Принцесса.

– Я – мажордом, или дворецкий, если Вам будет угодно. Мой Принц давно покинул дворец, и я остаюсь его хозяином.

Всю ночь он водил Принцессу по дворцу, рассказывал ей необыкновенные истории, открывал двери всех комнат, где по углам стояли скульптуры, а на стенах висели прекрасные картины. Сердце Принцессы билось все сильнее и сильнее, и один вопрос так и вертелся у нее на язычке. Наконец, улучив момент, она спросила:

– А что, Принц женат?

– Нет, Ваше Высочество, он одинок. Долго-долго он ждал встречи с принцессой, которую мог бы полюбить. Для нее и был построен этот дворец, для нее же и украшен творениями искусства. Но принц так и не дождался ее и отправился странствовать по свету.

Мажордом и Принцесса, не сговариваясь, оба тяжело вздохнули. Смутная догадка промелькнула в душе Принцессы: а что, если этот старик и есть Принц, который из-за своих лет стыдится открыть себя? Нет, нет, этого не может быть. Принцы бывают только молодые и прекрасные. Как я – добавила она и незаметно покраснела. Так у принцессы появились тайные друзья: старый Мажордом и его маленький Дворец. Много раз сбегала Принцесса сюда от тех невзгод и обид, что проносились над замком Железного Рыцаря. Здесь ее всегда ждали, здесь она снова начинала чувствовать себя принцессой, здесь существовал именно тот мир, о котором она мечтала. И даже отсутствие Принца не заставляло ее так сильно страдать. Ведь все, чем он жил, оставалось ей. Да и сам он присутствовал в бесконечных рассказах Мажордома. Но что за чудеса начались с той волшебной ночи! Все как будто осталось тем же, и в то же время как будто изменилось. Она могла считать, что встретила своего Принца, но в то же время она его и не встретила, потому что продолжала мечтать о нем. Железный Рыцарь заподозрил измену, но не мог запретить Принцессе уходить из замка. Она возвращалась такой прекрасной, какой он никогда не видел ее, и, право, в его железное сердце стала вкрадываться любовь. Нет, это было уже слишком. То, что позволительно женщинам, не пристало мужчинам. Чтобы рука оставалась железной, глаза должны различать лишь черное и белое. Так учили Рыцаря с детства. Многоцветие порождает сомнение, и что стоит меч, когда само сражение кажется глупым и ненужным. Так, пожалуй, можно и заржаветь! Но на самом деле он испугался другого. Рыцарь впервые почувствовал свое сердце, и оно как-то странно начинало болеть, когда он приближался к Принцессе.

– Все, пора кончать с этим, – решил рыцарь. – Но что же делать?

Его железная любовь не научилась еще различать краски и привычно обратилась к силе. Он буквально прочесал все окрестности, разыскивая соперника, но не смог обнаружить волшебного дворца. Тогда гнев его обратился на саму Принцессу. Замок Рыцаря грозно нахмурился, изготовившись к бою. А она как раз возвращалась из леса и, ощутив, каким холодом на нее пахнуло от знакомых стен, затрепетала. Но это был ее дом, который она сама выбрала, и Принцесса не посмела вернуться обратно.

На первой же ступеньке замковой лестницы она поскользнулась и ушибла коленку. Принцесса хотела потереть ее и вдруг обнη°ружила, что ее коленка окаменела. А потом она задела за угол, а потом упала. И эхо тяжк΀¾го удара сотрясло замок и пронеслось под высокими сводами вместе с ее слабым криком. Рыцарь, взяв факел, пошел посмотреть, что случилось, и увидел вместо Принцессы каменную фигуру. Трудно сказать, понял ли он, что случилось. Его гнев или ревность не дали ему заглянуть в свое собственное сердце. Меж тем и каменная Принцесса была прекрасна, и он поставил ее в одну из зал, где висели трофеи его блистательных сражений. В конце концов опять все обернулось странным образом: у Рыцаря как бы оставалась Принцесса, хотя ее и не было. Он получил одну ее красоту без нее самой, прошло немного времени, и старый Мажордом, переодевшись в наряд шута, явился в замок.

– Что ты умеешь делать? – спросил его Рыцарь.

– Я возвращаю жизнь сказкам, – ответил шут, громко смеясь. При каждом звуке изо рта, из носа, из ушей его вылетали мыльные пузыри и тут же начинали танцевать в солнечных лучах. Ударившись о стену, они лопались и превращались в жемчужины, однако стоило Рыцарю прикоснуться к ним, как они исчезали.

– Забавно, – наконец решил Рыцарь. – Хотя и сдается мне, что ты изрядный мошенник. Ладно. Ты каждый день будешь развлекать меня, а чтобы тебе не вздумалось слишком заморочить мне голову и сбежать, я надену на твои ноги цепи. Они будут звенеть при ходьбе не хуже колокольчиков.

И вот в замке поселился шут. Днем он смеялся, забавляя Рыцаря, а ночью подходил к фигуре Принцессы и лил подле нее слезы, а затем пытался отогреть ее холодные руки и каменное сердце. И вот однажды Железный Рыцарь выследил его.

– Ага, попался! Так вот зачем ты явился в замок! Что тебе надо от каменной Принцессы?

– Я же говорил, что возвращаю жизнь сказкам, – промолвил шут.

– Ах так! – закричал Рыцарь. – А я отнимаю жизнь у сказок, чтобы они знали свое место и не путали честных людей! Завтра на рассвете я отрублю тебе голову, и тогда попробуй вернуть жизнь самому себе.

Он схватил цепь шута и приковал его к стене.

Наутро Рыцарь отправился в замок, чтобы расправиться с шутом, но не обнаружил его.

– Он не мог далеко уйти, – решил Рыцарь и бросился в погоню.

Бешено мчался его конь, ломая кусты, в которых мог спрятаться шут, и внезапно вылетел на открытое пространство. На холме возвышался маленький дворец. Рыцарь достал рог и затрубил. Двери растворились, и из них вышла живая настоящая Принцесса. Рыцарь впервые почувствовал, что ноги его подкашиваются, и невольно склонил перед ней колени. Он твердо знал, что его Принцесса окаменела и стоит в замке. Тогда кто– же эта Принцесса и откуда взялся этот дворец, о котором он ничего не знал? Рыцарь хотел спросить об этом, но язык отказывался ему повиноваться. Живая красота так ослепила его, и он только уверился, что это не его Принцесса, а значит, ей надлежало повиноваться:

– Чем я могу служить Вам, прекрасная Принцесса? – спросил он, едва шевеля губами.

– Подарите мне фигуру, что стоит среди ваших трофеев, – промолвила она.

– О, конечно, повинуюсь Вам с радостью, – отвечал Рыцарь и, вскочив на коня, поскакал обратно к своему замку.

– Что за наваждение? – закричал он, протирая глаза. На месте каменной принцессы стояла фигура прекрасного каменного Принца, но ноги его были почему-то опутаны цепью. Выхватив меч, Рыцарь стал наносить удары, но даже легкой царапины не осталось на камне. Зато цепи вдруг развалились и со звоном упали на пол. Тяжко пришлось Железному Рыцарю. Ему уже было не до шута, даже не до Принца. Он не мог поверить, что встреченная им во дворце Принцесса была его собственной. Тогда как она ожила и почему осмеливалась повелевать им? В конце концов, почему он, победивший все свои слабости вплоть до последней, все-таки повиновался ей? До глубокой ночи метался Рыцарь, пока его сердце не стало болеть. Тогда он понял, что подчинился не Принцессе, а своей любви. Увы, она все-таки еще оставалась железной, и он решил либо вернуть Принцессу либо вообще вырвать ее из своего сердца.

Ночной мрак рассеялся от лунных вод, пролившихся на землю. Трели сверчков, нежный шум фонтанов, посвистыванье ночных птиц и ветерка вдруг слились в тихую музыку. Во дворце, крепко обнявшись, кружилась одинокая пара – то были Принц и Принцесса, и во всем мире в ту ночь не нашлось бы более счастливых, чем они. Они улыбались друг другу и шептали нежные упреки.

– Зачем же Вы не открылись мне сразу, дорогой Принц?

– На что бы Вам сгодился старый Принц, переживший свою красоту? – отвечал он.

– Но ведь Вам столько подвластно. Вы смогли вернуть мне жизнь, неужели Вы были не в силах вернуть себе молодость? – спрашивала Принцесса,

– Это уже чудо Вашей любви, моя прекрасная возлюбленная.

Психология bookap

А утром Железный Рыцарь снова разыскал дорогу ко дворцу и, разбив двери, ворвался внутрь. Пусто оказалось в его нарядных залах, и лишь в саду под струями фонтанов он обнаружил две обнявшиеся каменные фигуры. Одна из них была Принцесса, которая принадлежала уже не ему, а лишь самой себе и своей любви. Другая – Принц, вернувший себе молодость. Эти двое незащищенных казались ему более живыми, чем он сам. Железные доспехи тяжким грузом сдавили плечи Рыцаря. Он почувствовал, что еще мгновение – и он уже никогда не сможет сбросить их, так и останется вечной статуей, олицетворяющей железную любовь.

Сделав невероятное усилие, он выкарабкался из своего панциря. Солнце радужными брызгами встретило его. Он сорвал несколько цветов и побрел прочь от дворца. Нежный плеск фонтанов, напоминающий легкий смех, летел ему вслед. Пустые доспехи, сжимающие меч, остались у входа, и паучки немедленно протянули над забралом свои тонкие сети. И все было опять чудесно: Рыцарь как бы победил всех и даже самого себя. И он остался Рыцарем, и как бы вернул Принцессу, и даже приобрел дворец. И все было как бы сказкой и в то же время – жизнью, и как бы жизнью, и все же сказкой.