Глава 28. Гордон Оллпорт и психология индивидуальности.

Д. Чернышев

Теория Гордона В. Оллпорта представляет собой соединение гуманистических и индивидуальных подходов к изучению человеческого поведения. Она подчеркивает уникальность психически здоровых индивидуумов, проактивно (proactively) стремящихся к своим сознательно (consciously) поставленным целям. Оллпорт критиковал существующие теории личности за то, что они упускали из виду нормального, психически здорового человека и придавали слишком большое значение бессознательно определяемым процессам.

Целью Оллпорта было дополнить, а не заменить открытия психоанализа, теорий "стимула-реакции", оперантного обусловливания и социальной психологии Он полагал, что исчерпывающая теория личности должна быть основана на объединении достижений психоанализа, теории научения, социальной психологии и теории черт, так же как и его собственной психологии индивидуальности (psychology of the individual). Порой кажется, что, в противовес психоанализу и бихевиоризму, возникшему из изучения поведения животных, психология индивидуальности Оллпорта часто нарочно старается придерживаться точки зрения, диаметрально противоположной этим и другим "реактивным" (reactive) теориям. Однако намерение Оллпорта состояло в том, чтобы переместить маятник назад в среднюю позицию, которую, возможно, даже он сам находил более сбалансированной, чем защищаемая им иногда индивидуалистическая точка зрения.

Оллпорт был эклектиком, поэтому многое из того, что им написано, противоречит одно другому или преувеличивает некоторые стороны явлений, но это не входило в намерения автора. Однажды он даже сказал: "В глубине души я знаю, что мои оппоненты отчасти правы" (Allport, 1968, р. 405). Однако созданная им теория действительно объединила в себе лучшие достижения предшественников, таких, как Вильям Штерн, Уильям Джеймс и Уильям Мак-Дугалл, и в достаточно неожиданном направлении продолжила разработку некоторых идей гештальт-психологии.

Биографический экскурс.

Гордон Виллард Оллпорт (Gordon Willard Allport) родился 11 ноября 1897 года в городе Монтесума, штат Индиана, он был четвертым и последним ребенком Джона и Нелли Вайс Оллпорт. Его отец когда-то был бизнесменом, но к моменту рождения Гордона переквалифицировался во врача. За отсутствием другого подходящего помещения доктор Оллпорт превратил свое жилище в миниатюрную больницу, где постоянно находились и пациенты, и медперсонал. В своей автобиографии Оллпорт писал, что его раннее детство "было окрашено ровным протестантским благочестием" (1967, р. 4). Флойд, его брат, семью годами старше его, также ставший известным психологом, описывал их мать как очень благочестивую женщину, придававшую большое значение религии. В прошлом школьная учительница, она научила юного Гордона достоинствам правильной речи и порядочного поведения, а также тому, как важно искать ответы на первоочередные вопросы веры.

К тому времени, когда Гордону было шесть лет, его семья, три раза переменив место жительства, наконец обосновалась в Кливленде, штат Огайо. Юный Оллпорт рано проявил интерес к философским и религиозным вопросам и был более склонен разговаривать, чем играть. Он описывал себя как социально "изолированную" личность, определившую для себя собственный круг деятельности. Хотя он и закончил школу вторым среди ста учеников, он не считал, что учился с большим воодушевлением.

Осенью 1915 года Оллпорт поступил в Гарвард, следуя по стопам своего брата Флойда, окончившего университет двумя годами ранее и бывшего к тому времени ассистентом на кафедре психологии В своей автобиографии Гордон Оллпорт писал: "Почти за одну ночь мой мир переменился. Мои основные моральные ценности я, несомненно, приобрел дома. Новым для меня был широкий кругозор явлений науки и культуры, которые я теперь был призван изучать" (1967, р. 5). Поступление в Гарвард ознаменовало собой начало его пятидесятилетнего сотрудничества с университетом, которое лишь дважды на короткое время прерывалось. В 1919 году Оллпорт получил степень бакалавра по специальности "философия и экономика", но еще не определился относительно своей будущей карьеры. Он прослушал курсы психологии и социальной этики, и оба предмета произвели на него неизгладимое впечатление. Когда он получил возможность поехать преподавать в Турцию, то увидел в этом шанс попробовать себя в качестве учителя. Один академический год он провел в Европе, преподавая в 1919-1920 годах английский и социологию в Колледже Роберта в Стамбуле.

Будучи в Турции, Оллпорт получил приглашение от своего старшего брата Файетта приехать к нему в Вену, где тот работал в американской торговой миссии. В Вене Оллпорт встретился с Зигмундом Фрейдом, и эта интересная встреча оказала влияние на все его последующие идеи о личности. С несомненной смелостью двадцатидвухлетний Оллпорт написал Фрейду о том, что находится в Вене, и попросил отца психоанализа о встрече. Эта встреча оказалась событием, перевернувшим жизнь Оллпорта. Не зная, о чем говорить, юный посетитель рассказал Фрейду о маленьком мальчике, которого он видел в трамвае по дороге. Мальчик примерно четырех лет проявлял очевидные признаки фобии грязи, постоянно жалуясь своей очень чопорной матери на грязь в трамвае. Олллорт утверждал, что выбрал это конкретное происшествие, чтобы узнать реакцию Фрейда на фобию грязи в столь маленьком ребенке, и был очень поражен, когда Фрейд "устремив на [него] свой добрый взгляд врача, сказал: "И этим маленьким мальчиком были вы?" (Allport, 1966, р. 8). Оллпорт говорил, что почувствовал себя немного виноватым и быстро переменил тему разговора.

Оллпорт рассказывал эту историю много раз, почти одними и теми же словами, но никогда не говорил ничего о том, что произошло в оставшееся время его продолжительной беседы наедине с Фрейдом. Однако Алан Элмс (Alan Elmes, 1994) нашел записки Оллпорта, где говорилось о том, что случилось дальше. Понимая, что Фрейд ожидает просьбы о профессиональном совете, Оллпорт заговорил о своей неприязни к изюму.

"Я сказал ему, что, мне кажется, это из-за того, что когда мне было три года, моя нянька как-то раз назвала изюминки "клопами". Фрейд спросил: "Когда вы вспоминаете этот эпизод, ваша неприязнь исчезает?" Я сказал: "Нет". Тогда он ответил: "Значит, вы еще не добрались до корня"" (Elmes, 1994, р. 77).

После этой дискуссии Оллпорт "заговорил об общих сексуальных проблемах молодых людей моего возраста" (Elmes, 1994, р. 77). В конце Оллпорт попросил Фрейда рекомендовать ему психоаналитика в Америке. Фрейд предложил А. А. Брила (A. A. Brill), одного из своих давних учеников и переводчиков. Оллпорт писал, что он "ушел, испытывая яркое чувство уважения и симпатии к Фрейду, хотя в начале нашего короткого общения наши цели не совпадали" (Elmes, 1994, р. 77).

Возвратившись в Гарвард, Оллпорт быстро закончил обучение и получил степень доктора психологии в 1922 году в возрасте двадцати четырех лет. Гарвард предложил ему стипендию для поездки в Европу, и два следующие года он провел сперва в Берлине и Бонне, учась у великих немецких психологов Макса Верфеймера (Max Wertheimer), Вольфганга Кохлера (Wolfgang Kohler), Вильяма Штерна (William Stern), Хайнца Вернера (Heinz Werner) и других, а потом в Англии, в Кембридже, где у Оллпорта была возможность осмыслить то, чему он научился в Германии.

В 1924 году он снова вернулся в Гарвард и читал, среди прочих предметов, новый курс психологии личности. Через два года он занял вакансию в Дартмутском колледже, но четырьмя годами позже вернулся в Гарвард, где и работал до самой своей смерти. 9 октября 1967 года Оллпорт, заядлый курильщик, умер от рака легких.

В 1925 году Оллпорт женился на Аде Люфкин Гоалд (Ada Lufkin Gould), которую он встретил, когда они оба учились на отделении психологии в Гарварде, и которая затем стала клиническим психологом. Их сын Роберт стал педиатром, и таким образом Оллпорт оказался окруженным двумя поколениями врачей, и создается впечатление, что этот факт отчасти доставлял ему удовольствие. Награды и почести, полученные Оллпортом, многочисленны. В 1939 году он был избран президентом Американской психологической ассоциации (АПА). В 1963 году он получил Золотую медаль АПА, в 1964 году - награду АПА "За выдающийся вклад в науку", в 1966 году он первым получил звание почетного профессора социальной этики - кафедру Ричарда Кларка в Гарварде.