Глава 27. Ганс Айзенк и факторная теория типов.


. . .

Иерархическая модель.

Ядром теории Айзенка является разработанная им концепция того, что элементы личности располагаются иерархически. Айзенком была построена четырехуровневая иерархическая система организации поведения.

Нижний уровень - специфические действия или мысли (specific acts or cognitions), индивидуальный способ поведения или мысли, которые могут быть, а могут и не быть характеристиками личности. Например, мы можем представить себе студента, который начинает рисовать в своей тетради геометрические узоры, если у него не получается выполнить задание. Но если его конспекты не изрисованы вдоль и поперек, мы не можем утверждать, что такое действие стало привычным.

Второй уровень - это привычные действия или мысли (habitual acts or cognitions), то есть реакции, которые при определенных условиях повторяются. Если студент постоянно с упорством трудится над заданием до тех пор, пока не получает решение, такое поведение становится его привычной реакцией. В отличие от специфических реакций, привычные реакции должны появляться достаточно регулярно или быть последовательными. Привычные реакции выделяются посредством факторного анализа специфических реакций.

Третий уровень в сформулированной Айзенком иерархии занимает черта (trait). Айзенк (1981) определял черту как "важное, относительно постоянное (semi-permanent) личное свойство" (р. 3). Черта формируется из нескольких взаимосвязанных привычных реакций. Например, если студент имеет привычку всегда выполнять задания в классе и всякую другую работу также не бросает, пока не закончит ее, то можно сказать, что он обладает чертой настойчивости. Поведенческие характеристики уровня черт получаются с помощью факторного анализа привычных реакций, и черты "определяются в смысле наличия значительной корреляции между различными вариантами привычного поведения" (Eysenck, 1990, р. 244). Большинство из 35 нормальных и аномальных первичных основных факторов Кэттелла принадлежат к третьему уровню (уровню черт) организации поведения, чем и объясняется тот факт, что Кэттелл выделил намного больше личностных факторов, чем Айзенк.

Четвертый, высший уровень организации поведения, - это уровень типов (types), или суперфакторов (superfactors). Тип формируется из нескольких связанных между собой черт. Например, настойчивость может быть связана с чувством своей неполноценности, плохой эмоциональной приспособленностью, социальной робостью и еще несколькими чертами, которые все вместе образуют интровертный тип (introverted type).

"Привычные реакции - это специфические реакции, лишенные своего случайного компонента и образующие специфические факторы; черты - это система специфических реакций, без учета случайной и специфической дисперсии, тип - это система специфических реакций, исключающих случайные, специфические и групповые отклонения."

Четыре уровня организации поведения схематически изображены на рис. 27.1.

Рис. 27.1. Организация поведения в виде специфических действий, привычных реакций, черт и типов. Кроме настойчивости и социальной робости, в формирование типа интроверсии вносят вклад и другие черты, такие как чувство собственной неполноценности, низкая активность и серьезное отношение к жизни

Типы.

В ранних исследованиях Айзенк выделял только два общих типа или суперфактора: экстраверсию (Extraversion) тип (E) и нейротизм (Neuroticism) тип (N) (Eysenck, 1947, 1952). В дальнейшем он определил третий тип - психотизм (Psychoticism) (P), хотя и не отрицал "возможность того, что впоследствии будут добавлены еще какие-то измерения". Айзенк рассматривал все три типа как части нормальной структуры личности. На рис. 27.2 изображена иерархическая структура факторов Айзенка - P, E и N.

Рис. 27.2. Иерархическая структура факторов (P) - психотизм, (E) - экстраверсия/интроверсия и (N) - нейротизм (Источник: схема "Биологические измерения личности" из Handbook of personality: Theory and research, H. J. Eysenck, L. A. Pervin (Ed.). p. 244-276. New-York: Guilford Press. Перепечатывается с разрешения Guilford Press).

Все три типа биполярны, и если на одном конце фактора E находится экстраверсия, то противоположный полюс занимает интроверсия (Introversion). Точно так же фактор N включает в себя нейротизм на одном полюсе и стабильность (Stability) - на другом, а фактор P содержит на одном полюсе психотизм, на другом - сильное "супер-Я" (Superego strenght). Биполярность факторов Айзенка не подразумевает принадлежность большинства людей к одному или другому полюсу. Распределение характеристик, относящихся к каждому типу, скорее, бимодальное, чем унимодальное. Например, распределение экстраверсии очень близко к нормальному, подобно распределениям уровня интеллекта и роста. Большинство людей оказываются в центре холмообразного распределения; таким образом, Айзенк (1994с) не считал, что людей можно разделить на несколько взаимоисключающих категорий.

Айзенк применял дедуктивный метод научного исследования, начиная с теоретических построений, а затем собирая данные, логически соответствующие этой теории. Как мы уже указывали, теория Айзенка основана на использовании методик факторного анализа. Сам он, однако, утверждал, что одних только абстрактных психометрических изысканий недостаточно для измерения структуры свойств человеческой личности и что черты и типы, полученные с помощью факторно-аналитических методов, слишком стерильны и им нельзя приписывать никакого значения до тех пор, пока не доказано их биологическое существование.

Айзенком было установлено четыре критерия для идентификации факторов. Во-первых, должно быть получено психометрическое подтверждение существования фактора. Естественное следствие из этого критерия - фактор должен быть статистически достоверным и проверяемым. Другие исследователи, принадлежащие к независимым лабораториям, также должны быть способны получить этот фактор. Второй критерий - фактор должен обладать свойством наследования и удовлетворять установленной генетической модели. Этот критерий исключает из рассмотрения выученные характеристики, такие, как, например, умение подражать голосам известных людей или политические и религиозные убеждения. Третье - фактор должен иметь смысл с точки зрения теории. Последний критерий существования фактора - это его социальная уместность (social relevance), то есть нужно показать, что математически выведенный фактор имеет отношение (не обязательно строго причинное) к социальным явлениям, например, таким, как злоупотребление наркотиками, склонность попадать в неприятные ситуации (accident proneness), выдающиеся достижения в спорте, психотическое поведение, преступность и т. д.

Айзенк утверждал, что каждый из выделенных им типов отвечает этим четырем критериям идентификации личностных характеристик.

Во-первых, есть строгие психометрические доказательства существования каждого фактора, особенно это относится к факторам E и N. Фактор Р (психотизм) появился в работах Айзенка позже, чем первые два, и для него пока еще нет столь же достоверных подтверждений со стороны других ученых. Экстраверсия и нейротизм (или тревожность) - основные типы или суперфакторы почти во всех факторно-аналитических исследованиях свойств личности. Например, Ройс и Пауэлл провели сравнение факторов E и N Айзенка с чертами второго порядка Кэттелла и обнаружили, что фактор E (экстраверсия) Айзенка сравним с фактором QI (эксвия/инвия) Кэттелла, а фактор N (нейротизм) очень похож на фактор Кэттелла QII (тревожность).

"Возможно, из всех факторных аналитиков, которых вы знаете, я меньше всего являюсь таковым. Я рассматриваю факторный анализ как полезное дополнение, метод, в некоторых случаях неоценимый, но который мы должны откладывать в сторону так скоро, как только возможно, чтобы быть способными непредвзято определить факторы и просто понять, что они означают" (Evans, 1976, р. 259).

Во-вторых, Айзенк доказывал, что существует строгая биологическая основа каждого из этих трех суперфакторов. В то же время он заявлял, что такие черты, как социальное соответствие (agreeableness) и совестливость (conscientiousness), входящие в "Большую пятерку" таксономии (John, 1990), не имеют под собой биологической основы.

В-третьих, все три типа, особенно E и N, имеют смысл теоретически. Юнг, Фрейд и другие теоретики отмечали, что такие факторы, как экстраверсия/интроверсия и тревожность/эмоциональная стабильность, оказывают значительное влияние на поведение. Нейротизм и психотизм не являются свойствами исключительно патологических индивидуумов, хотя психически больные действительно показывают более высокие оценки по шкале, измеряющей эти два фактора, чем нормальные люди. Айзенк предлагал теоретическое обоснование фактора P (психотизм), построенное на гипотезе, что характеристики психического здоровья в основной массе людей распределены непрерывно. На одном конце холмообразного распределения находятся такие исключительно здоровые качества, как альтруизм, хорошая социальная приспособленность и сопереживание, а на другом конце - такие свойства, как враждебность, агрессивность и склонность к шизофреническим реакциям. Человек по своим характеристикам может находиться в любой точке этой непрерывной шкалы, и никто не будет воспринимать его как психически больного. Айзенк, однако, разработал диатезисно-стрессовую модель (diathesis-stress model) возникновения психических заболеваний, согласно которой некоторые люди более уязвимы для болезни, поскольку у них есть какая-либо генетическая или приобретенная слабость, делающая их более предрасположенными к психическому заболеванию. Предрасположение (диатезис) вместе со стрессовой ситуацией порождают психотические проявления. Айзенк предполагает, что люди, чьи характеристики располагаются ближе к здоровому краю P-шкалы, будут устойчивы по отношению к психотическим срывам даже в периоды сильного стресса. С другой стороны, у тех, кто ближе к нездоровому краю, даже минимальный стресс может вызвать психотическую реакцию. Иными словами, чем выше показатель психотизма, тем менее сильное стрессовое воздействие необходимо для возникновения психотической реакции.

В-четвертых, Айзенк неоднократно демонстрировал, что его три типа связаны с такими социальными вопросами, как наркотики (Eysenck, 1983), сексуальное поведение (Eysenck, 1976), преступность (Eysenck, 1964; Eysenck & Gudjonsson, 1989), профилактика рака и сердечных болезней (Eysenck, 1991 b, 1991 с; Grossart-Maticek, Eysenck, & Vetter, 1988) и творчество (Eysenck, 1993).

"Генетически наследуемой является предрасположенность человека поступать и вести себя определенным образом при попадании в определенные ситуации" (Eysenck, 1982, р. 29).

Все три суперфактора - экстраверсия, нейротизм и психотизм - в большой степени зависят от генетических факторов. Айзенк (1990 а) утверждал, что примерно три четверти вариации каждого из трех суперфакторов объясняется наследственностью и только около одной четверти - условиями окружающей среды. Он собрал множество доказательств значительности биологического компонента в формировании личности. Во-первых, почти идентичные факторы были обнаружены у людей по всему миру - "от Уганды и Нигерии до Японии и континентального Китая, от капиталистических стран Западной Европы и Американского континента до государств Восточного блока, таких как Советский Союз, Венгрия, Чехословакия, Болгария и Югославия" (Eysenck, 1990a, р. 245-246). Во-вторых, доказано, что положение человека относительно трех измерений личности имеет тенденцию сохраняться длительное время. И в-третьих, изучение пар близнецов показало, что однояйцевые близнецы демонстрируют значительно более близкие характеристики, чем разнояйцевые близнецы одного пола, выросшие вместе, что может служить подтверждением определяющей роли генетических факторов в проявлении индивидуальных различий между разными людьми.

Айзенк разработал четыре личностных опросника, предназначенных для измерения суперфакторов. Первый из них, Личностный опросник Модсли (Maudsley Personality Inventory), или MPI, позволял оценить только E и N и давал некоторое ненулевое значение корреляции между этими двумя факторами. По этой причине Айзенк разработал другой инструмент - Личностный опросник Айзенка (Eysenck Personality Inventory), или EPI. Опросник EPI содержит отдельную шкалу лжи (L), чтобы исключить намеренный обман, но гораздо более важно, что факторы нейротизма и экстраверсии, полученные из этого опросника, являются независимыми, с корреляцией, близкой к нулю. EPI был все еще двухфакторным опросником, поэтому впоследствии Айзенки (1975) опубликовали свой третий личностный тест, а именно - новый Личностный опросник Айзенка (Eysenck Personality Questionnaire), или IPQ, который представлял собой переработанный опросник EPI и включал шкалу психотизма (P). Последующая критика, относящаяся к шкале (P), привела к появлению еще одной редакции опросника под названием Пересмотренный личностный опросник Айзенка (Eysenck Personality Questionnaire-Revised).

Экстраверсия/Интроверсия

Первый тип (суперфактор), выделенный Айзенком, носит название экстраверсия/интроверсия. Термин "экстраверсия", вместе с противоположным ему термином "интроверсия", имеет неодинаковое значение у разных теоретиков. Скажем, Юнг выделял два достаточно широких типа личности, называя их "экстравертность" и "интровертность". Его определение этих категорий несколько отличается от общепринятого понимания. Юнг считал экстравертами людей, имеющих объективный и непредвзятый взгляд на вещи, тогда как интроверты в его теории - это те, кому свойственно очень субъективное или индивидуальное восприятие мира. Концепция экстравертности/интровертности Айзенка ближе к общепринятой. Экстравертный тип характеризуется, в первую очередь, общительностью и импульсивностью, но также легкостью, оживленностью, остроумием, оптимизмом и другими чертами людей, которые получают удовольствие от общения с другими.

Интроверты характеризуются чертами, противоположными тем, которые можно найти у экстравертов. Их можно описать как людей тихих, пассивных, необщительных, скрытных, задумчивых, пессимистичных, миролюбивых, здравомыслящих и хорошо контролирующих свое поведение. Однако, согласно Айзенку, принципиальные различия между экстраверсией и интроверсией не поведенческие, а, скорее, биологические или генетические по природе.

Айзенк считает, что главная причина различий между экстравертами и интровертами - уровень возбужденности коры головного мозга (cortical arousal level) - психологический фактор, являющийся в основном наследственным, а не выученным. Поскольку этот уровень у экстравертов ниже, чем у интровертов, их сенсорный порог выше, и поэтому они менее чувствительны к сенсорным стимуляциям. Для интровертов, наоборот, характерен более высокий уровень возбужденности коры головного мозга и, следовательно, более низкий сенсорный порог, они сильнее реагируют на сенсорные стимуляции. Чтобы достичь оптимального уровня стимуляции, интроверты, чей сенсорный порог от рождения является низким, избегают ситуаций, которые могут вызвать слишком сильное возбуждение. Поэтому они стараются не участвовать в бурных социальных событиях, не любят такие вещи, как катание на лыжах с высокой горы, управление дельтапланом, соревновательные виды спорта, им не нравится руководить обществом или женским клубом и подшучивать над своими друзьями.

С другой стороны, поскольку экстраверты имеют сравнительно низкий уровень возбужденности коры головного мозга, оптимальным для них является более высокий уровень сенсорной стимуляции. Поэтому экстраверты гораздо чаще принимают участие в возбуждающей и стимулирующей деятельности. Они могут получать удовольствие от таких занятий, как покорение высоких гор, парение в небе на дельтаплане, быстрая езда на автомобиле, выпивка или курение марихуаны. В дополнение к этому, Айзенк предполагал, что экстраверты, в отличие от интровертов, раньше начинают свою сексуальную жизнь, более часто занимаются сексом, чаще меняют партнеров, более свободны в отношении выбора позиций и различных типов сексуального поведения и склонны дольше предаваться любовной игре перед половым актом. Так как уровень возбужденности коры головного мозга у экстравертов ниже, они быстрее привыкают к сильным стимулам (сексуальным или другого типа) и со временем все меньше и меньше реагируют на один и тот же стимул, тогда как интроверты менее склонны испытывать скуку и потерю интереса, долгое время занимаясь одним и тем же человеком.

Нейротизм/Стабильность

Нейротизм (N) - второй тип, выделенный Айзенком. Как и экстраверсия/интроверсия, фактор N имеет сильную наследственную составляющую. Айзенк привел примеры нескольких научных исследований, в которых есть доказательства генетического происхождения таких невротических черт, как тревожность, истерия и вынужденные действия. К тому же он обнаружил, что относительно склонности к антисоциальным и асоциальным вариантам поведения, таким, как подростковые преступления, детские поведенческие нарушения, алкоголизм и гомосексуализм, однояйцевые близнецы гораздо меньше различаются между собой, чем разнояйцевые близнецы.

Люди с высоким показателем невротизма часто имеют склонность слишком сильно эмоционально реагировать на возбуждение и с трудом возвращаются в нормальное состояние. Они часто жалуются на такие физические недомогания, как головная боль или боль в спине, а также на не очень определенные психологические проблемы, такие, как волнение и тревожность. Нейротизм, однако, совсем не обязательно подразумевает невроз в традиционном смысле этого слова. Человек может показывать высокий уровень нейротизма и быть свободным от каких бы то ни было ослабляющих невротических симптомов. Тем не менее, согласно диатезисно-стрессовой модели Айзенка, люди с высоким уровнем фактора N более подвержены риску заболеть неврозом в стрессовой ситуации, чем люди с более низким уровнем того же фактора.

Так как разные уровни нейротизма могут комбинироваться с различными показателями по шкале экстраверсии, невротическое поведение нельзя описать каким-либо единичным синдромом. Факторно-аналитическая техника Айзенка предполагает независимость типов, то есть ось невротизма расположена под прямым углом к оси экстраверсии (взаимная корреляция равна нулю). Поэтому разные люди могут демонстрировать одинаково высокие показатели по шкале N, но при этом у них будут проявляться очень различные симптомы, в зависимости от уровня экстраверсии или интроверсии. На рис. 27.3 изображена ось экстраверсии/интроверсии, расположенная под прямым углом к оси нейротизма, корреляция этих факторов равна нулю. Предположим, что A, B и C имеют одинаковые показатели нейротизма, но занимают три различные позиции на шкале экстраверсии. Для A - интровертного невротика - характерны тревожность, депрессия, фобии и симптомы вынужденного поведения; B - не интроверт и не экстраверт, ему, скорее, свойственны истерия (невротическое расстройство, связанное с эмоциональной нестабильностью), внушаемость и соматические симптомы; C - экстравертный невротик, скорее всего, будет демонстрировать психопатические качества, такие, как криминальные наклонности и отклонения в поведении. Рассмотрим также A, D и E, которые одинаково интровертны, но различаются по уровню эмоциональной стабильности: A - интровертный невротик, описанный выше; D - также интроверт, но он не является ни ярко выраженным невротиком, ни исключительно стабильной личностью; E - крайне интровертен и эмоционально устойчив.

Рис. 27.3. Двухмерная диаграмма, описывающая несколько крайних значений по шкалам E и N Айзенка

На рис. 27.3 изображены несколько вариантов комбинаций личных свойств, в каждом из которых есть, по крайней мере, одно экстремальное значение. Характеристики большинства людей, конечно, располагаются ближе к центру диаграммы. По мере продвижения точки к внешним границам диаграммы, расположение, которое она описывает, встречается все реже и реже, точно так же, как значения случайных величин, отмеченные точками на краях холмообразной кривой нормального распределения, гораздо менее вероятны, чем значения, близкие к средней точке.

Психотизм/Суперэго

Айзенк видит психотизм (P) как унитарную концепцию, в отличие от таких отдельных и независимых психических болезней, как шизофрения, маниакально-депрессивный психоз и т. п. К тому же психотизм/суперэго - это переменная с непрерывной областью изменения, имеющая близкое к нормальному распределение. Люди с высокими показателями по шкале P часто эгоцентричны, холодны, любят спорить, агрессивны, импульсивны, враждебно настроены к окружающим, подозрительны и антисоциальны. Те, кто показывает низкий уровень психотизма (более сильное "супер-Я"), склонны сопереживать, заботиться о других, сотрудничать и хорошо социально приспособлены.

Люди с высокими показателями по шкале P генетически более уязвимы, чем те, кто имеет относительно низкие показатели. То есть человек с высоким уровнем психотизма не обязательно страдает от психозов, но ему свойственна высокая "предрасположенность к появлению психотических нарушений под влиянием стресса". При отсутствии значительных стрессов люди с высоким уровнем психотизма могут вести себя вполне нормально, но сильный стресс, в сочетании с их повышенной уязвимостью, может привести к психотическому срыву.

Фактор психотизм/суперэго (P) независим как от E, так и от N. На рис. 27.4 изображены все три факторные оси, расположенные иод прямым углом друг к другу. (Так как трехмерное пространство невозможно точно отобразить на плоскости, просим читателя представить, что сплошные линии на рис. 27.4 представляют собой угол комнаты, где стены сходятся с полом. Каждая линия расположена под прямым углом к остальным.) Таким образом, теория личности Айзенка позволяет измерить у каждого человека три независимых фактора и обозначить его личные свойства точкой в трехмерном пространстве. Например, F на рисунке 27.4 обладает очень сильным "супер-Я", показывает достаточно высокое значение по оси экстраверсии и близкое к нулю (средней точке) - по оси нейротизма/стабильности. Точно так же личные характеристики любого человека могут быть символически изображены точкой в трехмерном пространстве.

Рис. 27.4. Трехмерная схема, иллюстрирующая три измерения личности в теории Айзенка