Глава 27. Ганс Айзенк и факторная теория типов.

Д. Чернышев

Английский ученый немецкого происхождения Ганс Айзенк (Hans Eysenck) вошел в историю психологии как создатель четырехуровневой иерархической модели человеческой личности. Подобно Р. Кэттеллу, Айзенк пользовался для своих построений математическим аппаратом факторного анализа, однако его подход отличался от подхода Кэттелла по нескольким важнейшим пунктам. Во-первых, он применял гипотетико-дедуктивный (hypothetico-deductive) метод обработки материала, перед тем как использовать факторный анализ. Во-вторых, он выделял не 35 черт, а только три базовых типа (types). В третьих, считал факторный анализ лишь одним из способов нахождения ответа на важнейшие вопросы, касающиеся теории личности.

В наибольшей степени на теорию личности Айзенка повлияли взгляды трех ученых: Сирила Берта (Cyril Burt), Чарльза Спирмэна (Charles Spearman) и Ивана Павлова. Берт, профессор Айзенка, и Спирмэн, лекции которого он посещал, показали ему, что психометрические методы являются наилучшим способом исследования личных качеств. От Павлова, которого он никогда не встречал лично, Айзенк получил знания о биологических основах личностных структур (Cohen, 1977). Таким образом, теория Айзенка включает в себя сильный психометрический и биологический компоненты.

Популярность Айзенка обусловливается не только его теоретическими построениями и блистательными достижениями на поприще психиатрии, но и склонностью к полемике. Его готовность вступать в споры стала легендой. В начале 50-х годов Айзенк обескуражил многих психологов, а также и врачей других специальностей своим заявлением о том, что нет никаких доказательств более высокой эффективности психотерапии по сравнению со спонтанной ремиссией. Иными словами, те люди, которые не получают никакого лечения, выздоравливают не менее часто, чем те, кто подвергается дорогостоящей, болезненной и длительной психотерапии с участием квалифицированных психологов и психоаналитиков (Eysenck, 1952).

"Я обычно был против истеблишмента в угоду мятежникам. Я склонен думать, что по этим пунктам большинство ошибалось, а я прав" (Eysenck, 1982, р. 298).

Айзенк был глубоко убежден в в том, что черты личности и типы определяются прежде всего наследственностью. В начале 70-х годов он принял участие в знаменитой дискуссии о наследуемости интеллекта, выступив в защиту Артура Дженсена (Arthur Jensen), который настаивал на том, что коэффициент интеллекта (IQ) не повышается благодаря целенаправленному социальному воздействию, а в большой степени предопределен генетически. Книга Айзенка "Спор о коэффициенте интеллекта" (The IQ Argument, 1971) настолько не соответствовала общепринятым взглядам, что в Соединенных Штатах "книготорговцы боялись, что их магазины подожгут, если они осмелятся продавать эту книгу, известные "либеральные" газеты отказывались упоминать ее, и в результате в стране свободы слова было почти невозможно узнать о существовании книги или купить ее" (Eysenck, 1980, р. 175).

В истории психологии Айзенк останется блестящим полемистом и создателем оригинальной иерархической теории личности.

Биографический экскурс.

Ганс Юрген Айзенк (Hans Jurgen Eysenck) родился 4 марта 1916 года в Берлине. Его мать, Рут Вернер, была талантливой актрисой и впоследствии стала звездой немого кино. Отец, Антон Эдвард Айзенк, также был актером и певцом. Впоследствии ученый вспоминал, что "чувствовал очень мало внимания со стороны родителей, которые развелись, когда мне было 4 года, и не испытывали особо горячих чувств ко мне, я же платил им тем же" (1990а, р. 40). Родители развелись, когда Гансу было два года, и мальчик остался жить с бабушкой со стороны матери. Она тоже когда-то работала в театре, но ее многообещающая оперная карьера прекратилась из-за трагической потери голоса. Айзенк писал, что его бабушка была "самоотверженной, заботливой, бескорыстной и вообще слишком хорошей для этого мира" (р. 40). Хотя бабушка была ревностной католичкой, родители Айзенка не были религиозны, и сам Ганс вырос без всякого формального религиозного руководства.

Вспоминая детство, Айзенк всегда подчеркивал свободу, которой пользовался. Никто из родителей не контролировал его действия, бабушка тоже была весьма снисходительна. Два примера служат хорошей иллюстрацией такого свободного воспитания. В первом случае отец купил Гансу велосипед и обещал научить его кататься. "Он привел меня на вершину холма, сказал мне, что я должен сесть на седло и нажимать на педали, а затем ушел по своим делам... предоставив мне обучаться самостоятельно" (Eysenck, 1990c, р. 12). Второй памятный случай произошел, когда подросток Ганс заявил своей бабушке, что собирается купить сигареты, ожидая, что она запретит ему это делать. Однако бабушка ответила: "Если тебе это нравится, делай как хочешь" (р. 14).

Выросший в обстановке полубогемной свободы, юный Ганс не терпел тоталитаризма в любом его проявлении. Он часто задирал своих учителей, особенно тех, кто получил образование в военных учебных заведениях. Айзенк был очень скептично настроен относительно знаний, которые они могут ему дать, и далеко не всегда отказывался от возможности смутить их своим превосходством в знаниях. В своих воспоминаниях он описывал себя как "ханжу и педанта... который не выносил дураков (и даже просто ординарных людей)" (Eysenck, 1990, р. 31).

Тяжелые времена, наступившие после Первой мировой войны: лишения, астрономическая инфляция, массовая безработица и угроза голода с приходом Гитлера к власти, казалось бы, отошли в прошлое. В стране начался экономический подъем, были необходимы ученые и специалисты. Однако когда талантливый юноша, закончив школу, был намерен поступать в Берлинский университет, чтобы изучать физику, то был поставлен перед фактом: непременным условием его принятия является вступление в нацистскую тайную полицию. Эта идея показалась ему столь отвратительной, что Айзенк решил покинуть Германию, позднее написав об этом: "Я знал, что для меня нет будущего на моей несчастной родине" (Eysenck, 1982, р. 289).

Столкновение с фашизмом и последующие схватки с левыми радикалами навели Айзенка на мысль, что черта жесткости мышления или авторитаризма одинаково характерна для обоих концов политического спектра. Впоследствии он нашел научное подтверждение этой гипотезы, обнаружив в одном из своих исследований, что хотя коммунисты являются радикалами, а фашисты - консерваторами, с точки зрения одной из характеристик личности, а именно жесткости мышления/терпимости, эти группы подобны друг другу. Обе они показывали больший уровень авторитаризма, жесткости и нетерпимости к чужому мнению, чем контрольная группа (Eysenck, 1954).

В возрасте 18 лет Айзенк покинул Германию и поселился в Англии, где он решил поступил в Лондонский университет на факультет психологии, где в 1938 году получил степень бакалавра. С его поступлением связана поистине анекдотическая история. Первоначальный выбор специальности был сделан Айзенком еще в Берлине - в пользу физики. Однако случайное событие изменило течение его жизни, а впоследствии - и всю историю психологии Для поступления в университет надо было сдать вступительный экзамен, к которому Айзенк готовился в течение года, занимаясь в коммерческом колледже. Сдав в 1935 году экзамен, он был уверен, что поступил в университет на отделение физики. Однако оказалось, что он по ошибке сдал не тот экзамен и не имеет права слушать физический курс. Вместо того чтобы ждать еще год, он поинтересовался, нет ли какого-нибудь другого курса, к которому он мог бы быть допущен. Когда Айзенку сказали, что он может изучать психологию, тот якобы спросил: "Что такое эта психология?" (Eysenck, 1982, р. 290).

Получивший в 1940 году степень доктора философии и к этому времени уже два года женатый на Маргарет Дэвис, канадке, которая окончила в Лондонском университете факультет математики, Айзенк оказался в Англии на положении "враждебного иностранца". Он не был интернирован, но и не смог принять участие в войне против ненавистного ему фашизма. Вместо этого, не имея никакой психиатрической и клинической практической подготовки, он начал работать в Особом госпитале Милл-Хилл (Mill Hill Emergency Hospital), занимаясь пациентами, страдавшими от различных психиатрических симптомов, включая тревожность, депрессию и истерию. Однако традиционные категории клинической диагностики не удовлетворяли Айзенка. Используя факторный анализ, он обнаружил, что все традиционные диагностические группы можно описать с помощью двух основных личностных факторов: невротизма и экстраверсии/ интроверсии. Эти теоретические изыскания привели к публикации его первой книги "Измерения личности" (Dimensions of Personality, Eysenck, 1947). После войны Айзенк стал директором психиатрического отделения больницы Модсли и несколько позже - преподавателем Лондонского университета.

Считая уровень английской клинической психологии недостаточно высоким, в 1949 году Айзенк отправился в Северную Америку, чтобы познакомиться с психологическими программами Соединенных Штатов и Канады. В 1949-1950 годах он работал в качестве приглашенного профессора в университете штата Пенсильвания, но большую часть времени в этот период он провел, путешествуя по США и Канаде и изучая существующие программы клинической психологии, которые он нашел полностью ненаучными (Eysenck, 1980, 1990 с).

Вернувшись в Англию, Айзенк развелся со своей первой женой и 30 октября 1950 года женился на Сибил Ростал, психологе, дочери знаменитого скрипача, с которой он познакомился во время своей поездки в Филадельфию. Ганс и Сибил Айзенк опубликовали несколько совместных книг и произвели на свет троих сыновей и дочь. Сын Айзенка от первого брака, Майкл, в настоящее время - широко печатаемый автор статей и книг по психологии.

В Лондонском университете Айзенк основал отделение клинической психологии, а с 1955 по середину 80-х годов был профессором Института психиатрии. Кроме того, вплоть до своей отставки в 1983 году, он занимал посты главного психиатра Королевского госпиталя Модсли и знаменитой психиатрической больницы Бедлам. После этого он продолжал работать в Лондонском университете в качестве профессора в отставке (professor emeritus) до самой своей смерти от рака 4 сентября 1997 года. В последние годы жизни Айзенк, как и раньше, занимался различными вопросами психологии личности, включая творчество и творческие способности (Eysenck, 1993, 1995), а также влияние поведения на развитие раковых и сердечных заболеваний (Eyesenck & Grossarth-Maticek, 1991).

Еще в Соединенных Штатах Айзенк начал работать над своей самой знаменитой книгой "Структура человеческой личности" (The Structure of Human Personality, 1952b), в которой он обосновал эффективность факторного анализа как лучшего метода представления известных фактов, касающихся личности. Всего же по количеству опубликованных трудов Айзенк превзошел даже Кэттелла. Кроме почти 800 журнальных статей и отдельных глав, он написал более 75 книг, некоторые из них вышли под броскими, рассчитанными на публику заголовками, такими, как "Польза и вред психологии" (Uses and Abuses of Psychology, 1953), "Смысл и бессмысленность в психологии" (Sense and Nonsense in Psychology, 1956), "Факты и вымысел в психологии" (Fact and Fiction in Psychology, 1965), "Психология - наука о людях" (Psychology Is About People, 1972 b), "Вы и невроз" (You and Neurosis, 1977 b), "Секс, жестокость и средства массовой информации" в соавторстве с Д. К. Б. Найесом (D. K. B. Nias) (Sex, Violence and the Media, 1978), "Курение, свойства личности и стресс" (Smoking, Personality and Stress, 1991 с) и "Гений: естественная история творческой одаренности" (Genius: The Natural History of Creativity, 1995).