Глава 14. Карл Роджерс и перспектива центрированности на человеке.


. . .

Связь с теорией.

Подводя итог некоторым ключевым отрывкам письма Сьюзан, можно выделить очевидную связь ее утверждений и положений теории.

"Я теряла меня. Мне был нужен кто-то, кто помог бы мне найти меня". Когда она оглядывается назад, она осознает, что она ощущала смутное несоответствие своей жизни и тем человеком, который она считала, была она сама. Этот тип смутной обеспокоенности несоответствием может стать подлинным источником для человека, осознающего это чувство и обращающегося к нему. Сьюзан также дает ключ к разгадке некоторых причин потери контакта с ее собственными переживаниями.

"Моя внутренняя реакция означала для меня то, что я хотела заниматься работой определенного вида, а моя семья показывала мне, что они не вкладывали в это понятие тот же смысл". Это, конечно, ведет нас к тому, как формировалась ее ложная концепция себя самой. Без сомнения, этот процесс начался еще в детстве, иначе она бы не восприняла оценку семьи во взрослом возрасте. Ребенок переживает что-то внутри своего организма - ощущения страха, гнева, зависти, любви или, как в данном случае, ощущение выбора, - все это только для того, чтобы родители сказали, что ребенок переживает совсем другое. Отсюда берет начало конструкт: "Родители мудрее, чем я, и знают меня лучше, чем я знаю себя самого". Также из этого возникает растущее недоверие к своему собственному опыту и несоответствие между "я" и переживаниями. В данном случае Сьюзан не доверяет своему внутреннему чувству, что она знает, какую работу ей хочется делать и воспринимает мнение семьи как правильное и нормальное...

"Все шло гладко..." Это замечательное откровенное утверждение. Она стала очень удобным человеком для тех, кому она пытается понравиться. Эта фальшивая концепция своего "я", которую они неумно развили, и есть то, что они хотят...

"Я оставила меня позади и пыталась быть такой, какой меня хотел видеть мой друг". Снова она отрицает для своего понимания (бессознательно) переживания своего собственного организма и просто пытается быть желанной для своего возлюбленного. Происходит тот же самый процесс...

"Наконец что-то во мне восстало, и я попыталась найти себя снова. Но я не могла без помощи". Почему она наконец восстала против того, как она отказывалась от себя самой? Этот мятеж показывает силу тенденции к актуализации. Подавленная и искажаемая так долго, она снова утвердилась... Ей повезло, что она нашла консультанта, который, очевидно, создал настоящие личностные взаимоотношения, выполнив все условия терапии.

"Теперь я обнаруживаю, что мои переживания - некоторые из них плохие, по мнению общества, родителей и друга - были конструктивными в той мере, в какой это касалось меня". Теперь она уже считает своим правом оценивать свои переживания. "Локус оценки" теперь находится внутри нее, а не в других. Именно посредством исследования собственных переживаний она определяет смысл очевидности, сформировавшейся в ее сознании. Когда она говорит: "Некоторые части меня по меркам общества - плохие, но я считаю, что они полезны для меня", - она, вероятно, имеет в виду некоторые свои чувства - ее мятеж против родителей, против своего друга, ее сексуальные чувства, ее гнев и горечь или другие аспекты ее самой. По крайней мере, когда она доверяет своей собственной оценке своего опыта, она обнаруживает, что он имеет ценность и значение для нее самой.

"Важный поворотный момент был тогда, когда я испугалась и расстроилась от неизвестных мне чувств". Когда аспекты опыта отрицались для сознания, они, вероятно, в терапевтическом климате приблизились к осознанию и вызвали сильную тревогу и испуг...

"Я плакала, по крайней мере, с час". Еще не зная, что именно она испытывает, она как-то подготавливает себя к контакту с этими чувствами и смыслами, настолько чужими для ее концепции "я".

"Когда отрицаемые переживания прорвались сквозь преграду, оказалось, что это были гнев и боль, которые я совершенно не осознавала". Индивидуумы способны совершенно отрицать переживания, сильно угрожающие их концепции "я". Однако в безопасных и неугрожающих отношениях их можно высвободить. Тут в первый раз в своей жизни Сьюзан испытывает все сдерживаемые чувства боли и гнева, кипевшие за фасадом ее ложного "я". Переживать что-то полностью не подразумевает интеллектуальный процесс; фактически, Сьюзан даже не может точно вспомнить, что она говорила, но она на самом деле чувствовала непосредственно эмоции, которые годами отрицало ее сознание.

"Я думала, я схожу с ума, что мной завладела какая-то другая личность". Почувствовав, что "я человек, полный боли, гнева и сопротивления", хотя прежде она считала, что "я - человек, который всегда нравится другим, а я даже не знала своих истинных чувств". Это очень радикальное изменение в ее концепции "я". Маленькое чудо заключается в том, что она чувствовала, что это была чужая личность, кто-то пугающий, которого она никогда не знала.

"Только постепенно я стала понимать, что эта чужая личность и была настоящая "я"". Она обнаружила, что послушное, податливое "я", с которым она жила, "я", которое устраивало других и направлялось их оценкой, отношением и ожиданиями - что, это больше не было ее "я".

Это новое "я" - болезненное, злое, понимающее свою пользу даже при неодобрении окружающих, это переживания разного рода, от бредовых галлюцинаторных мыслей до чувства любви... Ее "я" стало гораздо явственнее проявляться в организмических процессах. Ее концепция самой себя уходит вглубь спонтанно ощущаемых смыслов ее переживаний. Она становится более конгруэнтной, более интегрированной личностью.

"Мне нравится мое "я", мне нравится дружить со своими мыслями и чувствами". Тут видно зарождающееся самоуважение, принятие самой себя, уверенность в себе, которой она была так долго лишена. Она даже чувствует некоторую привязанность к себе самой. Теперь, когда она больше принимает себя, она будет в состоянии свободнее отдаться другим и будет проявлять к другим людям более искренний интерес.

Психология bookap

"Я начала приоткрываться и любить". Она увидит, что чем больше она выражает свою любовь, тем она больше может выражать свой гнев и боль, свои пристрастия и неприязнь, свои "дикие" мысли и чувства, которые впоследствии могут, вполне вероятно, оказаться творческими импульсами. Она находится в процессе изменения из человека с фальшивым фасадом, ложной концепцией "я" в более здоровую личность, соответствующую своим переживаниям, "я", которое может измениться вместе с изменениями своих переживаний.

"Я наконец нашла мир внутри себя". Она обнаружила мирную гармонию в том, чтобы быть целостной и конгруэнтной личностью - но она ошибется, если будет думать, что эта реакция постоянна. Напротив, если она действительно открыта для своих переживаний, она найдет другие скрытые аспекты в себе, осознание которых она отрицала, и каждое открытие даст ей нелегкие и тревожные моменты или дни, пока они не впишутся в новую измененную картину ее личности.