Глава 23. Курт Левин: исследования жизненного пространства.


. . .

Идейные предшественники.

"Новые физики" и естественнонаучная метафора.

Берлинский университет в начале XX века был одним из центров передовой научной мысли. Новые идеи, концепции и представления в физике, химии и математике не могли не повлиять на студента Курта Левина. Академическая психология, представляющая человека в виде отдельных, не связанных друг с другом элементов, "кирпичиков", соединенных ассоциациями, представляла, как считали некоторые ученые в Берлинском университете, искусственную, оторванную от реальной жизни картину. Поэтому неудивительно, что психологи старались найти более адекватную психологическим процессам концепцию.

В конце XIX - начале XX века группа ученых в Германии приступила к исследованию целостных феноменов психики. Это направление принято называть феноменологическим. В физике все больший вес стала приобретать концепция поля. Выяснилось, что электромагнитные явления невозможно объяснить на основе атомистического подхода, сформулированного в физике Ньютона. Наука "все в меньшей степени стала использовать принципы атомистики, предпочтя им новую концепцию, основанную на идее существования силового поля..." (Шульц Д., Шульц С., 1999, с. 352). Все чаще физики подходили к мышлению в терминах поля и взаимосвязанного единства физических процессов.

Их взгляды оказали поддержку сторонникам "гештальт-психологии" (Шульц Д., Шульц С., 1999, с. 353). Один из основателей этого направления Вольфганг Келер полагал, что "гештальт-психология стала своего рода приложением физики поля к некоторым важным разделам психологии" (Шульц Д., Шульц С., 1999, с. 353).

Стремление строго и адекватно описать психические явления побудило психологов обратиться к возможностям математики. Но разве сложную психическую жизнь можно описать в количественных характеристиках, в формулах? Это удавалось сделать разве что при исследовании простейших ощущений. Поэтому на молодого Левина особое впечатление произвели семинары неокантианца Кассирера, который утверждал, что количественное представление не является сущностью математического описания. "Кассирер снова и снова указывает, что математизация не тождественна количественному представлению. Математика имеет дело с количеством и качеством. Это особенно очевидно в тех отраслях геометрии, которые делают не количественные, но все же математически "точные" утверждения относительно положения и других геометрических отношений" (Левин К., 2000б, с. 51).

Таким образом, анализ феноменов психической жизни человека с позиций теории поля и использование неколичественных математических дисциплин, топологии и годологии, в научной деятельности Курта Левина было стимулировано теми изменениями в научной картине мира, центром которых можно по праву считать академическое сообщество Германии начала века. Этот "переворот" ученый отразил в своей статье под названием "Переход от Аристотелевского мышления к Галилеевскому". В ней были изложены взгляды Левина на сущность научного познания и в целом на объект науки.

Задачей психологической науки, по Левину, должно быть даже не установление законов, а предсказание индивидуальных явлений (или событий) на основании некоего общего закона. Но эти события могут быть предсказуемы только при наличии достоверной теории. Критерием научной достоверности является не повторяемость единичных фактов, а наоборот, единичные факты приобретают научную достоверность лишь в контексте теории. Согласно традиции, идущей от Аристотеля, мир гетерогенен (это значит, что каждому явлению, объекту присуща своя закономерность). Поэтому задача науки заключается в изучении разнообразия мира и вещей и построения на основе этого изучения классификаций и закономерностей. Стиль научного мышления, связанный с именем Галилея, исходит из представления о гомогенном мире, в котором всякое отдельное явление подчиняется общим закономерностям. Если аристотелевский метод познания является по сути описательным, то галилеевский представляет собой конструктивный метод. Эксперимент должен быть направлен на изучение причин, а не на получение новых фактов.

Новые концепции в физике и математике стимулировали становление направления в психологии, которое получило название гештальт-психологии. Когда это направление оформилось, Курт Левин был еще студентом, но спустя некоторое время, сразу после Первой мировой войны он, безусловно, стал считаться одной из ключевых фигур гештальт-психологии.

Гештальт-психология.

В "Истории психологии" Дэвида Хозерсолла научная деятельность Курта Левина вообще рассматривается как применение принципов гештальт-психологии (Hothersall, 1995). И в учебнике по истории психологии Дуана и Сидни Шульцев теория поля Левина рассматривается в составе главы, посвященной гештальт-психологии (Шульц Д., Шульц С., 1999). Это говорит о том, что теория Курта Левина многими психологами ассоциируется с гештальт-психологией, и не без причин.

"...Под влиянием новой школы гештальт-психологии (...) Левин отвергал традиционную атомистскую, позитивистскую, редукционистскую (...) философию науки для психологии" (Heritage of Kurt Lewin, 1992, p. 4).

Создателями гештальт-психологии являются Макс Вертгеймер, Курт Коффка и Вольфганг Келер. Исследуя в 1910 году феномен восприятия "движения, которого на самом деле нет", они показали, что восприятие нельзя свести к сумме отдельных ощущений. Мы все хотя бы раз в жизни наблюдали световую рекламу, изображающую какое-то движения. На самом деле движения нет, поскольку лампочки остаются на месте - они только зажигаются через определенные промежутки времени (порядка 60 мс). Восприятие движения нельзя "разбить" на отдельные составляющие, как это считалось в научных психологических кругах того времени. Оно - целостно и является чем-то большим (или иным), чем просто сумма ощущений.

Как видно из названия данного направления, ключевым для него является понятие гештальта. В своей книге "Гештальт-психология" В. Келер отмечал, что понятие "гештальт" используется в немецком языке в двух случаях: когда обозначает форму и очертание предметов (треугольный, симметричный и т. д.) и когда обозначает целостный объект, которому в качестве одного из свойств присуща особая форма или очертание (треугольник, круг и т. д.). Применение этого термина не ограничивается визуальным или даже сенсорным полем. Как пишет Келер, в него также должны быть включены процессы научения и памяти, а также стремление, эмоциональное отношение, действия и др. (Шульц Д., Шульц С., 1999, с. 359-360).

С начала своего существования новое направление посвятило себя изучению сфер восприятия и научения. Несмотря на сложные для гуманитарно мыслящего человека физические и математические аналогии и выкладки, результаты этих описаний были впечатляющими. Гештальт-психологи вывели несколько принципов организации восприятия, которые включены теперь в каждый учебник психологии. Как правило, эти закономерности предлагаются читателю без сопутствующих им формул и физических рассуждений. Например, принцип "фигуры и фона", согласно которому фигура представляется более яркой и четкой, чем фон. Человек, как правило, является "фигурой", а окружающая его ситуация - "фоном". Или принцип близости, утверждающий, что близкие друг другу в пространстве элементы воспринимаются как объединенные в группы. Что касается научения, то, согласно В. Келеру, исследовавшему эту проблему, в течение нескольких лет наблюдая за поведением человекообразных обезьян на Канарских островах, новые формы поведения также осуществляются по принципу инсайта - внезапного постижения или понимания неизвестных ранее взаимосвязей. "С точки зрения гештальт-психологии, животное или человек должен увидеть взаимосвязи между различными частями проблемы, прежде чем сможет произойти инсайт" (Шульц Д., Шульц С., 1999, с. 371). В процессе исследования: наблюдения, проб и ошибок, совершения действий в схожих ситуациях - происходит реструктурализация, реорганизация психологической среды, благодаря которой и появляется инсайт.

Основные положения гештальт-психологии нашли свое отражение в теории Курта Левина (цит. на основе Зейгарник Б. В., 1981):

"1. Образ мира, явления (иными словами - "гештальт") создается не путем синтеза отдельных элементов, отдельных ощущений. Он возникает сразу как целостный феномен. Иными словами, гештальт не является суммой частей, а представляет собой целостную структуру, целостную систему. Разумеется, этот целостный образ можно проанализировать и выделить в нем некоторые части. Но нельзя сказать, что целое зависит от частей, поскольку каждая часть зависит от целого.

2. Образ создается в "данный момент" (ad hoc). Прошлый опыт не играет никакой роли в создании этого гештальта. Он создается путем инсайта (insight - озарение (англ.) или "Aha-Erlebnis" - "ага-переживание" (нем.)). Снижение роли прошлого опыта являлось одним из основных объектов критики гештальт-психологии и теории Левина, в частности, со стороны оппонентов. Образы прошлого могут актуализироваться "в данный момент" и обусловить поведение человека, но это не то влияние, которое имели в виду сторонники бихевиоризма и психоанализа.

3. Принцип изоморфизма, то есть принцип, утверждающий тождество закономерностей в разных науках (например, психологические закономерности тождественны физиологическим). Следуя именно этому принципу, Курт Левин использовал систему описания явлений, принятую в физике, химии, математике, годологии и топологии."

"Курт Левин смог понятия и подход гештальт-психологии направить на решение более широкого круга психологических вопросов: личностное развитие, эффективность труда, а также других самых разнообразных социальных... проблем" (Hothersall, 1995, р. 238).

Но, в отличие от коллег, Левин в своей научной работе ориентировался на исследование личности, мотивации, групповой динамики, то есть тех феноменов, которые имели непосредственное практическое отношение к социальной сфере, к жизни человека. И именно благодаря ему геометрические и физические концепты преобразовались в систему анализа человеческого поведения, в инструмент познания и целенаправленного совершенствования. Эта ориентированность на практику во многом была связана с тем, что Левин с 30-х годов XX века обратился к изучению социально-психологических и социальных проблем.

Социальные науки.

Уже с середины 30-х годов Курт Левин чаще говорит о том, что жизненное пространство индивида невозможно рассматривать без учета социальных влияний и факторов. Его совместная работа с рядом социологов и социальных психологов, например с Маргарет Мид, была следствием поиска понятий, адекватно описывающих социальное жизненное пространство. В статье "Теория поля и эксперимент в социальной психологии" он пишет: "... "субъективный" психологический мир индивида, его жизненное пространство, подвергается влиянию социальных фактов и социальных отношений на гораздо более ранней стадии, чем можно было бы ожидать несколько десятилетий тому назад. Уже в возрасте нескольких месяцев ребенок довольно характерным образом реагирует на улыбку и голос другого человека... способен различать паттерн телесных линий в мимике лица, которое выражает эти социальные отношения" (Левин К., 2000б, с. 152).

"...Большинство психологов чувствовали себя более или менее обязанными подчеркивать биологическую природу индивида, верить в реальность физических и физиологических объектов, но с недоверием относиться к социальным категориям и считать мистиками тех, кто утверждает, что социальные факты также реальны, как и физические" (Левин К., 2000б, с. 152).

Психология bookap

Искусственность и оторванность от жизни той экспериментальной психологии, которая доминировала с середины XIX века, не удовлетворяла многих ученых. Поэтому Курт Левин в середине 40-х годов писал: "Мы хорошо делаем, что снова начинаем с простых фактов повседневной жизни, в возможности адекватного социального наблюдения которых никогда нельзя было усомниться, потому что жизнь общества без него немыслима" (Левин К., 2000 б, с. 180). Только учитывая социальный контекст жизненного пространства человека, силы, им движущие в данный момент времени, психолог может делать обоснованные выводы и предположения. "Наблюдение, которое рассматривает движение руки или головы по отдельности, упускает социальное значение событий" (Левин К., 2000 б, с. 180).

"Психологическую среду нужно функционально рассматривать как часть одного интегрированного поля, жизненного пространства, другая часть которого - человек" (Левин К., 2000 б, с. 162).