Глава 13. Джордж Келли и психология личностных конструктов.


. . .

Диагностика.

Будучи верным своим убеждениям, согласно которым для того, чтобы считаться достойной внимания, теория должна быть полезной, Келли называл диагностику "стадией планирования психотерапевтического лечения" (1955, р. 14) и рассматривал ее как принципиально важный этап эффективной конструктивистской терапии.

Конструктивизм и "Диагностическое и статистическое руководство по определению психических расстройств "четвертое издание" (DSM-IV), составленное Американской психологической ассоциацией (1994)

Конструктивисты считают, что диагностическая система, как и любая другая система, используемая с целью понимания окружающего мира, является системой порождения смыслов, а не обнаружения "реально существующих болезней" (Faidley & Leitner, 1993; Raskin & Epting, 1993; Raskin & Lewandowski, 2000). Данная точка зрения принципиально отличается от подхода, лежащего в основании диагностического руководства DSM-IV, согласно которому сами люди "являются реальным воплощением" тех или иных психических расстройств. В частности, профессиональные психологи описывают "шизофреников" или "параноиков" так, будто те являются реальными "объектами", а не профессиональными конструкциями, создаваемыми с целью описания окружающего мира.

Конструктивный альтернативизм, напротив, утверждает, что реальность открыта для бесчисленного множества конструкций. Поэтому, с их точки, зрения, DSM-IV представляет собой лишь один из множества возможных способов понимания психологических проблем людей. Именно на психологах лежит профессиональная ответственность за оценку не только позитивных, но и негативных последствий использования DSM-IV для понимания человеческих проблем, включая возможность использования DSM-IV как инструмента сексистской дискриминации (Kutchins & Kirk, 1997).

Кроме того, представление о том, что использование DSM-IV является единственным методом диагностики представляет собой форму "упреждающего конструирования" - когнитивного стиля, предполагающего, что, если определенный смысл уже вошел в употребление, другие смыслы не имеют права на существование.

Поскольку смыслы, которые мы используем для понимания окружающего мира, формируют структуру нашего постижения реальности опытным путем, упреждающее конструирование приводит к тому, что мы упускаем из виду все альтернативные варианты восприятия реальности.

Транзитивная диагностика

Транзитивная диагностика предполагает, что профессиональный психолог может помочь клиенту осуществить транзитивный переход от порождающей психологические проблемы системы смыслов к такой, которая предоставляет больше возможностей для личностного роста и участия в окружающих событиях. Терапевт-конструктивист видит свою роль в том, чтобы активно помогать клиенту в этом путешествии. "Клиент не просто сидит запертым в нозологическом отделении; он движется вперед по своему пути. И если психолог рассчитывает помочь ему, он должен встать со своего стула и отправиться в путь вместе с ним" (Kelly, 1955a, р. 154-155).

Лечение может быть понято как практическое приложение теории к проблеме клиента (Leitner, Faidley, & Celentana, 2000). Следовательно, транзитивная диагностика должна основываться на теории, которой придерживается психотерапевт в своей практике. Так, например, фрейдист может использовать диагностическую систему, позволяющую ему делать выводы о защитных механизмах эго, сильных и слабых аспектах эго, и т. д. Последователь Роджерса будет искать систему, позволяющую терапевту видеть сферы жизни, в которых клиент получает обусловленное и безусловное положительное подкрепление своей самооценки. Конструктивисты нуждаются в системе, позволяющей психологу понять используемые клиентом процессы порождения смыслов.

Примеры транзитивной диагностики. Келли (1955а, 1955b) предложил несколько диагностических конструктов, которые могли бы оказаться полезными в психотерапии (напр., увеличение-уменьшение определенности в процессе конструирования, Р-У-К-цикл и другие). Впоследствии конструктивисты разработали дополняющие диагностические системы и применили их в терапевтической практике. В частности, Тшуди (Tschudi, 1997) предложил свое понятие "проблемы" как того, что вызывает психологические неудобства, поскольку помещает индивидуума в негативный полюс дихотомии. Допустим, вы "пассивны", а не "настойчивы". Вы можете хотеть быть "настойчивым", потому что "пассивность" предполагает, что другие люди не считаются с вами, вместо того чтобы вас уважать. В этом случае понимание конструкта "другие люди со мной не считаются - другие меня уважают" может вызвать у человека желание стать менее пассивным.

Однако если бы такая картина была полной, то для того, чтобы стать более "настойчивыми", людям достаточно было бы читать книги, обучаться на курсах и практиковать полученные знания в реальной жизни. Тшуди утверждает, что, вероятно, существует и другая, еще более фундаментальная конструкция. Например, если вы станете "настойчивым", другие, вероятно, начнут уважать вас, но при этом вы также можете стать в собственных глазах "эгоистом" в противовес, скажем, "порядочному человеку". "Пассивность" в вашем случае, несмотря на боль, которую вы испытываете, когда люди "не считаются" с вами, это альтернатива, которую вы сами выбираете, поскольку это защищает вас от еще большей боли видеть в себе "эгоиста". Аналогичную точку зрения высказывают Эккер и Халли (Ecker & Hulley, 2000) при описании согласованности симптомов:

"Симптом или проблема вызывается человеком, поскольку он имеет, по крайней мере, одну неосознаваемую конструкцию реальности, в соответствий с которой ему необходимо иметь данный симптом, несмотря на все страдания и неудобства, причиняемые его наличием" (р. 65).

Лейтнер, Фэйдли и Челентана (Leitner, Faidley & Celentana, 2000) предлагают диагностическую систему, ориентированную на понимание способов, посредством которых клиент пытается решать вопросы интимных отношений. Согласно этой системе, люди рассматриваются как нуждающиеся в интимных контактах с другими для того, что придать своей жизни полноту и смысл. Однако, поскольку такие отношения могут также глубоко ранить нас, люди пытаются ограничить глубину интимных контактов. Лейтнер и его коллеги (Leitner et al., 2000) описывают три взаимосвязанные оси, помогающие понять эти противоречия интимной сферы. Первая ось - задержка развития/структуры - служит для описания того, каким образом индивидуальные конструкции себя и других людей (играющие столь важную роль в интимных отношениях) могут застыть в своем росте на ранних этапах индивидуального развития вследствие травмы. Вторая ось - интимность отношений - описывает то, как человек решает вопрос зависимости (например, становится полностью зависимым от одного человека, оказывается зависимым практически от каждого и т. д., см. Walker, 1993), а также какими способами человек может физически или психологически отдалять себя от других. Третья ось - межличностная эмпатия - включает креативность, открытость, преданность, способность прощать, смелость и почтительность (Leitner & Pfenninger, 1994) - качества, связанные со способностью вести полноценную и осмысленную жизнь, предполагающую глубокие отношения с другими.