_К_ (I)

Кадровый тест Вандерлика (Wonderlic personnel test)

К. т. В. - это один из наиболее популярных коротких (50 пунктов, 12 минут на проведение) тестов общего интеллекта, использовавшихся в целях отбора в сфере пр-ва после окончания Второй мировой войны. Большинство его заданий были отобраны из Самоприменяемых тестов умственных способностей Отиса (Otis Self-Administering Tests of Mental Ability). По своему типу они были аналогичны заданиям, использовавшимся в оригинальном Армейском альфа-тесте периода Первой мировой войны.

Надежность теста варьирует в пределах 0,70-0,94. Проверка валидности К. т. В. ограничена корреляциями с тестами Отиса (конструктная валидность), а нормы в отношении более чем 30 тыс. работников основаны на наивысшем уровне достигаемых оценок.

Хотя этот тест никогда не подвергался факторному анализу, по всей видимости, он представляет собой меру общего интеллекта. Это подтверждается результатами исслед., указывающих на связь показателей К. т. В. с успешностью прохождения вводного курса обучения или выполнения канцелярской работы.

Л. Бергер

Кажущееся движение (apparent movement)

При кажущемся, или иллюзорном, движении объект выглядит движущимся даже тогда, когда он в действительности неподвижен. Поэтому есть все основания противопоставлять К. д. реальному. Существует 4 осн. вида К. д.: автокинетическое, индуцированное, стробоскопическое и послеэффекты.

Автокинетический эффект возникает в тех случаях, когда неподвижный объект рассматривается на неструктурированном, однородном фоне; кажется, что объект движется. Этим феноменом можно объяснить сообщения о НЛО.

При индуцированном движении система отсчета перемещается в одном направлении, создавая иллюзию движения фиксированного объекта в противоположном направлении. Общеизвестный пример индуцированного движения - К. д. относительно неподвижной луны, вызываемое быстро движущимися по небу облаками.

Стробоскопическое движение (или фи-феномен) возникает при поочередном включении двух близко расположенных друг от друга импульсных источников света. Если межстимульный интервал слишком короток, наблюдатели сообщают об одновременном появлении вспышек. Если же межстимульный интервал слишком велик, наблюдатели видят поочередное включение и выключение неподвижных лампочек. Стробоскопическое движение (источника света) появляется лишь тогда, когда величина межстимульного интервала соответствует примерно 20-300 мс. Стробоскопический эффект используется в кино и телевидении.

Послеэффекты движения возникают в случаях, когда, относительно долго наблюдая за непрерывным движением в одном направлении, мы переводим взгляд на иначе текстурированную поверхность; создается впечатление, что эта поверхность движется в противоположном направлении. Напр., если пристально смотреть на водопад, а затем перевести взгляд на торчащий из воды камень, он покажется движущимся вверх.

См. также Восприятие (перцепция), Перцептивные искажения

М. У. Мэтлин

Канализация (canalization)

Гарднер Мёрфи позаимствовал термин К. у Пьера Жане, и спустя неск. десятилетий, благодаря его оказавшей знач. влияние теории научения, это понятие стало общеизвестным. В соответствии с сегодняшним пониманием гипотеза К. представляет теорет. объяснение модификации побуждения (drive) как функции от многократного удовлетворения стимулами ограниченного диапазона. В отличие от известных видов обусловливания S-типа и R-типа (классического и оперантного), относящихся к тому, что Шеррингтон наз. подготовительными реакциями (preparatory reactions), К. относится к консумматорным реакциям (consummatory reactions). Вкусовая реакция ребенка может канализироваться в высокое предпочтение мороженого в одной культуре и китового жира в другой. Обе К. будут приводить к удовлетворению челов. потребностей, однако первому ребенку после такой К. вряд ли придется по вкусу китовый жир, точно так же как и второй мог бы счесть для себя мороженое далеким от желаемого идеала. В сущности, гипотеза К. пытается дать объяснение процессу, в ходе к-рого первонач. нейтральный стимул приобретает положительную ценность в качестве "удовлетворителя" (satisfier) при одновременном сужении диапазона др. стимулов, способных обеспечить удовлетворение побуждения.

Коль скоро имеет место актуальное удовлетворение побуждения, в какой-то степени будет происходить и К. Очевидно, однако, что при этом следует ожидать вариаций в силе возникающих К. в зависимости от различных факторов. Мёрфи представил общую классиф. этих переменных. Первая переменная связана с силой самих потребностей: чем сильнее потребность, тем больше эффект удовлетворителя в формировании К. Потребности могут существенно различаться по своей силе, что приводит к формированию соотв. канализаций. Др. связанная с силой потребностей теорема гласит: чем сильнее побуждение, тем шире спектр приемлемых удовлетворителей и тем больше генерализация канализаций. Тж, чем сильнее побуждение, тем больше готовность к принятию менее предпочтительных удовлетворителей.

Вторая важная переменная определяется на основе интенсивности удовольствия (gratification): чем больше вызванное удовлетворение (satisfaction), тем сильнее К. и тем выше скорость, с к-рой она будет протекать. Удовлетворение потребности не обязательно сопровождается ослаблением напряжения. К. являются функцией удовлетворений, к-рые могут связываться скорее с увеличением, нежели со снижением напряжения.

Тертьей переменной является стадия возрастного развития индивидуума. Наиболее ранние К. у младенцев представлены относительно независимыми потребностями и удовлетворителями, к-рые опосредуются родителями к др. лицами из ближайшего окружения. Первым действительно постоянным источником удовольствия служит собственное тело ребенка. Др. (практически) вездесущим удовлетворителем является мать или замещающая её фигура - наиболее сильный удовлетворитель среди всех личных объектов в соц. окружении. По мере развития ребенка и pacширения его соц. мира развиваются его потребности и возникают новые желания. В процессе этого развития оформляется Я-концепция и К. приобретают направленность и индивидуальный характер. Предпочтения выражаются в отношении опыта, конгруэнтности собственному Я, и из таких встреч извлекается удовлетворение.

Четвертая важная переменная - частота удовольствия: при прочих равных условиях чем выше частота специфических форм удовольствия, тем сильнее формируемые К. При очень сильных побуждениях и очень интенсивном удовольствии может установиться сильная К. При более умеренных побуждениях и удовлетворителях средней или слабой силы для возникновения заметных эффектов К. потребовался бы неоднократный опыт. Именно здесь уместно применение данной формулировки и проведение эмпирических исслед. эффектов знакомства (familiarization) с различными удовлетворителями. Следует помнить, однако, что в число челов. побуждений входят любопытство и потребность в развитии и росте; существует определенный уровень притязаний и потребность в совершенствовании. Такого рода побуждения заставляют человека отказываться от знакомого и известного и стремиться к новому и неизведанному. Эта противодействующая тенденция до сих пор изучена слабо, но она представляет собой фундаментальную силу такого же значения, как и процессы К.

Проверка и уточнение осн. положений теории К. в контролируемых исслед. происходит довольно медленно. Нек-рые из наиболее ярких подтверждений фундаментальной гипотезы получены в исслед. животных, в частности в экспериментах Пола Юнга по изучению степени знакомства как фактора пищевых предпочтений животного. Исслед. людей, как правило, концентрируются на модификации склонности к экзотическим продуктам как функции от степени знакомства.

См. также Классическое обусловливание, Личность

Ю. Л. Хартли

Каноны Милля (Mill's canons)

Полное название "Системы логики" (A system of logic) Джона Стюарта Милля заявляет ее как "согласованный взгляд на принципы доказательства и методы научного исследования". В книге формулируются пять канонов (правил или законов) в качестве "регулятивных принципов" этих эксперим. методов. Эти каноны предписывают методы обнаружения и доказательного обоснования причинных законов и причинных связей.

Метод сходства

Пример умозаключения, построенного в соответствии с этим первым методом, позаимствован у Дж. Долларда и Н. Миллера.

"Интересно отметить, что одним из частых симптомов крайних проявлений страха в сражении являются затруднения с речью, к-рые могут варьировать от полной немоты до запинания и заикания. Сходным образом теряет дар речи человек, испытывающий острый страх перед публичным выступлением. Мн. животные, когда они испуганы, перестают издавать к.-л. звуки, и представляется очевидным, что подобная тенденция является приспособительной, предохраняющей их от привлечения внимания со стороны своих врагов. В свете этих фактов возможно предположить, что драйв страха (drive of fear) обладает врожденной тенденцией вызывать реакцию блокирования голосового поведения (vocal behavior).

Милль формулирует общее правило этого метода аргументации следующим образом:

1. Если два или более случая наступления исследуемого явления имеют общим лишь одно обстоятельство, то это обстоятельство, в к-ром только и сходны все эти случаи, есть причина (или по крайней мере содержит в себе причину) рассматриваемого явления.

Метод различия

Иллюстрация метода различия взята из работы Р. Бушбаума.

"Примитивный мозг, как мы видели это у планарии, служит гл. обр. в качестве сенсорного реле - центра для получения стимулов от органа чувств и последующей передачи импульсов вниз по нервному стволу. Это верно и для нереиса (кольчатого червя), к-рый, после удаления головного мозга, не утрачивает способности к координации своих движений - фактически его двигательная активность даже возрастает. Если он встречается с препятствием, то не отходит назад и не изменяет направления, но упорствует в своих безуспешных попытках продолжить движение вперед. Этот крайне неадаптивный тип поведения показывает, что у нормального кольчатого червя (в нашем случае нереиса) мозговой ганглий выполняет важную функцию, к-рой он не имеет у плоских червей (планарии) - функцию торможения движения в ответ на определенные стимулы.

Милль формулирует общее правило этого метода следующим образом:

2. Если случай, в к-ром исследуемое явление наступает, и случай, в к-ром оно не наступает, сходны между собой во всех обстоятельствах, кроме одного, присутствующего лишь в первом случае, то это обстоятельство, к-рым только и разнятся эти два случая, является действием или причиной (или составной частью причины) данного явления.

Соединенный метод сходства и различия

Соединенный метод сходства и различия часто рассматривается как простое совместное применение метода сходства и метода различия, иначе говоря, он может применяться только в тех случаях, где первые два метода применимы по отдельности. Однако формулировка этого метода самим Миллем не согласуется с подобной интерпретацией:

3. Если два или более случая возникновения исследуемого явления сходны в том, что в них присутствует одно и то же общее обстоятельство, а два и более случая невозникновения явления сходны в том, что в них отсутствует то же самое обстоятельство, то можно заключить, что это обстоятельство, к-рым разнятся оба ряда случаев, является действием или причиной (или составной частью причины) данного феномена.

Представляется, что в подобной формулировке такой метод являлся бы просто двойным использованием метода согласия. Более общая интерпретация соединенного метода открыто предусматривает раздельное использование двух первых методов - сходства и различия.

Существует третья интерпретация соединенного метода, к-рая делает его значительно более мощным инструментом индукции в ситуациях, где оказывается невозможным непосредственное применение ни метода сходства, ни метода различия. В соотв. классификации все индуктивные умозаключения, подпадающие под любую из этих трех описанных моделей, обычно рассматриваются как примеры соединенного метода сходства и различия.

Метод остатков

Милль дает следующую формулировку своего четвертого канона:

4. Если из исследуемого явления вычесть ту его часть, к-рая, как это установлено с помощью предыдущих индуктивных умозаключений, является следствием определенных антецедентов, то остаток этого явления должен быть следствием остальных антецедентов.

О методе остатков иногда говорят как о строго дедуктивной, а не индуктивной модели умозаключения. Применение любого из предыдущих методов требует рассмотрения по меньшей мере двух случаев, тогда как метод остатка может ограничиваться анализом единственного случая. Ни один из др. методов, сформулированных Миллем, не требует обращения к к.-л. априорно установленным причинным законам, в то время как использование метода остатков непосредственно опирается на такие законы.

Метод сопутствующих изменений

Нетрудно заметить, что первые четыре канона являются исключающими (eliminative): они предполагают рассмотрение либо ситуаций, в к-рых явления возникают в отсутствие обстоятельств, что может служить основанием для исключения последних как возможных причин этих явлений, либо ситуаций, в к-рых явления не возникают в присутствии обстоятельств, к-рые могли бы предположительно считаться возможными причинами таких явлений.

Существуют, однако, ситуации, в к-рых определенные обстоятельства невозможно исключить. Один из примеров, приведенных в ходе обсуждения этой проблемы самим Миллем, касается причины явления приливов:

"Однако у нас все же остается одна возможность. Хотя мы и не можем совершенно исключить нек-рую предпосылку, возможно, мы сумеем произвести или природа сможет произвести для нас в ней нек-рую модификацию. Подразумевающаяся здесь модификация не равносильна ее полному устранению... когда мы обнаруживаем, что за всеми изменениями в положении Луны следуют корреспондирующие изменения во времени и месте подъема воды, это место всегда оказывается или частью Земли, наиболее близкой по отношению к Луне, или той частью Земли, к-рая наиболее удалена от нее, мы имеем достаточное доказательство того, что Луна, целиком или частично, служит той причиной, к-рая вызывает приливы".

Общая формулировка Миллем этого метода звучит следующим образом:

5. Если всякий раз за определенными изменениями одного явления следуют определенные изменения др. явления, то первое явление есть причина, или часть причины, или необходимое условие др. явления.

Метод сопутствующих изменений опирается на нашу способность отслеживать изменения в степени, в к-рой представлены обстоятельства и явления, и допускает более широкое разнообразие данных, к-рые могут привлекаться в качестве доказательства наличия причинных связей. Его осн. преимущество заключается в возможности более широкого применения, тем самым этот новый метод расширяет область индуктивного умозаключения. К тому же этот метод оказывается важным как первый количественный метод индуктивного умозаключения, ибо все предыдущие методы были качественными.

Критика

К. М. подвергались критике по целому ряду различных оснований. Во-первых, в них ничего не говорится об анализе самих обстоятельств. Если учитываемые обстоятельства неадекватно анализируются или классифицируются, эти методы не будут работать. Напр., если такими обстоятельствами является употребление бурбона и воды, скотча и воды, бренди и воды и водки и воды, метод сходства приведет нас к выводу о том, что алкогольное опьянение вызывается водой. Однако анализ употребления спиртных напитков и др. ингредиентов, вызывающих алкогольное опьянение, требует предварительного знания причинных связей.

Др. требование к канонам, являющееся условием извлечения из них полезных выводов, предполагает устранение нерелевантных обстоятельств. Однако и здесь релевантность обстоятельств можно обнаружить лишь в ходе предварительных исслед.

Любое продуктивное использование К. М. требует предварительных гипотез в отношении того, какие обстоятельства могут находиться в причинной связи с изучаемым явлением. При наличии таких гипотез каноны оказываются полезными в исключении возможных причинных обстоятельств.

См. также Корреляционные методы, Проверка гипотезы

И. М. Коупи

Картинки "Блекки" (Blacky pictures)

Разработанные как инструмент для исслед. психодинамических измерений личности, К. "Б". могут быть отнесены к классу проективных методик. К. "Б". представляют собой серию карточек с рисунками в стиле комиксов; на предъявляемой первой карточке изображены все персонажи: главный персонаж - собачка Блекки (пол к-рой выбирается по полу тестируемого), ее родители - Мама и Папа, и щенок неопределенного пола и возраста по имени Типпи ("брат" или "сестра" Блекки). На 11 входящих в состав теста картинках Блекки показана попадающей в жизненные ситуации, отображающие - и потому позволяющие выявлять - стадии психосексуального развития, типы действующих защитных механизмов и формы межличностных отношений.

Задачей тестируемого является сначала составить живую историю по каждой из картинок, а затем ответить на серию вопросов к ней в формате множественного выбора и односложных ответов.

См. также Личность, Психоанализ, Анализ рисуночной фрустрации Розенцвейга

Дж. Блюм

Катарсис (catharsis)

Термин "К." употребляется в эстетике и в психологии иск-ва применительно к реакции зрителя, а в психотер. - в связи с высвобождением вытесненного аффекта или психич. энергии.

В древнегреческом языке слово katharsis чаще всего означало "очищение", в особенности от чувства вины. Однако наиболее известное его употребление в период античности встречается в загадочном определении Аристотелем трагедии как действия (drama), "совершающего путем сострадания и страха очищение (К.) подобных чувств".

В психоаналитической литературе этот термин впервые появляется в "Исследованиях истерии" (Studien uber Hysterie, 1895) Йозефа Брейера и Зигмунда Фрейда, хотя и использование термина, и сам метод были предложены Брейером. Он добивался устранения симптомов истерии, побуждая пациентов в состоянии гипноза оживлять или вспомнить забытые события детства - часто, но не всегда травматические, - и связанные с ними чувства. Фрейд предположил, что в таких случаях психич. или нервная энергия, к-рая привела бы к первичному аффекту, была отвлечена на формирование истерических симптомов и что воспоминания об этих событиях были вытеснены в бессознательное. Когда в гипнотическом состоянии в сознание вводится ранее вытесненное воспоминание и связанный с ним аффект, последний тем самым разряжается и симптом исчезает. Этот процесс аффективной разрядки получил еще одно название - "отреагирование".

Фрейд считал катартический метод предшественником и сохраняющимся ядром психоан.

В совр. психотер. вне психоаналитической традиции словом К. в общем смысле обозначают терапевтическое высвобождение эмоций или снятие напряжения, включ. и то, что могло сознаваться или быть связано с осознаваемыми переживаниями. К. - центральное понятие психодрамы и важный аспект большинства моделей сокращенной психотер. и кризисного вмешательства. Иногда то же самое наз. "выговариванием" ("talking out"), "отыгрыванием" ("acting out") или "вентилированием" ("ventilation"). В имплозивной терапии целенаправленно пытаются вызвать сильные эмоции, чтобы добиться катартического снятия напряжения.

См. также Сокращенная терапия, Кризисное вмешательство, Имплозивная терапия

Ф. Хансен

Каузальное мышление (causal reasoning)

Интерес к причинам может колебаться от поверхностного и зачастую тривиального любопытства, проявленного по отношению к явлениям повседневной жизни, до систематического строгого научного исслед. Вследствие широкого разнообразия форм интереса к причинно-следственным отношениям представляется важным четкое определение осн. отличительных свойств К. м. Как эпистемологический процесс, атрибуция причинности (т. е. обозначение определенных событий как причин и др. событий как следствий) требует учета определенных соображений. Юм приводит три критерия причинной связи: а) смежное (contiguous) появление предполагаемой причины и следствия в пространстве и времени; б) временное упорядочение (temporal ordering) событий, при к-ром предполагаемая причина предшествует следствию; и в) ковариация (covariation) предполагаемой причины и следствия: всякий раз, когда изменяется одно, будет изменяться и другое. Юм пришел к выводу, что причинность нельзя продемонстрировать эмпирически и что она скорее выводится из наблюдаемых событий.

Иллюзорная причинность относится к ситуации, в к-рой выведенная связь между специфической причиной (А) и следствием (Б) в действительности является результатом действия третьего, неустановленного фактора (В), к-рый является причиной как А, так и Б. Для того чтобы убедиться, что между А и Б действительно существуют причинно-следственные отношения, надлежит установить и включить в этот анализ др. причинные факторы, такие как В. Если между А и Б действительно имеют место причинно-следственные отношения, то ковариация между А и Б будет сохраняться, контролируя примешивающиеся эффекты причинно релевантных переменных, таких как В. Эти четыре необходимых для умозаключения о причинности условия лежат в основе К. м. в науках о поведении. Отсюда утверждение "А служит причиной Б" в действительности означает, что (как было эмпирически установлено) А и Б обнаруживают ковариацию в надлежащей временной последовательности и что имеются серьезные теорет. и методологические основания полагать, что Б является следствием А.

К. м. в науках о поведении отличается от того, что можно назвать более общим взглядом на понимание каузальности. Обычно каузальность понимается как комплекс необходимых и достаточных условий появления причинных событий, по аналогии с действием бильярдного шара, ударяющего др. шар. Выше упоминавшиеся работы Юма и Милля отражают именно такую интеллектуальную позицию. Впоследствии присутствовавшие в этих ранних работах необходимые и достаточные критерии для вывода о причинности были заменены более компромиссным и частным взглядом на причинную связь. События рассматриваются вероятностно, и "причины" этих событий считаются достаточными (но необязательно одновременно необходимыми и достаточными) для возникновения определенного следствия. Теоретически К. м. ограничивается лишь квалификацией и воображением исследователя; однако когда оно используется при планировании исслед. и изложении его результатов, на причинный анализ накладываются определенные ограничения, два из к-рых рассмотрены ниже.

Во-первых, факторы, идентифицируемые как "причины", не представляют собой конечных, абсолютных или первичных причин в любом эпистемологическом смысле. Поэтому проникновение в причины челов. поведения представляет собой лишь поисковый и никогда не завершающийся процесс исслед. Внутри любой области научного изыскания поиск причин ограничивается множеством обстоятельств; однако сравнительно сложный, недетерминированный и динамический характер челов. поведения, как оно сегодня понимается, представляет собой дополнительный вызов поведенческим наукам. Во-вторых, несмотря на то, что предполагаемые причинно-следственные отношения, выводимые в рамках такого К. м., никогда не могут быть доказаны эмпирически, оно все же требует эксплицитной исследовательской концепции и, в частности, диктует, чтобы следствия из каждого используемого теорет. аргумента формулировались как можно точнее. При соблюдении требований к эксплицитности такое К. м. представляет собой мощный инструмент анализа челов. поведения. Более того, оно влечет за собой попытки, опираясь на аппарат формальной логики, заполнить пробел между разработкой теории, с одной стороны, и усовершенствованием методологии исследований - с другой, к-рые нашли свое концентрированное выражение в методе каузального моделирования, разработанного Блэлоком и др. В свете этого существующего пробела эффективная операционализация выводимых из теории предложений (propositions) представляется важнейшим процессом с далеко идущими последствиями.

Косвенный (inferential) характер выводов о причинных связях составляет главную заботу представителей поведенческих наук и, по общему признанию, привел к нек-рой путанице в данной области касательно смысла, вкладываемого в понятие каузальности, и спорам по поводу того, играет ли это понятие необходимую и продуктивную роль в науке. Возникли тж споры о том, следует ли ограничивать область К. м. только эксперим. и квазиэкспериментальными исслед., в к-рых, как это принято считать, можно многократно "манипулировать" изучаемыми переменными. Утверждается, что более четкое понимание скрытой каузальной динамики может быть реализовано лишь в случае, когда исследовательский план допускает манипуляцию переменными. Однако вопреки распространенным представлениям или ожиданиям реальная степень манипуляции, обеспечиваемая эксперим. планами, может оказываться существенно ниже. Более того, несмотря на то что эксперим. планы действительно позволяют оперировать более простым набором априорных допущений, обнаружилось, что принципиальные особенности каузального анализа, опирающегося на эксперим. планы, с одной стороны, и на неэкспериментальные или обсервационные планы - с другой, оказываются идентичными. Точная роль К. м. в поведенческих исслед. остается предметом дискуссий; однако до тех пор, пока изучение челов. поведения, по меньшей мере имплицитно, продолжает направляться вопросом о причинной обусловленности, К. м. и каузальные модели обеспечивают достаточно четкую и строгую концептуальную основу для научных изысканий.

См. также Детерминизм/индетерминизм, Каноны Милля

Д. Никинович

Качество жизни (quality of life)

Хотя большая часть исслед. и практики в психологии была направлена преим. на негативные формы поведения, такие как депрессия, тревога, стресс и агрессия, часто высказывалось мнение о том, что внимание следует уделять и позитивным сторонам челов. поведения. Э. Толмен в своем президентском послании 1941 г. Американской психол. ассоц. подчеркивал необходимость смещения акцента с экономических аспектов на психол. аспекты поведения людей. Теорет. позиции К. Роджерса и А. Маслоу обращены в большей степени к положительным факторам развития и функционирования человека. Однако именно Р. Бауэр заложил основы для последующих исследований К. ж.

В начале 1970-х гг. мн. правительственные учреждения начали разрабатывать методы составления отчетов по соц. показателям. Используемые в этих отчетах меры были довольно грубыми и включали такие данные, как количество школьных мест на человека, количество больничных коек на человека и количество мед. специалистов на человека. Хотя эти региональные показатели отражали уровень благополучия отдельных групп населения, они не давали представления об уровне благополучия конкретных людей, входящих в состав этих групп.

Следующий цикл исслед. состоял из обследований больших выборок, нацеленных на измерение К. ж. конкретных выборок. Н. М. Брэдберн первым представил данные такого типа. В качестве показателя удовлетворенности жизнью он использовал показатель эмоционального баланса (affect balance score), рассчитывавшийся как сумма положительных эмоций минус сумма отрицательных эмоций. Обнаружилось, что этот показатель имеет нормальное распределение и, по мнению исследователей, предположительно свидетельствует о К. ж. Результаты др. крупного исслед. с использованием выборок опубликовали Кэмпбелл и др. Данные опроса были получены на выборке, репрезентативной населению страны. Респондентов просили оценить степень удовлетворенности отдельными областями своей жизни: семьей, работой, друзьями, жилищными условиями и здоровьем. Их тж просили дать оценку того, насколько они удовлетворены своей жизнью в целом. Последние оценки имели приближенно нормальное распределение, с нек-рым скосом в сторону "очень удовлетворен" конца этой шкалы.

Работы Брэдберна, Кэмпбелла, Конверса и Родгерса и Фланагана положили важное начало изучению К. ж. Однако эти работы подняли целый ряд проблем, связанных с его измерением. Во-первых, был признан субъективный характер используемых показателей удовлетворенности и необходимость разраб. более объективных, критериально ориентированных мер. Во-вторых, в этих ранних исслед. довольно быстро выяснилось, что глобальный показатель К. ж. обладает малой ценностью. Мн. авторы разраб. классификации областей жизни, к-рые в своей совокупности отражают общее К. ж. индивида. Интерес промышленных групп и профсоюзов к качеству трудовой жизни стимулировал значительный интерес и разработки в этой специфической области. Столь же активно развивается изучение и др. сфер жизнедеятельности, таких как семья, досуг и окружающая среда. Третьей и последней проблемой является конкретный вклад когнитивных, аффективных и поведенческих факторов в результирующую оценку К. ж. в каждой сфере.

Растущий интерес к К. ж. совпал с наметившейся в психологии тенденцией к первичному предупреждению проблем, пропагандируемой Капланом. Др. результатом возросшего интереса к К. ж. явились работы промышленных психологов по реорганизации рабочей среды, позволяющей людям не только повышать свою производительность, но и иметь хорошее качество трудовой жизни. Одной из последних областей, в к-рой были подняты проблемы К. ж., оказалась оценка соц. программ. Т. Блау отстаивает т. зр., что их конечной целью должно являться не смягчение симптома, а улучшение К. ж.

См. также Энвайроментальная психология

Д. Р. Эванс

Квадриплегия: психологические аспекты (quadriplegics: psychological aspects)

Внезапное повреждение спинного мозга открывает целый мир клинического опыта. Повреждения подобного рода вызываются гл. обр. падением с высоты, дорожно-транснортными происшествиями и огнестрельными ранениями. Последствия для дальнейшей жизни более существенны при К. (полной обездвиженности), чем при параплегиях, поскольку в первом случае подвижность страдает в большей степени. При К. спинной мозг оказывается частично или полностью отделенным на одном или более уровней позвонков. У мн. пациентов с К. сохраняются в определенной степени функции мускулатуры верхних конечностей. При повреждениях на уровне двух верхних шейных позвонков теряются произвольные движения ниже головы. Однако часто в большей степени оказываются пораженными моторные, а не сенсорные функции.

Непосредственно после травмы наступает состояние шока. В большинстве случаев отмечается ретроградная амнезия несчастного случая или событий, к-рые произошли за неск. часов или даже дней до него, хотя иногда эти воспоминания остаются. Болевой синдром сохраняется в течение мн. дней или даже недель; кроме того, при К. наблюдаются выраженные нарушения сна.

Мн. переменные определяют ход выздоровления: возраст, социально-экономический уровень, финансовые проблемы, озабоченность потерей работы или к.-л. физ. навыков. Не менее важными оказываются отношение и поведение врачей, медсестер, помощников врачей, физиотерапевтов и др. персонала, а тж супругов и членов семьи. Культурный фон тж может играть известную роль; напр. в нек-рых ситуациях причиной несчастного случая принято считать небрежность, рок или влияние злых духов.

Профессионалы, работающие с больными К., обычно наблюдают определенную последовательность эмоций и аттитюдов (дополняющих шок и болевой синдром). Вначале отмечается отрицание инвалидности, за к-рым следует надежда на выздоровление. За ней следуют депрессия, тревога, скорбь, чувство вины и, наконец, гнев. Интенсивная физ. и психол. реабилитация, наряду с мотивацией к возможно более полной независимости, чрезвычайно способствуют оптимальной повседневной адапт. больных К.

При К. утрачивается контроль мочеиспускания и деятельности кишечника. Могут тж отмечаться в разной степени выраженные сексуальные дисфункции. Сексуальные побуждения сохраняются во всех случаях, и способы достижения сексуального удовлетворения могут быть согласованы с партнером.

Абель и Уилсон считают, что семейная терапия может быть эффективным компонентом стандартной стационарной терапии. Семья больного должна получить точную и своевременную информ. о травме и ее последствиях. Больному и членам его семьи следует тж помочь выразить свои чувства, связанные с несчастным случаем, травмой и отношением друг к другу, что способствует углублению взаимопонимания и повышению взаимной поддержки.

Больные К. испытывают особенно большие трудности приспособления к жизни вне больницы - в своем доме или при независимом проживании под наблюдением мед. персонала. При определенной сохранности функций верхних конечностей больные могут освоить ряд навыков, напр. управление моторизованной коляской и др. транспортными средствами, пользование телефоном и выполнение определенного ручного труда. Пользование клавиатурой или моторизованной коляской при более тяжелых поражениях может быть освоено с помощью специальных приспособлений, управляемых ртом и нижней челюстью.

Больные К. нуждаются в помощи при развитии всех возможных физ. навыков. Им нужно научиться действовать в повседневной обстановке, школьных занятиях, производственной подготовке и работе. Им тж нужно помочь преодолеть тревогу, заботы, страхи, потерю чувства собственной ценности и приобрести уверенность, необходимую для того, чтобы встретить новую жизнь.

См. также Отношение к инвалидам, Реабилитация

Т. М. Абель

Кибернетика (cybernetics)

К. занимается петлями рекурсивной обратной связи или текущими паттернами, к-рые связываются в систему. Она фокусируется на отношениях между элементами внутри системы. Т. о., кибернетические системы представляют собой паттерны орг-ции, которые сохраняют устойчивость благодаря процессам изменения.

К. и кибернетические системы имеют сходства и отличия от общих систем и их теории, рассматривающей организмы как системы в системах (называемые подсистемами, или "холонами") или как системы, включающие в себя другие системы (называемые надсистемами). Согласно общей теории систем, система является гештальтом, в котором целое больше суммы своих частей и которая поддерживает равновесное, гомеостатически устойчивое состояние. Кини (Keeney) называет общую теорию систем элементарной К. или К. более низкого уровня.

При использовании теоретической перспективы кибернетических систем необходимо осуществить эпистемологический сдвиг, изменив сам подход к пониманию причинности.

Эпистемологический сдвиг

Вопрос о причинах челов. поведения является одним из старейших философских вопросов. Использование понятий теории систем, К. и кибернетических систем требует изменения традиционного представления о причинности. В соответствии с линейным представлением А вызывает Б, или одно событие вызывает другое (например, как в концепции "стимул-реакция"). К. и теория систем, однако, опираются на круговое представление о причинности, выражающее идею взаимно подпитывающих паттернов поведения: А вызывает Б, а Б вызывает А. Кини, Кини и Росс называют круговую причинность (circular causality) элементарной К..

Ключевые понятия

Теория кибернетических систем состоит из нескольких динамических концепций, к которым относятся самоотнесение (самообращение), структуры обратной связи, гомеостаз и самоуправление.

Самоотнесение

Восприятие может рассматриваться с точки зрения отношений, т. е. самоотнесения (self-reference) или помещения воспринимающего в наблюдение. Отношение между наблюдателем-субъектом восприятия и воспринимаемой реальностью можно анализировать на основе паттернов отношений, т. к. наблюдатель по определению всегда является частью контекста.

Структуры обратной связи

Любая живая или механическая система образована структурами, связывающими каждый элемент в системе. Эти структуры называют контурами (петлями, цепями) обратной связи, или рекурсивными коммуникативными структурами поведения. Существуют цепи положительной и отрицательной обратной связи. Цепи положительной обратной связи инициируют изменения путем наполнения системы новой информацией. Цепи отрицательной обратной связи являются структурами, которые помогают сохранять статус-кво системы, или ее тождественность. Баланс или равновесие могут восстанавливаться посредством калибровки цепей обратной связи. На высшем уровне кибернетической системы равновесие, или гомеостаз, постоянно поддерживаются благодаря комплементарным отношениям между структурами петель положительной и отрицательной обратной связи.

Гомеостаз: динамическое равновесие

Системы поддерживают постоянное текущее динамическое равновесие, называемое гомеостазом. Кини подчеркивал, что все живые системы поддерживают динамическое равновесие на своем высшем уровне, в противном случае они бы разрушались и погибали. Согласно представлениям, постулированным создателями теории систем, изменение приводит к состоянию неустойчивости, после чего организм снова возвращается к равновесию. Изменение осуществляется в замкнутой рекурсивной цепи поддержания устойчивости. Изменение и постоянство подобны двум сторонам одной монеты; они неотделимы друг от друга. Цепи отрицательной и положительной обратной связи также являются комплементарными.

Самоуправление

Кибернетическая система на высшем уровне наблюдения характеризуется самоуправлением и самообслуживанием. К тому же на этом высшем уровне она является закрытой системой. Самоуправление (self-autonomy) поддерживается через процессы морфостаза (morphostasis). Как ни парадоксально, структура системы сохраняется благодаря опорным (calibrated) схемам изменения и постоянства.

См. также Каузальное мышление, Кодирование, Коннекционизм, Депрограммирование, Теория обмена, Свобода воли, Общие системы, Философия науки, Редукционизм, Теория систем

М. Кэрич

Классификация запахов Цваардемакера (Zwaardemaker odor system)

Науке известны многочисленные попытки создать единую систему классиф. запахов, охватывающую все их разнообразие. Одна из первых таких систем была разраб. в XVIII в. шведским ботаником-систематиком Карлом Линнеем как вспомогательное средство для классиф. растений; она включала семь категорий запахов. Но самая известная, вероятно, система была придумана голландским отоларингологом Хендриком Цваардемакером, к-рый представил переработанную и расширенную им схему Линнея в своей классической монографии "Физиология запаха", опубликованной в 1895 г. Система Цваардемакера отличалась от линнеевской: добавились 2 новых класса запахов и подразделение каждого класса на подклассы; она оставалась общепринятой даже в XX в. В этой широко применяемой системе запахи сгруппированы в 9 классов: 1) эфирные (напр., фруктовые и винные запахи); 2) ароматические (пряности, камфара); 3) бальзамические (цветочные запахи; ваниль); 4) амбромускусные (мускус, сандаловое дерево); 5) чесночные (чеснок, хлор); 6) пригорелые (жареный кофе, креозот); 7) псиные или каприловые (сыр, протухший жир); 8) отталкивающие (клопы, белладонна); 9) тошнотворные (фекалии, трупный запах).

Среди др. классиф. запахов наибольшей известностью пользуются три системы. Призма запахов Хеннинга определяет шесть осн. запахов: ароматные, эфирные, пряные, смолистые, жженые и гнилостные - по одному в каждой вершине треугольной призмы. Система Крокера - Хендерсона включает только четыре осн. запаха: ароматный, кислый, горелый и каприловый (или козлиный). В стереохимической модели Эймура 7 обонятельных качеств считаются осн.: камфарный, эфирный, цветочный, мускусный, перечной мяты, едкий и гнилостный. Нужно отметить, что ни одна классиф. запахов не получила всеобщего признания гл. обр. из-за существенного привнесения субъективных и ассоциативных элементов.

См. также Химическая стимуляция мозга, Голод, Формирование впечатления, Сенсомоторные процессы, Стимуляторы

Г. Райх

Классическое обусловливание (classical conditioning)

К. о. называют тж обусловленной реакцией, обусловленным рефлексом, условной реакцией и условным рефлексом. И. П. Павлов был первым, кто широко исследовал его особенности. Огромная работа, проведенная в лаборатории Павлова, показала, что обусловливание характеризуется мн. неожиданными свойствами, к-рые привели к разраб. общей теории условных рефлексов и в конечном итоге - к применению принципов обусловливания для объяснения поведения в целом.

Обусловливание как форма научения представляет собой сочетание пары раздражителей, каждый из к-рых первонач. вызывает различные реакции. Как правило, реакция на один из них связана лишь с привлечением к нему нек-рого внимания (получившая специальное назв. ориентировочной реакции). Такой раздражитель называют условным (УРЗ). Реакция на др., безусловный раздражитель (БРЗ) - это реакция, к-рая измеряется непосредственно (а иногда опосредованно) и наз. безусловной реакцией (БР). БРЗ вызывает эту реакцию постоянно и практически не обнаруживает привыкания; его появление определяется экспериментатором, а не действиями подопытного животного или испытуемого. Наиболее часто используемые БРЗ включают пищу, вызывающую слюноотделение; удар электрическим током, к-рый вызывает защитную или эмоциональную реакцию; направляемую в глаз струю воздуха, вызывающую мигательный рефлекс. Обусловливание возникает, когда др. - УРЗ - приобретает способность вызывать реакцию, подобную той, к-рая вызывается БРЗ. Такая реакция называется условной (УР). Др. словами, первоначальная реакция на УРЗ изменилась, и произошло научение.

Временные отношения УРЗ и БРЗ

Важной переменной при выработке условных реакций является очередность следования сочетаемых раздражителей - потенциального УРЗ и БРЗ. УРЗ предшествует БРЗ в ситуации прямого обусловливания; воздействие УРЗ и БРЗ совпадает по времени в ситуации одновременного обусловливания; УРЗ следует за БРЗ в ситуации обратного обусловливания. Осн. масса данных свидетельствует о том, что в ситуациях одновременного или обратного обусловливания не происходит обусловливания в собственном смысле слова. Иногда эксперименты представляют нек-рые минимальные данные, указывающие на существование одновременного или обратного обусловливания, однако такие реакции не могут в действительности представлять собой обусловленную реакцию в обычном значении этого термина. Прямое обусловливание, очевидно, происходит, но не как простая связь между УРЗ и БРЗ, подаваемых в разные моменты времени. Рисунок 1 иллюстрирует эту связь, представляющую собой обобщенные рез-ты многочисленных экспериментов, в к-рых использовались различные реакции, вырабатываемые у представителей разных биолог. видов. Обусловливания не происходит до тех пор, пока временной интервал между воздействием БРЗ и следующим за ним УРЗ не достигнет примерно 0,15 с, после чего эффективность обусловливания довольно резко нарастает, достигая своего максимального значения при временном интервале около 0,5 с, а затем начинает постепенно снижаться. Хотя данные экспериментов неск. различаются в оценках этого интервала, кривой, подобной приведенной на рис. 1 с максимумом в интервале 0,5 с или неск. меньше, достаточно для того, чтобы сделать следующий вывод: она отражает общие и принципиальные характеристики обусловливания, к-рые должны учитываться при любой теорет. интерпретации обусловленной реакции.

Рис. 1. Соотношение между временем подачи УРЗ и БРЗ.

При прямом обусловливании УРЗ может продолжать свое действие до момента подачи БРЗ, после чего оно прекращается. Это наз. задержанным обусловливанием. При следовом обусловливании действие УРЗ, происходящее на протяжении короткого времени, прекращается и возобновляется спустя нек-рое время после введения БРЗ. Обусловливание возникает в этом случае даже несмотря на то, что УРЗ физически не присутствовал при появлении БРЗ.

В качестве УРЗ может служить любой раздражитель, к-рому можно обеспечить надлежащий контроль. Наиболее часто с этой целью используются световые и звуковые раздражители.

Спектр возможных УР столь же широк, как и спектр возможных УРЗ, и для формирования различных УР успешно использовались разнообразные БРЗ.

Обусловливание может происходить, даже несмотря на отсутствие к.-л. реакции на БРЗ в процессе сочетания раздражителей. Препараты, содержащие яд кураре, парализующий мышечную деятельность, к-рые вводились в ходе процедуры обусловливания, после восстановления организма от его действия не влияли на последующую способность воспроизводить сформированные УР.

Что обусловливается?

В лабораторных условиях УРЗ - это один специфический раздражитель, а БРЗ - др. специфический раздражитель, вызывающий определенную реакцию. Однако, как это ни странно, рез-т обусловливания - как со стороны раздражителя, так и со стороны реакции - оказывается широким и общим по своему характеру, сохраняя, разумеется, специфичность. Со стороны раздражителя это выражается в понятии генерализации раздражителя. Если в качестве УРЗ для выработки УР использовать звук средней громкости, последующие проверки покажут, что выработанная реакция будет возникать как на более громкие, так и на менее громкие по сравнению с оригинальным звуки и что сила реакции будет снижаться по мере все большего и большего отклонения громкости звука от ее исходной величины. Этот принцип сохраняет свою истинность и в отношении др. сенсорных областей, а тж речи. Что вырабатывается в ответ на раздражитель - так это способность реагировать на целый класс раздражителей, даже если опыт конкретной ситуации ограничен единственным представителем этого класса.

Термин "генерализация реакции" относится к сходному процессу в отношении самой обусловливаемой реакции. Здесь будет достаточно двух примеров. В первом стоящая овца обучается поднимать левую заднюю ногу в ответ на такой БРЗ, как удар электрическим током; когда эту ногу фиксируют в неподвижном положении, в ответ на УРЗ перед очередным включением БРЗ животное пытается поднять правую ногу. Во втором испытуемый - чел., удерживающий согнутые пальцы на электроде (рука ладонью вниз), учится разгибать и отдергивать пальцы на сигнал зуммера; когда после этого руку переворачивают ладонью вверх, испытуемый реагирует на УРЗ реакцией сгибания пальцев, обеспечивающего прежнее направление движения - вверх. Эти примеры говорят о том, что в конечном итоге в процессе обусловливания всегда вырабатывается больше чем одно специфическое мускульное движение. Можно предположить, что продукт обусловливания представляет собой некую схем., на основе к-рой могут генерироваться специфические реакции, функционально отвечающие требованиям текущей ситуации.

УР не является простой копией БР - следствием простой подстановки одного раздражителя вместо др. с последующим воспроизведением той же самой реакции. Этот факт демонстрируется характером формируемой реакции при прямом обусловливании с различными временными интервалами между предъявлением УРЗ и БРЗ.

Угашение

Если сначала на основе сочетания условного и безусловного раздражителей выработать УР, а впоследствии предъявлять только один УРЗ, реагирование на него будет уменьшаться до тех пор, пока (после достаточного количества таких предъявлений) УР на УРЗ перестанет возникать совсем. Эта операция называется экспериментальным угашением, или просто угашением.

Скорость угашения реакции определяется различными факторами, такими как объем обучения или число подкреплявшихся попыток и сила БРЗ. Эти факторы являются очевидными. Однако существует др., не столь очевидный, но мощный фактор угашения, наз. частичным подкреплением. Если в процессе обусловливания подкрепление осуществляется не после каждой попытки, а случайно перемежается с неподкрепляемыми предъявлениями УРЗ, выработанная т. о. УР потребует для своего угашения большего числа неподкрепляемых попыток в сравнении с процессом обусловливания, при к-ром подкреплялись бы все попытки. Скорость угашения будет зависеть от соотношения количества подкрепляемых и неподкрепляемых попыток в процессе научения; до определенной границы сопротивление угашению будет возрастать по мере увеличения пропорции неподкрепляемых попыток. Та же самая особенность обнаруживается во мн. др. типах научения; эффект частичного подкрепления является фундаментальной характеристикой поведения в целом, отражающей непостоянство подкрепления со стороны окружающего нас мира.

Если реакция угасла и после этого прошел продолжительный период времени, в ходе к-рого не происходило сочетания УРЗ с БРЗ, УР появится снова. Этот очень распространенный и устойчивый эффект получил название спонтанного восстановления. Термин "спонтанное восстановление", конечно, не объясняет, а лишь описывает тот факт, что некая угасшая реакция возобновится по прошествии времени, несмотря на отсутствие последующего научения.

Дифференцировка

Принцип генерализации раздражителя говорит о том, что даже если в процессе обусловливания использовать к.-л. один специфический УРЗ, в рез-те выработается реакция на целый ряд раздражителей, принадлежащих к одному и тому же психол. измерению. Выработка дифференцировки между одним раздражителем, называемым положительным, и любым др. раздражителем, отрицательным, может достигаться путем продолжающегося подкрепления исходного раздражителя наряду с частым предъявлением др. без сочетания с БРЗ, что приводит к угашению на него реакции. После того как реакция на этот раздражитель угасла, можно предъявлять др. раздражитель с промежуточным значением между ним и положительным раздражителем, но ближе к прежнему отрицательному раздражителю. В отношении него первонач. будет обнаруживаться определенная реакция, однако при полном отсутствии подкрепления она тж угаснет. Путем последовательного продвижения все ближе и ближе к значению оригинального подкрепляемого раздражителя может достигаться все более и более тонкая дифференцировка. В нек-рых случаях, однако, эта дифференцировка может не только нарушиться, по и привести к развитию у подопытного животного экспериментального невроза.

Расширение сферы обусловливания

В приведенных примерах обусловливания БРЗ всегда был связан с соотв. врожденной БР. УРЗ, благодаря сочетанию с БРЗ, приобретает способность вызывать реакцию этого общего типа. Логическим продолжением принципов обусловливания является исслед. возможности использования УРЗ в качестве БРЗ для выработки новой УР. Эта процедура, назв. выработкой условных рефлексов высших порядков, была впервые разраб. в лаборатории Павлова и получила свое дальнейшее развитие в работах др. исследователей. Процесс в целом оказался успешным. Были продемонстрированы даже возможности распространения принципов обусловливания за пределами этого первого шага, где второй или новый УРЗ использовался для выработки третьей УР. Это означает, что обусловливание не ограничивается использованием врожденных БРЗ.

Сенсорное предобусловливание служит дальнейшим распространением принципов обусловливания. В этой ситуации два раздражителя, каждый из к-рых по отдельности не предсказывает появления БРЗ, - напр. свет и звук - сначала сочетаются между собой; затем один из них используется в качестве УРЗ для выработки реакции, такой как отдергивание ноги на удар электрическим током (БРЗ). После того как связь оказывается сформированной, реакция отдергивания ноги будет вызываться др. из двух сочетавшихся в ходе предварительного обусловливания раздражителей. Рез-ты такого рода исслед. свидетельствуют о том, что принципы или правила этого процесса оказываются теми же, что и у обычного обусловливания. Как и в случае выработки условных рефлексов высших порядков, сенсорное предобусловливание знач. расширяет возможности обусловливания в качестве детерминанты поведения.

Одно из эмпирических свойств выработанной в лабораторных условиях УР состоит в том, что, будучи однажды сформированной, она - в отличие от мн. др. приобретенных навыков - обладает довольно высокой устойчивостью к процессу забывания. Представляется вероятным, что столь высокая сопротивляемость забыванию является искусственным следствием самих эксперим. программ.

Клиническое применение обусловливания

Поскольку сущность обусловливания заключается в изменении характера реагирования на нек-рое стимульное событие, его ценность как терапевтического инструмента для устранения нежелательных реакций была осознана очень рано. Мэри Кавер Джоунз смогла устранить детскую реакцию страха на белого кролика посредством того, что она назвала процессом контробусловливания. Вызывающее страх животное помещалось в комнате на нек-ром расстоянии от сидящего ребенка, к-рому в это время предлагали вкусную пищу, служившую в качестве вызывающего положительную реакцию БРЗ. Процедура получила назв. контробусловливания в отличие от простого угашения, поскольку этот БРЗ вызывает реакцию, противоположную реакции страха.

Модификация этого метода, получившая назв. процедуры систематической десенсибилизации, подразумевает постепенное введение вызывающего страх стимула без БРЗ. С теорет. т. зр. это является простым угашением.

Влияние классического обусловливания на психологическую теорию

Неизбежным последствием употребления УРЗ стал сдвиг в объяснении причин поведения от инстинктов к факторам среды. Урок, полученный в лабораторных экспериментах по обусловливанию, по-видимому, состоял в том, что реакцию на любой раздражитель можно подвергнуть модификации, а старую заменить новой посредством соотв. сочетания УРЗ и БРЗ. Уотсон использовал это понятие для атаки на доминировавший в то время подход к объяснению большей части поведения с позиции теории инстинктов.

Павлов был физиологом, а не психологом, и его интерпретация процесса обусловливания использовала полученное поведение как отображение нервных процессов, протекающих в коре головного мозга. В своей трактовке этих "психич. рефлексов" его теория имела параллели с теорией русского физиолога XIX в. И. М. Сеченова о физ. или телесных рефлексах. Обусловленное поведение представлялось функцией двух противоположных процессов - возбуждения и торможения - с возбуждением, возникавшим гл. обр. вследствие сочетания УРЗ с БРЗ, и торможением, возникавшим вследствие предъявления одного только УРЗ, а величина УР определялась суммацией этих двух независимых нервных процессов. Эти понятия с тех пор закрепились и постоянно возникают в той или иной форме в совр. теорет. психологии. Понятия возбуждения и торможения лежат в основе разраб. в 1943 г. Кларком Л. Халлом влиятельной теории поведения, к-рая породила огромное количество исслед.

Ассоциация, действие и условная реакция

УР вызывает к себе большой интерес в связи с тем, что ответная реакция на второй раздражитель чрезвычайно сходна с реакцией на первый раздражитель. Это означает, что в процессе обусловливания субъект приобретает не только ассоц., но тж и способ действия. В связи с этим вспоминается различие между научением и его реализацией в форме действия, к-рое проводил Э. Ч. Толмен. Как он указывал, крыса может знать правильный путь в лабиринте, но она не будет реализовывать и демонстрировать свое знание до тех пор, пока она не голодна и в конце лабиринта не находится пища. Др. словами, для того чтобы вызвать исполнение, к-рое обнаруживает знание, во мн. ситуациях оказывается необходим независимый побудительный стимул. Простого нахождения в лабиринте недостаточно, чтобы вызвать реакцию безошибочного прохождения его участков. В случае обусловливания, однако, УРЗ вызывает и знание и действие. В УРЗ содержится не только информ., но и команда реагировать открытым и соотв. образом. Этот факт отличает обусловливание от простого ассоциативного научения, к-рое требует определенного дополнительного воздействия или воздействий для демонстрации рез-тов научения.

Обусловливание как адаптивный и функциональный процесс

Павлов говорил о потенциальной приспособительной ценности УР, и мн. ее свойства могут интерпретироваться в этом контексте. Это механизм, к-рый позволяет организму подготовиться к предстоящему событию посредством соотв. антиципаторной реакции. В этом свете м. б. поняты неудачи в рез-тах обратного и одновременного обусловливания, поскольку ни в одном из этих случаев УРЗ не предсказывает появление БРЗ и тем самым не позволяет предпринять нек-рые упреждающие его появление действия.

Однако такому общему прогностическому объяснению противоречит тот факт, что обусловливания не возникает при очень коротких интервалах (до 0,15 с между предъявлениями УРЗ и БРЗ). С т. зр. логики предсказание БРЗ при этом все еще остается возможным, поэтому интерпретация на основе одного только предсказания требует нек-рой коррекции. Это затруднение можно разрешить введением допущения, что организму необходимо какое-то дополнительное время на запуск механизма реакции до появления БРЗ.

Если принять т. зр., что очевидная универсальность обусловливания в отношении различных видов и различных реакций развилась из-за его функциональной ценности как адаптивного механизма, тогда отсутствие обусловливания при коротких интервалах времени между раздражителями требует введения дополнительного условия, касающегося этой прогностической интерпретации. Одного лишь предсказания БРЗ оказывается недостаточно, поэтому должно быть в наличии (с определенной степенью постоянства) дополнительное время для активации той программы, к-рая позволяет развернуть адаптивную реакцию до появления БРЗ. Рассматриваемая в таком свете, УР выглядит как тонко настраиваемый и "интеллектуальный" процесс, как компонент поведения целостного организма.

См. также Обратное обусловливание, Кривые научения, Оперантное обусловливание

Д. Викенс

Классная динамика (classroom dynamics)

К. д. охватывает широкую область групповых процессов и взаимодействий "учитель-ученик", влияющих на характер и степень научения учеников. Специфические компоненты динамики включают такие факторы, как способы коммуникации учеников друг с другом, их взаимные ожидания, степень взаимной привлекательности и уважения друг к другу и принципы объединения в группы. Эти компоненты влияют на такие рез-ты научения, как учебные достижения, аттитюды, Я-концепция и формирование соц. перспективы.

Коммуникация

Характер коммуникации в классе - наиболее важный и ключевой аспект К. д. Коммуникация состоит в обмене сообщениями между людьми. Сообщения могут быть вербальными или невербальными, и в условиях классной среды характер сообщений становится типовым и укладывается в самосохраняющиеся паттерны. Эти паттерны интеракции можно классифицировать различными способами. Дэвид и Роджер Джонсоны в книге "Учение вместе и поодиночке: сотрудничество, соперничество и обособление" (Learning together and alone: Cooperation, competition, and individualization) для описания различных типов паттернов интеракции используют термин "целевая структура" (goal structure). Кооперативная целевая структура имеет место в ситуации, когда ученики сознают зависимость достижения своих собственных целей от того, насколько успешно достигают своих целей др. ученики. Кооперативные целевые структуры приводят к наиболее точной коммуникации между учениками, конструктивному разрешению конфликтов, снижению боязни неудачи, доверию, принятию, поддержке и эмоциональной вовлеченности в процесс учения. Конкурентные целевые структуры имеют место в ситуации, когда учащиеся соперничают друг с другом за достижение целей. Соперничество способствует расчетливому и осмотрительному взаимодействию и вводящим в заблуждение и скрывающим в себе угрозу коммуникациям. Индивидуалистические целевые структуры организуются разделением уч-ся, устранением взаимодействия и поощрением автономной учебной деятельности. В индивидуалистических условиях учащиеся работают сами по себе, без к.-л. взаимодействия друг с другом. В идеальном классе используются все три целевые структуры.

Вербальные сообщения в соц. взаимодействии сопровождаются невербальными сообщениями, передаваемыми посредством выражений лица, жестов и позы тела. Невербальные сообщения часто не согласуются с вербальным содержанием, особенно в тех ситуациях, когда человек пытается скрыть свои чувства. Невербальные сообщения непрерывно функционируют в классе. Сверстники подражают невербальным жестам влиятельных учеников.

На коммуникацию в классе влияет физ. среда, в особенности пространственное расположение уч-ся (seating arrangements). Круговой тип расположения учеников способствует их наибольшему участию в работе класса, причем уч-ся, находящиеся непосредственно в поле зрения учителя, участвуют в работе в большей степени, чем уч-ся, находящиеся по обе стороны от него. При пространственном расположении в линии или ряды у находящихся на периферии уч-ся возникает тенденция принимать меньшее участие в работе класса в сравнении с уч-ся, находящимися в середине или впереди, что приводит к недостатку вовлечения и удовлетворенности. Пространственное расположение на основе разделения по способностям также влияет на коммуникацию: если все очень хорошо читающие ученики сидят за одной партой, хорошо читающие за др., несколько хуже их за третьей и т. д., снижается возможность контактов между уч-ся с высокими и низкими уровнями достижений. Это может приводить к возникновению статусных различий между учениками и препятствовать доверительной, открытой и честной коммуникации.

Ожидания

В сотнях исслед. проверялась идея, что ожидания учителей влияют на их отношение к ученикам и обращение с ними и что различное отношение и обращение, в свою очередь, сказывается на их учебе. Ожидания влияют на то, как мы себя ведем, как интерпретируем чужое поведение и как представляем себе характер реагирования на нас других людей. Когда учитель входит в класс, он сталкивается с чрезвычайно сложной и динамичной средой. Филип Джексон в своей классической книге "Жизнь в классе" (Life in classrooms) показал, что один учитель может включаться в более чем 1000 межличностных обменов с учениками и должен постоянно реагировать на их требования. Все это происходит в бурном и лихорадочном темпе, практически не предоставляющим времени на обдумывание своих действий. Это приводит к тому, что учителя вынуждены избирательно уделять внимание и интерпретировать события, поскольку они оказываются не в состоянии уследить за всеми сторонами жизни класса. Учителя часто вырабатывают ожидания, поскольку эти ожидания помогают им в интерпретации и избирательном внимании. Учителя формируют ожидания в отношении информ., получаемой из тестовых оценок, выполнения заданий сиблингами, текущего поведения ученика, его пола, соц. класса, замечаний учителей и др. источников. Эти ожидания впоследствии выражаются в форме разного отношения к различным ученикам, в зависимости от ожидания. Дифференцированный подход учителя проявляется во мн. областях: пространственном размещении уч-ся в классе (напр., объединение в группу уч-ся, в отношении которых существуют низкие ожидания); количестве времени, которое учитель отводит на ответ уч-ся; уделяемом внимании; степени похвалы, критических замечаний и предоставляемой обратной связи; типе задаваемых вопросов и требованиях, предъявляемых к уч-ся.

Аттракция

Степень взаимной привлекательности и уважения уч-ся друг к другу влияет на их уровень успешности в обучении. Ученики, которые принимаются своими сверстниками и нравятся им, в свою очередь лучше чувствуют себя в классе и в большей степени включены в его жизнь в сравнении с учениками, которые отвергаются своими одноклассниками.

В основе возникновения большинства дружеских связей лежат факторы пространственной близости и физ. привлекательности. Ученики, сидящие за одной нартой, становятся друзьями, точно так же как становятся друзьями ученики, замечающие друг у друга привлекательные физ. черты. Между этими учениками устанавливается коммуникация, и, по мере обнаружения общих ценностей и интересов, их взаимоотношения все больше укрепляются. Согласно представлениям Ричарда и Патриции Шмук, изложенным в работе "Групповые процессы в классе" (Group processes in classroom), развитие межличностной аттракции предполагает последовательное действие "фильтрующих факторов" (filtering factors), начиная с близкого соседства, физ. привлекательности и соц. статуса как первичных факторов, за которыми следуют статус признания (granting status) и доверие, обнаружение общих ценностей и аттитюдов и улучшение самооценки на основе предоставления и получения положительных реакций.

Учителя, которые а) общаются с самыми разными уч-ся, б) спрашивают всех уч-ся, в) вознаграждают индивидуальное поведение, но делают взыскания всей группе, г) укрепляют статус и чувство безопасности уч-ся путем похвалы перед их одноклассниками, д) не унижают или не приводят в замешательство уч-ся перед лицом их товарищей и е) формируют малые группы, с тем чтобы каждый уч-ся имел возможность поработать с каждым из др. уч-ся, оказываются, в целом, более эффективными в создании положительной атмосферы, способствующей удовлетворению важных психол. потребностей.

Разбиение на группы

Уч-ся разбивают на группы различными способами: по возрасту - в 1-й, 2-й, 3-й классы и т. д.; по способностям (например, ученики с высокими, средними и низкими достижениями); по полу; по интересам; в зависимости от того, добираются ли они до дома пешком или на автобусе; по программе обучения (например, для подготовки к поступлению в колледж или в профессиональное училище) и на основе множества др. критериев. Эти способы разбиения на группы влияют на характер осуществляющихся взаимодействий и, в конечном итоге, на сам учебный процесс.

Разбиение на группы и обучение детей в раздельных классах на основе их способностей позволяет снижать разброс по уровню способностей среди уч-ся в пределах одного и того же класса. Такой тип разбиения на группы получил название "однородного" (homogenous), т. к. он подразумевает объединение уч-ся со сходными способностями. Распределение уч-ся по классам случайным образом приводит к возникновению значительного разброса по уровням способностей в каждом классе. Исслед. продемонстрировали, что однородные группы уч-ся не достигают больших успехов в сравнении с разнородными группами. В действительности, из-за ухудшения качества обучения, которое может последовать за объединением учеников с низким уровнем способностей в один класс, последние достигают больших успехов в неоднородных классах, потому что здесь они могут взаимодействовать с учениками с высоким уровнем способностей, к-рые служат для них лучшей моделью в отношении приобретения умений, аттитюдов и ожиданий, и потому что здесь они получают более качественное обучение.

См. также Учебные потоки (разбиение учеников на группы по академическим способностям), Успеваемость и учебные потоки

Дж. Мак-Миллан

Кластерный анализ (clucter analysis)

К. а. - это общий термин для целого ряда методов, используемых для группировки объектов, событий или индивидов в классы (кластеры) на основе сходства их характерных признаков. Несмотря на отсутствие единого определения кластера, во всех его определениях особо подчеркиваются такие условия, как сходство, однородность и близость. Если воспользоваться специальной терминологией, то кластеры можно определить как однородные подгруппы, формируемые методом, к-рый минимизирует дисперсию внутри групп (кластеров) и максимизирует дисперсию между группами.

Методики кластеризации используются для установления сходных подгрупп объектов или индивидов и для построения таксономии. Т. о., они помогают исследователю в описании структуры совокупности объектов и отношений между ними, а тж в формулировании законов и утверждений относительно классов объектов.

Все методы К. а. состоят из четырех осн. шагов: а) выбор мер и произведение измерений характерных признаков объектов или индивидов, подлежащих классиф.; б) задание меры сходства; в) формулирование правил и определение порядка формирования кластеров; г) применение этих правил к данным для формирования кластеров. Т. к. каждый шаг предполагает выбор из множества возможных процедур, был разраб. широкий спектр методик кластеризации.

На первом шаге принимается решение о том, какие характерные признаки или свойства будут использоваться в качестве основы классиф. Конечно, это решение будет зависеть от проблемы исслед. и природы классифицируемых объектов. Хотя обычно все признаки имеют одинаковые веса, не исключается возможность выбора процедуры приписывания различных весов.

Принимаемое на втором шаге решение связано с выбором подходящей меры сходства. Это м. б. число общих признаков, корреляция между признаками, метрика (пространства классиф.) или к.-л. др. мера.

На третьем шаге выбирается сам метод классиф. Агломеративные методы начинают с анализа отдельных объектов или индивидов и объединяют их в группы; методы расслоения начинают с анализа полной группы и делят ее на подгруппы. Классиф. по одному признаку приводят к классам, все элементы к-рых имеют по крайней мере один общий отличительный признак; классиф., осн. на сравнении неск. признаков, приводят к группам, к-рые обладают рядом общих свойств, но не обязательно обладают к.-л. одним общим отличительным признаком.

Принимаемое на четвертом шаге решение касается момента остановки процедуры классиф. или, проще говоря, определения количества сформированных групп. Это может определяться как внутренними критериями (напр., естественным разбиением полной группы на подгруппы), так и внешними критериями (т. е. тем, какая схем. классиф. приводит к наиболее полезным закономерностям). Наконец, необходимо решить, будет ли использоваться иерархическая или неиерархическая схем. классиф. При выборе иерархической схем. сформированные группы будут находиться на различных уровнях обобщенности (как в биолог. таксономиях); в случае выбора неиерархической схемы получаются группы одного уровня обобщенности (как при использовании Q-техники факторного анализа). Рез-ты этих решений будут определять подходящий метод К. а. и характер сформированных кластеров.

См. также Критериальные меры, Методы эмпирического исследования, Измерение, Статистика в психологии

Ф. Г. Браун

Клиентоцентрированная терапия (client-centered therapy)

К. т. - один из важнейших подходов в консультировании и психотер. Принципы К. т. были сформулированы Карлом Роджерсом в 1940 г., гл. обр. на основе опыта его работы в 1930-е гг. в качестве директора детского психокоррекционного центра в Рочестере (штат Нью-Йорк).

Центральная гипотеза. Этот метод помощи людям основан на убеждении в том, что, при условии оптимального психол. климата, каждый чел. располагает огромными внутренними ресурсами для понимания себя, изменения своих представлений о себе и о др., а тж для выработки собственной линии поведения.

Условия, стимулирующие рост. В 1957 г. Роджерс опубликовал статью The necessary and sufficient conditions of therapeutic personality chang ("Необходимые и достаточные условия для терапевтического изменения личности"). Три из этих условий относятся к аттитюдам терапевта или предлагаемым терапевтом условиям: а) искренность, близость к реальности, или конгруэнтность; б) принятие клиента, забота о нем, высокая положительная оценка или безусловно положительное отношение; в) эмпатическое понимание. Др. условиями являются: а) психол. контакт между клиентом и терапевтом; б) клиент должен быть уязвимым, тревожным, т. е. находиться в состоянии инконгруэнтности; в) клиент должен воспринимать или "регистрировать" эти предлагаемые терапевтом условия. Аттитюды терапевта определяются следующим образом.

Конгруэнтность. Считается самым главным из всех условий. Терапевт осознает свои внутренние, интуитивные чувства и свободно выражает их клиенту. У него есть желание быть прозрачным в отношениях. Терапевт старается создать равноправные межличностные отношения, а не занимать профессиональную позицию, вынуждающую его скрывать или маскировать личные чувства.

Безусловно положительное отношение. Терапевт положительно оценивает уникальную индивидуальность клиента. Он хочет узнать, понять и принять все мысли и чувства клиента, его поведение, вне зависимости от своего согласия с этим. Забота терапевта о клиенте не требует чего-то взамен, он в равной мере уважает как проявляемые клиентом по отношению к нему растерянность, враждебность, подавленность, так и ясность понимания, любовь и оптимизм.

Эмпатическое понимание. Терапевт выслушивает то, что клиент пытается сообщить, в особенности на уровне эмоций, и делится с ним своим пониманием этого. Такая обратная связь происходит как на вербальном, так и на невербальном уровнях. Основой является положительное отношение терапевта к картине мира в восприятии клиента, а тж его интерес к тому, чтобы сопровождать клиента в его исслед. этого мира, и готовность принять участие в этом исслед.

Изменения клиента. Гипотеза К. т. состоит в том, что, если аттитюды терапевта воспринимаются клиентом, последний будет меняться в предсказуемых отношениях. Большинство из них входят в рамки двух осн. конструктов теории личности - Я и текущий опыт или переживание, тесно взаимосвязанных между собой. Хотя происходящие в процессе К. т. изменения подтверждены данными эмпирических исслед. и иной литературы, они относятся в значительной степени к людям, извлекающим пользу из мн. др. психотерапевтических подходов. Два самых главных рез-та успешной К. т. - повысившийся уровень самооценки и большая открытость опыту. Сопутствующие изменения включают: а) смягчение представлений клиента о своем идеальном Я, способствующее повышению конгруэнтности между Я и идеалом; б) улучшение понимания себя; в) перемещение от внешнего к внутреннему локусу самооценки; г) повышение уверенности в себе; д) улучшившееся принятие окружающих и более положительные и непринужденные отношения с ними; е) ослабление защитных тенденций, скрытности, чувства вины и опасности; ж) повышение способности испытывать и выражать сиюминутные эмоции; з) раскрытие и развитие того, что признается частью себя; и) принятие большего многообразия опыта, к-рый м. б. как положительным, так и отрицательным; к) повышение доверия к тому, что кажется правильным для данного чел.; л) большая готовность "быть в движении", отказаться от твердых целей и ожиданий, сознавать возможность существования более чем одной реальности; м) возросшая чувствительность и реализация интуитивных и выходящих за пределы сознательного Я способностей; н) повышение сознания своей способности влиять на окружающих и представлять собой силу в мире.

Значение для теории личности и научных исслед. Помимо революционной идеи о том, что терапия может успешно осуществляться без директивного руководства клиентом и интерпретаций, Роджерс, сформулировав очень ясное определение нового недирективного, или клиентоцентрированного, подхода и опубликовав полные дословные протоколы сеансов терапии, открыл запертые до того двери в кабинеты психотерапевтов, дав тем самым мощный стимул к эмпирическим исслед. Он считал, что психотер. доступна объективному изучению, и вместе со своими учениками и сотрудниками разраб. инструментарий для его проведения.

В ун-те штата Огайо в начале 1940-х гг. Бернард Дж. Ковнер совместно с Роджерсом разраб. систему аппаратурной аудиозаписи, продемонстрировав неполноту традиционного метода письменной фиксации содержания психотерапевтического сеанса, а Э. X. Портер и У. Ю. Снайдер впервые разраб. системы категоризации высказываний клиента и ответов психотерапевта. Виктор Рэйми измерял динамику отношения клиента к самому себе в ходе терапии в целом ряде др. проектов. В Чикагском ун-те в 1946 г. были полностью записаны 10 случаев терапии, и дословные протоколы были подвергнуты исчерпывающему анализу. За проектом "параллельного изучения" последовал др., более масштабный и усложненный, рез-ты к-рого были опубликованы в книге под редакцией Роджерса и Даймонда в 1954 г. Целью этого проекта было, прежде всего, измерение Я-концепции, идеального Я и отношений между ними до, во время и после терапии.

В Висконсинском ун-те в 1957 г. Роджерс, Юджин Гендлин и др. провели проверку клиентоцентрированной гипотезы во всестороннем исслед. стационарных больных шизофренией. Исследовательская и практ. работа в штате Огайо и ун-тах Чикаго и Висконсина сопровождалась непрерывным процессом дальнейшего развития теории.

После переезда Роджерса в Калифорнию философия К. т. подверглась такому широкому разветвлению, что вместо термина "К. т." все больше стали использоваться термины "личностно-центрированный подход" и "образ бытия". Книги и учебные фильмы, выпущенные Роджерсом и его сотрудниками после его переезда в Калифорнию, определяют размах его "спокойной революции". Отличительными чертами этой революции были его лидерство в движении групп встреч, способствующие гуманизации всей системы образования; интеграция опытного и когнитивного научения, изучение проблем взаимоотношений между расовыми, религиозными и политическими группами в США, Северной Ирландии, Польше и Южной Африке; помощь в адапт. ок. 1000 общинам эмигрантов из 22 стран и описание растущей личностной силы конкретных людей в контексте психотер., брака, образования, пром-сти и национальных правительств.

См. также Когнитивные терапии, Эффективные компоненты психотерапии, Эффективность психотерапии, Основы личностно-центрированного подхода, Психотерапия, Рефлективное слушание

Н. Дж. Раскин

Климат и личность (climate and personality)

Рассуждения о погоде и ее влиянии на чел. были очень популярны во все времена начиная с античности. Еще Гиппократ и Аристотель выдвинули предположение о существовании связи между принадлежностью чел. к определенному типу и окружением, в к-ром он живет. Эти античные ученые, как и их позднейшие последователи, полагали, что климат оказывает "детерминистическое" влияние на чел. и его деятельность. Сторонники "климатического детерминизма" утверждают, что различные аспекты погоды оказывают влияние на физиолог., психол. и соц. реакции людей. В разное время эти авторы доказывали, что практически все стороны соц., психол. и физиолог. состояния чел. могут подвергаться влиянию различных аспектов погоды. С одной стороны, погодные условия могут влиять на чел. напрямую, через изменение его физиолог. состояния. В свою очередь, это вызывает изменения эмоционального статуса и поведения. С другой стороны, влияние погоды на личность может быть опосредовано др. факторами. Косвенное воздействие могут оказывать такие факторы, как снижение производительности труда вследствие изменений погоды; отсутствие занятости и уменьшение доходов; невозможность путешествий; изменение способов свободного времяпрепровождения; стресс, вызванный неблагоприятными погодными условиями; изменения пищевого рациона и набора выращиваемых сельскохозяйственных продуктов; изменение степени "открытости" архитектурных сооружений; реорганизация работы и отдыха в соответствии с условиями среды и распределение людей на определенной географической территории, ограничивающее доступное генетическое разнообразие.

К взаимодействующим с организмом климатическим факторам чаще всего причисляют температуру, влажность, солнечную радиацию, ветер, атмосферное давление, ионный баланс, загрязнение среды, количество и тип осадков, прозрачность атмосферы (облачность) и электромагнитные колебания. Проведение эмпирических исслед. в данной области затрудняется тем, что взаимодействие вышеперечисленных факторов друг с другом может создавать дополнительные эффекты.

Достаточно давно известно, что погодные условия оказывают влияние на преступное поведение. В частности, показано, что бунты чаще всего возникают при очень жаркой погоде, сопровождающейся высокой влажностью и практ. полным отсутствием ветра. При таких условиях обостряется напряжение, усталость и раздражительность и высвобождается агрессия. Экстремально низкие температуры или дождливая погода обычно препятствуют развитию таких форм поведения. Подобные данные подкрепляют т. зр. о том, что в более прохладном климате умственная и физ. деятельность чел. протекает более активно. Многие исследователи также утверждают, что высокая температура и влажность без осадков затрудняют как физ. работу, так и умственную концентрацию.

Последние биометеорологические работы подтверждают наличие связи между физиол. чел. и погодными условиями. Тем не менее, в данной научной области многие вопросы подвергаются сомнению, а исслед. нуждаются в углублении и полноте. Однако уже сейчас можно утверждать, что предсказуемые колебания числа происшествий и тяжести мед. состояний, по-видимому, зависят от различных климатических изменений. В ходе нек-рых исслед. было показано, что физиолог. изменения напрямую зависят от смены погодных условий. Физиолог. изменения, в свою очередь, косвенно влияют на настроение и поведение чел.

Хотя многие ученые и непрофессионалы предпочитают верить в климатический детерминизм, надежных доказательств, поддерживающих эту веру, пока явно недостаточно.

См. также Экологическая психология, Энвайронментальная психология, Полезависимость

С. Д. Шерритс

Клиники детской психокоррекции (child guidance clinics)

Первые К. д. п. были созданы в начале 1920-х гг. Национальной комиссией по психич. гигиене. Возникновение К. д. п. связано с основанным Клиффордом Бирсом в 1909 г. Движением психич. гигиены (Mental Hygiene Movement), главной целью которого было обеспечение широкого психиатрического обслуживания населения, поскольку ранее оно было доступно лишь зажиточным его слоям. Новой чертой этих первых К. д. п. было использование междисциплинарной бригады профессионалов (психиатров, психологов и соц. работников) для предоставления комплексных и рентабельных услуг детям.

Теорет. ориентация и терапевтические подходы К. д. п. во многом изменились за время их существования. В центре внимания специалистов по детской психокоррекции могут быть самые разные аспекты проблем ребенка - поведенческие, семейные, микро- и макросоциальные. В лечении также обычно используются различные подходы, от модификации поведения или консультирования родителей до супружеской или семейной терапии и школьного консультирования, в дополнение к традиционной индивидуальной психотер. Профиль показаний обслуживаемого контингента, включ. разнообразные детские проблемы, остался в основном прежним, но те же самые проблемы сейчас чаще понимаются и лечатся в рамках расширенной модели поведенческой и соц. системы (семья и микросоциум) адаптации и развития детей.

С появлением системы общественного (коммунального) психиатрического обслуживания населения большинство служб детской психокоррекции оказались интегрированными в более широкую сеть учреждений общественной (коммунальной) психиатрии.

См. также Общественная психология, Консультирование, Семейная терапия

К. Л. Бирман

Клиническая оценка (clinical assessment)

К. о. - это процесс, в результате к-рого клиницисты приобретают знания, необходимые для принятия обоснованных решений относительно пациента. Тип информ., получаемой в этом процессе, зависит от подхода эксперта и используемых инструментов. Целью обычно является описание и прогноз для планирования, проведения и оценивания терапевтических вмешательств и прогнозирования последующего поведения. К. о. может применяться для получения знаний о функционировании какой-то одной сферы (напр., когнитивных процессов, соц. навыков, эмоций), для каталогизации типа и обстоятельств специфического поведения (напр., симптоматического поведения), составления комплексной характеристики или модели конкретного чел. либо отнесения клиента к какой-то диагностической категории.

Может использоваться любое количество методик К. о., по отдельности или в комбинации, в зависимости от теорет. ориентации клинициста и вопросов, на к-рые он ищет ответы. Обычно используются интервью (беседы), наблюдения и тесты. Типичная батарея тестов может включать объективный тест когнитивного функционирования, объективный личностный опросник, проективный тест и тест для оценки психомоторного функционирования. Если К. о. подлежит ребенок, используются различные игровые ситуации.

Три модели клинической оценки

Психодиагностика

Возможно, психодиагностике, доминирующей модели К. о. с середины 40-х гг., больше бы подошло название психодинамической или персонологической оценки. Психодиагностика использует ряд оценочных процедур, включающих как проективные методики, так и более объективные и стандартизованные тесты, дающие информ. о различных сферах психол. функционирования на сознательном и бессознательном уровнях. Целью яв-ся описание индивидуума скорее не в нормативном, а в персонологическом аспекте. Хотя здесь может использоваться и психиатрический диагноз, первичная цель - как можно более полное, многостороннее и многоуровневое описание конкретного индивидуума. Психодиагностическая модель подчеркивает роль клинического суждения и дедукции в орг-ции и концептуализации поставленных вопросов и в использовании подходящих методик, а тж в интеграции разнообразных данных.

Приверженцы психометрической модели критикуют субъективизм, недостаточную надежность и валидность тестов (в особенности проективных), предпочитаемых психодиагностами. Кроме того, они поднимают вопрос о возможности синтезирования оценочных данных клиницистами. Другие критиковали психодиагностическую модель за чрезмерное внимание, уделяемое интрапсихическим процессам.

Психометрическая модель

Альтернативная модель К. о. может быть обозначена как психометрическая. Хотя стандартизованные тесты используются и клиницистами различных направлений, в психометрической традиции они особенно ценятся как объективные измерительные инструменты, позволяющие сравнить индивидуумов по эмпирически определенным личностным параметрам. Ясным, структурированным заданиям (пунктам) отдается предпочтение перед менее структурированными стимулами проективных методик; надежность и валидность тестов имеют решающее значение. Роль суждения и дедукции эксперта минимизирована.

Приверженцы этой модели полагают, что тестовые данные имеют абсолютную ценность и не требуют интерпретации опытным клиницистом. В этом расхождение между психометрической и психодиагностической традициями. Сущность спора между "клиническим и статистическим прогнозом" заключается в нерешенности вопроса о том, будет ли поведение лучше предсказываться путем объединения объективных тестовых данных в эмпирически выведенные уравнения прогноза или же клиницист способен лучше объединять такие данные и делать предсказания более субъективными методами.

Поведенческая модель

Поведенческая К. о. сфокусирована на измерении наблюдаемого поведения, в особенности проблемного, а тж контекста, в к-ром оно имеет место. Поведенческая К. о. нацелена на обнаружение того, что люди делают, когда, где и при каких обстоятельствах. Это контрастирует с поиском глубинных причин поведения, т. е. выяснением того, почему люди ведут себя определенным образом, или с попытками классифицировать людей по определенным диагностическим группам. Диспозиционные конструкты, такие как черты личности или особенности психодинамики, считаются несуществующими или несущественными для прогнозирования и модификации поведения. Подчеркивается ценность тех данных, к-рые важны непосредственно для планирования и оценивания лечения.

Сегодня поведенческая К. о. использует наблюдения в естественных, затруднительных и игровых ситуациях; оцениваются тж самоотчеты испытуемого о поведении с помощью личностных опросников и клинических интервью (бесед). С появлением и развитием когнитивно-поведенческих подходов к оценке повышается интерес не только к тому, что клиенты делают и говорят о своем поведении, но тж и к таким феноменам, как их чувства, мысли, цели, внутренние образы и диалоги.

Критика и тенденции

Интерес к К. о. существенно спал, и все чаще раздается критика в ее адрес. Диагностическое тестирование отождествлялось с навешиванием психиатрических ярлыков и критиковалось как пример проявления концепций и ролевых отношений "серединной модели" ("medial model"). Эту модель сочли ненадежной и бесполезной, если не вредной.

Другие обвиняли тесты в том, что они вторгаются в личную жизнь, принуждают к проявлению конформности и лишают благоприятных возможностей граждан, не входящих в осн. состав населения. Меньшая часть психологов критиковала тесты, разработанные и стандартизованные на популяциях белого, принадлежащего преим. к среднему классу населения - и часто интерпретируемые клиницистами из тех же групп - как необъективно оценивающие представителей меньшинств в рабочих, учеб. и клинических ситуациях. Так, клиенты, различающиеся между собой по расе, а тж по соц. классу, полу и образу жизни, могут расцениваться как более нездоровые и менее доступные воздействию вербальной, инсайт-ориентированной терапии. Эта критика привела к растущей тенденции оценивать не только слабые, но и сильные стороны, а тж к разработке норм и инструментов, соотв. культуре.

Несмотря на эту критику, складывается впечатление, что тестирование не сдает своих достаточно прочных позиций. В целом изменения в этой области идут по различным направлениям. Среди важных тенденций можно назвать разработку методик, в большей мере ориентированных на конкретные специфические вопросы значимости для терапии; улучшение измерительных характеристик оценочных инструментов всех типов; больший упор на низший уровень интерпретаций результатов теста, к-рые (интерпретации) сохраняют тесную связь с полученными данными; больший учет ситуационных, интерперсональных и средовых факторов, имеющих отношение к детерминации поведения, и, в то же время, повышение внимания к собственным взглядам индивидуума на его характер, проблемы и ситуацию.

Поскольку методов психол. лечения становится все больше, все большее количество методик К. о. имеет целью подбор адекватных форм лечения для определенных групп клиентов. Они тж ценны для определения эффективности терапии. При росте и усложнении сегмента населения, нуждающегося в психол. помощи, оплате лечения третьими лицами и необходимости отчета в успешности лечения клиницисты должны быть готовы к оценке полезности вмешательства как в группах больных, так и относительно отдельных индивидуумов.

Процедуры К. о. продолжают вносить свой вклад в научные исслед. Они могут обеспечивать меры независимых и зависимых переменных, а тж быть полезными для установления критериальных групп (напр., пациентов с биполярным аффективным расстройством) в исслед., к примеру, биохимических, психофизиологических или когнитивных процессов.

Наконец, процедуры К. о. полезны при подготовке психологов. Они остаются одним из лучших способов изучения структуры и функционирования личности и повышения точности суждений клиницистов.

См. также Измерение аттитюдов, Клинический прогноз в сравнении со статистическим, Систематическая ошибка тестов, обусловленная культурными факторами, Измерение, Бланковые (типа "карандаш-бумага") тесты интеллекта, Опросники, Тестирование и законодательство

Д. Шульдберг, Ш. Корчин

Клиническая психология: подготовка специалистов через аспирантуру (clinical psychology graduate training)

До 40-х гг. официальная, систематическая подготовка специалистов в области клинической психологии в США не проводилась; стимул к развитию программ их подготовки появился после Второй мировой войны, когда очевидной стала потребность в большом количестве клинических психологов.

Хотя термин "клиническая психология", по-видимому, был впервые введен Лайтнером Уитмером в 1896 г., в течение неск. десятилетий не существовало определенной области исслед. и подготовки, по отношению к к-рой можно было бы применить этот термин. Со времен Уитмера психологи занимались коррекционной работой как члены "бригад" (вместе с психиатрами и соц. работниками) в психиатрических клиниках и больницах, занимали должности "психометристов" или лиц, проводящих "умственные испытания", а тж работали психотерапевтами. Их подготовка состояла в изучении традиционной академической психологии на психол. факультетах ун-тов, к-рое дополнялось практикумом и работой "интерна" на нек-рых доступных должностях под наблюдением психиатров.

К 1947 г. неск. ун-тов уже осуществляли подготовку специалистов в области клинической психологии через аспирантуру. В начале того же года Американская психол. ассоц. (АРА) создала специальную комиссию под председательством Дэвида Шекоу, перед к-рой были поставлены следующие задачи:

1. Определить рекомендуемую программу подготовки специалистов в области клинической психологии.

2. Определить стандарты для орг-ций, предлагающих подготовку специалистов в области клинической психологии, включ. ун-ты, интернатуры и др. учреждения для прохождения практики.

3. Посетить ин-ты, проводящие обучение, и проанализировать работу.

4. Поддерживать связь с др. орг-циями, занимающимися сходными задачами.

Полный доклад этой комиссии был опубликован в конце того же года под названием "Рекомендуемая программа специализации по клинической психологии". Он основывался на рез-татах дебатов специальной комиссии и на более ранних документах, выпущенных Американской ассоц. прикладной психологии (АААР), созданной в 30-х гг. и вошедшей позднее в состав АРА. В докладе сначала формулировались "непрофессиональные требования" ("preprofessional requirements") к поступающим на специализацию "клиническая психология", к-рые включали наличие высокого уровня интеллекта и целого ряда личностных качеств, а тж обширной подготовки по психологии, естественным и гуманит. наукам. Затем в докладе предлагалась четырехгодичная программа подготовки специалистов через аспирантуру с получением степени д-ра философии (Ph.D). Учеб. план должен был включать курсы в следующих областях: общая психология (физиолог. и сравнительная психология, возрастная психология, история психологии и соц. психология); психодинамика поведения (динамическая и эксперим. динамическая психология, психопатология); диагностические методы (наблюдение, интервьюирование, различные интеллектуальные и личностные тесты); терапия (индивидуальная и групповая); методы научного исслед. и родственные дисциплины. В дополнение к этому академическому учеб. плану для студентов рекомендовалось пройти практикум, включающий целый год работы интерном с целью обеспечения "занимающего все рабочее время контакта с пациентами клиник - контакта гораздо более интенсивного, нежели тот, с к-рым приходилось иметь дело во время клинической практики на втором году обучения".

Поворотным событием в истории подготовки специалистов в области клинической психологии стала конференция в Боулдере, штат Колорадо, созванная летом 1949 г. Ее результаты, а тж выработанная на ней т. н. "Боулдерская модель" клинической подготовки оказывали существенное влияние на протяжении более чем трех последующих десятилетий. АРА при содействии Национального ин-та психич. здоровья организовала двухнедельную конференцию с целью сформулировать задачи и программу подготовки клинических психологов для удовлетворения появившегося спроса на их услуги. Большая часть дискуссии касалась доклада комиссии АРА 1947 г., к-рый, в общем и целом, был поддержан конференцией.

Конференция в Боулдере рекомендовала базовый учеб. план по клинической психологии, к-рый "должен был быть организован т. о., чтобы и диагностические и терапевтические методики давались в неразрывной связи с теориями личности и поведения". На конференции предлагалось включить в базовый учеб. план следующие дисциплины:

1) физиология человека;

2) теория личности;

3) возрастная психология;

4) общественные отношения;

5) психопатология;

6) оценка личности;

7) клиническая медицина и клиническая психиатрия;

8) психотерапия и коррекционные процедуры;

9) методология клинических исследований;

10) профессиональные и межпрофессиональные отношения;

11) ресурсы и организация общины (community);

12) практикум и интернатура.

Новая общая докторская программа подразумевала не менее 4 лет аспирантской работы. За этот период нужно было написать курсовую работу по общей и клинической психологии, пройти практикум, включающий год работы в интернатуре, а тж завершить исслед. по теме обязательной докторской диссертации.

Необходимость в квалифицированных клинических психологах растет, и более заметными становятся проблемы, связанные с самой моделью их обучения. Уже на конференции в Боулдере были высказаны нек-рые сомнения относительно достижимости поставленных научно-практических целей. Затем в последующие десятилетия поднимался вопрос, могут ли в действительности оба комплекса личных качеств и способностей - ученого и клинического врача - "сосуществовать" в одном человеке. Как свидетельствует опубликованная характеристика участников клинических программ, все чаще лица, обучающиеся по этим программам, намного больше интересуются клинической практикой, чем исслед.

В конце 60-х появилась новая модель подготовки специалистов, к-рая предшествовала и, возможно, явилась стимулом проведения конференции в Вэйле (Vail), - в 1968 г. в ун-те Иллинойса была введена докторская программа, предполагавшая присуждение степени д-ра психологии (Psy.D). Программа обучения клинической психологии по этой программе была отлична от предыдущей, в рамках к-рой готовились доктора философии, т. к. она была направлена на подготовку клинических врачей-практиков, а не ученых. В новой программе акцент делался на прикладные курсы, посвященные различным методам оценки и вмешательства, деятельности по охране психич. здоровья населения и т. п. Было отменены жесткие требования докторской (Ph.D) диссертации, однако занятия, посвященные оценке и аналитическому обзору исслед., остались частью программы.

После 1968 г. неск. ун-тов стали присуждать степень д-ра психологии. В рамках нек-рых ин-тов программа получения докторской степени по психологии осуществляется отдельной структурой, независимой от факультета психологии. Др. явлением стали профессиональные школы психологии. К началу 80-х гг. появились профессиональные школы, полностью независимые от действующих ун-тов. Большинство из них предлагают степень д-ра психологии, хотя нек-рые сохранили и степень д-ра философии.

Такие школы обычно имеют очень небольшой штат сотрудников, работающих полный рабочий день; они полагаются прежде всего на привлечение специалистов-профессионалов на условиях неполной занятости.

Что касается программ получения степени д-ра философии в области клинической психологии, то здесь в первый год студент проходит курсы статистики, клинической оценки, теории личности и семинары по теме магистерской диссертации. Второй год обучения составляют психопатология, введение в психотер., практикум и завершение работы над магистерской диссертацией. Третий год посвящен практикуму повышенного типа (на должностях младшего персонала (clerkship), курсам по выбору, истории, теории систем и исслед. по теме диссертации. Наконец, на четвертом году соискатели проходят обучение в интернатуре в течение полного рабочего дня. Однако, как отмечалось выше, эти идеальные временные рамки соблюдаются редко: большинству соискателей требуется 5 и более лет, чтобы завершить обучение по программе.

Не существует двух похожих программ получения докторской степени по клинической психологии. Различные программы заметно разнятся между собой. Изначально участники конференции в Боулдере мудро отказались от того, чтобы создать конкретную, единую программу клинической подготовки. Принимая во внимание постоянные изменения в мире и в соц. условиях, они оставили возможность для инноваций и творчества.

См. также Комитет по профессиональной психологии (США), Американская психологическая ассоциация

А. Рабин

Клинический прогноз в сравнении со статистическим (clinical versus statistical prediction)

Традиционная модель клинической терапии включает в себя терапевта в роли диагноста. В соответствии с распространенным представлением в процессе оценки терапевт должен опираться не только на рез-ты различного рода стандартизованных тестов, но и на информ. о клиенте, собираемую им в ходе непосредственного контакта, которая предположительно увеличивает возможности более детализированной и точной оценки клиента и его последующего поведения. Эта т. зр. была поставлена под сомнение психометристами.

Пол Мил был именно тем человеком, к-рому удалось перевести спор в строгое русло, формализовав принципиальные пункты разногласий между сторонниками клинического и статистического подходов. В своей классической книге "Клинический прогноз против статистического" (Clinical versus statistical prediction) он рассматривает проблему успешного предсказания последствий поведения. Мил проводил различие между а) видами данных, используемых в прогностических целях (психометр./непсихометр. информ.), и б) методами, используемыми для прогноза ("формальные" или "актуарные"/"неформальные" или "клинические"). Под психометр. данными Мил подразумевает информ., собираемую в стандартизованных условиях и обрабатываемую, регистрируемую или классифицируемую объективным образом на основе фиксированного набора инструкций. К непсихометр. данным (по существу, материалам изучения конкретного случая) он относил факты соц. истории, др. информ. личного характера, сообщенную клиницисту, и материалы, собранные в ходе интервью или в процессе наблюдения.

Позднее Сайнс выполнил обзор 50 исслед., посвященных сравнению актуарных и К. п. различных типов поведенческих последствий. Он осветил более детально 14 исслед., напрямую касающихся центральных проблем психопатологии. Сайнс пришел к выводу, что за исключением единственного случая актуарные прогнозы не уступали клиническим или даже превосходили их по точности. Сайнс рассмотрел общие причины низкого уровня успешности предсказания на основе обоих методов и более тщательно проанализировал их применительно к прогнозам в области психопатологии. Он отметил, что ненадежность выбранных критериев ограничивает возможности как актуарного, так и К. п. и обратил внимание на проблемы, с которыми сталкиваются оба метода прогнозирования при работе с некоторыми "трудными" типами клиентов и в случаях предсказания уникального или редкого поведения.

Др. аналитики сошлись в своих общих выводах с Милом и Сайнсом, предложив ряд методологических усовершенствований, которые могли бы, по их мнению, повысить качество прогноза.

Ученые еще продолжают сравнивать статистический и клинический подходы, однако в эпоху сегодняшних оценочных исслед. острота дискуссий на эту тему заметно снизилась, хотя и теорет. и практич. вопросы, связанные с методологией прогнозирования, по-прежнему остаются неразрешенными.

В целом представляется, что защитники и/или критики любого из этих подходов должны избегать резкой поляризации в отношении данной проблемы и прийти к согласию по поводу тех стандартов, к-рые следует использовать в сравнительных оценках. Необходимо достичь согласия в отношении того, что и как будет определяться в качестве зависимой переменной, результирующее значение (исход) к-рой мы хотим предсказать (критериальная переменная, или критерий), после чего регулярные предикторы данного исхода могут рассматриваться в качестве независимых (априорных) переменных. Ошибки в прогнозе могут происходить по целому ряду причин, включ. неадекватное или ненадежное измерение переменных, непредусмотренное взаимодействие между переменными, пропуск важных переменных, и т. д. Если актуарные модели упускают переменные, к к-рым могут иметь доступ только сами клиницисты, то тогда теорет., сделанный клиницистом прогноз может оказаться более точным с учетом такого рода информ.

Следует отдавать себе отчет в том, что применение актуарных прогностических процедур не м. б. продуктивным там, где специфически определяемые исходы или диагнозы не являются правилом (или, иначе говоря, являются редкими и нерегулярными). В этих случаях, характерных для многих разделов психологии, основной процедурой остаются подходы, опирающиеся на использование клинического опыта.

См. также Клиническая оценка, Обсервационные методы, Оценка деятельности, Оценка личности, Психометрика, Ошибки оценщика, Статистический вывод

М. Л. Богатта

Клиническое суждение (clinical judgment)

Изучение К. с. можно подразделить на две различные области. Первую образуют исслед., в основе к-рых лежит предположение о том, что суждения клинициста отличаются низкой надежностью и обоснованностью. Мил пришел к выводу, что актуарная формула, объединяющая данные о неком индивидууме, будет столь же хорошо или даже лучше предсказывать исход, нежели опытный клиницист. Поскольку вводимые в формулу и предоставляемые эксперту данные совершенно одинаковы, вывод о том, что формула не может проиграть соревнование с экспертом, кажется неизбежным, гл. обр. потому, что формула непротиворечива, тогда как эксперты этим качеством не обладают. Клиницисты, подобно Р. Р. Холту, пытались возразить на это, замечая, что суждение клинициста необходимо для выполнения таких задач, как отбор переменных, используемых в качестве предикторов. Так, хотя простые мат. модели превосходят клинициста в возможностях интегрировать информ., именно клиницисты должны решать, какую информ. нужно искать в первую очередь.

Эта область исслед. К. с., вероятно, будет существовать бесконечно по двум причинам. Во-первых, мн. клиницисты основывают свои суждения на тестах, валидность к-рых сомнительна. Следовательно, исследователи, изучавшие обоснованность суждений, осн. на таких тестах, будут продолжать сообщать обескураживающие результаты. Во-вторых, психол. расстройства, перечисленные в DSM, не имеют четких определений. Когда ботаник осматривает растение, четкая таксономия определяет, к какой категории должен быть отнесен экземпляр. В классиф. психол. расстройств границы категорий расплывчаты. Мн. клиницисты сомневаются в полезности таких неточных классификационных схем, как DSM, и поэтому не следуют им. Суждения клиницистов будут неизбежно страдать неточностями, основывают ли они их на индивидуальных, выработанных на собственном опыте диагностических критериях (с неизвестной валидностью и надежностью) или на туманно определенных категориях DSM. В результате критикам К. с. будет нетрудно находить примеры плохих рез-тов. Нек-рые клиницисты учли совет Мила, Доуса и др. сторонников актуарного подхода, начав разрабатывать статистические модели клинического диагноза.

Вторую область составляют исслед. К. с., посвященные собственно процессу формирования суждения, и прежде всего выявлению факторов, искажающих его точность. Одним из таких факторов яв-ся предубежденность. Она может исказить точность суждения по меньшей мере тремя путями. Во-первых, люди склонны т. о. искажать хранящуюся в памяти информ., чтобы она приходила в соответствие с выдвигаемыми гипотезами. Во-вторых, человек искажает поступающую информ. в направлении своих гипотез, даже если они носят предположительный характер. В-третьих, предубежденность искажает суждения о корреляциях. Этот феномен иллюзорной корреляции много раз демонстрировался с помощью различных методов оценки.

На феномен иллюзорной корреляции может тж влиять неполное использование экспертом данных. Рассмотрим прототипическую диагностическую ситуацию, изображенную на рис. 2. Существует ли связь между наличием симптома и последующим исходом? Исслед. указывают на то, что эксперты, делающие положительное заключение, придают слишком большой вес данным из ячейки А. Они основывают свое суждение гл. обр. на частоте совместного появления симптома и исхода. На самом деле действительной связи между симптомом и исходом по данным рис. 1 нет, поскольку данный исход встречается одинаково часто вне зависимости от того, имеется ли данный симптом.

Рис. 2. Частота раздельного и совместного появления симптома и последующего исхода.

Второе препятствие для вынесения точного К. с. - невозможность адекватного учета экспертом базисных норм, относительной частоты появления феномена в данной популяции. Мн. клиницисты спрашивают пациентов и их семьи о наличии этих симптомов при подозрении на травму черепа. По данным Гувье и др., 35% пациентов с травмой черепа сообщают о том, что они часто теряют самообладание. Однако об этом симптоме сообщают и 37% лиц, у к-рых не было травмы черепа. Сходным образом, 29% больных с травмой черепа говорят о том, что часто испытывают раздражение - симптом, тж обнаруживаемый у 31% лиц контрольной группы. Следовательно, нетерпеливость и раздражительность не имеют диагностического значения в том, что касается наличия травмы черепа, поскольку частота их появления у больных почти идентична базисной норме. Если клиницисты не учитывают базисных норм, точность их суждений будет страдать.

Два др. препятствия на пути к точному К. с. особенно прочны. Ошибка хиндсайта (hindsight bias) представляет собой тенденцию экспертов после наступления события преувеличивать то, в какой степени они могли бы предсказать это событие до его наступления. Ошибка хиндсайта препятствует извлечению макс. информ. из наступления события. Т. к. задним числом появление события уже не кажется неожиданным, его причины или основания для уже "точного" суждения не исследуются.

С этой ошибкой связана и частично вызвана ею та излишняя уверенность, с к-рой большинство людей выносят свои суждения. Есть основания полагать, что эксперт может быть тем более убежден в своей правоте, чем менее точными являются его оценки. Фишхоф и Словик полагают, что сама по себе способность формулировать относительно правдоподобные правила (напр., "психически больные отличаются бледностью лица") несет в себе убежденность в обоснованности таких правил. Излишняя уверенность является серьезным препятствием для вынесения хорошего суждения, поскольку чересчур уверенный в себе эксперт не видит нужды в помощи, коррекции или переоценивающем размышлении. Небольшие усилия по уменьшению излишней уверенности в себе и ошибок хиндсайта сразу приносят существенный рез-т.

Др. причиной затруднений точного К. с. является то, что мы недостаточно осознаем механизмы его формирования. Диагносты и непрофессионалы оказались неспособны точно ответить на вопрос о факторах, влияющих на принятие ими решений. Нисбетт и Уилсон считают, что мы приводим разумное объяснение своему поведению, даже если полностью не осознаем его истинную причину. При неспособности надежно идентифицировать факторы, влияющие на наши суждения, повышение их точности становится трудным делом.

Недавние исслед. факторов, снижающих точность К. с., привлекли внимание психологов к сложности этой задачи. Бремер считает удивительным, что опыт может чем-то помочь клиницистам, если учесть вероятностную природу мн. явлений, с к-рыми они сталкиваются, и скудность получаемой ими действительно информативной обратной связи. Гарб и Фост показали, что опыт, даже значительный, не обязательно положительно сказывается на точности К. с.

Недавние споры о надежности и обоснованности К. с. наряду с совр. исслед., детализировавшими факторы, препятствующие верному суждению, приводят к следующим рекомендациям. Следует совершенствовать таксономию расстройств. Инструменты оценки должны соответствовать приемлемым стандартам надежности и валидности. При наличии достаточных данных должны использоваться актуарные формулы.

См. также Клиническая оценка, Клинический прогноз в сравнении со статистическим, Диагнозы, Руководство по диагностике и статистической классификации психических расстройств, Принятие и вынесение решений

X. Р. Аркис

Ковариационный анализ (analysis of covariance)

К. а. - тесно связанный с дисперсионным анализом статистический метод, в к-ром зависимая переменная статистически корректируется на основе связанной с ней дополнительной информ., с тем чтобы устранить вносимую извне изменчивость и т. о. повысить эффективность анализа.

В качестве примера рассмотрим эксперим. план, в к-ром сравниваются 3 различные методики обучения арифметике. Ученики случайно распределяются по разным условиям обучения, а зависимой переменной яв-ся оценка по стандартизованному тесту учебных достижений, проводимому в конце периода обучения. Из-за присутствующих в данной ситуации неконтролируемых источников случайной изменчивости будет нелегко доказать нулевую гипотезу об одинаковой эффективности учебных методик. Если бы даже эти методики обучения действительно были равноценными, вряд ли стоит ожидать, что среднегрупповые оценки по тесту учебных достижений будут в точности одинаковыми. Оценка по тесту достижений у каждого ученика обусловливается не только методикой обучения, но тж его способностями и множеством переменных наподобие его самочувствия в день тестирования. Чем больше таких источников вариации м. б. устранено, тем проще будет оценить эффекты методик обучения.

Одним из путей уменьшения случайной изменчивости в эксперим. ситуации могло бы быть контролирование в определенных пределах интеллекта испытуемых, участвующих в исслед. Однако в К. а. эта задача решается путем статистического контроля таких источников изменчивости. Делается допущение, что определенную долю отклонений показателя зависимой переменной можно предсказать на основе индивидуальных оценок связанной с ней характеристики, называемой ковариатой. Напр., если мы располагаем оценками интеллекта каждого ученика, можно использовать эту информ. для корректировки показателей по тесту учебных достижений т. о., чтобы уменьшить вариацию, вызванную индивидуальными различиями в интеллектуальных способностях. Простейшая схема вычислений основана на предположении о линейной связи между зависимой переменной и ковариатой (или ковариатами).

К. а. требует соблюдения большего количества допущений, чем дисперсионный, и потому чаще используется некорректно.

См. также Дисперсионный анализ, Статистика в психологии

А. Д. Велл

Когнитивная психофизиология (cognitive psychophysiology)

К. п. - это междисциплинарная, возникшая благодаря частичному перекрытию психологии и физиологии, область исслед., в к-рой предпринимаются попытки разрешить классическую проблему "разумной души" (mind), делая ставку на использование совр. электронной техники. Исходное допущение состоит в том, что ментальные (психич.) процессы порождаются в процессе взаимодействия выборочных телесных (физ.) систем и что их можно непосредственно исследовать с помощью достаточно чувствительного оборудования. К этим телесным системам относятся органы чувств (глаза, уши и т. д.), ЦНС (гл. обр. головной мозг), скелетная мускулатура, автономная система (желудочно-кишечный тракт, сердечно-сосудистая система и т. д.), а тж их нервные взаимосвязи. О междисциплинарном характере этой области свидетельствует работа в ней исследователей, представляющих психологию, физиол., медицину и биохимическую инженерию. Подходы к проблеме разумной души, или разума, наметившиеся еще в эпоху древних философов, можно разделить, несколько упрощая, на дуалистические и монистические. Наиболее популярными всегда были дуалистические воззрения, каковыми они остаются в повседневном мышлении и по сей день. Основное допущение дуализма состоит в том, что в мире есть два вида сущностей (entities): сущности, имеющие "физ." (материальный) характер, и сущности, имеющие "психич." (нематериальный) характер. К познаваемым средствами науки дуалисты относят только физ. события. Монизм, однако, утверждает, что мир состоит из сущностей одного вида. Главный принцип монистической позиции - принцип строгого (абсолютного) материализма, согласно которому во Вселенной происходят только физ. явления. Тогда, согласно материалистическому монизму, психич. процессы есть не что иное, как физ. явления, порождаемые в теле (within the body), и потому их можно непосредственно наблюдать, опираясь на совр. научные технологии.

Современная оценка проблемы разума

При рассмотрении вопроса о локализации психич. процессов или, проще говоря, при определении места возникновения образов и мыслей в границах тела объективность требует от нас избегать предрасполагающих тенденций и считать любую телесную систему возможным кандидатом на обслуживание некой когнитивной функции, по крайней мере до тех пор, пока эмпирически не установлено обратное. Однако реакции этих систем зачастую бывают столь тонкими, что их стали называть скрытыми (в противоположность открытым). Скрытые реакции - это такие телесные микропроцессы, к-рые невозможно наблюдать невооруженным глазом, и поэтому они должны быть усилены с помощью специального лабораторного оборудования, чтобы их можно было изучать так же, как это делается в случае исслед. мозговых волн или сердечной деятельности.

Когнитивные психофизиологи, специализирующиеся в области различных телесных систем и использующие высокочувствительные методы, к настоящему времени достигли серьезных успехов в измерении срытых реакций по всему телу на протяжении изучаемой когнитивной деятельности. Кроме того, было установлено, что эти события происходят в тесной временной близости друг к другу и оказываются систематически (часто - каузально) связанными. Отсюда напрашивается неизбежный вывод, что широко распространенные скрытые реакции в органах чувств, головном мозге, мышцах и автономной системе связаны между собой через сложные нейромышечные цепи, обладающие кибернетическими характеристиками (контуров обратной связи или следящих контуров).

Переход от механических к электронным методам

На рубеже XX столетия исследователи упорно пытались сконструировать "машину для чтения мыслей" из доступных в то время механизмов и приборов. С появлением электронной лампы эти грубые механические устройства и методы уступили дорогу чувствительной электронной технике, к-рая сыграла решающую роль в развитии К.п. Так, в 1921 г. появились примитивные электромиографы для регистрации электрических компонентов мышечной деятельности. Первая запись электроэнцефалограммы была сделана Гансом Бергером в 1929 г., эмпирически установившим, что головной мозг генерирует электрические сигналы (хотя на протяжении многих лет к полученным Бергером данным относились с изрядной долей скептицизма). Кожно-гальваническая реакция и др. меры деятельности автономной системы во время переживания эмоций начали применяться в конце XIX в. (и прежде всего Фере в 1888 г.); такие меры автономной активности играли важную роль на ранних этапах развития К. п., впрочем, они сохранили свое значение и в наши дни.

Лаборатория К. п. для изучения скрытых телесных актов электрофизиологическими методами имеет четыре существенных признака: а) использование датчиков, обычно в виде электродов, помещаемых поверх головного мозга и на поверхности кожи для обнаружения электрических компонентов нейронных, мышечных и гландулярных (железистых) эффектов; б) использование усилителей, к-рые усиливают амплитуду фиксируемых датчиками телесных сигналов; в) использование считывающих устройств, таких как катодные осциллографы или самописцы, к-рые наглядно отображают скрытые телесные сигналы; д) использование систем квантификации (или количественного представления данных), к-рые переводят эти сигналы в числовые значения.

Ряд наиболее часто измеряемых психофизиологических эффектов систематизирован в табл. 1. Основная демаркационная линия проходит между реакциями мышечной и гландулярной систем и нейрофизиологическими процессами ЦНС.

Таблица 1. Скрытые психофизиологические эффекты у людей

I. Скрытые реакции (мышечные и гландулярные эффекты)

А. Скрытые речевые реакции: электромиографические показатели активности мышц языка, губ, подбородка, шеи, гортани и челюстей

Б. Скрытые соматические реакции: электромиографические показатели активности скелетной мускулатуры пальцев рук, плеча с предплечьем, ног и т. д.

В. Скрытые реакции глаз, регистрируемые преимущественно с помощью электроокулографии

Г. Скрытые реакции автономной системы

1. Показатели сердечно-сосудистой деятельности, такие как сердечный ритм, ЭКГ, пульсовые колебания объема конечности (чаще всего - пальца) и артериальное давление

2. Активность висцеральных мышц, главным образом кишечника, в том виде, как она отображается на электрогастрограмме

3. Кожно-электрические показатели, снимаемые с поверхности кожи (кожно-гальваническая реакция, электропроводимость кожи и т. д.)

II. Нейрофизиологические процессы

Электрическая активность головного мозга, регистрируемая посредством электроэнцефалографии с усреднением сигналов, которая дает картину усредненных вызванных потенциалов и контингентной отрицательной вариации

Первые два класса реакций в табл. 1, а именно реакции скелетных мышц в речевой и соматической областях, лучше всего измерять методом электромиографии, регистрируя электрические компоненты мышечной деятельности. Скрытая глазодвигательная активность, третья категория реакций в табл. 1, обычно регистрируется с помощью электроокулографии.

Последний класс реакций, отражающих работу автономной системы, подразделяется на ряд подклассов. К измеряемым чаще всего компонентам функционирования автономной системы относятся: а) параметры сердечной деятельности, измеряемые методом электрокардиографии; б) деятельность кишечного отдела желудочно-кишечного тракта, к-рая, при ее регистрации электрофизиологическим методом, отображается на электрогастрограмме; в) кожно-электрические параметры активности кожи, чаще всего - кожно-гальваническая реакция, измеряемая с помощью психогальванометра.

Другая основная категория в табл. 1 предназначена для электрических сигналов головного мозга. К ним относятся такие известные эффекты, как альфа-волны (высокоамплитудные циклические колебания) и бета-волны (имеющие меньшую амплитуду, но более высокую частоту, чем альфа-волны).

С появлением в лабораториях малых ЭВМ стало возможным усреднение мозговых волн для выявления внутренних сигналов, неразличимых в необработанных записях электрической активности мозга.

Прямое электрическое измерение психических процессов

В отдельных экспериментах установлено, что каждый из перечисленных в табл. 1 эффектов имеет место во время переживания когнитивных событий, хотя так и не была предпринята попытка провести "общий эксперимент" с одновременной регистрацией всех этих эффектов. И все же можно сказать: разнообразные ментальные события сходны в том, что все они состоят из скрытой активности, возникающей во всех отделах тела, включ. головной мозг. Уникальные менталистские термины для ментальных событий существуют в силу того, что переживание когнитивного опыта происходит в различных средовых условиях и при различных состояниях организма. Ночные сновидения, грезы и направленное рациональное мышление, напр., различаются между собой вследствие того, что в разной степени подвержены влиянию внешних (средовых) входных сигналов. В продолжение "мыслей во сне" или образов ночных сновидений большая часть средовой стимуляции физиологически "выключается", предположительно, на уровне ретикулярной активирующей системы. В результате психическая активность сновидения становится хаотической, т. к. больше не направляется внешней реальностью, или, как это сформулировал один психиатр, сновидение дает всем нам возможность ничем не рискуя впасть в безумие на короткий период времени. Сходные психич. процессы происходят в грезах, но они хотя бы частично подконтрольны влияниям внешней среды. Во время направленного решения задачи процессы рационального мышления почти полностью контролируются через многократное соотнесение с окружающей средой.

Галлюцинации - ложное восприятие несуществующих объектов, к-рые для больного носят характер реальных, действительно существующих, - сходны со сновидениями в том, что они контролируются внутренними стимулами, даже если они ошибочно приписываются действию внешних сил. Нейромышечные цепи, участвующие в порождении зрительных галлюцинаций, включают в себя затылочную долю головного мозга и глаза. Аналогично этому, слуховые галлюцинации предположительно вызываются в тех случаях, когда слуховые и лингвистические области мозга взаимодействуют с мышцами ушей и речевого аппарата. Напр., слуховые галлюцинации, по-видимому, вызываются, когда больной издает подпороговые звуки, как это видно на аудиограмме и электромиографической записи внутренней речи (рис. 3).

Рис. 3. Образец записи прибора-самописца, фиксирующей сообщение о галлюцинации.

Двухсекундные интервалы до и после сообщения отмечены на оси событий вверху рисунка. Далее по порядку: пневмограмма, электромиограмма предплечья, электромиограмма подбородка, электромиограмма языка и фонограмма. Увеличение электромиографической активности в области подбородка и подпороговой вокализации (нижняя запись) совпадают по времени с переживанием галлюцинации.

Слуховые компоненты ночных сновидений, по-видимому, производятся нейромышечными цепями, подобными тем, к-рые участвуют в порождении слуховых галлюцинаций. На рис. 4 показан образец записи быстрой, низкоамплитудной скрытой мышечной активности губ и подбородка во время сновидений, в которых сновидец разговаривал с другими персонажами сновидения. Эти скрытые речевые реакции не наблюдаются в периодах зрительных сновидений или сна без сновидений.

Рис. 4. Образцы сигналов во время разговорных сновидений.

Сверху вниз: электромиограмма губ, электромиограмма подбородка, горизонтальное расположение глаз, электроэцефалограмма (лобные доли). Масштаб амплитуды для трех верхних записей - 50 мВ на деление шкалы; для электроэнцефалограммы -100 мВ на деление шкалы. Масштаб времени - 1 с на деление шкалы.

Глухонемые, не владеющие устной речью, используют для общения дактильный ("жестовый" или "ручной") язык. Поэтому у них локусом механизмов лингвистических реакций оказываются мышцы пальцев, а речевая мускулатура в мыслительных актах не задействуется. Вместо этого в процессе мышления они производят скрытые пальцевые реакции. Те же, кто достаточно хорошо владеет и устной и кинетической речью, обнаруживают во время решения мыслительных задач скрытые реакции мышц речевого аппарата и пальцев.

Технологические последствия

Как и все области научных исслед., К. п. имеет ряд практических приложений; наиболее важное из них связано с принципами саморегуляции. Когда чел. непрерывно сталкивается со стрессами повседневной жизни, рез-том этого зачастую становится нарушение функционирования организма. Первичная реакция тела на стресс квалифицируется как рефлекс испуга, важным компонентом к-рого является напряжение скелетной мускулатуры для нападения или бегства. Хронические состояния чрезмерного напряжения во всех отделах скелетной мускулатуры могут приводить к двум типам телесных дисфункций: а) психиатрическим затрудненностям, таким как тревожные состояния, фобии и депрессия; и б) психосоматическим расстройствам, таким как язвы, головные боли, спастическая толстая кишка и повышенное АД. Первым и, пожалуй, наиболее эффективным методом ослабления симптомов этих болезней напряжения является метод прогрессивной (мышечной) релаксации, предложенный Эдмундом Джекобсоном в 1908 г. и применяемый в различных модификациях до сих пор. При прогрессивной релаксации чел. расслабляет скелетную мышечную систему, что, в свою очередь, вызывает состояние уравновешенности и покоя во всех отделах центральной и автономной НС. Уже Джекобсон показал, что привычная релаксация может в силу этого смягчать многие из вышеупомянутых психиатрических и психосоматических расстройств. Однако вполне возможно, что профилактическое применение прогрессивной релаксации дает еще более благотворные результаты. Именно на этом основании Джекобсон пропагандировал идею всеобщего обучения детей в начальных классах контролировать свое напряжение.

Другим широко известным методом развития саморегуляции является метод биолог. обратной связи, при использовании к-рого внутренние процессы преобразуются с помощью специальной аппаратуры в доступные для широкого наблюдения сигналы. Общая стратегия этого метода состоит в том, чтобы осуществлять текущее слежение - а значит, и контроль - за внутренними эффектами, такими как мозговые волны, мышечные сигналы и кожно-электрические реакции, визуально наблюдая их на экране осциллографа или осуществляя их аудиоконтроль через внешние динамики. Биолог. обратная связь заключает в себе серьезную предпосылку для прогресса в понимании нами своего внутреннего мира, и многие проводящиеся в наше время исслед. вносят ценный вклад в эту важную область. Однако клиническое применение биолог. обратной связи сталкивается с определенными трудностями, такими как зависимость обучаемого от сигнала обратной связи. Поэтому даже если желаемые изменения поведения достигаются в условиях клиники, это отнюдь не означает, что они обязательно будут устойчивыми и распространяющимися на повседневную жизнь пациента. И все же революционные последствия применения биолог. обратной связи и прогрессивной релаксации состоят в том, что эти методы дают возможность изучать внутренний мир чел., в то время как классическая психология сосредоточилась на изучении наших отношений с внешней средой.

Еще одно приложение К. п. связано с пониманием читаемого текста и обучением чтению про себя. Представление о том, что произнесение слов про себя - или, используя специальную терминологию, скрытое речевое поведение - задерживает овладение навыками эффективного чтения, относится к области распространенных вымыслов. Популярные "курсы быстрого чтения", напр., стремятся повысить скорость чтения за счет исключения активности речевой мускулатуры. Нек-рые учителя пытались отвадить своих учеников проговаривать слова про себя в процессе чтения, заставляя их плотно сжимать губы или набирать полный рот шариков, прижимать язык карандашом и т. д. Однако такие усилия затормозить субвокализации оказываются бесплодными, ибо речевая мускулатура все равно реагирует во время чтения про себя, даже когда ее активность тормозится к.-л. из перечисленных выше способов. Эмпирическое обобщение заключается в том, что скрытое речевое поведение имеет место у всех читающих про себя и что оно необходимо для понимания читаемого текста. В действительности по мере увеличения скорости чтения уровень скрытого речевого поведения не снижается, а, наоборот, повышается. Если же речевые мышцы оказываются достаточно хорошо расслабленными на момент чтения с помощью прогрессивной релаксации, читатели не в состоянии понять смысл текста. Вывод для учителей: не следует препятствовать скрытому речевому поведению ребенка, т. к. ему совершенно необходимы субвокализации во время чтения. Фактически с течением времени у детей происходит естественное сокращение субвокализаций, но они продолжают существовать у всех взрослых, хотя и на очень редуцированном уровне.

Обнаружение лжи или, точнее, выявление обмана психофизиологическими методами широко применяется в разведке, расследовании преступлений и даже в качестве испытания при найме на службу. Для этих целей чаще всего используется полиграф, регистрирующий в основном параметры сердечно-сосудистой деятельности. К сожалению, традиционный полиграф, как и более совр. модификации детектора лжи - прибор для оценки психол. стресса и голосовой анализатор стресса, не обладают валидностью в той степени, чтобы можно было оправдать их нормативное использование. И все же в области К. п. есть подходы и методики для успешной разраб. систем обнаружения обмана, и нет сомнений, что такие системы будут созданы.

См. также Аутогенная тренировка, Когнитивная сложность, Обнаружение лжи, Нейролингвистика, Нейропсихология, Обучение релаксации

Ф. Мак-Гиган

Когнитивная сложность (cognitive complexity)

К. с. первоначально определялась Джеймсом Бьери как "тенденция истолковывать соц. поведение в многоаспектной (многомерной) манере". Его операциональное определение этого понятия основано на Тесте репертуарных решеток ролевых конструктов Джорджа Келли (Role Construct Repertory Grid Test), в к-ром испытуемые последовательно классифицируют своих знакомых на основе различных биполярных измерений, или "конструктов", вводимых по ходу оценки ими самими, напр. общительный/замкнутый. Индекс К. с. Бьери отражает то, в какой степени испытуемые используют различные конструкты как независимые друг от друга при классиф. тех же самых людей. По существу, это мера дифференциации конструктов. Он обнаружил, что ретестовая надежность индекса составляет 0,80 и что этот индекс коррелирует с точностью предсказания испытуемыми различий между ними самими и двумя знакомыми в терминах их ответов на опросник, касающийся соц. поведения.

В дальнейшем Бьери разработал новый тест решеток, в к-ром испытуемые оценивают 10 своих знакомых с помощью 6-балльной шкалы (от -3 до +3) на основе стандартного списка из 10 биполярных конструктов. Все полученные наборы оценок сравниваются друг с другом и за совпадение оценки, получаемой одним и тем же лицом по двум различным конструктам, начисляется 1 балл. Чем выше итоговый балл по тесту, тем меньшей К. с. характеризуется испытуемый.

Исслед. К. с. показывают, что испытуемые имеют тенденцию в большей степени дифференцировать конструкты при характеристике людей в плане "отрицательных валентностей" - напр., "человек, с к-рым вы чувствуете себя наименее комфортно" или "нелюбимый персонаж в пьесе", - чем при описании "положительных" фигур, таких как "ваш лучший друг" или "главный герой вашего любимого романа". Эти данные согласуются с "гипотезой бдительности" (vigilance hypothesis) Бьери, согласно к-рой мы склонны к более дифференцированным интерпретациям поведения потенциально угрожающих нам лиц, с тем чтобы обособить наши впечатления о них.

Др. показатели К. с., выводимые из различных тестов репертуарных решеток, включают, среди прочих, процент полной дисперсии, объясняемый наибольшим фактором или первым главным компонентом; число значимых корреляций между конструктами; среднюю корреляцию между конструктами; среднее расстояние между фигурами и степень, в к-рой др. характеризуются как сходные с самим испытуемым.

Основн. проблема в использовании репертуарных решеток с целью оценки К. с. у нормальных испытуемых отражается в том факте, что больные шизофренией (с нарушениями мышления) демонстрируют сравнительно высокую степень статистической независимости между конструктами при описании людей на основе тестов решеток; однако их соц. суждения точнее было бы характеризовать как случайные, чем как сложные по своей орг-ции, по той причине, что они обнаруживают высокую нестабильность от одного случая к другому.

См. также Когнитивный диссонанс, Теория личных конструктов, Методика репертуарных решеток

Дж. Р. Адамс-Уэббер

Когнитивно-поведенческая терапия (cognitive behavior therapy)

К.-п. т. - это подход, предназначенный для изменения умственных образов, мыслей и мыслительных паттернов с тем, чтобы помочь больным в преодолении эмоциональных и поведенческих проблем. Он основан на теории, согласно к-рой поведение и эмоции отчасти обусловлены когнициями и когнитивными процессами, изменять к-рые можно научиться. Традиционные методы психотер. всегда признавали важную роль когниций в поведении и эмоциях; однако К.-п. т. отличается от прежних инсайт-ориентированных подходов тем, что ее материалом яв-ся лишь когниций, появляющиеся "здесь и сейчас". Работа с этими когнициями проводится тж более систематически, чем в др. методах психотер. Она использует принципы модификации поведения для обнаружения имеющихся когниций и выявления тех из них, к-рые создают проблемы. Поведенческие техники используются для устранения нежелательных когниций, предложения новых паттернов мышления и способов продумывания проблем и для подкрепления этих новых когниций. Эти техники включают: а) регистрацию желательных и нежелательных когниций и фиксацию условий их появления; б) моделирование новых когниций; в) использование воображения для визуализации того, как новые когниций могут быть соотнесены с желательным поведением и эмоциональным благополучием; г) использование этих новых когниций на практике в реальных ситуациях, с тем чтобы они стали привычным образом мышления пациента.

Когниций, изменение к-рых может потребоваться, включают отдельные мнения и убеждения и их системы, а также мысли и образы. Чел. организует и использует когниций с помощью когнитивных процессов. Эти процессы включают: а) способы оценки и орг-ции информ. о себе и окружающей среде; б) способы переработки информ. для приспособления в жизни и решения проблем и в) способы предсказания и оценки будущих событий.

История

К.-п. т. как самостоятельное направление выделилась из области модификации поведения и поведенческой терапии. Поведенческая терапия 1960-х гг. пыталась объяснять и лечить эмоциональные и поведенческие нарушения, используя те же законы оперантного (и др. видов) обусловливания, которые успешно использовались в исслед. поведения низших организмов, младенцев и лиц с задержкой психич. развития. Однако при исслед. взрослых было обнаружено, что даже очень мощные внешние манипуляции часто не могли закономерно изменять поведение. Напр., при лечении депрессий можно, в принципе, подкреплять "счастливое" поведение и наказывать за "депрессивное". Однако если когнитивные процессы больного содержат тенденции к самообвинению или к видению себя в качестве неудачника, эти внешние манипуляции окажутся неэффективными.

Интерес к самоконтролю или способность к независимости от непосредственных вознаграждений и наказаний при достижении цели способствовал переходу многих бихевиористов от концепции внешнего контроля поведения к теориям, постулирующим возможность использования индивидуумом когнитивных навыков для решения проблем, возникающих в окружающей среде. Мыслительным процессам стала придаваться важная роль в детерминации поведения и эмоций.

Монография Альберта Бандуры Principles of behavior modification ("Принципы модификации поведения") стала важным событием для мн. поведенческих терапевтов, находившихся в поисках более интегративных моделей, поскольку она представляла теоретические интерпретации оперантного и классического обусловливания, подчеркивая одновременно важность когнитивных процессов в регуляции поведения.

Теория

Когниций никогда не затрагивались в работах с низшими животными. Жизнь чел. столь сложна и мы получаем через речевой канал так много информ., что когниций и когнитивные процессы могут создавать то, что не яв-ся точным отражением окружающей индивидуума реальности; эти когниций могут вызвать неадекватное, нежелательное поведение и/или эмоции. Одни и те же внешние условия могут вызвать у одних людей страх или депрессию и не вызвать никаких реакций у др.

Люди учатся удовлетворять свои нужды, наблюдая исход событий и поведения. На основе из этих наблюдений у них возникают ожидания относительно того, что произойдет в будущем и собственной способности действовать в этих обстоятельствах. Они тж обнаруживают, что определенный ход событий вызывает определенные эмоциональные реакции. Они сравнивают себя с другими и формируют оценочные суждения относительно своего поведения и поведения окружающих. Т. о., наше поведение определяется не только внешними условиями, но и решениями, к-рые мы принимаем на основе наших когниций относительно этих условий. Так, когниций могут вызывать нежелательное поведение или эмоции, в зависимости от того, какие когниций индивидуум научился использовать в различных жизненных ситуациях. Если люди приучаются думать о себе как о неудачниках, они могут становиться депрессивными. Если они начинают думать, что не могут справиться с ситуацией, они будут пытаться избегать ее. Целью когнитивной терапии является изменение ошибочного образа мышления пациента в отношении себя и обучение его навыкам, необходимым для того, чтобы справиться с проблемными ситуациями. Терапия включает опыт обучения, имеющего целью изменить когниций т. о., чтобы они стали более адекватными и не препятствовали социальному или эмоциональному развитию.

Обзор разновидностей когнитивной терапии

Рационально-эмотивная терапия

А. Эллис обнаружил у своих пациентов наличие таких иррациональных убеждений, как "я должен быть совершенным" и "каждый должен любить меня". Эти убеждения сопутствуют озабоченности пациента тем, как о нем думают окружающие его люди. Любое отклонение реальности от этих убеждений пациент интерпретирует как ужасное событие. Поскольку реальность редко соответствует иррациональным ожиданиям, развитие депрессии становится вероятным. Терапия основывается на том, что пациента стимулируют к принятию более рациональных когниций путем моделирования адекватных мыслей. Пациентов стимулируют к отслеживанию качества своих мыслей, сознательной регистрации частоты их появления и воздействия на эмоции.

Когнитивная терапия

А. Бек описал, как люди могут стать депрессивными при использовании ими искаженного мышления. Примеры такого мышления включают фиксацию скорее на неудаче, чем на успехе, убеждение в том, что одна неудача означает тотальный провал, и др. когнитивные тенденции видения себя в негативном свете. Терапия состоит в распознавании этих тенденций и выполнении домашних заданий, предназначенных для получения успешного опыта. Больному демонстрируют примеры более адаптивных, позитивных когниций, к-рые он использует на практике до тех пор, пока они не заменят старый стиль мышления.

Тренинг самоинструктирования

Д. Мейхенбаум рассматривал когниций как самоинструкции, используемые при развитии поведенческих навыков. Эти инструкции находились на уровне сознания в начале обучения поведенческому паттерну. После завершения обучения инструкции исчезают из сознания и поведение совершается автоматически. Заучивание анормальных инструкций может вести к нежелательному поведению. Если инструкции яв-ся ошибочными или неполными, пациент будет испытывать тревогу в связи с возможностью неадекватного поведения. Терапия заключается в обучении путем моделирования новым самоинструкциям. Пациент, опираясь на свое воображение, представляет себе использование новой системы инструкций для новой системы поведения. Эта терапия использовалась гл. обр. с агрессивными детьми и при экзаменационных фобиях.

Терапия методом скрытого моделирования

Дж. Котела исследовал способы обучения людей совладанию со стрессовыми, вызывающими тревогу ситуациями, предлагая им мысленно репетировать требуемое поведение. Пациенты учатся представлять себе, что случится в рез-те их поведения и какие действия они могут предпринять, чтобы справиться с ситуацией. Больной тж использует техники релаксации; т. о., тревога и стресс не препятствуют выполнению плана. Этот метод использовался в лечении фобий и неуверенности в себе.

Тренировка навыков копинга

Эта терапия, описанная М. Голдфридом, сходна со скрытым моделированием. Пациент представляет себе стрессовую ситуацию, а затем совладание с тревогой. Однако при тренировке навыков совладания (копинга) визуализация проводится в виде последовательности все более устрашающих образов. Использование техники мышечной релаксации позволяет переносить более высокий уровень тревоги на каждой последующей ступени. Т. о., тревога никогда не мешает пациенту продолжить работу над совершенствованием совладающего поведения. Он может также практиковаться в ролевом разыгрывании проблемной ситуации. Эта терапия использовалась в лечении фобии экзаменов и при оказании помощи людям в совладании с собственной нерешительностью.

Тренинг контроля тревоги

Эта терапия, описанная Р. Суинном и Ф. Ричардсоном, имеет сходство с др. методами в том отношении, что в ней используется мысленное представление событий, вызывающих тревогу. Врач учит больного распознавать и использовать симптомы тревоги в качестве сигнала для использования таких копинговых стратегий, как мышечная релаксация или мыслительные паттерны, ориентированные на успех. В этой модели считается важным использование широкого спектра воображаемых ситуаций, с тем чтобы лучше подготовить пациента к многообразию реальных жизненных проблем. Она обычно используется с лицами, к-рые не могут успешно действовать в определенных ситуациях вследствие чрезмерной тревоги.

Тренинг "прививка против стресса"

В рамках концепции этого метода, предложенного Д. Мейхенбаумом, страх и тревога считаются следствием восприятия повышенного физиолог. возбуждения и провоцирующих тревогу мыслей. Тренинг заключается в обучении мышечной релаксации и коррекции тревожных мыслей и чувств. Эти техники репетируются мысленно, а затем используются в актуальной стрессовой ситуации, в к-рую больной вводится врачом (напр., неожиданный удар электрического тока). Стрессовая ситуация позволяет пациенту развивать навыки использования релаксации и паттернов мышления, снижающих тревогу. Интенсивность действия стрессоров тщательно контролируется, давая больному возможность обрести уверенность в себе и не оказаться подавленным влиянием стрессора.

Терапия методами решения проблем

Эта разновидность терапии исходит из того, что разрешение жизненных проблем требует набора когнитивных навыков, таких как способность подбирать адекватные средства решения для получения ожидаемых рез-тов, находить альтернативные решения и правильно предвидеть рез-ты этих решений. При отсутствии этих способностей могут возникать поведенческие и эмоциональные проблемы. В рамках варианта поведенческой терапии методом решения проблем, разработанного Т. Дзуриллой и М. Голдфридом, пациенты обучаются уточнению своих жизненных проблем, нахождению возможных решений и использованию лучших из них. Пациенты сами регистрируют свой процесс сопоставления средств решения и ожидаемых рез-тов и способность оценивать собственное поведение. Эта терапия использовалась в лечении детей с нарушениями поведения и взрослых с дефицитом навыков решения проблем.

М. Махони постулирует, что люди могут лучше адаптироваться к жизни, если они систематически используют последовательность процедур для нахождения решения, примерно так, как это делает ученый или инженер. Этими процедурами являются: а) спецификация проблем, б) сбор информации, в) идентификация причин или ситуативных паттернов, г) анализ вариантов выбоpa, д) сужение числа этих вариантов и их опробирование, е) сравнение рез-тов и ж) расширение и пересмотр вариантов на основе полученных рез-тов.

Методология

Методология К.-п. т. предполагает идентификацию и коррекцию специфических когнитивных процессов, детерминирующих эмоциональные и поведенческие проблемы. Акцент в терапии делается на систематическую работу с целевыми когнициями, возникающими "здесь и сейчас", с использованием принципов соц. научения (моделирование и репетиции) наряду с тренировкой самонаблюдения и мышечной релаксации.

Когнитивная терапия депрессии

А. Бек описал свой подход к лечению депрессии в работе Cognitive therapy and emotional disorders ("Когнитивная терапия и эмоциональные расстройства"). Депрессивные больные считают себя неудачниками; терапия имеет целью дать им возможность почувствовать себя победителями. Вначале терапевт выбирает нек-рые из проблем пациента - эмоциональных, мотивационных, когнитивных, поведенческих или физиолог. Каждая проблема исследуется на трех уровнях: в аспекте анормального поведения, такого как пассивность или соц. изоляция; в аспекте эмоциональных нарушений, таких как тенденции к бегству, и в аспекте когниций безнадежности и поражения.

Пациентам сообщают, что включение в повседневную деятельность улучшит их самочувствие. Терапевт и пациент вместе разраб. программу ежедневной активности. Поведение градуируется по степени сложности, что мотивирует пациента выполнять последовательность заданий нарастающей трудности, облегчая приближение к решению целевой проблемы. Если степень трудности нарастает медленно, пациент проходит через серию успехов. Терапевт в виде обратной связи комментирует успехи пациента, разрывая т. о. депрессивный порочный круг неудач и отрицательной самооценки.

С целью когнитивной переоценки пациент вместе с терапевтом рассматривает взаимосвязь между депрессивными когнициями и симптомами. Пациент самостоятельно отслеживает мысли, чувства и поведение, имевшие место до, во время и после проблемных ситуаций. С целью коррекции когнитивных процессов терапевт предлагает ему формулировать альтернативные объяснения прошлого опыта, демонстрируя существование других способов интерпретации событий помимо тех, к-рые отрицательно отражаются на самооценке. Терапевт осторожно исследует закрытую систему представлений больного, включающую негативистское отношение к себе и окружающему миру; он выявляет причины появления таких представлений и противопоставляет им свидетельства, подтверждающие более позитивные установки. Когнитивные репетиции состоят в том, что пациент представляет себе последовательность событий, имеющих отношение к области проблем. Выявленные при этом препятствия и конфликты подвергаются обсуждению; при их проработке используются методики когнитивной переоценки и решения проблем.

Резюме

Важность мыслительных процессов как возможных причин эмоциональных и поведенческих проблем издавна признавалась во всех психотер. подходах. Однако отношения между мышлением, эмоциями и поведением часто объяснялись абстрактными теориями, что затрудняло понимание их больными и эмпирическую оценку исследователями. В качестве реакции на этот перекос в сторону невидимых и таинственных процессов поведенческая терапия ограничивалась лишь зримыми внешними событиями. И только позднее К.-п. т. сконцентрировалась на мыслях как поведении чел.

Однако К.-п. т. не представляет собой возвращение к традиционной инсайт-терапии. В отличие от более ранних подходов, К.-п.т. систематически исследует внутренний материал, категоризируя мыслительные процессы и увязывая их с внешними событиями в ходе тщательного наблюдения мыслей, чувств и поведения по ходу времени.

К.-п. т. нацелена на обучение - посредством тренировки - специфическим навыкам, имеющим прямое отношение к существующей проблеме. В К.-п. т. акцент на овладении навыками и собственной ответственности пациента за рез-ты применения этих навыков может способствовать повышению самообладания пациента и его способности справляться с трудностями. Если в конце концов будет подтверждена эффективность К. п. т. как метода лечения, это будет означать успешное применение научного метода к анализу и коррекции наших невидимых мыслительных процессов.

См. также Когнитивные терапии, Современные методы психотерапии, Психотерапия, Систематическая десенсибилизация

Дж. Форейт, К. Гудрик

Когнитивные карты (cognitive maps)

К. к. отображает относительное расположение точек в пространстве, позволяя тем самым животному ориентироваться в направлении точки, не имеющей явных отличительных признаков. Существованием этого термина мы обязаны Толмену, к-рый использовал его для объяснения эффектов научения при прохождении крысами лабиринта. Выдвинутая Толменом гипотеза К. к. получила предварительное подтверждение в его лабораторных исслед., когда были обнаружены резкое снижение совершаемых крысой ошибок при введении пищевого вознаграждения в ранее изученный сложный лабиринт и адекватное реагирование в исслед. т. н. инсайта и альтернативных путей. Сходным образом, успешное решение проблемной задачи о трех площадках Майера тж предполагало знание крысой положения каждой площадки в отношении к двум др.

В дальнейшем Олтон представил более убедительные свидетельства в поддержку гипотезы К. к. Используя восьмилучевой радиальный лабиринт, Олтон и др. изучали пространственную память у крысы путем перемещения шарика нищи после каждой успешной попытки крысы в конец др. коридора. Крысы быстро научались практически безошибочно входить только в тот коридор, к-рый они не посещали ранее. Крысы прекрасно ориентировались по контролируемым ключевым запахам или запаху следов, идентифицируя соотв. пространственное расположение даже после того, как лабиринт поворачивали, и не усваивали фиксированных последовательностей, к-рые могли функционировать независимо от их пространственных образов.

Моррис провел прямую проверку гипотезы К. к., побуждая крыс отыскивать в резервуаре с непрозрачной (закрашенной молоком) водой чуть выступающую из нее целевую площадку лабиринта. Как только путь к площадке с одной стартовой позиции лабиринта оказывался заученным, крысу можно было опустить в воду в любой точке резервуара, и она выбирала б. или м. прямой путь в направлении площадки, что согласуется с гипотезой К. к.

Животное, к-рое несомненно обладает К. к. и, вероятно, даже может превосходить в этом отношении людей, - шимпанзе. Это впервые обнаружилось в исслед. Тинклпо, изучавшего отсроченную реакцию множественного выбора с использованием для этого 16 различных контейнеров, расположенных попарно на равном удалении друг от друга в круговом порядке. В один из контейнеров каждой пары, левый или правый, на глазах у испытуемого (шимпанзе, взрослого человека или ребенка) клался к.-л. предмет. После короткой задержки испытуемому предоставлялась свобода в поиске спрятанного в каждой паре объекта. Дети плохо справлялись с этой задачей, а шимпанзе несколько превзошли в этом взрослых, показав коэффициент успешности свыше 70%, даже когда контейнеры наполнялись случайным образом, что позволяло исключить невольные подсказки со стороны экспериментаторов, ибо они не помнили, в к-ром из двух контейнеров находились предметы.

По-видимому, птицы тж имеют К. к. Напр., болотные синицы обнаруживают хорошую пространственную память при нахождении корма, спрятанного ими в разных укромных местах. Они тж избегают ранее использовавшихся, но теперь пустых тайников. Сохранение в памяти этой информ., вероятно, отражает видоспецифичные формы адапт. Птицы демонстрируют слабую способность в нахождении корма, спрятанного экспериментатором в дуплах, что исключает возможность использования запаха как основы для обнаружения местонахождения корма.

Считается, что пчелы используют характеристики ландшафта вокруг источников нектара, однако недавние исслед. свидетельствуют о том, что эта локальная карта состоит скорее из мнемических образов маршрута, нежели является К. к. знакомой местности, как у людей и др. позвоночных животных. Проведенное Уишоу исслед. латентного научения в условиях затопленных лабиринтов поднимает целый ряд вопросов об использовании крысами К. к., поскольку были получены убедительные доказательства в пользу ассоциативной обработки информ.

Денни предоставляет информ. о том, как формируются К. к. Зрительное узнавание и способность перемещаться с места на место в пространственном плане (in spatial layout) проверялись вслед за обучением одному маршруту или множеству маршрутов перемещения в пространстве исключительно на кинестетической основе (посредством движений руки вслепую вдоль пунктов маршрута на плане). При обучении движению по одному маршруту, несмотря на гораздо большую тренировку прохождения целевого маршрута, достигались худшие результаты, чем при обучении движению по множеству маршрутов, и формировалась гораздо более бедная К. к., о чем можно судить по выполнению испытуемыми задач на кинестетический и зрительный перенос. Это исслед., по-видимому, дает основание для следующих выводов: а) чем более разнообразен первоначальный опыт, тем более абстрактной и менее эгоцентричной (индивидуально привязанной) становится репрезентация пространства, и б) активное исслед. пространства приводит к репрезентации этого пространства как скоординированного целого, к-рое выходит за пределы отдельных связей (путей) между локальными участками. Это целое заведомо больше своих частей.

См. также Абстрактный интеллект, Когнитивные (познавательные) способности, Эффект Креспи, Экспериментальные исследования памяти, Поведение приматов, Подкрепление

М. Р. Денни

Когнитивные стили учения (cognitive learning styles)

Поскольку К. с. является конструктом, репрезентирующим область наблюдаемого поведения, имеют место несоответствия в выборе конкретных образцов поведения, к-рые независимые исследователи включают в исслед. К. с. и его описание. Этими исследователями были разработаны измерительные инструменты, выявляющие специфическое поведение с целью анализа К. с. индивидуума.

Следует проводить четкое различие между К. с. и способностью или достижением. Зачастую их рассматривают как сходные понятия или по крайней мере связанные друг с другом; это ошибочное представление приводит к известной путанице в отношении К. с. К. с. адресуется к поведению и предпочтению; он не содержит в себе ценностной смысловой нагрузки, т. е. не оценивается как хороший или плохой. К. с. касается скорее качественных, нежели количественных различий по ряду измерений.

К. с. индивидуума определяется на основе того, как он принимает во внимание свое окружение, ищет смысл и приобретает знание. В дополнение к определению способов овладения учебными задачами карта когнитивного стиля (cognitive style тар) может ориентировать индивидуума в направлении реалистических карьерных целей. Диагностические рекомендации могут использоваться для восполнения имеющихся дефицитов путем разраб. индивидуализированной образовательной программы, позволяющей учитывать сильные и слабые стороны индивидуума.

См. также Подходы к обучению, Когнитивная сложность

Н. Э. Хейни

Когнитивные теории эмоций (cognitive theories of emotion)

Теории эмоций пытаются объяснить, как вызывается эмоция, какие она производит физиолог. изменения и чем одна эмоция отличается от др. Ответ на первый вопрос отличает когнитивные теории от др. теорий эмоций.

Теоретики всех направлений обычно сходятся в том, что гнев, страх или обе эти эмоции вызываются (возбуждаются) в тех случаях, когда ситуация интерпретируется как раздражающая и/ или опасная. Многие твердо убеждены, что такое возбуждение программируется в НС на протяжении эволюционной предыстории и служит целям выживания вида. По мнению когнитивных психологов, любая эмоция возбуждается получением информ. о чем-то и оцениванием этого. Не вызывает сомнений, что нек-рые оценки оказываются запрограммированными: младенцам нравится все сладкое, что они пробуют на вкус в первый раз. Однако более старшие дети и взрослые оценивают все, с чем они сталкиваются, не только в отношении влияния на их телесное благополучие, но и в плане воздействия на них как на личностей. Ребенок приходит в ярость, когда его дразнят сверстники, а юноша - когда приятели подтрунивают над ним в присутствии девушки. Если эмоции зависят от оценок, то должно быть столько же различных эмоций, сколько оценок. Эмоции можно классифицировать, но они не обязательно должны быть производными друг от друга.

Неудивительно, что когнитивные теории имеют длинную историю. В III в. до н. э. Аристотель в своем трактате "О душе" высказал предположение, что люди и животные способны давать чувственные оценки (благодаря тому, что он называл vis estimativa) вещей как хороших или плохих для них и что эти оценки вызывают эмоцию, удовольствие или неудовольствие. Фома Аквинский в своих "Комментариях на Аристотеля" следовал Аристотелю в этом объяснении возбуждения эмоций.

Декарт утверждал, что все эмоции вызываются непосредственно побуждением к действию "животных духов", или возбуждением врожденных рефлекторных актов, сопровождаемых необходимыми для выживания физиолог. изменениями, - это мнение разделял и Дарвин. Позднее У. Джемс и К. Ланге изменили опирающееся на здравый смысл представление, будто эмоция порождает телесные изменения, на прямо противоположное, утверждая, что телесные изменения - прямой рез-т восприятия возбуждающего объекта, а ощущение нами этих изменений и есть эмоция.

Теория эмоций Джемса - Ланге была безоговорочно принята и вскоре привела к фатальному снижению интереса академических психологов к анализу эмоций.

Между тем заявить, что нек-рые ситуации вызывают врожденные паттерны реакций, вовсе не значит решить проблему. Страх или ярость могут вызывать бегство или нападение, но они все же остаются зависящими от осознания того, что что-то представляет собой угрозу или вызывает раздражение, а это уже оценка, пусть и рудиментарная.

М. Б. Арнольд ввела понятие оценки (appraisal) в академическую психологию. Она определяла эмоцию как "испытываемую склонность к взаимодействию со всем, что интуитивно оценивается как хорошее, или к уклонению от всего, что интуитивно оценивается как плохое для меня здесь и сейчас", к-рая "сопровождается паттерном физиолог. изменений, организованных для специфического акта приближения или удаления". Арнольд различала неск. базовых эмоций как простых реакций на оценку базовых ситуаций: симпатия (любовь), антипатия, желание, отвращение, радость, печаль, бесстрашие, страх, гнев, надежда и отчаяние.

В своей книге "Эмоции и личность" (Emotion and personality) Арнольд показала, что эмоции зависят не только от интуитивной оценки чего-либо как "хорошего или плохого для меня", но тж от спонтанной оценки возможных реакций как подходящих или неподходящих. Что-то угрожающее мне может рассматриваться как нечто, чего трудно избежать, и поэтому вызывать страх, или оно может оцениваться как нечто, что можно предупредить соотв. решительными действиями и победить в ходе дерзкого нападения. Арнольд подчеркивает, что такая интуитивная спонтанная оценка подкрепляется продуманным ценностным суждением по крайней мере у старших детей и взрослых, так же как сенсорное знание дополняется концептуальным знанием. Поскольку мы используем интуитивные и рефлексивные оценки одновременно, даже наши интуитивные суждения, порождающие эмоции, могут подвергаться влиянию воспитания. Т. к. человек един, каждое рефлексивное ценностное суждение будет сопровождаться интуитивной оценкой. Ценностные суждения редко оказываются беспристрастными и объективными: то, что ценится, так или иначе привлекает. Следовательно, эмоции могут подвергаться социализации, влиянию соц. аттитюдов и обычаев.

Как и др. теоретики, стоящие на позициях когнитивизма, Арнольд признает важность физиолог. изменений, к-рые сопровождают эмоцию. Когда эти изменения ощущаются, они, в свою очередь, тоже оцениваются и могут либо усиливать, либо изменять первоначальную эмоцию. Когда чел., испытывающий страх, оценивает учащение пульса как показатель нарушения работы сердца, над его первоначальным чувством страха берет верх чувство страха перед болезнью. По определению, сердечное заболевание ослабляет тело. Отсюда страх, вызванный учащением пульса, диктует оценку того, что, будучи больным, чел. не сможет справиться с данной ситуацией, к-рая еще более усиливает первоначальное чувство страха.

Важные исслед. в области эмоций были проведены Р. Лазарусом и его сотрудниками. Эти ученые сделали оценку краеугольным камнем своей теории эмоции. Лазарус считает, что каждая эмоция основывается на специфическом виде когнитивной оценки, сопровождаемой моторно-поведенческими и физиолог. изменениями. Он различает первичную оценку, вторичную оценку и переоценку. Вторичная оценка - это оценка субъектом своего отношения к конкретному окружению, и потому она ведет к измененной эмоциональной реакции. Переоценка может происходить как простое оценивание значения этого изменившегося отношения к окружению, или она может представлять собой психол. попытку совладать со стрессом. Такая переоценка не обязательно опирается на фактографическую информ. - она может быть попыткой посмотреть на ситуацию с более благоприятной т. зр. Говоря словами Лазаруса, она может быть "защитной переоценкой". Переоценка может тж представлять собой попытку совладания, когда прямое действие невозможно.

Лазарус и др. пришли к выводу, что оценкой ситуации и, следовательно, эмоциональной реакцией испытуемого можно манипулировать в ходе эксперимента. Перед демонстрацией эксперим. группе фильма с жестокими натуралистическими сценами обрезания они зачитывали в одной группе отрывок, в к-ром говорилось о болезненности этой процедуры, в др. группе говорили о том, что снятые в фильме мальчики стремились пройти этот обряд инициации и испытывали чувство гордости от того, что выдержали его. Наконец, третьей группе они давали "интеллектуализированную" информ., в к-рой подчеркивалось антропологическое значение данного ритуала. Наиболее сильное эмоциональное воздействие этот фильм оказал на первую группу, тогда как на эмоции двух др. групп он не оказал существенного влияния.

В то время как влияние когниции на оценку надежно документировано, обосновать необходимость различения между интуитивной и рефлексивной оценкой гораздо труднее. В своей статье "Чувства и мышление: предпочтения не требуют умозаключений" (Feeling and thinking: Preferences need no inferences) P. Б. Зайонц указал на то, что представление о первичности чувств утратило свое значение со времен Вундта. В когн. психол. оно было заменено схемой обработки информ., согласно к-рой аффективная реакция возникает только после соотв. обработки поступающих сигналов. Поэтому осн. работы по когнитивным процессам оставили в стороне аффект или переживание и сконцентрировались исключительно на обработке информ. "Однако, - говорит Зайонц, - аффект... является осн. валютой, имеющей хождение в челов. общении". Следовательно, "чтобы вызвать аффект, об объектах необходимо знать очень мало, фактически иметь минимум информ". При воспоминании, как и при восприятии, аффективная реакция воспроизводится первой. Как замечает Зайонц, из того, что аффект может служить признаком завершения когнитивной активности (в прослушивании шутки, напр.), не следует с необходимостью, что когнитивная активность яв-ся обязательным компонентом аффекта.

Согласно Зайонцу, между аффектом и когницией существует разъединение. Суждения о сходстве и суждения о предпочтении имеют различные измерения (dimensions). В начале XX в. Т. Накашима сообщал в своей работе "Вклад в изучение аффективных процессов" (Contribution to the study of affective processes), что суждения о приятности и неприятности не зависят от сенсорных характеристик и потому не могут опосредоваться ими. Эстетические суждения и предпочтения всех видов не опираются на когнитивный анализ. Эксперим. исслед. показали, что суждения о симпатии и антипатии осуществляются и вспоминаются с большей уверенностью, тогда как суждения о том, что данное стимульное слово яв-ся новым или уже предъявлялось, выносятся с заметной неуверенностью. Отсюда Зайонц делает вывод, что перцептивный процесс, начинающийся с сенсорного опыта, сначала вызывает неосознаваемую аффективную реакцию и затем переходит в распознавание знакомых признаков (тж неосознаваемое), прежде чем начинается их рефлексивная когнитивная обработка.

Т. о., Зайонц указал на слабое место в броне когн. психол. Мышление и рефлексивное суждение, по-видимому, зависят от аффекта в той же степени, как и от сенсорного опыта. Поскольку аффект является осознанным переживанием притяжения/отталкивания, к-рое не генерируется ценностным суждением, он должен вызываться спонтанной (неосознанной) оценкой объектов как хороших или плохих и оценкой реакций как подходящих или неподходящих. Эмоции, к-рые обычно сопровождаются рефлексивными суждениями, могут сами оцениваться как подходящие или неподходящие и изменяться путем др. корректирующих впечатлений, но редко путем рефлексии или убеждения.

См. также Когнитивная сложность, Выученная беспомощность, Нарушения мышления, Бессознательные умозаключения

М. Б. Арнольд

Когнитивные терапии (cognitive therapies)

К. т. - группа слабосвязанных между собой подходов, придающих особое значение когнитивным процессам как детерминантам поведения. Они базируются на утверждении, что поведение и эмоции являются гл. обр. следствием оценки индивидуумом ситуации, и поскольку на эту оценку влияют представления, предположения, образы и внутренний диалог, все эти когниции (т. е. когнитивные процессы и их продукты) становятся мишенями терапии. Хотя эти терапии различаются конкретными методиками, у них имеются общие предпосылки. М. Махони выделил три общие для К. т. предпосылки: а) поведение и эмоции формируются и развиваются через когнитивные процессы; б) процедуры, осн. на теории научения, эффективно воздействуют на когнитивные процессы, и в) терапевт должен выступать в роли "диагноста-педагога", раскрывая дезадаптивные когнитивные процессы и организуя клиентам приобретение опыта их изменения.

Сравнение с другими видами терапии

Хотя традиционные виды психотер., такие как психоан. и клиентоцентрированная терапия, признают важность представлений и др. психич. феноменов в том, что касается их влияния на поведение, К. т. отличаются от них в неск. важных отношениях. Во-первых, они подчеркивают примат когниций над эмоциями и поведением. Т. к. когниций побуждают людей к поведению и дают начало их эмоциям, главной заботой терапии должно быть изменение дисфункциональных мыслей, предположений и представлений.

Большинство терапий являются когнитивными, поскольку они стремятся вызвать изменение взглядов и суждений клиента. В большинстве традиционных подходов, однако, эти изменения рассматриваются как побочные эффекты достижения др. терапевтических целей. К. т. отличается от этих терапий более прямым воздействием на ошибочные предположения, представления или мысли и специальным обучением навыкам совладания (копинга), отсутствующим в репертуаре клиента.

Разновидности К. т. отличаются от методов поведенческой терапии тем, что придают большее значение психич. феноменам. Ортодоксальные бихевиористы пренебрегают когнициями в пользу открытого поведения. Они концентрируются на измеримом поведении, и их процедуры ограничены усилиями спроектировать среду т. о., чтобы угашалось нежелательное поведение и подкреплялось желательное. Мн. когнитивные терапевты были в прошлом бихевиористами, со временем разочаровавшимися в поведенческом подходе вследствие его узости. Опыт научил их тому, что мн. проблемы человека не м. б. решены без учета таких психич. феноменов, как представления и внутренний диалог.

Историческое развитие когнитивных терапий

На рубеже XIX-XX вв. швейцарский психолог П. Дюбуа писал в своей работе "Психическое лечение нервных расстройств" (The psychic treatment of nervous disorders), что эмоциональный дистресс вызывается ошибочными мыслями и что задачей терапии яв-ся разубеждение больного в таких мыслях с помощью доказательств, логической индукции и здравого смысла.

Работы А. Адлера, появившиеся неск. позднее, оказали более прямое воздействие на развитие когнитивной терапии. В своей работе "Что должна значить для вас жизнь" (What life should mean to you) Адлер выразил свое убеждение в том, что в основе пораженческого поведения невротиков лежат несостоятельные представления вроде необходимости превосходства над окружающими. Он считал, что терапия должна иметь целью изменение таких представлений. Пациентов надо учить, что соц. интерес и сотрудничество являются более конструктивными ориентирами поведения, чем невротические потребности к превосходству и господству.

А. Эллис и А. Бек, получившие традиционную психотерапевтическую подготовку, разработали типично К. т., в к-рой сделан сильный акцент на когнитивных факторах.

Поведенческие терапевты, скованные ограничениями методики проектирования среды в том, что касается осуществления изменений у клиентов, начали переходить на когнитивные позиции в начале 70-х гг. Их скептицизм в отношении адекватности обусловливания как основы терапии неск. уменьшился благодаря переменам в теории научения и психологии развития.

Типичные когнитивные терапии

Навыки совладения (копинга)

Когнитивные терапевты бихевиористского толка часто проводят обучение навыкам совладающего поведения, к-рые требуют манипулирования когнициями. Один из таких копинговых подходов - скрытое моделирование (covert modeling), к-рое описал Дж. Котела. Скрытое моделирование представляет собой мысленную репетицию трудных действий перед их выполнением в реальной жизни. Спортивные психологи обозначают эту процедуру как "психич. тренировку". А. Каздин замечает, что, несмотря на эксперим. подтверждения результативности скрытого моделирования в работе с отдельными клиническими проблемами, эта методика уступает в эффективности реальной практике. В этом смысле использование скрытого моделирования в особенности показано там, где реальная практика невозможна.

Для обучения навыкам совладания использовались модификации метода систематической десенсибилизации Дж. Вольпе. Одна из таких модификаций описана М. Голдфридом. Тогда как метод Вольпе имеет целью достижение контроля над патогенными раздражителями, методика Голдфрида использует патогенные раздражители для обучения клиента снижению физиолог. возбуждения. В то время как при систематической десенсибилизации клиенты получают задание устранять образы, вызывающие тревогу, клиентам Голдфрида предлагается достигать мышечной релаксации при продолжающейся экспозиции этих образов. Голдфрид считает, что этот навык совладания переносится на широкий набор стрессовых ситуаций, не включавшихся в программу терапии.

Решение задач

Нек-рые когнитивно-поведенческие терапевты считают, что неадекватность навыков решения задач (problem-solving) яв-ся причиной таких дисфорических эмоций, как разочарование, враждебность, тревога и депрессия. Они утверждают, что к этим патологическим состояниям приводят неудачи в решении значимых жизненных проблем. Ряд когнитивных бихевиористов разработали модели решения задач для использования в терапии.

Невозможно оспаривать важность мыслей, предположений, образов, внутреннего диалога и др. когниций в детерминации поведения и эмоциональных состояний. Сложности в К. т. вызваны не столько недооценкой важности этих когнитивных факторов, сколько вопросом эффективности усилий, направленных на их изменение. Научные исслед. этого вопроса пока еще не дали убедительного подтверждения их достаточной успешности.

См. также Когнитивно-поведенческая терапия, Когнитивная сложность, Новаторские психотерапии, Психотерапия

К. Б. Мэтини, Р. М. Керн