_П_ (VI)

Психиатрическая социальная работа (psychiatric social work)

Социальная работа представляет собой сложную, многообразную и неск. аморфную профессию. Разнообразие задач, решаемых соц. работниками, предполагает наличие столь же разнородной базы знаний, куда относятся сведения из практически всех соц. и поведенческих дисциплин.

Определение

Психиатрические соц. работники заняты в учреждениях психиатрического здравоохранения, обычно имеют диплом соц. работника и яв-ся специалистами по соц. терапии (работа с отдельными людьми, семьями и малыми группами). Их подготовка обеспечивает им получение следующих знаний и навыков.

1. Понимание общечеловеческих потребностей клиентов вне зависимости от ситуаций, в к-рых они находятся, и проблем, с к-рыми они сталкиваются.

2. Знания об эффективности систем оказания помощи и тех систем, в к-рых клиент взаимодействует с их элементами.

3. Знания о многообразии культур.

4. Знания о жизненной среде в том аспекте, к-рый касается ее воздействий на индивидуума, и ее изменения.

5. Знания о политике соц. обеспечения, программах, ресурсах и их получении.

6. Приверженность интересам малоимущих слоев населения.

7. Навыки вмешательства в широком спектре проблем, ситуаций и клиентов.

8. Навыки проведения научных исслед.

В 1974 г. 17% профессиональных кадров в стационарном, внебольничном, частном и общественном секторах психиатрического здравоохранения были соц. работниками. В отличие от них, психиатры и психологи представляли собой соответственно 14 и 11% персонала, занятого полный рабочий день. В рамках этих учреждений наименьший процент соц. работников занят в частных психиатрических больницах (3%), а наибольший - во внебольничных клиниках (26%). Исходя из того, что структура штатов учреждения адекватно отражает обслуживание больных, соц. работники оказывают больше услуг здравоохранению, чем психиатры и психологи.

Годы становления соц. работы включают неск. направлений, остающихся частью этой профессии. Среди них - озабоченность базисной нуждой людей в выживании, напряжение между консультированием и соц. реформой, озабоченность проблемами семьи, жилищными условиями малообеспеченных слоев населения и конфликтующие традиции сбора информ., соц. контроля и юридической защиты клиентов. Эти различные потребности вызывают затруднения в определении профессии, в особенности у преподавателей, пытающихся оптимальным образом определить содержание учеб. программ. Поскольку соц. работа альтруистична по своей природе и поскольку соц. проблемы не исчезают, а изменяются в зависимости от экономических и политических условий в стране, по всей вероятности, напряжения будут сохраняться. Возможно, эти напряжения яв-ся функциональными в том отношении, что их постоянное и параллельное существование позволяет определенным позициям добиваться доминирующего положения в зависимости от наличия запроса на них.

Подходы к вмешательствам

В 60-е гг. начались исслед. эффективности соц. работы и результаты оказались разочаровывающими. Недавно интерес к гражд. правам и проблемам малоимущих снова начал расти. В результате все больше соц. работников обращают свое внимание на соц. реформу; клинические соц. работники начали развивать, испытывать и использовать иные подходы по сравнению с доминировавшими тогда психоаналитическими.

Психосоциальное ведение больного часто определяется как диагностический подход. Он характеризуется довольно длинным этапом обследования, во время к-рого собираются факты с целью составления психосоциальной истории болезни. Целью этого яв-ся понимание природы и динамики личности клиента. Внимание уделяется окружению и сложившимся бытовым условиям клиента, что, впрочем, характерно для большинства подходов, развитых соц. работниками.

Функциональная модель практики была разработана в 30-е гг. В рамках этого подхода психосоциальное ведение больного рассматривается как процесс предоставления специфических соц. услуг в контексте отношений сотрудничества. Внимание уделяется всем аспектам процесса помощи, в особенности его установлению, поддержанию и окончанию. Функцией помогающих яв-ся определение содержания работы, обследование или диагноз соотносятся с использованием услуг клиентами. Функциональный подход применяется очень небольшим процентом соц. работников, но мн. из его принципов оказали влияние на научное развитие этой области.

Проблемно-решающий подход к соц. работе возник в конце 50-х гг. Различия между ним и психосоциальным подходом граничили в то время с ересью. Четырьмя осн. понятиями в рамках этого подхода яв-ся личность, проблема, процесс и место. Процесс означает то, что происходит между соц. работником и клиентом, а место - агентство, в к-ром предлагается помощь. Акцент на последних трех параметрах отличает этот подход от психосоциального. Иными словами, в большей степени придается важность навыкам приспособительного поведения индивидуума.

Проблемно-ориентированная соц. работа представляет собой разновидность проблемно-решающего подхода. Здесь фокус внимания смещается с клиента на его проблему. Целевая проблема или проблемы, требующие решения, идентифицируются клиентом, а не выявляются соц. работником на основе оценки. Обследование сосредоточено на проблеме - условиях и частоте ее возникновения, длительности или тяжести, - а не на личности. Этот подход яв-ся планируемым и краткосрочным. Вмешательство нацелено на то, чтобы помочь клиенту включиться в деятельность или задания, направленные на решение или устранение целевой проблемы.

Появился ряд подходов, осн. на теории систем. Легкость, с к-рой была принята эта система взглядов, несомненно обусловлена предлагаемой ею возможностью концептуализации окружающей среды. При этих подходах обследование состоит в изучении различных перекрывающих друг друга систем, к-рые могут вызывать или поддерживать проблемы. Эти подходы помогают сформулировать вопросы о том, в ком или в чем должны быть достигнуты изменения и кто должен этого добиваться.

Недавно возникшая экологическая перспектива представляет собой вариант системного подхода. Здесь осн. акцент ставится на недостаточной реципрокности взаимодействия между индивидуумом и окружающей средой. Поддерживаются адаптивные навыки клиентов и облегчается давление со стороны соц. окружения. Одна из важных черт, характерных для экологического подхода, - признание того, что большинство проблем не яв-ся результатом только индивидуальных дефектов приспособления или только соц. устройства об-ва.

Тремя другими дополнениями к нашим инструментам вмешательства стали недавно эмпирическая клиническая практика, поведенческие модели и эклектические подходы. Все они яв-ся отражением растущего сознания профессиональной ответственности. Эклектические модели яв-ся концептуальными инструментами для выбора наиболее эффективных вмешательств из разных подходов. Наконец, поведенческие процедуры, описанные в др. статьях, все чаще используются соц. работниками.

Использование семейной терапии было очевидным с момента возникновения соц. работы. Однако модели вмешательств в работе с семьями были сформулированы лишь в конце 50-х гг. Различные подходы к семейной терапии обычно генерировались в работе междисциплинарных бригад. В большинстве случаев работа с семьей, вне зависимости от профессии практика, носит эклектический характер. Соц. работники, как и др. профессионалы здравоохранения, используют структурный подход, теорию коммуникации, теорию Боуэна, психодинамический и поведенческий подходы.

Соц. групповая работа - метод, заключающийся в коллективной работе с небольшим числом клиентов - возникла в рамках движения за обеспечение жильем. Лишь с конца 40-х гг. эта групповая работа начала проводиться с лицами с эмоциональными проблемами. Специфическая цель и функции соц. групповой работы остаются предметом споров. В качестве raisons D'etre между собой соперничают воспитание, соц. реформы, развлечения, профилактика и терапия. Различия между разными моделями групповой работы не столь четко определены, как между моделями соц. работы. Существуют, однако, те же самые различия в акцентах. Т. о., параллельно моделям соц. работы, разработаны модели соц. групповой работы, ориентированные преим. на социальное патронирование, функциональность, системный, проблемно-ориентированный и проблемно-решающий подходы. Описаны различия между этими подходами.

См. также Общественная психология, Бригады психического здоровья, Социальное патронирование

Э. Р. Толсон

Психиатрические клиники (psychiatric clinics)

В 1909 г. У. Хили основал в Чикаго из средств бюджетного финансирования первую коммунальную П. к. для детей. Ин-т подростковой психопатии Хили (позднее переименованный в Ин-т подростковых исслед.) проводил диагностику, лечение и научные исслед. в области этиологии психич. расстройств. Вслед за этим началом, в надежде на разработку профилактических программ и при содействии таких орг-ций как Национальный комитет по психогигиене быстро возросло число клиник детской психокоррекции (child guidance clinics), от семи в 1921 г. до свыше ста в 1927 г.

После Второй мировой войны доклад междисциплинарной Объединенной комиссии по психич. здоровью, опубликованный в 1961 г., дал новый стимул к развитию П. к. Комиссия выступала за замену больших гос. психиатрических больниц муниципальными учреждениями психич. здоровья, такими как коммунальные дневные стационары, чтобы обеспечить больным максимум возможностей для сохранения и развития соц. связей по месту жительства.

См. также Клиники детской психокоррекции, Программы психического здоровья, Реабилитация, Внебольничные клиники

Р. Д. Фелнер

Психическая невовлеченность - психическая вовлеченность (mindlessness-mindfulness)

Психич. невовлеченность можно определить как состояние сниженной когнитивной деятельности, при к-ром индивид обрабатывает стимулы окружающей обстановки достаточно автоматически, не принимая во внимание новые (или просто иные) аспекты этих стимулов. Психич. вовлеченность, в противоположность этому, представляет собой состояние, при к-ром со стимулами окружающей среды обращаются осознанно, а индивид вовлечен в активное создание своей окружающей обстановки. Здесь возникает заметный контраст с состоянием психич. невовлеченности, в к-ром индивид имеет дело с уже созданным окружением.

Обработка информ. в состоянии психич. невовлеченности может произойти либо после многократных повторений конкретного опыта, либо, в определенных ситуациях, после однократного столкновения с опытом. В первом случае при накоплении личного опыта в определенных ситуациях формируется когнитивная структура данной ситуации, к-рая отображает лежащую в ее основе "семантику". Тогда появление сходных стимулов в последующих случаях запустит последовательность психически невовлеченного поведения. Как только деятельность становится психически невовлеченной, семантика, лежащая в ее основе, больше недоступна для сознательной когнитивной обработки, или даже для проверки. Во втором случае, при однократном столкновении, сниженная когнитивная активность возникает не в результате доверия к когнитивным структурам, сложившимся в течение времени, а из доверия к когнитивной структуре, усвоенной из др. источника.

Психич. невовлеченность - распростр. явление. Фактически, у обычного человека появление психич. вовлеченности можно ожидать лишь: а) когда ситуация требует знач. большего усилия, чем требовалось ранее; б) когда внешние факторы в данной ситуации нарушают создание или последовательность психич. невовлеченности; в) если внешние факторы мешают завершению поведения или г) если отмечаются негативные или позитивные последствия, к-рые существенно отличны от последствий исполнения того же самого поведения до этого.

Хотя проводились исслед. в области сниженной активности (напр. автоматическое, недостаточно внимательное действие и выучивание до автоматизма), по нек-рым причинам необходимо введение новых понятий. Во-первых, психич. невовлеченность предлагает более крупные единицы анализа, чем те, к-рые рассматривались в прошлом. Во-вторых, психич. невовлеченность может возникнуть как при повторяющемся опыте, так и без него. В-третьих, психич. невовлеченность и вовлеченность, видимо, отличаются качественно, а не просто количественно (напр. то, что было переработано при психич. невовлеченности, может стать теперь недоступным для активной когнитивной работы). В-четвертых, исследователи, изучающие, к примеру, автоматичность, сосредоточили внимание на адаптивной функции автоматической обработки для освобождения сознательного внимания. Хотя, в определенном смысле это и верно, все исслед. относительно психич. невовлеченности-вовлеченности, проведенные до сих пор, наводят на мысль, что она вполне может быть и неадаптивной.

Изучение психич. невовлеченности проходило в неск. направлениях: ее влияние на качество выполнения, на восприятие отклонений от нормы, и на протекание физ. заболевания, а тж его приложения для исслед. социально-психологических процессов.

Исслед. обнаружили, что независимо от того, происходят ли взаимодействия между людьми устным или письменным способом, имеют они семантическое значение или же бессмысленны, эти взаимодействия вызывают поведение, к-рое кажется психически невовлеченным до тех пор, пока структура данного взаимодействия вызывает заученный до автоматизма порядок поведения. Что касается потенциально релевантной информ., люди не слышат то, что было сказано, и не читают то, что написано.

Поскольку индивидуальные компоненты деятельности постепенно выпадают после каждого повторения данной деятельности, индивид начинает реагировать на абстрагированную структуру, что тж означает и то, что шаги решения задачи становятся относительно недоступными. В противовес анализу, игнорирующему различие "психическая невовлеченность-вовлеченность", исслед. обнаружили, т. о. что большой объем практики в задаче может сделать индивида более уязвимым для внешних факторов, в результате чего может стать потеря человеком умения. Было показано, что группы, практиковавшиеся умеренно, были способны на адекватные действия, указывающие на их компетентность и т. о. не показывали снижения при выполнении. Непрактиковавшиеся или чрезмерно практиковавшиеся группы не смогли обеспечить необходимые компоненты задачи и, вследствие этого, продемонстрировали отчетливое снижение.

Что касается восприятия отклонений, было, во-первых, доказано, что отклонение (новизна) вызывает психич. вовлеченность. Если люди обычно демонстрируют психич. невовлеченность по отношению к нормальным индивидам, то индивидов, отклоняющихся от нормы, могут воспринимать как отклоняющихся от нормы во мн. отношениях (и поэтому на них навешивают ярлыки, их избегают и т. п.) не только из-за их отклонения, но из-за повышенного внимания к ним, вызванным состоянием психич. вовлеченности. В результате идет чрезмерно строгая оценка характеристик, обычно остающихся без внимания, как странных и необычных. Как и предполагалось, исслед. показало, что восприятие исходного отклонения было точным, однако типичные особенности и жесты, к-рые были отмечены, испытуемые оценили как чрезвычайные и необычные. Это наблюдалось независимо от того, было ли отклонение позитивным (напр. миллионер) или негативным (напр. человек лежат в психиатрической больнице), но не встречалось, если тому же самому человеку не навешивали ярлыка.

Дополнительные исслед. изучали психич. невовлеченность при первичном воздействии, т. е. психич. невовлеченность, возникающую из формирования преждевременного когнитивного связывания информацией. Преждевременное когнитивное связывание считается преждевременным, потому что индивид полагается на информ. и фиксирует ее значение до рассмотрения альтернативных путей применения данной информ.

Исслед. обнаружили, что поощрение процесса принятия решений пациентами, находившимися в частных лечебницах, позволило им чувствовать себя более счастливыми, здоровыми и более активными. Катамнестические исслед. показали тж, что продолжительность их жизни была выше в сравнении с контрольной группой. Предполагалось, что исследуемая группа была группой, в к-рой исследователи создали чувство контроля и ответственности. Т. к. пожилые люди, особенно живущие в учреждениях, яв-ся группой, живущей по строгому распорядку, эту эксперим. группу можно рассматривать как группу, к-рую поощряли мыслить самостоятельно. Это может свидетельствовать о том, что психич. вовлеченность может быть необходима для выживания.

В сфере образования тж проводится работа в области психич. невовлеченности. Было показано, что, если первонач. информ. дана в безусловном стиле (напр. "это А"), то эта информ. преждевременно связывает людей, к-рые не замечают возможностей творческого использования этой информ. в будущем. Если вместо этого людей обучают в условной манере (напр. "это может быть А"), то альтернативные способы использования информ. остаются доступными для них.

Исслед. психич. невовлеченности и вовлеченности принесли богатые плоды, охватив ряд разнообразных вопросов, объединенных общей темой: последствиями сниженной когнитивной активности. Эти данные до сих пор говорят о том, что психич. невовлеченность-вовлеченность яв-ся центральным измерением функционирования человека, изучение к-рого может, вероятно, даже привести нас к осн. законам челов. поведения.

См. также Абстрактный интеллект, Внимание, Непроизвольные мысли, Сознание, Скрытое научение, Психическая образность

Э. Дж. Лангер

Психические болезни: ранняя история (mental illness: early history)

Гиппократ

Гиппократ (ок. 460-377 до н. э.), возвышающаяся над всеми фигура древней медицины, впервые ввел в мед. литературу тему психич. отклонений. Его труды, посвященные психопатологии, были столь же полемичными, сколь и оригинальными.

Гиппократ привлекает к себе внимание прежде всего точностью своих клинических наблюдений, своим рациональным биомедицинским подходом, прямотой и стоическим представлением своих взглядов. Он полагал, что болезнь яв-ся следствием нарушения равновесия гуморальных жидкостей организма - идея, впервые встречаемая в трудах Эмпедокла.

Лайонс и Петручелли следующим образом подытоживают вклад Гиппократа в понимание П. б.: "В том, что касается эмоционального состояния пациента и психич. заболевания в целом, его труды точны и с т. зр. совр. понимания. Указание на мозг как орган мышления и восприятия представляет собой важное свидетельство высокого уровня понимания".

Сократ и Платон

Если учесть увлеченность Сократа этикой и эпистемологией в ущерб рациональной науке, то не вызывает удивления, что источником его вдохновения считали демонов. Зилбург высказал предположение, что демоны могли быть слуховыми галлюцинациями, а сам Сократ болел шизофренией. Ученик Сократа Платон (429-347 до н. э.) предложил систему психопатологии, к-рая во мн. отношениях согласовывалась с системой Гиппократа и основывалась на впервые ясно сформулированном дуализме души и тела. Согласно Платону, душа состоит из трех частей. Рациональная часть души бессмертна и имеет божественную природу. Иррациональная душа смертна и включает всю гамму чувств. Рациональная душа управляет иррациональной. Когда в иррациональной душе возникают нарушения, она выходит из-под контроля рациональной души. Результатом яв-ся сумасшествие, к-рое может проявляться в трех формах - меланхолии, мании и слабоумии.

Аристотель

Аристотеля (384-322 до н. э.) ни в каком отношении нельзя назвать последователем Платона. Рациональный философ естественной (прежде всего биолог.) и мат. ориентации, он отвергал мистицизм. Многие считают его основателем научной психологии Безусловный первопроходец в науке в том, что касается изучения перцепции и чувств, он считал, что мы воспринимаем - и поэтому понимаем окружающий нас физ. мир - через наши органы чувств. Аристотель разработал логику для понимания реальности, отнюдь не мистическую, но далеко не всегда доступную пониманию простых смертных.

Аристотель разделял человеческую душу на рациональную - содержащую мудрость, логику, разум и сдержанность, и на иррациональную - содержащую такие добродетели, как самообладание, бесстрастность, мораль и храбрость. В отличие от Платона, Аристотель считал, что различные компоненты, составляющие душу, неразделимы н функционируют слаженно. Поведение человека представляет собой не изолированное событие, а результат интеграции.

Согласно психологии Аристотеля, П. б. имеют органическую этиологию. Ни одно расстройство не яв-ся полностью "психологическим". Болезни могут вести к психич. отклонениям; т. о. они имеют физ. происхождение. Далее, разум существует независимо от смертных существ и, следовательно, неуязвим для патологического влияния болезни. Поскольку разум креативен и изолирован от воздействия болезни, болезнь может сосуществовать с креативностью. Логика суждений Аристотеля приводит к выводу, что П. б. имеют физ. происхождение и присущи челов. роду.

Цельс и Римская империя

Авл Аврелий Корнелий Цельс (30 до н. э.-50 н. э.) был прежде всего ученым, летописцем и историком медицины. Его мед. труды посвящены широкому кругу вопросов, включ. психические заболевания. Его работы о П. б. содержат описания лечения френита (делирия).

Современником Цельса был Плиний Старший (23-79 н. э.). Он был известным римским ученым, чьи вдохновенные труды пользовались большим успехом у современников. Стержневым для его работ яв-ся телеологическое представление древних греков о целенаправленности всего происходящего. Плиний полагал, что все болезни будут доступны излечению.

Гален

Клавдий Гален из Пергама (129-199 н. э.) был после Гиппократа наиболее известным из древних врачей и, вероятно, наиболее влиятельным автором мед. трудов во все времена. Физиология Галена в значительной мере основывалась на гуморальной теории Гиппократа. Организм здоров, когда 4 элемента крови находятся в правильном соотношении друг с другом. Есть тж 3 духа, один из к-рых отвечает за рост и развитие (природный), второй - за выработку и рассеивание тепла (витальный), а третий - за ощущения и движения (животный). Физиология Галена отличалась от кардиоцентрических представлений Аристотеля и он потратил много сил на опровержение Аристотеля.

Гален, как и Плиний, придерживался твердых антропоцентрических убеждений. Согласно этой т. зр., любое растение или животное, не обладающее полезной для человека функцией (питание, одежда или лекарство), существует лишь для того, чтобы преподать урок морали. Телеология Галена не принадлежит к традиции Гиппократа, чего нельзя сказать о его методах лечения, заключавшихся в содействии силам природы диетой, отдыхом и физ. упражнениями. Он в особенности интересовался влиянием эмоциональных состояний на соматические симптомы. Медицина Галена безусловно была значительным шагом вперед, оказавшим влияние на последующие 15 столетий развития медицины.

Средние века

В лечении П. б. существенных сдвигов не было вплоть до X в. Интересной фигурой, однако, был живший в V в. врач Целий Аврелиан, переведший на латынь Сорана Эфесского, уважаемого греческого врача. Труды Сорана были разделены Аврелианом на "Острые болезни" и "Хронические болезни". Работы Сорана и Аврелиана во многом блестяще предвосхищают совр. воззрения на диагностику и лечение П. б. Оба автора резко протестовали против распространенных в то время методов лечения душевных болезней.

Возможно, величайшим из всех средневековых врачей был Авиценна. Его теория о том, что психич. заболевания вызываются физ. нарушениями в мозге оказалась столь же новой - и столь же игнорируемой, - как гелиоцентрическая гипотеза Аристарха.

XI в. представлен двумя известными фигурами. Мед. мантия Авиценны перешла к Маймониду (1135-1204 гг.). Его труды носят явный отпечаток воззрений Гиппократа, Галена и Авиценны, хотя он и сам оказал значительное влияние на европейскую медицину. Маймонид затрагивал проблемы душевных болезней, классифицируя "психич. предрасположенность" среди "моральных изъянов".

Малоизвестной фигурой яв-ся Роже Фругарди, предложивший в 1150 г. технику трепанации. Событием в истории психиатрии стало основание первой психиатрической больницы в испанском городе Валенсии в 1410 г. В Испании появились все 3 первые психиатрические больницы - вторая в Сарагосе и третья в Гранаде.

Парацельс и эпоха Возрождения

Одной из наиболее выдающихся фигур в истории медицины, оказавшей большое влияние на развитие психиатрии, был швейцарский врач и алхимик, известный как Парацельс ("лучший, чем Цельс"), труды к-рого ознаменовали резкий переход от ятрохимии (алхимии) к химии. Убежденный мистик и астролог, он верил в 4 гуморальные жидкости древних греков и 3 элемента арабов (ртуть, сера и соль) и провел большую часть своей жизни в поисках философского камня. Парацельс выдвинул 3 возражения против медицины Галена: а) она была слишком негибкой и систематизированной, жестко придерживаясь биогенной модели; б) она исключала все "психол." аспекты индивидуума, сводя все к неподвергаемому сомнению действию гуморальных жидкостей, и в) она представляла консервативные корпоративные интересы, защищая респектабельность мед. профессии.

Авторитетным текстом о душевных болезнях во времена Парацельса был Malleus maleficarum ("Молот ведьм"). Malleus таleficarum был в существенной мере продуктом буллы папы Иннокентия VIII. За двухсотлетний период книга выдержала в Европе 30 изданий, процветая в эпоху Ренессанса - период, в иных отношениях характеризующийся возрождением и расцветом иск-в и наук.

Согласно определению Парацельса, здоровье и болезнь зависят от пяти сфер: ens astrale (небесные тела или ход времени; фатальных на данный момент болезней можно будет избежать завтра); ens veneni (окружающая среда, предоставляющая как пищу, к-рая питает, так и яды, к-рые убивают); ens naturale (индивидуальная "природа", или личность), ens spirituale (духовная сфера, или душа, к-рая может привести к психич. заболеванию или защитить от него) и ens Dei (сфера Бога).

Парацельс революционизировал психиатрию, впервые предложив подход описания наблюдений для понимания П. б. Он этиологически связал травму черепа с параличом, кретинизм с дисфункцией щитовидной железы и сексуальность с истерией. Он отказался от признания божественного вмешательства святого Витта в этиологию эпилепсии и, вероятно, первым признал роль бессознательных сил (unwissende) в возникновении болезни. Парацельс различал между "естественными" физ. болезнями и психологическими (spiritus vitae). Он первым заговорил о понятии индивидуальной личности (individual personality) - концепция, к-рая формально не разрабатывалась вплоть до середины XIX в.

См. также Мышление Галилея/Аристотеля, Средневековое мышление, Суеверие, Колдовство

Р. А. Прентки

Психическое исследование (psychic research)

П. и. - это вызывающее неоднозначную реакцию изучение таких явлений как спиритизм, телепатия, ясновидение, телекинез и предзнание. Иногда под этим термином понимается более широкий круг оккультных явлений, как например, полтергейсты, НЛО, лозоискательство, реинкарнация; однако, мн. сторонники П. и. не считают их предметом своего изучения.

Если говорить об истории П. и., то они появились в начале XIX в. среди круга людей, обеспокоенных ослаблением религии и верящих в загробную жизнь. Наука разрушила веру в традиционное христианство, и тогда они обратились к науке, чтобы доказать реальность того, что для них было главным принципом религии - дальнейшего существования души после смерти. Основой для этого стало квазирелигиозное движение - спиритизм. Вместо христианской концепции рая и ада медиумы-спириты говорили о многоуровневой загробной жизни, предполагая дальнейшее духовное развитие души после смерти. Медиумы-спириты, большинство из к-рых были откровенными мошенниками, заявляли, что они способны общаться с усопшими, "доказывая" тем самым существование души и вечной жизни.

Энтузиасты П. и. начали изучать медиумов, привидения и прочие доказательства существования духовного мира.

Первые исследователи сосредоточили свое внимание на медиумах-спиритах. Мн. из этих мошенников были изобличены, другие смогли обмануть исследователей; однако были и такие, чьи "трюки" никто так и не смог объяснить. В любом случае, благодаря этим сеансам исследователи накапливали предполагаемые доказательства возможности общения с духами. К разочарованию спиритуалистов, исслед. медиумов часто проходили под пристальным наблюдением общественности, и действия исследователей высмеивались скептиками и осложнялись фанатизмом энтузиастов.

В 1930-х гг. П. и. вошли в свою новую стадию, ознаменованную деятельностью Дж. Б. Райна и его коллег в Ун-те Дюка. Райн сменил кабинеты для спиритических сеансов на лаборатории, отобрал в качестве испытуемых обычных людей вместо напыщенных медиумов и заменил статистическими тестами "плавающие трубки" и эктоплазму, произведя т. о. революцию в области П. и. и заставив в нек-рых случаях относиться к парапсихол. как к науке.

Правомерность существования парапсихол. все еще подвергается сомнению. С самого начала П. и. приветствовались одними выдающимися психологами (напр. У. Джемсом, Г. Мёрфи) и отрицались другими (напр. В. Вундтом, Д. Хеббом). Эти исслед. пользуются неизменной популярностью у большей части об-ва, в сознании к-рого они связаны с вызывающим нездоровый интерес оккультизмом, что подчас затрудняет деятельность исследователей в области парапсихол.

Парапсихологи имеют обыкновение формулировать свои теории паранормальных явлений в традициях материализма и относят свою деятельность к области квантовой физики или теории обработки информ. в когн. психол. Паранормальные явления рассматриваются теперь не как непосредственное опровержение материалистического взгляда на мир, а лишь как аномалии или необъясненные феномены, к-рые нужно объяснять посредством известных наук.

См. также Оккультизм, Парапсихология, Псевдопсихология, Суеверие

Т. Лихи

Психоанализ (psychoanalysis)

Термин П. используется в трех случаях: а) для обозначения слабо связанной совокупности идей о природе челов. разума, в частности, о развитии личности и психопатологии; б) для описания методики терапевтического вмешательства при определенном спектре психол. нарушений и в) для обозначения метода исслед. Все эти 3 аспекта П. были созданы еврейским врачом из Вены, З. Фрейдом (1856-1939) в последние десятилетия XIX в. Он был одним из тех великих мыслителей, к-рые "потревожили сон мира". Как терапия, П. изначально считает своей осн. задачей раскрытие патогенных воспоминаний; это открывает дорогу поиску фантазий, и теорет. переходу от "инстинктов и их пластичности" к распознаванию конфигураций характерных адаптивных паттернов челов. взаимоотношений и труда в конкретном об-ве.

Первая фаза

З. Фрейд совершил свои фундаментальные открытия в контексте тройного кризиса - терапевтического метода, концептуализации клинического опыта и личного. Все 3 кризиса, были, по сути дела, одним и стали необходимыми аспектами открытия в психологии Подобно тому, как др. гениальный ревизор образа человека, Ч. Дарвин, использовал в качестве своей лаборатории Галапагосские острова, так невропатолог З. Фрейд, находясь под значительным влиянием Ч. Дарвина, использовал свой кабинет для консультаций. "Массовым видом", подлежащим исслед., были гл. обр. женщины со старомодными взглядами, к-рым ставили диагноз "истерия". На Фрейда огромное впечатление произвели работы терапевта Й. Брейера. Позднее он наблюдал за работой невропатологов А.-А. Льебо, И. Бернгейма и Ж.-М. Шарко во Франции, использовавшими гипноз, что укрепило его мнение о том, что терапевтический метод дает лучшие результаты, чем модная тогда электротерапия. Однако в отличие от своих коллег, он убедился, что источник проблемы ("забытое психич. содержание") был не просто "отделен" (split off), а "вытеснен" (pushed out) или "утащен вниз" (dragged down), из сферы непосредственного сознавания мощными мотивационными силами. Это было поворотной точкой: сосредоточить внимание на способности челов. психики защищаться от страдания. Первонач. Фрейд назвал этот процесс защитой, а позднее вытеснением. С самого начала он подчеркивал, что вытеснение - это "не предпосылка, а установленный факт".

Оригинальное открытие Фрейдом уровня психич. процессов, недоступных для непосредственного сознавания, но, тем не менее, оказывающих видимое воздействие на поведение и опыт, опирается на это динамическое понятие. Брейер высказал предположение, согласно к-рому между тем, что он называл "гипноидным" психич. состоянием, и бодрствующим сознанием к.-л. связь просто отсутствует. Он считал, что реальная травма - напр. соблазнение девочки ее отцом - происходила в таком гипноидном состоянии психики и "забывалась".

Со временем Фрейд попытался согласовать свою новую модель с более старой, физиолог. теорией. Он был абсолютно убежден в том, что "отщепление" психич. содержании - часто "превращающихся" ("converted") в симптомы - в случаях истерии имеет глубокую мотивацию, а не яв-ся всего лишь следствием отсутствия связи между психич. состояниями. Гораздо важнее, чем этиология истерии, для него была растущая убежденность в том, что аналогичные защитные процессы яв-ся тж и частью психологии обычного нормального человека, у к-рого могут отсутствовать симптомы, но к-рый делает оговорки, шутит и к-рому снятся сны.

На протяжении этой первой фазы развития П. (до 1896 г.) Фрейд пришел к смелому, и позднее жестоко оспариваемому заключению о том, что этиология истерии яв-ся психологической, а не "неврологической". Он начал развивать гипотезу о том, что существуют 3 осн. детерминанты истерии: психол. травма, конфликт аффектов и нарушения в сфере сексуальности.

"Психозы защиты" (The psychoses of defense) вышли в свет в 1896 г. Эта статья знаменовала собой начало П., хотя сам Фрейд еще не пустил это слово в обращение. Теория этой первой фазы потерпела крах, когда Фрейд обнаружил, к своему ужасу, что рассказы его пациенток о насилии, учиненном над ними в детстве, были не сообщениями об их реальном опыте, а фантазиями.

Вторая фаза

Вторая фаза психоан. исслед. началась, когда Фрейд отказался от официальных методик гипноза и ввел свой метод свободных ассоциаций. Его пациент, лежащий на кушетке, получал от сидевшего за ним на стуле Фрейда указание говорить обо всем, что придет на ум, без к.-л. цензуры со стороны сознания.

Он использовал этот метод для проникновения в механизмы души, исходя из предположения о том, что если добровольно отказаться от цензуры сознания, то внутреннее сопротивление (это понятие здесь используется не в смысле желания упрямства, а так, как его используют в электротехнике) уменьшится, и т. о. станет возможно познакомиться с "вытесненным" материалом или, по крайней мере, с его производными. Фрейд полагал, что теория П. была попыткой учесть "факты переноса и сопротивления". Именно метод свободных ассоциаций, особенно расшифровку сновидений, Фрейд использовал для самоанализа и позднее в его классическом случае с "Дорой".

Состояния сновидения дают блестящий шанс исследовать различия между процессами логического мышления ("вторичными процессами мышления") и алогичными процессами (конденсированными или смещенными) сновидений, шуток и стихотворений.

С самого начала Фрейд пытался возвести здание своей общей теории челов. души на "психол. почве" и освободить теорию от ограничений биологии и неврологии того времени. На самом деле, несмотря на частые поразительные успехи гипнотическо-катартического "лечения словом" на первом этапе своей работы (на к-ром и заканчивается знакомство мн. людей, включ. клиницистов, с П.), Фрейд всегда верил, что его открытия могли бы сыграть более выдающуюся роль в развитии науки, и не быть просто способом терапии.

Во второй фазе развития П., начавшейся примерно в 1897 г. и закончившейся в 1923 г., Фрейд упорно занимался не только вопросами "инстинктов и их превращений", но и центральной проблемой возможного источника той динамической (защитной/ вытесняющей) силы, к-рая регулярно (и у больных, и у здоровых людей) защищает болезненное содержание психики от осознания.

Третья фаза

В период между 1900 и 1923 гг. происходило организационное, теорет. и клиническое расширение психоан. движения. В это же время произошли и осн. его расколы. В своей работе "Толкование сновидений" Фрейд исследует универсальную способность снов "формировать новое единство" из разрозненных элементов, "к-рые во время мышления в состоянии бодрствования мы удерживаем в изолированном состоянии", - т. е. сгущение, или конденсацию. Опять же, тот элемент, к-рый не был следствием сновидных мыслей и "выглядит самой ясной" и т. о. самой важной чертой явного содержания сна (и наоборот), он называл смещением. Эти явления - конденсация, смещение и символизация - характеризуют тот вид мышления, в к-ром нет места формальной логике: это язык и синтаксис поэзии, мифа, магии, мистицизма и психоза - ужасающий первичный процесс. Первичный процесс находится в противоречии с более знакомым вторичным процессом, управляемым законами логики. Позднее Фрейд связал вторичный процесс с "принципом реальности".

В 1923 г. работа Фрейда "Я и Оно" ознаменовала вступление П. в третью фазу. В этой книге Фрейд обсуждал характер и эволюцию Я (Эго). Он утверждал, что когда человек вынужден отказаться от "объекта" (напр. разорвать отношения), это неизбежно вызывает трансформацию в "Я", к-рую можно охарактеризовать только как восстановление такого объекта, напр. как в случае меланхолии.

Что касается функциональной роли Я, центральное значение имеет тот факт, что контроль над формами активности передается ему. Т. о. отношения Я и Оно "напоминают человека верхом на лошади, к-рый должен сдерживать ее превосходящие силы". Существует одно различие, о к-ром часто забывают - "всадник пытается делать это, используя свою собственную силу, тогда как Я использует позаимствованные силы".

Возможностей для проявления воли или выбора практически нет. Более того, хотя нек-рые независимые истоки развития и приписываются Я, все же не существует эволюционного и систематического (эпигенетического) базисного плана биопсихологической природы.

Только после 1926 г. Фрейд отказался от идеи о том, что Я (защитные, исполнительские и адаптивные функции) абсолютно подчиняется Оно (влечениям).

Фрейд рассматривал развитие Идеал-Я и Сверх-Я - грубо говоря, совести или бессознательного чувства вины - только как защитную интернализацию, идентификацию с отцом у мальчика, добавляя в примечаниях: "Возможно, безопаснее говорить, "с родителями"", и признавая "конституциональную бисексуальность каждого индивидуума". Когда мальчик воспринимает своего отца как препятствие к осуществлению детского желания (запрещенного) по отношению к своей матери, Я укрепляется (отсюда и название "Сверх-Я"), помогая произвести вытеснение "путем возведения таких же препятствий внутри себя". Чем интенсивнее исходный конфликт, тем строже впоследствии господство Сверх-Я над Я - в форме совести или, возможно, бессознательного чувства вины.

Сложной задачей функционирования Я яв-ся осуществление посредничества (и обеспечение отсроченного действия) между не допускающими возражений требованиями влечений (Оно), нравственными или религиозными ограничениями (Сверх-Я) и реальным миром.

Юнг (1875-1961)

В 1906 г. Фрейд, к-рому тогда было почти 50 лет, получил в качестве подарка отчет Карла Юнга о его экспериментах по словесным ассоциациям, глубоко созвучным П.. В эксперим. психопатологии К. Юнг ввел термин "комплекс" в качестве связующего звена между аффектом и идеей. В течение следующих 7 лет (1906-1913), несмотря на протесты таких ведущих венских психоаналитиков как А. Адлер и В. Штекель, Юнг стал признанным политическим лидером психоан. движения и несомненным наследником Фрейда. Поворотный момент в отношениях между Юнгом и Фрейдом наступил в 1912 г. В это время Фрейда уже начало серьезно беспокоить то обстоятельство, что мысли Юнга все больше обращались на религию, мистицизм и мифологию, утрачивая, но его мнению, былую ясность. Непосредственные сообщение бывших пациентов Юнга убедили Фрейда в том, что основы П. (сопротивление и перенос) были отвергнуты ради туманных обсуждений "архетипов" и "коллективного бессознательного".

Адлер (1870-1937)

Психоаналитики Вены объединились, протестуя против того, что Фрейд сделал Юнга лидером их движения. Самым выдающимся мятежником был Альфред Адлер, о к-ром Фрейд в молодости имел очень высокое мнение. Верность Адлера идее о психол. эффектах органической неполноценности привела Фрейда к выводу о том, что Адлер в скором времени покинет с трудом завоеванную территорию существования бессознательных психич. процессов и демонических влечений. Адлер рассматривал агрессивные побуждения как источник энергии в тех случаях, когда люди компенсируют свою неполноценность, и разработка этого тезиса обусловила его разрыв с Фрейдом.

К тому времени когда Фрейд причислил агрессивный инстинкт к инстинкту смерти (Танатосу), противоположному инстинкту жизни (Эросу), Адлер больше не занимался инстинктами. Он считал агрессивные влечения и жажду власти осн. средствами защиты и адапт. Фрейд признавал, что Адлер, несомненно, привнес "что-то новое в П.".

Четвертая фаза

К середине 30-х гг. XX в. неявно подразумевавшаяся концепция Фрейда об относительной автономии Я от влечений - и его интегрирующей функции - получила четкие очертания. За 10 лет до этого Фрейд в своей работе "Психология масс и анализ человеческого Я" обратился к проблемам внешней (соц.) реальности.

В 1939 г. Гейнц Гартманн опубликовал эссе "Психология Я и проблема адапт." (Ego psychology and the problem of adaptation), в к-ром осн. внимание уделил "процессам и рабочим методам психич. аппарата, к-рые ведут к адаптивным достижениям".

К 1936 г. осн. теорет. нити П. были вплетены в американскую психиатрию усилиями Г. С. Салливана. Лишение самоуважения стало для него осн. проблемой и - из-за его психоан. исслед. шизофренических процессов - его прозвали "теоретиком одиночества".

Значение вклада терапевта в транзакцию с пациентом (контрперенос) лишь мельком было упомянуто Фрейдом (1910, 1915). Г. С. Салливан, вслед за Ш. Ференци, утверждал, что величайший вклад Фрейда заключается в "постулировании бессознательного", добавив в 1937 г. "наблюдатели, к-рые становятся все пристальнее в своих наблюдениях, должны плакать". Под влиянием У. А. Уайта и швейцарского психобиолога А. Манера, Салливан решительно отошел от ортодоксального П., обратившись к "американской" психиатрии.

Карен Хорни (1885-1952), подобно Салливану, главный акцент делала на соц. (межличностном), и, предпочитая генетические объяснения, она поставила в центр своей терапии "здесь и сейчас". Как и Салливан, Хорни принижала значение теории инстинктов и сексуальности и, наряду с Э. Эриксоном, хотя и не столь систематически, рассматривала людей конфигурационно (configurationally). Осн. областью ее интересов была не теория, а терапия. Она занималась Я-образом и структурой характера, обусловленными соц. орг-цией. Она утверждала, что обеспечение безопасности, осуществляемое людьми, носит как защитный, так и приспособительный характер.

Э. Эриксон (1902-1992)

Эрик Эриксон пошел значительно дальше Фрейда. Он возродил традиции Фрейда благодаря своим систематическим попыткам постичь одновременное взаимодействие и эволюцию функционирования тела, души и об-ва на протяжении всей жизни человека и в процессе смены поколений.

Биопсихосоциальная модель Эриксона служит центральной позицией для различных теорий объектных отношений, равно как и нарождающихся в большом количестве систем и психологии Я. Весь этот массив наблюдений на протяжении мн. лет оставался за пределами теорет. интересов психоан. Эго-психологии. Клиницисты, разумеется, использовали все эти идеи в своей работе.

Резюме

Хотя популярность П. как метода исслед., терапии и теории идет на спад за пределами психоан. кругов, осн. положения совершенной Фрейдом революции, так же как и последовавшей за этим ревизии, начиная с конца XIX в. постепенно вошли в осн. русло не только психологии и психиатрии, но и общественных и гуманитарных наук, педагогики и истории. К этим положениям относятся.

1. Постулат об уровне психич. процессов, недоступных непосредственному сознаванию, но оказывающих видимое воздействие на опыт и поведение.

2. Понятие психол. защиты от страдания, уводящей психич. содержания от осознания и ищущей альтернативные решения.

3. Биопсихосоциальная и эпигенетическая перспектива, согласно к-рой от начала и до конца жизненного цикла (как и в череде поколений) "я" и "мы" (Я идентичность и групповая идентичность) яв-ся продуктом одновременной эволюции тела, разума и об-ва.

4. Представление о том, что наряду с челов. склонностью к конфликтам, существует потенциал для творческого синтеза, к-рый служит не только выживанию, но и подлинной адапт.

5. За принципом удовольствия стоит принуждение к повторению, к-рое означает настойчивые попытки активно управлять тем, что было (болезненно) пассивно пережито.

Исходя из того, что революционные преобразования Фрейда привели к взаимопроникновению психологического, технологического и политического в соц. жизни людей, совр. биопсихосоциальная теория делает возможным изучение не только инноваций в терапии, но и альтернативных способов разрешения внутренних конфликтов, межличностных и коллективных.

См. также Эриксонианские стадии развития, Теория Хорни, Теории личности, Психоаналитические стадии, Интерперсональная теория Салливана, Теоретическая психология

М. Бренман-Гибсон

Психоаналитические стадии (psychoanalytic stages)

Психоаналитические, или психосексуальные стадии - это стадии психосексуального развития, постулированные Фрейдом для объяснения развития личности через изменения биолог. функционирования индивидуума. Фрейд полагал, что центральной темой, проходящей через развитие личности, яв-ся продвижение полового инстинкта через 4 универсальные стадии - оральную, анальную, фаллическую и генитальную. Две последние П. с. отделены друг от друга латентным периодом, к-рый, строго говоря, не следует воспринимать как отдельную стадию. Фрейд придавал решающее значение первым трем стадиям, получившим название прегенитальные стадии, в формировании структуры взрослого характера.

Оральная стадия

Во время оральной стадии психосексуального развития, к-рая приходится на 1-й год жизни, осн. эрогенной зоной яв-ся рот. Благодаря действиям, связанным со ртом - сосанию, глотанию и кусанию, - младенцы получают свой первый постоянный источник удовольствия, и т. о. роговая область становится точкой зачаточного психосексуального удовлетворения. Фиксация на орально-агрессивной фазе (вонзание зубов), отмечаемая по активности, связанной с укусами и жеванием, может привести к развитию желчно-саркастической, склонной к спорам и враждебной взрослой личности.

Анальная стадия

На протяжении 2-го и 3-го годов жизни осн. эрогенной зоной яв-ся анус. Детей на этой стадии учат получать значительное удовольствие от временных задержек. Однако с момента начала контролируемого родителями приучения к горшку удовольствие ребенка наталкивается на жесткое сопротивление соц. ограничений, и т. о. могут происходить различные фиксации. Отражая предположение о важности опыта раннего детства в формировании личности, фрейдисты полагают, что такой метод приучению к отправлению естественных надобностей прокладывает путь для развития продуктивности и творчества взрослых.

Фаллическая стадия

Гениталии становятся главной эрогенной зоной во время фаллической стадии психосексуального развития, к-рая приходится на 4-й и 5-й года жизни ребенка. Во время этой стадии детей можно застать за изучением их половых органов и мастурбацией, у них проявляется интерес к вопросам, имеющим отношение к рождению детей и сексу. Однако еще важнее то, что этот период жизни служит сценой, на к-рой разыгрывается самая решающая психол. драма детства - Эдипов комплекс. Фрейд придерживался мнения, что каждый ребенок бессознательно желает обладать своим родителем противоположного пола и одновременно избавиться от родителя своего пола.

Фрейд полагал, что мальчик испытывает сильный конфликт между своим неодолимым влечением к матери и страхом возмездия со стороны отца. В особенности маленький мальчик боится, что отец обнаружит его сексуальные желания и накажет, отрезав ему пенис. Этот страх в психоан. теории получил название страха кастрации.

Считается, что маленькая девочка на фаллической стадии обнаруживает, что, в отличие от своего отца, она лишена пениса. За этим анатомич. открытием у нее возникает немедленное желание иметь пенис - это желание в психоан. теории наз. завистью к пенису. Зависть к пенису у девочек является грубым психол. эквивалентом страха кастрации у мальчиков. В теории Фрейда зависть к пенису и страх кастрации объединяются под названием комплекса кастрации.

С т. зр. теории психоан., неудачная попытка разрешить Эдипов комплекс и непреодоленные эдипальные чувства лежат в основе множества психол. нарушений.

Генитальная стадия

Как только разрешается Эдипов комплекс, предполагается, что ребенок вступает в латентный период (продолжающийся примерно от 6 до 12 лет), во время к-рого половой инстинкт в каком-то смысле дремлет, а психич. энергия направляется на несексуальные виды деятельности, напр. на обучение в школе и занятия спортом. Однако с наступлением пубертата (периода полового созревания) генитальная сексуальность пробуждается вновь, и начинается генитальная стадия психосексуального развития, продолжающаяся от периода полового созревания до самой смерти. Во время генитальной стадии нарциссические стремления в значительной степени трансформируются и сливаются с поиском гетеросексуальных отношений, включающих в себя взаимное удовлетворение. Т. о. тип взрослой генитальной личности, успешный продукт психосексуального развития, в теории психоан. характеризуется способностью к зрелой гетеросексуальной любви, заботливым отношением к другим и продуктивной жизнью в об-ве.

См. также Психоанализ

Д. Зиглер

Психодрама (psychodrama)

П. - метод психотер., разработанный Якобом (Джекобом) Морено. В рамках этого подхода используются театральные приемы, при помощи к-рых клиент разыгрывает сцены и роли из прошлой, настоящей или будущей жизни в стремлении более глубоко понять происходящее и достичь катарсиса.

Морено твердо верил в то, что терапевтическая ценность разыгрывания чьих-то проблем превосходит ценность простого разговора о них. Т. о. его метод стимулирует клиента к активности, личной интеракции и встрече, выражению эмоций в настоящий момент и пробе реальности. Эта встреча (encounter - особое понятие у Морено) происходит в контексте "здесь и сейчас" вне зависимости от того, относится ли разыгрываемая роль к событиям прошлого или предвосхищаемого будущего. Морено считал непосредственность и креативность базисными характеристиками здорового и бодрого человека.

П. - активный и мощный метод терапии. Работа с проблемой из прошлого или ожидаемого будущего так, как если бы конфликт происходил в настоящий момент, обычно вызывает сильные чувства. Этот процесс имеет целью получение корректирующего эмоционального опыта; благодаря центрированным на настоящем моменте игровым действиям и опыту происходит катарсис, часто сопровождающийся повышением уровня инсайта. Предвосхищаемые события разыгрываются в настоящем, чтобы дать клиенту возможность глубже осознать наличие всего спектра выборов, к-рые он может сделать.

Психодраматический метод имеет 5 осн. компонентов: сцена, режиссер, протагонист (исполняющий главную роль), вспомогательные эго, и публика.

Психодраматический процесс состоит из трех фаз: а) фазы разминки (разогрева), б) фазы действия и в) фазы обсуждения. Морено писал о необходимости периода разогрева, предназначенного для того, чтобы создать у участников готовность к переживанию. Руководитель группы играет ключевую роль в обеспечении этой готовности и мотивации, необходимой для обсуждения проблем реальной жизни в личном аспекте. В этой фазе процесса участники должны убедиться в безопасности рабочей обстановки и создать атмосферу взаимного доверия. Технические приемы, обеспечивающие разогрев, сами по себе менее важны, чем их цель; все, что способствует повышению взаимного доверия в группе служит полезным инструментом в этой начальной фазе.

Фаза действия состоит из разыгрывания и проработки прошлой или текущей ситуации либо ожидаемого события. Режиссер использует разнообразные театральные приемы для руководства протагонистом, исследующим новую территорию и получающим новое понимание без того, чтобы оказаться ошеломленным. Действие прекращается после завершения сюжета и получения катарсиса и инсайта. Третья фаза П. - шеринг (sharing), обсуждение и последействие - представляет собой попытку интегрировать и осмыслить полученный в действии опыт. Остальные члены группы приглашаются к тому, чтобы обменяться личными впечатлениями и рассказать, какое значение для них имел этот сеанс.

В фазе действия П. используется много специфических технических приемов, к-рые не яв-ся самоцелью, а лишь способствуют спонтанному выражению эмоций. Стандартные приемы П. это: обмен ролями, дублирование и множественное дублирование, "зеркало", "волшебный магазин", представление будущего и работа со сновидениями.

Ключом к успеху П. яв-ся сензитивность (восприимчивость и способность к быстрому реагированию) и профессиональная компетентность режиссера. Хотя П. может быть мощной формой терапевтического вмешательства, к-рая ведет к высвобождению эмоций и более глубокому пониманию себя и, следовательно, к конструктивным изменениям поведения, она тж потенциально чревата серьезными отрицательными последствиями для участников.

См. также Групповая психотерапия, Психотерапия

Дж. Кори

Психокинез (psychokinesis)

П. - это термин, к-рый обычно используется в парапсихол. для обозначения якобы существующих эффектов мысленного воздействия на физ. события через еще не установленные наукой процессы. Вера в возможность существования П. находит отражение в различных аспектах мировых религий, в традициях мн. об-в дописьменного периода развития и в обыденном мышлении значительной части людей во всем мире. Люди, чей образ мысли во многом сформировался под влиянием науки, склонны считать П. невозможным или настолько маловероятным, что ему не стоит уделять серьезного внимания.

Дж. Б. Райн был, очевидно, первым, кто использовал научные методы в большой исследовательской программе проверки возможности реализации П. Серия экспериментов, к-рые он провел или к-рыми руководил в 1930-х гг., привела его к заключению, что нек-рые люди способны оказывать слабое, но устойчивое влияние на то, каким образом выпадают игральные кости. Подобное заключение было сделано и относительно психокинетического эффекта расположения - т. е., возможности влиять на то, где остановятся кости. В 1960-х и 1970-х гг. большинство экспериментов касалось возможности влиять на генераторы случайных событий, рандомизация к-рых зависит от распада радиоактивных веществ. Они тж привели к выводу о наличии у нек-рых людей способности воздействовать на этот процесс весьма существенным образом, однако это воздействие не поддавалось повторению. Менее успешными оказались эксперименты, направленные на изучение исключительного психокинетического воздействия, к-рое якобы могут оказывать незаурядные личности.

См. также Экстрасенсорная перцепция (сверхчувственное восприятие), Колдовство

И. Л. Чайлд

Психолингвистика (psycholinguistics)

П. - сравнительно молодая дисциплина, к рая занимается изучением психол. последствий владения языком. Психологи потратили годы, пытаясь примирить структурную лингвистику с теориями научения, для чего использовались методики словесных ассоциаций, синтаксический анализ слева направо и статистическая интерпретация частоты и порядка слов в речи.

Влияние теории Хомского

Говорящий на любом языке человек способен построить и понять неограниченное количество грамматически правильных предложений и, к тому же, способен определить, яв-ся ли любое конкретное предложение грамматически правильным, даже если оно ему совершенно незнакомо. По мнению Н. Хомского это означает, что люди обладают врожденной способностью порождать грамматически правильные предложения, и что эта способность не яв-ся результатом предшествующего опыта.

За поверхностной структурой разговорного языка скрывается глубинная структура, состоящая из набора правил, обеспечивающих порождение всех возможных грамматически правильных предложений. Нек-рые из этих правил специфичны только для данного конкретного языка, но есть и базовые правила, общие для всех языков, и потому можно говорить об "общей грамматике", тесно связанной со структурой разума, а тж с природой человека и его биолог. основами. Благодаря этому "природному" качеству общей грамматики и тому обстоятельству, что ребенок обладает механизмом овладения языком (МОЯ), делающим возможным анализ слышимой языковой продукции согласно формальным правилам, ребенок развивает языковую способность. Т. о. теория Хомского представляет собой нативистскую теорию, и в этом своем качестве противостоит не только эмпиризму, к-рый исповедуют бихевиористы, но и осн. теорет. представлениям совр. психологии.

Новые тенденции

Нек-рые психологи, вдохновленные Хомским, задались целью доказать, что дети с момента произнесения первых фраз обладают набором согласованных правил, к-рыми можно объяснить всю их вербальную продукцию, и что эта первичная грамматика развивается по законам внутренней логики до тех пор, пока не совпадет с грамматикой взрослых. Принимая во внимание, что изучение языка ребенка традиционно носило описательный характер или имело своей целью только объяснение происхождения и смысла слов, этот новый подход вначале показался перспективным и продуктивным. Однако вскоре стала очевидна и его ограниченность. Нет ничего удивительного в том, что исследователи постепенно отказались от методологических ограничений, связанных с необходимостью рассматривать вербальный язык детей в его реальном контексте, т. е. в поведенческой и коммуникативной ситуации.

Помимо процессов кодификации и формальных правил синтаксиса, сфера интересов П. охватывает физиолог. основы языка, возможности вербальной коммуникации между животными, роль языка в поведении, отношения между языком и мышлением, и проблему смысла.

См. также Когнитивная сложность, Процессы коммуникации, Языковое развитие

М. Сигуан

Психологи как консультанты по вопросам психического здоровья (psychologists as mental health consultants)

Обычно академическая и эксперим. подготовка психологов проходит в контексте психич. здоровья и/или психол. процессов. Та глубина, с к-рой изучаются специальные дисциплины, соотносится с выбранной психол. специализацией. В целом, полная психол. подготовка включает в себя знакомство с личностной динамикой, челов. взаимоотношениями, организационными навыками, навыками реагирования на проблемы др. людей, навыками теорет. работы и оценкой способностей.

От консультантов ожидают, что они поддерживают, выносят решения и предлагают направление для действий. Попутно от них ожидают представления материала в дидактической манере и обращения к проблемам, относящимся к групповому процессу.

Главной целью яв-ся достижение высокого уровня доверия. Некоторые центральные темы включают в себя оценку логичности сообщений о причине (причинах) обращения к консультанту, рассеивание мифов и фантазий насчет намерений консультанта и проявление интереса к тому, чтобы получить сведения об этом процессе и сориентироваться в нем. Мерой уровня доверия вполне может быть чувство доверия, испытываемое в обозначенной ситуации. Полезно также определить, кто станет тем лицом, с к-рым консультант установит первый контакт.

Консультант по вопросам психич. здоровья несет ответственность за определение как краткосрочных, так и долгосрочных целей и задач. Это обычно происходит в процессе встреч с ключевыми фигурами, в ходе к-рых определяется контекст и необходимая информ. Укреплению доверия к роли консультанта по психич. здоровью способствует план действий для достижения этих целей и задач. Эти планы стоит разрабатывать достаточно гибко, чтобы быть готовым откликнуться на те первоочередные потребности орг-ции.

Что касается содержания специальных знаний консультанта по психич. здоровью, они лежат в его сфере специализации. Не менее важны сензитивность и мастерство консультанта при использовании и передаче своих знаний.

См. также Лидерство и руководство, Подготовка руководящих кадров

С. Кардан

Психологическая наука (psychological science)

П. н. занимается применением научных методов и принципов для изучения совокупности вопросов, к-рые традиционно считаются психол. по своей природе. Ее состав образуют тж теории и факты, относящиеся к вопросам и проблемам, возникающим в ходе этого процесса. П. н. отличается от простых филос. спекуляций на психол. темы. Она тж отличается и от так называемой "литературы самопомощи", предлагающей решение житейских проблем на основе интуитивного подхода. П. н. требует эмпирических наблюдений и экспериментирования для проверки своих умозрительных построений, к-рые нередко облекаются в форму научных теорий и воспринимаются как таковые. Определяемая таким образом, П. н. и есть та дисциплина, которая изучается на факультетах психологии почти во всех университетах.

Психол. вопросы, по крайней мере в ист. перспективе, касаются психич. процессов и сознательного опыта, т. е. понятий, к-рые тесно связаны с понятием души или разума (mind). Обратившись к античности, можно сказать, что уже тогда люди размышляли о природе разума, о его отношении к окружающему их миру и к телу, частью к-рого он яв-ся, о природе знания и о том, как оно приобретается, и о связи между разумом и действием (поступками) людей. Веками эти и подобные им филос. вопросы привлекали самое пристальное внимание таких выдающихся мыслителей как Платон и Аристотель и ряда философов Нового времени, включая Декарта, Гоббса, Локка, Беркли и Канта. Из них, в этом контексте Кант вспоминается в связи с тем, что он в принципе отрицал возможность существования психологии как науки, считая психич. явления не доступными измерению и, следовательно, не поддающимися мат. анализу или описанию. Далее, согласно Канту, психич. явления быстротечны и подвержены искажению самим процессом наблюдения, а кроме того их невозможно вызвать эксперим. средствами, ибо они ведут свое собственное существование и подчиняются собственным законам и прихотям. Поэтому просто не может быть науки, занимающейся таким неконтролируемым, да к тому же нефизическим (умозрительным) предметом.

Для создания психол. науки требовалось появление более развитого представления о науке, а затем и демонстрация способности научного метода быть релевантным психол. проблемам. Судя по всему, эти требования были удовлетворены где-то к середине XIX в., когда многие возражения Канта были преодолены методологическими достижениями, приведшими к своевременным открытиям в физиологии. Если говорить о дате рождения психол. науки, то, быть может, ею следует считать 1874 г. - год выхода в свет книги Вильгельма Вундта "Основы физиологической психологии". Предисловие к своей книге автор начал такими замечательными словами: "Труд, который я имею честь представить публике, есть попытка создать новую область науки".

Задача, стоявшая перед новой наукой Вундта, заключалась в изучении сознательных процессов и того, как они соотносятся с физ. событиями. Убежденность Вундта в том, что время для появления такой науки как психология действительно наступило, базировалась на успехах физиологии в решении пограничных с психологией проблем, и он использовал в своей лаборатории многие из лабораторных методов физиологии того периода - отсюда и его термин "физиологическая психология". Возможно, самым важным (для психологии) из этих успехов было достижение Фехнера, к-рый в 1860 г. продемонстрировал, что сознательное переживание ощущений, основанных на таких физ. переменных как световая или звуковая энергия, изменяется как логарифм величины соответствующих физ. переменных. Это отношение между величиной ощущения - психол. квантом, являющимся частью сознательного опыта, и физ. величиной, характеризующей интенсивность стимуляции, составляет предмет психофизики как отрасли психологии.

К тому времени, когда Вундт возвестил о появлении новой науки, в физиологии были сделаны и другие открытия. Одной из задач, стоявших перед Вундтом, было создание научных основ анализа содержания сознания. Следуя модели, принятой в химии, он сформулировал следующий вопрос: из каких элементов состоит сознательный опыт и с какими физ. и биолог. переменными их можно связать? Чтобы ответить на этот вопрос, Вундт использовал метод, называемый интроспекцией, который заключался в том, что подготовленных наблюдателей просили анализировать изменения, происходящие в их сознательном опыте при предъявлении им различных стимулов. Этот метод походил на процедуру, к-рую использовали Фехнер и др. исследователи при изучении сенсорного различения. Вундтовская версия этого метода хотя и выглядела вполне научной в том смысле, что имела форму контролируемого лабораторного эксперимента, была лишена того, что в наше время считается существенным признаком науки, а именно - объективности. В науке у ученых должна быть возможность достичь согласия по поводу их основных наблюдений. А в интроспективном методе Вундта объектом наблюдения или интерпретации было содержание индивидуального сознательного опыта наблюдателей, обученных давать аналитические интерпретации своему опыту; т. е. этот метод был безусловно субъективной процедурой. По-видимому, программа Вундта разбилась именно об эту субъективность, когда наблюдатели в др. лабораториях нашли возможным не согласиться с наблюдателями Вундта в отношении элементов содержания сознательного опыта.

В последующие годы исследователям, казалось бы, удалось преодолеть многие из этих трудностей. Ключ к решению методологических проблем лежал в оригинальной эксперим. задаче Фехнера и других психофизиков. Вместо того чтобы просить наблюдателя выполнить сложный анализ сознательного опыта, переживаемого им при предъявлении стимульной конфигурации, Фехнер задавал ему простой вопрос: "Вы заметили изменение?". Эта версия методики, в силу простоты задачи, позволила привлечь к экспериментам неподготовленных испытуемых. От наблюдателя, к-рый должен был внимательно следить за предъявляемыми ему стимулами и иметь мотивацию для адекватных действий, не требовалось ничего, кроме правдивых ответов. Эта базовая процедура часто еще более упрощалась, так что от наблюдателя требовалось только нажать кнопку или дать др. реакцию, сообщая тем самым экспериментатору о появлении изменения или др. феноменов.

Этого простого изменения методики оказалось достаточно для того, чтобы придать объективность большому количеству исслед. после Вундта. Многое из этого подхода взяли на вооружение гештальтисты; кроме того, этот подход был положен в основу многих исслед. в области психологии восприятия, занимавшейся, в основном, выявлением и количественной оценкой отношений между режимами внешней стимуляции и сознательным опытом, а также изучением физиолог. механизмов и процессов, опосредующих эти отношения.

В первой половине XX в. - отчасти как реакция на недостатки интроспективного метода Вундта, а отчасти как следствие первых успехов в области психологии животных - возник др. методологический подход, а именно, бихевиоризм. В известной мере бихевиоризм рассматривался как направление, выделившееся из того, что называли функционалистской психологией, пытавшейся объяснить функцию разума (mind) и его роль в поведении людей и животных, направленном на решение практ. задач. Однако вскоре стало очевидно, что само по себе поведение людей и животных заслуживает изучения. Бихевиористский подход, как объявил в 1913 г. Джон Уотсон, был "абсолютно объективной экспериментальной дисциплиной, относящейся к естествознанию... Интроспекция не составляет существенной части ее методов". Разум и сознательный опыт были исключены как темы научного исслед., поскольку ни то, ни другое не поддавалось непосредственному наблюдению. Бихевиоризм, во всяком случае в психол. науке США, превратился в господствующее направление, в рамках к-рого была выполнена значительная часть исслед., опубликованных в 1920-1960 гг.

Совр. когн. психол. возникла в 1960-е гг. и яв-ся почти синонимичной эксперим. психологии. Когн. психол. вновь сделала предметом своего исслед. проблему разума (mind), однако не в том виде, к-рый была характерен для исслед. Вундта. Вместо того чтобы изучать природу сознательного опыта с т. зр. наблюдателя этого опыта, когн. психол. сосредоточилась на изучении теорет. конструктов умственных процессов, предположительно проявляющихся в наблюдаемых мерах, таких как точность и время реакции. В рамках этого подхода формулируются гипотезы о специфических характеристиках внутренних (умственных) процессов и из этих формулировок выводятся наблюдаемые следствия допущений о рассматриваемых характеристиках. Затем проводятся эксперименты для определения того, имеют ли место выведенные из гипотез следствия, причем положительный результат укрепляет уверенность в мощности теорет. предположений. Эта форма экспериментирования имеет в качестве своей эмпирической основы наблюдаемые реакции испытуемых в ходе эксперимента - реакции, зависящие от активности изучаемых гипотетических процессов. С этой т. зр. когн. психол. можно рассматривать как возврат к более раннему представлению о предмете психол. исслед., но на более высоком уровне, вследствие принятия изощренной и объективной методологии бихевиоризма. Совр. психологию не столько интересует структура сознательного опыта, сколько идентификация и объяснение процессов, входящих в состав внимания, памяти, распознавания образов (pattern recognition), языкового поведении (т. е. говорения, слушания и чтения), мышления, решения задач, а также изучение сопутствующих вопросов.

История психол. науки от ее зарождения в лаборатории Вундта до наших дней обнаруживает значительное расширение ее интересов. Эксперим. процедуры Вундта в основном ограничивались вопросом установления элементов структуры разума, концептуализированного как сознательный опыт. Бихевиоризм заменил интересовавший Вундта предмет на изучение функционирования людей и животных, взаимодействующих с окружающей средой. Совр. когн. психол. вернулась к вопросам психич. активности, но с иной целью, чем та, к-рую ставил перед собой Вундт. Однако за это время психология значительно обогатила свою методологию и свой эксперим. арсенал, что расширило сферу ее интересов; она тж вобрала в себя ряд смежных дисциплин, имеющих непосредственное отношение к ее главной цели. Психология восприняла аналитическую методологию статистики и доказала свою способность во многих случаях использовать мат. модели, что значительно расширило ее методологические возможности. Методы и цели психол. науки нашли свое применение при изучении различных психол. проблем в различных условиях. Совр. элементарные учебники психологии дают представление о широком спектре приложений методологии психол. науки, начиная от таких основных областей, как психология восприятие, научения и познания, соц. психология, психология личности, и заканчивая такими темами как наркомания, психич. болезни и гендерные различия. Благодаря психол. науке наши знания обо всех перечисленных выше предметах значительно расширились.

См. также Клинический прогноз в сравнении со статистическим, Решающие эксперименты в психологии, Исследование методом двойного ослепления, Каноны Милля, Методология (научных) исследований, Научный метод

А. Боно

Психологическая оценка (psychological assessment)

Цель П. о. - оценить индивидуума в отношении специфической проблемы или проблем. Последние могут включать вопросы психич. здоровья, интеллектуального функционирования, недостаточной обучаемости и школьных проблем, специальных способностей, функционирования личности, поведенческой, эмоциональной и соц. сфер. Специалист в области оценки разрабатывает гипотезы, опираясь на информ. о прошлом, текущем и прогнозируемом будущем поведении в конкретных ситуациях. Психологи используют документальные материалы, проективные методики, объективные методы и материалы интервью и структурируют эту информ. в виде отчета.

Роль П. о. возросла в ходе Первой мировой войны. Психологи взяли на себя ответственность оценить интеллектуальное функционирование огромного количества новобранцев. С этой целью использовались диагностические процедуры и наиболее передовые на то время статистические методы.

В ходе Второй мировой войны вооруженные силы нуждались в дополнительных методах оценки применительно к решению практ. задач. Последние включали отбор кандидатов в пилоты и офицеры. Ряд методов оценки был разработай для Бюро стратегических служб с целью отбора агентов, способных осуществлять разведывательную деятельность. Психологам было поручено разработать и усовершенствовать дополнительные методы П. о. в этих и др. областях. Параллельно совершенствовались статистические подходы к анализу и объяснению данных.

Развитие области П.о. продолжилось после окончания Второй мировой войны. Совершенствовались прежние и разрабатывались новые шкалы интеллекта. В оценивании интеллектуального функционирования представителей групп меньшинств стал доминировать культурно-свободный подход.

Следующим этапом развития стал подход "поведенческой оценки" (behavioral assessment). При этом подходе основным материалом для оценки и прогнозирования поведения является наблюдаемое моторное и вербальное поведение индивидуума.

Существует два основных типа интервью. В структурированных интервью конкретные вопросы задаются для получения конкретной информ. Эти интервью отличаются тщательной разработкой порядка предъявления таких вопросов. Чтобы убедиться в релевантности и однозначности трактовки ответов респондентов, интервьюер использует дополнительные проверочные вопросы. В интервью с открытой формой вопросов интервьюер предлагает интервьюируемому побеседовать о чем-либо. Эта беседа может касаться любой темы и носить поначалу довольно общий характер. Интервьюер использует либо воспроизводимый по памяти, либо письменный контрольный список вопросов или областей, к-рые должны быть охвачены в ходе беседы. Если к.-л. области пропускаются интервьюируемым, интервьюер задает по ним более прямые вопросы или переводит ход беседы в русло обсуждения этой специфической области.

Важной переменной оценочного процесса яв-ся использование психол. тестов. Некоторые из них считаются "объективными". Такие тесты часто называют методами "карандаша-и-бумаги". Обследуемого чел. просят ответить на специфические вопросы и затем эти ответы оцениваются. Они сравниваются с ответами известных групп людей. Другой группой методов оценки яв-ся проективные методики.

Еще одной областью использования П.о. яв-ся органические мозговые синдромы. Психолога часто просят определить наличие мозговых дисфункций и, если такие дисфункции имеют место, влияют ли они на интеллект и/или личность и в какой степени.

Гештальт-тест Бендер измеряет способность индивидуума к воспроизведению определенных геометрических изображений либо путем их непосредственного копирования, либо по памяти. Этот тест часто используется при оценке органических мозговых дисфункций.

Многие оценочные процедуры предназначены как для индивидуального, так и для группового проведения. Проблемы при использовании групповых процедур возникают, когда нормы и стандарты, разработанные для одной группы, применяются к группе с отличным жизненным опытом или иными возможностями в получении образования. Методы групповой оценки наиболее эффективны при использовании с целью получения обобщенных грубых оценок, за к-рыми затем может следовать более индивидуализированная оценка.

Люди, попадающие в условия новой культуры, существенно отличающейся от их родной культурной среды, часто демонстрируют отставание в ответах, касающихся сведений или знаний, необходимых в новой жизненной среде. По этой причине они могут квалифицироваться как лица со сниженным интеллектом или с эмоциональными нарушениями. Однако их заниженные результаты часто связаны не с недостаточной интеллектуальной способностью и зрелостью личности, а с недостатком информ. и опыта. В конце 1970-х, ряд штатов ввел ограничения на использование процедур оценки интеллекта у групп меньшинств.

Исслед. и опыт 1970-х и 1980-х гг. показали, что формы поведения, на к-рые опирается поведенческая оценка, часто подвержены влиянию факторов, недоступных прямому наблюдению. В частности, мотивация к специфическим формам поведения не всегда поддается прямому наблюдению. В понимании текущего, как и в прогнозировании будущего поведения, также важно применять ист. подход. Поэтому оценка интеллекта, специальных способностей и специфических областей функционирования продолжает опираться в значительной степени на результаты соответствующих специфических тестов.

См. также Гештальт-тест Бендер, Клиническая оценка, Руководство по диагностике и статистической классификации психических расстройств, Меры интеллекта, Оценка личности, Проективные методики, Опросники, Методика Роршаха, Инвентарь интересов Стронга-Кэмпбелла, Надежность диагнозов, Тестирование и законодательство, Тематический апперцептивный тест

Б. Фэбрикант

Психологические лаборатории (psychological laboratories)

Принято считать, что первая П. л. была организована В. Вундтом в Лейпцигском университете в Германии в 1879-1880 гг. По прибытии Вундта в Лейпциг, Министерство королевского двора предоставило ему небольшую лекционную аудиторию для проведения личных эксперим. исслед. В 1879 г. студенты Вундта приступили к проведению первых экспериментов в этой аудитории, и почти наверняка, что именно это запечатлелось в сознании Вундта как возникновение Лейпцигской лаборатории. Из 10 диссертационных исслед., осуществленных под руководством Вундта за первые 4 года его пребывания в Лейпциге, лишь одно не яв-сь чисто филос. В 1872/1873 учебном году на преподавательскую работу в Гарвард был приглашен У. Джеймс. В 1875/1876 учебном году он предложил курс под названием "Отношения между физиологией и психологией" (The Relations Between Physiology and Psychology). Этот курс включал в себя лабораторные занятия, проводившиеся в двух комнатах цокольного этажа Lawrence Hall.

Г. С. Холл получил свою степень в Гарварде под совместным руководством Джеймса и физиолога Г. П. Боудича за эксперим. работу, проведенную в лаборатории Боудича на мед. факультете. В следующем году Холл отправился в Германию, сначала в Берлин, а затем в Лейпциг, к Вундту. Он возвратился в США в 1880 г., и в 1881 г. был приглашен прочесть курс лекций в Университете Джона Хопкинса, где он проработал до 1888 г. В 1883 г. Согласно заявлению, сделанному им в статье, опубликованной в выпуске American Antiquarian Society ("Американское антикварное общество") за 1894 г., Холл "основал" первую лабораторию эксперим. психологии в США в Университете Джона Хопкинса.

Джеймс не оставил без ответа заявление Холла. В заметке, помещенной в журнале Science ("Наука") за 1895 г., он написал: "Я сам "основал" курс обучения экспериментальной психологии в Гарварде в 1874/5 или 1876 году, не помню точно в каком именно. На протяжении ряда лет лабораторией являлись две комнаты здания естественного факультета (Лоуренс Холл), которые, наконец, оказались настолько загромождены оборудованием, что их потребовалось сменить". Не имеется свидетельств того, что эта лаборатория Джеймса, несмотря на ее несомненное существование с 1875 по 1876 учебный год, яв-сь чем-либо большим, нежели демонстрационной лабораторией.

Первая американская лаборатория. За исключением демонстрационной лаборатории Джеймса, остается неясным, когда и где появилась первая исследовательская П.л. в США. Холл утверждал, что она была организована им в Университете Джона Хопкинса в 1883 г., однако этот факт так и не получил официального подтверждения самого университета. В 1888 г. Дж. Ястроу пришел в Висконсинский ун-т, где он основал лабораторию, чему существует официальное подтверждение университета. Однако, это было на следующий год после того, как Дж. М. Кэттелл создал лабораторию в Пенсильванском университете (Ястроу признал первенство Кэттелла), и в том же самом году, когда У. Л. Брайан создал лабораторию в Индианском ун-те.

Первые психологические лаборатории в других странах. До конца XIX в. первые П. л. были открыты А. Леманом в Копенгагене (1886), Йосиро Мотора в Токио (1888), Серджи в Риме (1889), Дж. М. Болдуином в Торонто (1890), Дж. У. в Кембридже (1891), Т. Флурнуа в Женеве (1891), А. Мейнонгом в Граце (1894), А. А. Токарским в Москве (1895) и в Пекине (1897).

Рост числа психологических лабораторий. На 1898 г. в мире существовало по меньшей мере 48 П. л., 26 из к-рых находились в США. Число лабораторий продолжало неуклонно расти, особенно в США, хотя многие из лабораторий, возникавших в 1920-х и 1930-х гг., были "тестологическими лабораториями", явившимися следствием бурного развития психометрии после Первой мировой войны.

Лабораторное оборудование. Основное оборудование самых первых лабораторий состояло из хроноскопов для измерения времени реакции, камертонов и вертушки для смешения цветов. Многие из этих предметов яв-сь поистине произведениями иск-ва, выполненными из превосходно обработанной меди. В начальные годы, когда большая часть исслед. носила преимущественно психофизический характер, использовались также дополнительные приборы для увеличения точности предъявления сенсорных стимулов. С развитием исслед. памяти и научения в последние 15 лет XIX в. появились устройства, обеспечивающие стимульный контроль этих ситуаций - барабаны-мнемометры, лабиринты и проблемные камеры. Разработка в конце 1930-х г. Б. Ф. Скиннером "камеры Скиннера", в к-рой животное могло нажимать рычаг для получения подкрепления, послужило в последовавшие за Второй мировой войной годы толчком к созданию сложного электронного оборудования, предназначенного для предъявления и планирования разнообразных стимульных условий и для автоматической регистрации реакций. Дальнейшее развитие областей специализации в психологии сопровождалось ростом количества различных видов сложного специального оборудования в зависимости от исследовательских интересов конкретных лабораторий.

См. также Методы эмпирического исследования, Экспериментальная психология, Психофизика

Р. Харпер

Психологическое здоровье (psychological health)

Все психотер. системы имеют свой взгляд на природу чел., свою концепцию этиологии болезни и свое видение П. з. Это видение яв-ся конечной точкой успешной терапии в том виде, как она определяется в каждом отдельном направлении.

Некоторые исследователи, движимые неудовлетворенностью традиционными клиническими классиф. психич. здоровья, основанными на патологии, разрабатывают и эмпирически изучают модели положительного здоровья.

В первоначальной хартии ВОЗ видение здоровья было сформулировано в положительных терминах: "Здоровье есть состояние полного физического, психического и социального благополучия, а не просто отсутствие болезни или немощи".

Изучение П. з. осложняется рядом проблем. Между наукой и челов. ценностями существует "серая область". П. з. представляет собой культурную ценность. Равновесие здесь очень хрупкое.

Различные взгляды на психологическое здоровье

Теории П. з. часто опираются на те представления о чел., к-рые присутствуют в каждой традиции.

Существуют 4 широких представления о природе чел., приведенные в табл.3. Согласно первой теории, чел. яв-ся плохим и в основе своей аморальным. Согласно второй теории, все люди рождаются хорошими, неиспорченными. Третья теория придерживается концепции tabula rasa - "чистого листа": существование предшествует сущности. Четвертая теория утверждает, что люди с рождения обладают самоактуализирующейся сущностью, к-рая носит не только личный характер, как утверждает вторая теория, но и отражает божественную, космическую или трансперсональную искру, свойственную каждому. Имеются также теории, основанные на комбинации этих воззрений.

Таблица 3. Четыре представления о природе человека

1. От рождения плохой/аморальный

2. От рождения хороший, обладающий самоактуализирующейся сущностью

3. Tabula rasa: существование предшествует сущности

4. От рождения хороший, по своей сущности гармонирующий с божественным

Цель учения. Цель "доктрины" соотносится с пониманием П. з. и моделью природы чел., в рамках к-рой оно появилось (см. табл. 4).

Таблица 4. Цель учени я

Теория
Представление о природе человека
Понимание здоровья
1От рождения плохой/аморальныйУменьшение порочности и/или стремление к спасению
2От рождения хороший, обладающий самоактуализирующейся сущностьюРаскрытие себя
3Tabula rasa: существование предшествует сущностиСоздание себя
4От рождения хороший, по своей сущности гармонирующий с божественнымРаскрытие своей сущности

1. Теория аморальной природы чел. Поскольку люди в основе своей плохи, целью может быть только одно - сделать их лучше. В рамках концепции психоанализа, целью яв-ся дать индивидууму больше контроля над импульсами Оно (Id); в традиционном христианстве цель - побудить людей стремиться к Богу и к спасению вследствие осознания своей первично греховной природы.

2. Теория доброкачественности. Согласно этой теории, понятие П.з. предполагает стремление (или побуждение) индивидуума раскрыть свою самоактуализирующуюся природу. Роджерс сказал: "Двигаться прочь от фасадов, долженствования, ублажения других, двигаться к правильной ориентации себя - к тому, чтобы стать более независимым, все больше доверять себе и ценить тот процесс, которым является сам человек".

3. Теория Tabula rasa: существование предшествует сущности. Согласно этой теории, главное в релятивистском мире - сделать свой собственный выбор, упорно двигаться в выбранном направлении (экзистенциализм) и обучиться навыкам, необходимым для оптимального функционирования в данной культуре (бихевиоризм).

4. Трансперсональный подход. Цель - пробуждение (нирвана, кеншо) в своем истинном Я, к-рое "яв-ся не отдельным Я", а частью большего (мирового, космического и т. д.) Я.

Представления о природе человека

Цель терапии. Для тех, кто исходит из первой теории, лучшее, что можно сделать - это прийти к к.-л. разрешению проблемы, т. е., к "наилучшим из возможных" условиям для Я. Задача терапии - раскрыть и понять первичные травматические события.

Психология Я. Психология Я (эго) использовалась разными лицами и в разные времена для описания широкого спектра подходов. Они располагаются на континууме от т. зр. неопсихоанализа на свободную от конфликтов сферу эго до представлений о врожденном, самоактуализирующемся интрапсихическом эго.

Представление об индивидууме. Вторая теория, представителем к-рой яв-ся Роджерс, исходит из того, что в каждом чел. имеется врожденный потенциал самоактуализации. Поэтому целью терапии является лишь обеспечение теплой, поддерживающей обстановки взаимного доверия, к-рая позволит чел. понять и принять свое врожденное Я.

Поведенческий подход. Этот подход используется как пример представлений с позиций третьей теории. В рамках поведенческого подхода имеется много различных группировок, каждая из к-рых включает дополнительные подгруппы. Поведенческая терапия предполагает наличие контракта между психотерапевтом и пациентом о выполнении определенных действий с целью модификации обозначенного проблемного поведения, с отдельным приложением в отношении неврозов и аффективных расстройств.

По мнению бихевиористов, чтобы быть свободными, люди должны знать о тех внутренних и внешних факторах, к-рые ими управляют. Это означает: а) иметь более точную информ. о последствиях альтернативного поведения; б) обучиться большему количеству навыков, необходимых для достижения целей; в) уменьшить тревогу, ограничивающую участие в выбираемых альтернативах. Свобода предполагает также точное знание о внутренней и внешней средах и орг-цию этих сред таким образом, чтобы максимизировать возможность индивидуального выбора.

В табл. 3 резюмируются эти три различные т. зр. - психология Оно, психология Я и поведенческая терапия. Эти взгляды отражают, соответственно, первую, вторую и третью теории.

Нетрадиционные подходы: четвертая теория - дзэн. Выше, описанные подходы сопоставляются в табл. 5 с восточным религиозно-философским учением дзэн-буддизма, представляющим подход с позиций четвертой теории. Восточная традиция исходит из того, что качества здорового чел. включают решимость и усилие, гибкость и приспособляемость, осмысленность, принятие жизни, проникновение в свое конечное Я, утрату чувства собственной важности, развитие в себе сострадания и стремления к бескорыстной помощи др. людям, углубление близких отношений с окружающими, повышение контроля над своим духом и телом и этические качества, такие как 4 абсолюта или неизмеримых состояния - сострадание (compassion), благожелательная радость (sympathetic joy), всеобъемлющая доброта (all-embracing kindness) и невозмутимость (equanimity).

Таблица 5. Сопоставление четырех школ психотерапии

Предмет обсуждения
Психодинамическая традиция (психология Оно: Фрейд)
Клиент-центрированная терапия (психология Я: Роджерс)
Теория соц. научения (поведенческая психология)
Дзэн-буддизм
Взгляд на природу чел.Агрессивный, враждебный, неспособный контролировать свою жизнь, управляемый бессознательными силамиОт рождения хороший, неиспорченный обладает интрапсихическим самоактуализирующимся Я.При рождении -tabula rasa, лишенная "сущности"Имеет врожденное чистое, хорошее, бессознательное Я (self) , природа которого подобна природе Будды - оно во всем
Цель психотерапииСделать бессознательное сознательным, преодолеть детскую амнезию, раскрыть вытесненные воспоминанияДать возможность чел. сознательно и глубоко прочувствовать (experience) такое ЯНамеченное поведение: при дефиците - обучить, при эксцессе - снизить; приведение поведения в соответствие с заданными критериямиСделать бессознательное сознательным; услышать птицу, поющую в душе
Этиология заболеванияПодавление сексуальных и враждебных детских желаний инстанциями Сверх-Я и ЯПопытки соответствовать внешним требованиям и обязательствам; неспособность ассимилировать опыт в Я-концепциюСредовые факторы; дефицит наученияВера в то, что существует отдельное Я (self); жадность; самомнение; привязанности

Резюме

Не все из существующих взглядов на П. з. вписались в описанную модель четырех теорий. За ее пределами остались такие важные теории, как концепция индивидуации Юнга, концепция креативности Ранка и концепция самоактуализации Маслоу. М. Яхода указывает, что большинство определений положительного психич. здоровья фокусируется на одном (или нескольких) из следующих б аспектов: а) демонстрируемое чел. отношение к себе; б) стиль и степень самоактуализации; в) уровень личностной интеграции, достигнутый индивидуумом; г) степень достигнутой автономии; д) субъективная концепция окружающей реальности; е) степень овладения средой, достигнутая индивидуумом. Расширение познаний о положительном здоровье может многое дать клинической практике и потенциально всему об-ву в целом.

См. также Поведенческая медицина, Общественная психология, Психология здоровья, Здоровая личность, Психические болезни: ранняя история, Первичная профилактика психопатологии, Психоанализ

Д. Шапиро-мл.

Психологическое консультирование (counseling psychology)

П. к. претерпело значительные изменения за время, прошедшее с момента его официального признания в 1946 г. отдельной помогающей профессией. Посвященное первоначально оказанию помощи людям в поисках подходящей профессии, П. к. расширилось до сферы практ. деятельности, цель к-рой - помогать относительно здоровым людям извлекать из своего потенциала развития максимальную пользу во всех сферах жизни. В ходе консультирования используется широкое разнообразие тонких методов психол. вмешательства, предназначенных не только для оказания помощи людям в приспособлении к своему окружению, но и для видоизменения многих аспектов среды, чтобы сделать их в большей мере отвечающими человеческим потребностям.

Дефинициональные модели психологического консультирования. В определении П. к. заключено нескольких существенных признаков, к-рые позволяют отличить эту сферу занятий от родственных помогающих профессий. Во-первых, П. к. всегда следовало образовательной (воспитательной), а не клинической, лечебной или медицинской модели. Клиенты (не пациенты) рассматриваются как нормальные люди, к-рым, по их просьбе, нужно помочь справиться со стрессами и задачами повседневной жизни. Задача консультирующего психолога заключается в обучении клиентов стратегиям совладания (coping strategies} и новым моделям поведения, к-рыми клиенты могли бы воспользоваться для извлечения максимальной пользы из уже имеющихся у них возможностей или для создания более благоприятных возможностей.

Помимо диадического интервью, для переобучения клиентов могут использоваться др. методы. Так, консультирующие психологи могут вести группы, цель к-рых - улучшить жизнь каждого члена группы, или же они могут разрабатывать и проводить семинары, посвященные разнообразным аспектам устройства жизни, таким как умение отстаивать свои права и интересы или умение налаживать и поддерживать отношения с другими. Психолог-консультант может вмешиваться в непосредственное окружение клиента с тем, чтобы облегчить своему клиенту изменение и рост, и может поддерживать его в реальных жизненных ситуациях в дополнение к встречам в кабинете.

Образовательная (воспитательная) основа П. к. лучше всего видна на примере работы консультантов в бесплатных средних школах и в консультационных центрах при колледжах и университетах. Однако здесь роль консультанта расширяется от почти исключительного занятия профориентацией и образовательным консультированием уч-ся до все более усиливающегося сосредоточения на создании целостной образовательной среды, облегчающей учение. В этом процессе консультанты реализуют свое призвание, занимаясь не только профконсультированием, но и консультированием по личностным и эмоциональным проблемам, пытаясь максимизировать восприимчивость уч-ся к обучению. Кроме того, консультанты могут выполнять роль советников профессорско-преподавательского состава и администрации, помогая создавать целостную образовательную среду, к-рая облегчала бы процесс учения. Подготовка консультантов, работающих в школе, обычно соответствует степени магистра, тогда как психологи, консультирующие в колледжах и университетах, как правило, имеют докторскую степень.

Особое значение в П. к. придается развивающей модели. Психологи-консультанты пытаются помочь своим клиентам в достижении оптимального уровня развития и в преодолении препятствий на пути нормального роста.

В П. к. взяты на вооружение и пропагандируются предупредительные (превентивные) подходы к проблемам развития, но не вместо, а в дополнение к исправительным (коррективным) подходам. Стратегия предупреждения состоит в том, чтобы идентифицировать конкретных лиц, группы или условия, к-рые, согласно теории и исслед., связаны с повышенным "риском", и осуществить соответствующее вмешательство до того, как наступит кризис. Такой подход аналогичен мерам в области общественного здравоохранения, назначение к-рых - предотвратить появление болезни вместо того, чтобы лечить развившуюся болезнь.

Среди помогающих профессий одно только П. к. обращает особое внимание на ту роль, какую работа играет в жизни чел. Это и понятно, поскольку П. к. как профессия получает значительную часть своих отличительных признаков от профориентационного движения. После Второй мировой войны вместе с подъемом благосостояния населения и упадком этики труда как источника личных и общественных ценностей П. к. расширило спектр своих целей, чтобы включить в их число личностное развитие в др. сферах, помимо трудовой. Методология П. к. также стала более разнообразной: относительно простой, проводившийся один раз в жизни подбор профессии для конкретного чел. сменяется анализом психол. потребностей, удовлетворяемых работой, подбором различных профессиональных занятий на протяжении всей жизни чел. в зависимости от стадии его возрастного развития, разграничением моделей карьеры для мужчин и женщин и исслед. значения и ценности работы в сравнении с др. занятиями, такими как досуг.

Отличительные особенности психологического консультирования как профессии. Когда П. к. переросло свою первичную форму профессиональной ориентации, из к-рой оно развивалось, функции консультирующих психологов стали все больше пересекаться с функциями представителей др. помогающих профессий. Так, по мере того как психотер. все активнее применялась психологами-консультантами безотносительно к профессиональному отбору, росла и область пересечения П. к. с клинической психологией. В той степени, в какой консультирующие психологи вмешивались в сеть соц. отношений клиента, их функции пересекались с функциями соц. работников. Тем временем клинические психологи все чаще находили работу за стенами психиатрических больниц, занимаясь решением проблем относительно здоровых людей наряду с выполнением своих прямых обязанностей по оценке психич. статуса больных. Аналогичным образом, соц. работники постепенно отходили от формального ведения дел своих подопечных и переориентировались на терапевтическое консультирование. Т. о., имело место одновременное встречное движение трех самых широких помогающих профессий, в результате к-рого произошло размывание прежде четко очерченных профессиональных ролей и функций.

Проблема приобретения своеобразия осложняется еще и тем, что исторически П. к. оказалось прочно связанным с пед. колледжами, ибо главной задачей первых кафедр и факультетов консультирования была подготовка школьных консультантов. Так как, с одной стороны, образование консультантов расширилось практически до П. к., а с другой, профориентация стала психологически более сложной, программы (учебные курсы) П. к. часто оказывались предметом соперничества между педагогикой и психологией. В результате большинство программ П. к., одобренных Американской психологической ассоциацией, в настоящее время сосредоточено в пед. колледжах, а не на психол. факультетах. Хотя это выглядит разумно с т. зр. образовательной модели, принятой за основу в данной профессии, подобное положение дел привело к тому, что теперь консультирующим психологам нужно оставаться лояльными к образованию консультанта, к-рое может и не быть психологически ориентированным, и сохранять верность прикладной психологии, где может доминировать исправительная, квазимедицинская модель. Поскольку вопросы лицензирования и подтверждения квалификации, кодексов профессиональной этики и выплат в пользу третьей стороны приобретают в данной ситуации особую важность, консультирующие психологи вынуждены выбирать между педагогикой и психологией как своим базовым образованием и источником профессиональной идентичности. В результате, в программах (учебных курсах) П. к. был усилен акцент на фундаментальной психол. подготовке, но разрыв между П. к. и образованием консультанта, по-видимому, продолжает расти.

Теоретические модели психологического консультирования. Первая миннесотская модель профконсультирования была создана в 1930-х гг. Эдмундом Уильямсоном в консультационном пункте для студентов Миннесотского университета и некоторое время служила образцом для большинства открываемых университетских консультационных центров. Основу данной модели составлял процесс рационального принятия решения, в к-ром главная роль отводилась интерпретации результатов тестирования и последующему, проводимому с учетом этой интерпретации, образовательному или профессиональному отбору. С ростом психотерапевтического движения, модели П. к. стали больше сосредоточиваться на процессе взаимоотношений консультанта и клиента, чем на результате консультирования.

В частности, две теорет. модели - модель принятия решений и модель соц. влияния консультанта - заслуживают дальнейшего обсуждения, так как они представляют собой уникальный вклад П. к. в прикладную психологию. Консультирование, ориентированное на принятие решений, предполагает использование в консультационном процессе понятий и методов общей теории принятия решений и, в общем, сводится к попыткам обучить клиентов - либо индивидуально, либо в группах, - эксплицитным процедурам и стратегиям принятия эффективных решений. Модель принятия решений больше всего подходит для консультирования по вопросам выбора профессии и планирования карьеры, как это проиллюстрировали Митчелл, Джоунз и Крумбольц в работе Social learning and career decision making ("Социальное научение и выбор карьеры"). Акцент П. к. на предупреждении хорошо иллюстрируется моделью принятия решений; традиционные школьные занятия, равно как и др. методы обучения навыкам принятия решений, использовались для формирования таких навыков у групп населения с высоким риском дезадаптации до того, как эти люди должны были принять важные для себя решения.

Решение задач тесно связано с принятием решений. В своей работе Problem-solving counseling ("Консультирование, ориентированное на решение задач") Дэвид Диксон и Джон Глоувер осуществили интеграцию прагматической методологии решения задач, к-рая характерна для ряда подходов П. к., с исследовательской и теорет. литературой по решению задач. Двухсторонняя интеграция моделей принятия решений и решения задач представляет собой движение, к-рое стремится включить когнитивные переменные в поведенческое консультирование.

Модель процесса консультирования как соц. влияния впервые была предложена Стэнли Р. Стронгом в конце 1960-х гг. Чтобы разработать концептуальную модель влияния консультанта на клиента вследствие воспринимаемой клиентом опытности и надежности консультанта, Стронгу пришлось обратиться к социально-психологической литературе по межличностному влиянию. С тех пор было проведено множество исслед., посвященных изучению характеристик поведения, к-рые способствуют усилению соц. влияния консультанта; условий, при к-рых соц. влияние консультанта может быть максимизировано; связей между показателями соц. влияния и др. характеристиками процесса и результата консультирования, а также зависимости соц. влияния от таких типологических признаков консультанта и клиента, как раса, пол и соц. класс. В настоящее время модель соц. влияния яв-ся одной из наиболее влиятельных моделей процесса консультирования.

Исследования в области психологического консультирования. Со временем произошли существенные изменения в характере и тематике исслед. в области П. к. Наибольшее изменение произошло в соотношении числа эмпирических исслед. и концептуальных или теорет. работ: в 1954 г. это соотношение составляло 1:1, а в 1980-х годах на одно неэмпирическое исслед. приходилось уже более девяти эмпирических работ. Др. изменение имело место в соотношении количества исслед. результата и процесса консультирования: доля исслед. результата консультирования уменьшилась, тогда как доля исслед. процесса существенно возросла и достигла 25% от общего числа таких исслед. Количество исслед. процесса/результата консультирования также существенно увеличилось, и журнальная статья становится основным видом печатной продукции процессуально ориентированных исслед. в прикладной психологии. С годами произошло некоторое уменьшение доли исслед. в области выбора профессий, отражая снижение значимости профориентационного аспекта в П.к., однако это уменьшение компенсируется увеличением исслед., касающихся консультирования специфических групп населения, в т. ч. и по вопросам трудоустройства. Наконец, исслед. социального влияния занимают значительное место в текущих журнальных публикациях, что лишний раз свидетельствует о той важной роли, какую процессуальная модель играет в современном П. к.

Произошло также повышение качества и специфичности исслед. в области П. к. В современных исследованиях, по-видимому, значительно чаще используются многофакторные эксперим. планы, применяются методы многомерной статистики, обеспечивается жесткий контроль эксперим. условий для сведения к минимуму внешних источников дисперсии и изучается влияние специфических вмешательств на строго определенные, конкретные характеристики изменяемого поведения. Все возрастающее внимание уделяется тому, каким образом определенная методика, используемая конкретным консультантом в работе с конкретным клиентом приводит, при определенных условиях, к определенному результату.

См. также Развитие профессиональной карьеры, Консультирование, Профессиональное консультирование

Т. Дауд

Психологическое тестирование: проблемы выживания (psychological testing: its survival problems)

П. т. - широкое понятие, охватывающее все типы профессионально разработанных тестов для оценки челов. способностей, достижений в обучении, умений, интересов, аттитюдов и личностных свойств. Употребление этого термина не следует ограничивать, как это иногда ошибочно понимается, только тестами, связанными с личностными свойствами и психич. адаптацией.

Исторически, П. т. тесно связано со становлением психологии как объективной и ориентированной на количественные измерения научной дисциплины, пришедшей на смену той субъективной и филос. области знания, какой она была на заре своего развития. П. т. оказалось первым разделом в области психол. знания, успешно применившим психол. принципы к решению практ. проблем. Его прикладное значение быстро возрастало по мере общественного признания и принятия П. т. в качестве широко используемой процедуры.

До начала 1960-х гг. практически не возникало серьезных угроз для выживания П. т. в том виде, как оно развивалось и использовалось. С т. зр. научных и профессиональных стандартов, для того чтобы выжить, тест должен быть надежным и валидным. Средства обеспечения и контроля надежности и валидности тестов были и по-прежнему остаются в руках их профессиональных разработчиков. На заре возникновения психол. тестов подвергавшиеся психол. тестированию лица редко имели право голоса. Это была лучшая пора для разработчиков и пользователей.

Конечно, на заре тестирования разворачивались горячие дискуссии в отношении психол. тестов (в частности, тестов IQ). При этом, однако, не возникало таких бурных споров вокруг самих тестов, какие разгорались вокруг проблемы интерпретации их результатов.

"Угрозы выживанию" психол. тестов начали проявляться по мере растущего и все чаще выражаемого беспокойства со стороны людей в связи с соблюдением их нрав в различных ситуациях, включ. те, в к-рых они могли получить отказ в приеме на работу или поступлении в вуз на основе показателя психол. теста, или в к-рой ребенка могли лишить возможности обучения в обычной школе по результатам теста. Акцент начал смещаться на те оценки по тесту, к-рые находятся ниже определенного критического уровня (отсечки), - людей волновала их обоснованность и справедливость.

Кульминацией господствовавших в обществе тенденций явилось принятие в 1964 г. Закона о гражданских правах (Civil Rights Act). To что этот закон включает раздел, относящийся к занятости (Раздел VII), вовлекает психол. тесты в круг вопросов, связанных с дискриминацией против неимущих соц. групп. В связи с этим, Комиссия по вопросу равных возможностей занятости (ЕЕОС, 1978) рассматривается многими как прямая угроза П. т. Единые правила проведения отбора наемных работников (Federal Uniform Guidelines on Employee Selection Procedures) нацелены главным образом на защиту меньшинств и неимущих соц. групп от дискриминации при найме. Ряд правительственных регулирующих мер адресован тж к проблемам граждан, имеющих различные категории инвалидности, и некоторые из них (особенно в сфере образования и занятости) затрагивают П. т.

Проблемы выживания. Какого рода угрозам подвергается П. т.?

1. Наиболее серьезной угрозе подвергается тестирование общего интеллекта. За исключением тестов достижений в школах, тесты общего интеллекта в настоящее время яв-ся наиболее часто применяемыми и используемыми из всех тестов. Тесты общего интеллекта имеют разнообразные наименования: интеллектуальные тесты, тесты IQ, тесты умственных способностей, тесты общей способности и тесты потенциала к обучению. Большинство "специализированных" тестов, не относящихся к этой категории, содержат компоненты оценки общего интеллекта.

Большинство тестов общего интеллекта и специализированных тестов, содержащих компоненты оценки общего интеллекта, яв-ся вербальными тестами "карандаша-и-бумаги". Угрозы связаны с обвинениями в адрес вербальных тестов в несправедливости их оценок в отношении групп, оказывающихся в неблагоприятных языковых условиях, таких как афро-, испано-, азиато- и коренные американцы.

Поскольку в письменных тестах невозможно избежать использования языка, при их разработке особое внимание следует уделять словарному запасу и уровням трудности чтения тестов, чтобы быть уверенными, что они не ограничивают возможности получения высоких оценок по тесту потенциально успешными студентами или кандидатами на работу единственно по этой причине. Релевантное содержание также должно предполагать включение в состав теста отвечающих его целевому назначению различных факторов общего интеллекта, таких как пространственная и числовая способности, способность к умозаключениям, ассоциативная способность и вербальная беглость.

2. Вторая угроза связана с различиями в оценках, получаемых по тесту членами меньшинств или соц. групп, находящихся в менее благоприятных условиях, в сравнении с членами соц. групп, воспринимаемых как благополучные. Проблема заключается в частом допущении со стороны критиков тестов, что валидность теста, к-рый приводит к различным распределениям оценок в группах, находящихся в разных соц., экономических и прочих условиях, уже в силу самого этого факта оказывается под угрозой. Если, напр., женщины, в силу своих биолог. особенностей не могут соответствовать валидным (реалистически связанным с работой) физ. требованиям, предъявляемым к пожарным в той же степени, в какой могут мужчины, то в этом случае надлежит использовать дифференцированный подход к распределениям оценок и предъявляемым к кандидатам требованиям.

3. Помогают или угрожают П. т. регуляторные меры профессионального или юридического характера? Любые "указания" стесняют свободу инициативы, ограничивают простор научного исслед. и экспериментирования, к-рые без них могли бы иметь место. В государственных постановлениях и указаниях соц. проблемы зачастую смешиваются с профессионально-научными проблемами тестирования. Профессионально-научные рекомендации зачастую оказываются слишком "академичными" и не всегда в должной мере учитывающими практ. требования.

4. Какие угрозы для выживания П. т. исходят от судов? Эти угрозы проистекают главным образом из переплетения соц. проблем с научной и профессиональной защитой психол. тестов. Это связано с использованием психол. тестов в ситуациях, где остро стоит проблема соц. защищенности. В области получения доступа к образованию тесты критиковались за ошибки, за возможность предварительного "натаскивания" и секретность результатов. В области кадровых решений процедуры найма и др. кадровые мероприятия подвергаются угрозам со стороны возникающих соц. проблем и судебных комиссий, направляющих свое внимание на эти соц. проблемы. Когда суд "выбрасывает" какой-либо психол. тест просто или главным образом потому, что он показывает неблагоприятные результаты при найме на работу меньшинств, при этом редко, если вообще учитываются, соображения валидности данного теста. Тем не менее, подобные судебные решения очевидно способствуют формированию негативного общественного мнения в отношении валидности этого теста.

Выживание П. т. в "клинической" области психич. здоровья не подвергалось угрозе со стороны судов в такой степени, как в двух предыдущих прикладных областях (образование и кадровые решения). Причины этого недостаточно ясны.

Угрозы выживанию П. т. со стороны судов могут уменьшаться с ростом взаимопонимания между адвокатами, судьями и профессиональными психометристами, чему может способствовать обмен знаниями.

5. Могут ли психол. тесты преодолеть угрозу "правды-в-тестировании"? Эту угрозу несут требования сделать используемые тесты открытыми и доступными, включ. детали вопросов и ответов, для всех подвергающихся тестированию. В частности, в штатах Нью-Йорк и Калифорния были приняты соответствующие законы в отношении тестов, используемых при поступлении в колледжи и университеты. Реализация такого рода требований повлекла бы за собой невозможность повторного использования того же самого теста, потребовала бы частых разработок и валидизации новых тестов, увеличила затраты и снизила качество и валидность разрабатываемых тестов.

6. Какие угрозы выживанию влекут за собой проблемы обоснования валидности психол. теста? Это все более ужесточающиеся требования к тому, чтобы обоснование валидности теста опиралось на статистически достоверные связи между тестовыми показателями и прогнозируемыми на их основе критериями. Это требование особенно сильно в образовании и области кадровых решений и менее выражено в клинических психол. областях, где тесты, как правило, используются и применяются в качестве вспомогательных средств клинической диагностики. Неадекватные и ненадежные критериальные измерения представляли собой проблему с самого начала исслед. валидности психол. теста.

Если критериальные измерения являются ненадежными и сами по себе невалидными, низкая корреляция с оценками психол. теста будет угрожать тесту ошибочно. В этом случае, является ошибочным критерий, а не тест.

Ни одна из угроз выживанию психол. тестов не нова по своей сути. Та или другая выходит на передний план в определенную эпоху, характеризующуюся определенной расстановкой сил в об-ве и связанными с ней соц. требованиями. В интерпретации угроз тестированию также следует учитывать существование области "искусства тестирования". Профессионалы, занимающиеся тестированием, будут использовать эти угрозы как стимулы к совершенствованию.

См. также Систематическая ошибка тестов, обусловленная культурными факторами, Анализ заданий, Надежность диагнозов, Тестирование и законодательство

Т. Хант

Психология акта (act psychology)

Основные идеи П. a. (Aktpsychologie) были впервые изложены католическим священником Францем Брентано (1838 - 1917) в его книге, названной Psychologie vom empirischen Standpunkt ("Психология с эмпирической точки зрения"). Брентано полагал, что психология должна твердо придерживаться метода эмпирического наблюдения и выбраться из филос. трясины, куда она попала в эпоху (и не без влияния) Иммануила Канта, к-рого Брентано считал мистиком. Для Брентано "слово "эмпирический" означало чувственный опыт с акцентом на деятельности". Он считал, что определенный опыт следует всегда непосредственно соотносить с определенным объектом.

Вундт утверждал, что психология должна изучать содержания опыта (сознание), а задача психолога - расчленять эти ментальные содержания на их дискретные элементы. Брентано выступал против такого подхода и стал одним из самых строгих критиков Вундта. Для Брентано психол. процессы лишь тогда приобретают свое значение, когда они составляют акты сознания. Когда мы видим "красный" цвет, значимым ментальным событием является не цвет как таковой, а акт "переживания красного".

Брентано выделил три класса актов: а) акты идеации (представливания), состоящие из процессов ощущения и воображения; б) акты суждения, включающие констатацию, оценивание и сомнение; в) акты чувствования, представляющие собой позитивные или негативные отношения к объекту, наподобие любви или ненависти.

По всей вероятности, П.а. оказала влияние - пусть даже косвенное - на более поздние психол. системы. Функционалисты начала XX в. тоже выступали против вундтовского поэлементного анализа сознания и делали акцент на психол. деятельности как функции "души". Позднее и гешталът-психологи присоединились к протесту Брентано против психологии элементов.

См. также Эмпиризм, Вопрос об отношении души и тела, Феноменологический метод, Структурализм

Р. Ландин

Психология денег (psychology of money)

В основе притягательности, к-рой обладают деньги практически во всех об-вах, лежит приобретенный драйв. Драйв, или побуждение к получению денег обычно появляется довольно рано в жизни человека - обычно, как только дети обнаруживают, что деньги позволяют им достичь несравнимо больше целей, чем любое др. средство. В результате множества жизненных событий, в к-рых прямо или косвенно участвуют деньги, для большинства людей они приобретают ценность подкрепления или внешнего стимула. Многие исследователи использовали в своих интересах всеобщую привлекательность денег.

То, что деньги можно обменять на мн. виды товаров, услуг и привилегий, придает им значение сильного возбудителя. Если участники эксперимента лишь минимально возбуждены (мотивированы), как это бывает в начале исслед., введение фактора денег облегчает получение от них требуемого поведения. Однако, если испытуемые уже достигли относительно высокого уровня возбуждения, дополнительное возбуждение, вызываемое введением денежного вознаграждения, по-видимому, оказывает отвлекающее воздействие и, следовательно, мешает выполнению эксперим. задания.

Фактор денег особенно полезен в экспериментах, поскольку их можно выразить в количественных единицах. Кэллахан-Леви и Мессэ просили мужчин и женщин выполнить задание и затем сказать, как следует оплатить их работу и работу др. участников эксперимента. Были сделаны следующие выводы: мужчины склонны считать, что их работа должна быть оплачена лучше, чем работа др. мужчин или женщин, тогда как женщины заплатили бы себе меньше, чем др. женщинам или мужчинам. Исследователи считают, что эти результаты отражают общую тенденцию: женщины считают свою деятельность менее экономически значимой, чем мужчины - свою.

Существует много народных пословиц, смысл к-рых сводится к тому, что "за деньги счастья не купишь", однако большинство людей говорят и ведут себя так, как будто считают, что деньги могут принести существенно больше радости и удовлетворения, т. е. того, что в обиходе называется счастьем. Исслед. вопроса, способствуют ли деньги приобретению положительного эмоционального настроя или препятствуют ему, имеют противоречивые результаты. В пользу парадигмы "больше денег - больше счастья" говорят результаты многих работ: они показывают, что от уровня дохода зависит положительное отношение к себе и к другим и что уровень зарплаты положительно коррелирует с удовлетворенностью работой. Однако такие же корреляции обнаруживаются и при сравнении мер положительных аттитюдов и уровня образования. Поскольку материальный статус и уровень образования связаны непосредственно, неясным становится вопрос, к-рый из этих двух факторов в большей степени способствует положительному душевному состоянию. Результаты этих исслед. показывают, что приобретение или наличие большого количества денег, по крайней мере, не является помехой счастью.

Однако результаты некоторых исслед. звучат не столь оптимистично. Одним из них является исслед. Брикмана с коллегами, проведенное среди тех, кто выиграл в лотерею от 50 тыс. до 1 млн долларов. Вопреки ожиданиям, мнения победителей относительно степени своего счастья в прошлом, настоящем и будущем не имели существенных отличий от мнений их соседей - членов контрольной выборки, не вытянувших выигрышных билетов. Более того, по оценке членов контрольной выборки, степень их удовлетворения каждодневными радостями - беседами с друзьями, принятием пищи, просмотром телепередач - была значительно выше, чем у победителей лотерей. Напротив, оказалось, что наслаждение "счастливчиков" ежедневными радостями было даже меньшим, чем у группы пациентов, полностью или частично парализованных в результате несчастного случая. Некоторые из победителей также жаловались на напряженные отношения с окружающими, появившиеся после получения крупного приза.

В повседневной жизни деньги, внесенные в качестве первого взноса за товары или услуги, подтверждают персональную ответственность плательщика. Люди, сделавшие взнос за участие в семинаре по снижению веса, были склонны чаще посещать занятия и выше оценивать учебный материал, чем те, кто ничего не платил. По др. программе снижения веса пациенты, к-рые оплатили услуги врача, похудели больше, чем те, кто лечился бесплатно.

См. также Внешние побуждения (стимулы), Удовлетворенность работой, Вознаграждение и собственный интерес, Жетонная система

Г. К. Линдгрен

Психология женщин (psychology of women)

П. ж. представляет собой результат усилий мн. дисциплин, пытавшихся понять поведение женщин. Разные психол. субдисциплины исследовали особенности жизненных путей женщин и изучали внутреннюю динамику их жизни.

История

Философы, духовенство, историки, биологи, а позднее и психологи высказывали взгляды на природу женщины. Независимо от своей личной позиции, представители того или иного периода времени обычно выражали мысли, отражавшие культурные аттитюды их эпохи. До недавнего времени, однако, эти взгляды не слишком различались. Общая т. зр. состояла в том, что женщины стоят в своем развитии как ниже, так и выше мужчин, и что они уступают мужчинам в мирских способностях, но зато превосходят их в духовных сферах.

П. ж. как официальная область исслед. возникла в конце XIX в., и были предприняты многочисленные исслед., при помощи к-рых эту мысль пытались подтвердить научными фактами. Каждый новый аргумент переживал недолгий пик популярности перед тем, как его сменял другой. Сначала женщины рассматривались как стоящие ниже мужчин, гл. обр., по развитию умственных способностей, поскольку их мозг меньше. Когда этот аргумент был опровергнут, ученые обратились к специфическим областям мозга и утверждали, что лобные доли мужчин дают им преимущество (позднее то же утверждалось в отношении теменных долей). Когда и этот аргумент стал вызывать все большие сомнения, был выдвинут аргумент большей мужской изменчивости - мужчины как лучше, так и хуже женщин, но в целом являются менее посредственными. Наконец, в начале 1900-х гг., появилась гипотеза "материнского инстинкта", согласно к-рой женщины в силу своей природы поглощены беременностью и кормлением, поэтому им не хватает энергии для развития др. способностей.

По мере того как каждый из этих аргументов входил и выходил из моды, мало у кого возникало сомнение в общей исходной посылке, согласно к-рой в аспекте мирских достижений женщины стоят ниже мужчин. Этому преобладающему аттитюду, однако, был брошен вызов со стороны нек-рых мужчин и немногих женщин-ученых. Можно столь же ясно показать, говорила эта оппозиция, что такие различия, к-рые существуют между мужчинами и женщинами, могут обусловливаться культурным и соц. опытом в не меньшей степени, чем биологией, и являются, следовательно, результатом мужского и женского опыта, а не причиной такого опыта.

Эти "диссиденты" начала 1900-х гг. заложили фундамент для большинства работ по П. ж., проводившихся с 1960-х гг. Во-первых, они констатировали, что поведение не неизбежно связано с биологией, но является отчасти результатом культурного контекста. Во-вторых, они усомнились в степени реально существующих различий в поведении между мужчинами и женщинами. В-третьих, они положили начало соц. активизму, к-рый часто тесно связан с исслед. в П. ж., т. к. принимает в расчет скорее культурные, нежели биолог. причины поведения.

Научный интерес к поведению женщин, наблюдавшийся в начале этого столетия, б. ч. рассеялся в последующие десятилетия. С приходом бихевиоризма, аргументы, опиравшиеся на такие неосязаемые вещи как "материнский инстинкт", потеряли всякую ценность. Научные психологи занялись наблюдаемым поведением - и, в целом, игнорировали половые различия.

Влияние психоанализа

Психоаналитики делали выводы о челов. поведении на основе опыта своей работы с конкретными людьми в клинических условиях. Психоаналитическая т. зр. оказала сильное влияние на популярные концепции женского поведения и иногда считается, что она положила начало возникновению самой П. ж. Она до сих пор является одной из доминирующих т. зр. в этой области.

Взгляды З. Фрейда на П. ж. оказали мощное воздействие на совр. знания о женщинах. Несмотря на то, что Фрейд отвергал б. ч. современных ему знаний о женщинах, он утверждал, что женщина является существом более низкого ранга, чем мужчина.

Карен Хорни, неопсихоаналитик, сформулировала свою собственную теорию и утверждала, что мн. взгляды Фрейда на людей в целом, и на женщин в частности, явились результатом его склонности делать универсальные обобщения на основе специфических случаев. Будучи однажды выдвинутыми, такие обобщения впоследствии действительно находят себе подтверждение и увеличивают количество описываемых случаев поведения. Эти представления, или идеологии в отношении женщин служат т. о. неск. целям. Хорни писала: "Представляется очевидным, что функция этих идеологий заключается не только в том, чтобы примирить женщин с их подчиненной ролью, представляя ее как предначертанную, но также внедрить само убеждение в том, что такая роль несет в себе исполнение того, к чему они страстно стремятся, или идеал, заслуживающий всяческого одобрения и достойный того, чтобы за него бороться".

Аргумент Хорни получил сильную поддержку в кросс-культурных исслед. Маргарет Мид, к-рая привела данные об отсутствии специфических поведенческих различий между мужчинами и женщинами в ряде др. культур, а тж описала различия, к-рые противоположны различиям между мужчинами и женщинами в зап. об-ве. Из того что поведение мужчин и женщин изменяется от одной культуры к другой, следует, что различия между мужчинами и женщинами едва ли являются биолог., равно как и универсальными.

Современные исследования женщин

1960-е гг. отмечены ростом эмпирических исслед., связанных с П. ж. Новые исслед. стимулировались, в частности, набиравшим силу Женским движением, бросившим вызов традиционным психоаналитическим воззрениям. Психологи (и представители др. дисциплин) задались целью определить: а) какие половые различия действительно существуют, б) причины таких различий и в) ключевые проблемы в жизни женщин и как они проявляются на протяжении их жизненного пути.

Половые различия

Недавние исслед. положили конец многочисленным мифам в отношении различий между мужчинами и женщинами и позволили по-новому взглянуть на действительно существующие различия. Исслед., в частности, доказали несостоятельность представлений о том, что женщины биологически слабее и что они уступают мужчинам в интеллектуальном отношении. Тж не обнаружилось доказательств утверждениям, что женщины более пассивны и зависимы, чем мужчины, или что у них более слабая мотивация к достижению. Наконец, женщины не только не равнодушны к половой жизни, но и обладают сексуальным потенциалом, к-рый сравним или даже превосходит сексуальные возможности мужчин. Вместе с тем было показано, что в каждой из этих областей все же существуют нек-рые из ранее предполагавшихся различий. Женщины могут не уступать мужчинам в физ. отношении и обладать большим запасом жизненных сил, но, в среднем, они отличаются меньшими размерами тела и меньшим количеством мышечной ткани. Женщины не являются менее интеллектуальными и, фактически, даже превосходят мужчин в беглости речи, однако, в среднем, они уступают мужчинам в мат. и пространственных способностях. Женщины могут и не быть более пассивными, чем мужчины, вместе с тем они менее агрессивны. Они не менее ориентированы на достижения, но реже обнаруживают свои стремления к достижению в областях общественной деятельности. Наконец, женщины обладают сексуальными возможностями, к-рые в определенном отношении превосходят мужские, но в то же время они больше сосредоточены на межличностных отношениях и более настроены на "любовь и романтизм", чем мужчины в целом.

Биология в сравнении с культурой

Несмотря на свою большую замысловатость, совр. биолог. аргументы мало отличаются от их предшественников 1890-х и начала 1900-х гг. Джон Мани высказал предположение, что различные уровни содержания андрогена в пренатальных гормонах могут влиять на нейронные структуры головного мозга, тем самым предрасполагая индивидуумов к "маскулинным" или "фемининным" психич. паттернам. Др. исследователь предположил, что поскольку девочки созревают раньше мальчиков, это более раннее созревание может ограничивать возможности когнитивного развития, к-рое произошло бы при более позднем созревании.

Культурные теории опираются на изменчивость мужского и женского поведения в условиях различного окружения и их аргументы заключаются в том, что такая изменчивость не имела бы места, если бы поведение определялось биолог. различиями между мужчинами и женщинами. К тому же, существует огромная биолог. изменчивость; различия в гормональных уровнях между мужчинами и женщинами в среднем почти не превышают соотв. различий между мужчинами и др. мужчинами или женщинами и др. женщинами. Далее, выяснилось, что во мн. случаях культурные факторы оказывали большее влияние, чем биологические. Наконец, мн. психологи указали на то, что мужчины и женщины, к-рые усваивают "подобающее" мужское или женское поведение, нередко испытывают дистресс. Эти психологи утверждают, что если бы поведенческие паттерны, связываемые с каждым полом, были действительно "природными", тогда они не оказывались бы столь дисфункциональными.

Не представляется возможным, однако, четко отделить то, что является биологическим, от того, что является культурным. Мн. психологи склонны признавать существование как биолог., так и культурных влияний на поведение, но большинство все же указывает на приоритет культурных влияний.

Работа и любовь в жизни женщин

Со времен Фрейда психологи утверждают, что благополучие каждого человека определяется его способностью к продуктивному труду и установлению полноценных межличностных отношений. В литературе подчеркивается важность обоих компонентов в жизни как женщин, так и мужчин. Сандра Бем назвала это андрогинией.

Б. ч. литературы, посвященной женщинам, показала однако, что любовь важнее работы, и что женщины часто полностью погружаются в межличностные отношения, принося им в жертву индивидуальные достижения. Исслед. совр. браков показали, что женщины зачастую настолько уходят с головой в свои супружеские взаимоотношения, что это приводит к неизбежным разочарованиям и вызывает страдания, а иногда и болезни. В целом, ориентация женщин на межличностные отношения объясняется давлением культурных норм (что согласуется с психоаналитическим учением), к-рые заставляют женщин отказываться от личных устремлений и становиться источником поддержки для мужчин.

Те же из них, кто все же посвятил себя работе и многого достиг, зачастую вынуждены преодолевать многочисленные трудности как внутреннего, так и внешнего характера. Чем сильнее женщина усвоила требования своей культуры, тем сложнее ей оправдать свое стремление к достижению и тем скорее она отступит в случае, если на работе ей чинят препятствия. Эти внешние препятствия возникают постольку, поскольку женщины часто рассматриваются как "аутсайдеры" с т. зр. рабочей силы, и воспринимаются другими, как правило мужчинами, как не относящиеся к той же самой категории, что и они, и не нуждающиеся в предоставлении одинаковых с ними возможностей.

Замужние женщины, как правило, имеют детей, и карьерный рост для многих из них сопряжен с необходимостью "успевать здесь и там". Данные исследований показали, однако, что на этом пути их подстерегают серьезные потери. Женщины, пытающиеся не только продолжать карьеру, но и выполнять домашние обязанности, имеют меньше времени для друзей и отдыха. Иногда перегрузка может приводить к обострению конфликтов между различными ролями, что сопровождается стрессами. Кроме того, при возникновении кризисов в семьях, где оба супруга заняты карьерой, жены чаще мужей жертвуют ради семьи своими карьерными устремлениями.

Способность женщин находить в своей жизни баланс между работой и любовью зависит тж от склада их личности, возраста, и ист. условий. Многочисленные исслед. свидетельствуют, что женщины, способные успешно работать и одновременно поддерживать хорошие супружеские взаимоотношения, обладают высоким уровнем энергии, интеллекта и личностными ресурсами, позволяющими им справляться с необычайными нагрузками. Др. исследования показывают, что баланс между работой и любовью может меняться в течение жизненного цикла, когда женщины корректируют свои карьерные цели с учетом периодов беременности и ухода за ребенком.

См. также Андрогиния, Культурный детерминизм, Половые роли

Б. Фориша-Ковач

Психология здоровья (health psychology)

П. з. - это вся совокупность специфических образовательных, научных и профессиональных вкладов психол. дисциплин в распространение и поддержание здоровья, лечение и предупреждение заболеваний, в идентификацию этиологических и диагностических коррелятов здоровья, болезней и связанных с ними дисфункций", а также в анализ и усовершенствование системы здравоохранения и в формирование политики в области здоровья. П. з. пользуется результатами практ. из каждой основной области психол. и таким образом связывает психологию с поведенческой медициной.

Хотя П. з. яв-ся сравнительно новой областью, она имеет столь же древние и глубокие корни, как и сама психология. Джон Б. Уотсон писал: "Студента-медика следует учить, что вне зависимости от того, специализируется ли он в хирургии, акушерстве или психиатрии, его пациенты являются людьми, а не просто объектами, на которых он может демонстрировать свое умение". Основное внимание психологии здоровья сосредоточено на обучении специалистов в области здравоохранения, что, в частности, находит свое выражение в росте числа курсов поведенческих наук и рабочих мест для психологов в мед. учебных заведениях и родственных организациях.

Медицинская психология - это раздел клинической психологии, связанный с профессиональной практикой и оказанием услуг пациентам с физ. заболеваниями, часто в условиях стационара и обычно в рамках консультационно-контактирующей психиатрической службы (consultation-liaison psychiatry service). Ее клиническая ориентация связана гл. обр. с проблемами психич. здоровья, хотя имеются хорошо документированные свидетельства влияния психотерапевтического вмешательства на течение, результаты и продолжительность различных физ. заболеваний. Другой областью интереса являются так называемые психосоматические заболевания - болезни, к-рые, как это было показано или предполагается, вызываются или осложняются эмоциональными или психол. факторами. Относительно недавно в психосоматической медицине, как и в медицине в целом, наметилось движение в сторону более холистических и всеобъемлющих биопсихосоциальных представлений о здоровье и болезни, в к-рых уделяется должное внимание эмоциональным или психол. факторам практически во всех областях болезни или здоровья.

Педиатрическая психология представляет собой "новый брачный союз" между педиатрами и психологами в области предоставлення услуг, обучения и исследовательской деятельности, сотрудничающими в удовлетворении связанных с развитием и здоровьем потребностей детей и их семей.

У специалистов в области здравоохранения наблюдается смещение приоритетов в сторону того, что называется "новой заболеваемостью" (new morbidity) - т. е., в сторону проблем, являющихся по своему происхождению в значительной мере или главным образом психосоциальными, таких как жестокое обращение с детьми, нарушения обучения (learning disorders), "проблемы в жизни" (problems in living) и стрессовые расстройства.

Реабилитационная психология (rehabilitation psychology) занимается преимущественно диагностикой, консультированием или лечением пациентов с хроническими заболеваниями или физ. инвалидностью. Сотрудничество со специалистами в области реабилитационной медицины и др. родственных направлений представляет одну из основных междисциплинарных связей, присущих данной области.

Одной из важнейших проблем, с к-рыми сталкивается П. з., яв-ся подготовка специалистов. Сравнительно немногие из психологов обладают специальной подготовкой к работе в сфере П. з. Существует лишь небольшое число программ подготовки (рrеdoctoral) и повышения квалификации (postdoctoral) психологов со специализацией в области П. з.

См. также Поведенческая медицина, Службы системы здравоохранения, Холистическое здоровье, Первичная профилактика психопатологии

Д. Л. Вертлиб

Психология и закон (psychology and the law)

Участие психологов в решении юридических проблем быстро расширялось в последние годы, свидетельством чему служат публикации многочисленных книг, учреждение отделения психологии и права (psychology and law division) в Американской психологической ассоциации (АРА) и таких орг-ций, как Американское общество психологии и права (American Psychology-Law Society), а тж разработка соответствующих образовательных и стажерских программ. Ун-ты утвердили объединенные аспирантские программы по психологии и праву, по итогам реализации к-рых присваиваются обе степени, доктора философии и доктора права, и образована Американская коллегия судебной психологии (American Board of Forensic Psychology), призванная осуществлять сертификацию квалифицированных судебных психологов.

Свидетели-эксперты. Психологи сегодня привлекаются большинством судов в качестве экспертов по широкому кругу уголовных и гражданских дел, а также дел по коллективным искам относительно прав психически больных пациентов и заключенных. Правовой статус психологов в зале суда был узаконен в деле Дженкинс против Соединенных Штатов. Многие из областей экспертизы находятся в стадии обсуждения.

Использование психологов и др. специалистов в области психич. здоровья в качестве экспертов, помогающих суду в принятии решений, часто подвергалось критике. Вероятно, наиболее последовательным из критиков являлся судья Дэвид Бэйзлон. Бэйзлон возражал против способа, к-рым эксперты доводят до суда результаты своих оценок по таким касающимся психич. здоровья вопросам как правоспособность и ответственность. Он, в частности, выражал несогласие с тенденцией экспертов не просто свидетельствовать по существу своих оценок, а давать показания в форме умозаключений и выводов.

Вызывает мало сомнений то обстоятельство, что свидетели-эксперты могут оказывать огромное влияние на решения суда. Напр., в области вопросов, связанных с определением правоспособности обвиняемого отвечать перед судом, отмечается практически неизменное принятие судом выводов эксперта. Потенциальная власть и влияние экспертов побудило некоторых специалистов в области психич. здоровья призывать их устанавливать ограничения на свои свидетельские показания и исследовать эффекты их влияния на индивидуума, суды и об-во.

Одна из проблем в отношении свидетельских показаний экспертов связана с недостаточным уровнем подготовки и квалификации экспертов. Многие эксперты не успевают следить за литературой и зачастую довольно слабо ориентируются в юридических вопросах.

Прогнозирование опасности. Прогнозирование опасного или агрессивного поведения яв-ся областью, в к-рой в качестве свидетелей-экспертов начали активно привлекать психологов. Однако способность психолога, или любого др. специалиста в области психич. здоровья, прогнозировать агрессию представляется довольно ограниченной. Признавая этот факт, Специальная комиссия АРА по изучению роли психологии в системе уголовного судопроизводства (АРА Task Force on the Role of Psychology in the Criminal Justice System) формулирует одну из своих рекомендаций следующим образом.

"Психологи должны проявлять чрезвычайную осторожность при предоставлении прогнозов криминального поведения, используемых для принятия решений о заключении или освобождении отдельных преступников. Если психолог считает, что в данном случае возможно дать прогноз криминального поведения, он должен четко определить: а) действия, которые прогнозируются, б) оценку вероятности того, что эти действия будут происходить в течение данного периода времени, и в) факторы, на которых основывается прогностическое суждение."

Основная причина подобных предостерегающих заявлений состоит в том, что агрессивное поведение яв-ся событием с низким базовым уровнем, к-рый чрезвычайно затрудняет точные предсказания. Многочисленные эмпирические исслед. неизменно обнаруживали чрезвычайно высокую частоту ошибок. На практике это зачастую означает, что важнейшей проблемой для лиц, принимающих решения, становится минимизация ошибок, приводящих к негативным последствиям. Так, советы по условно-досрочному освобождению, напр., прежде всего опасаются освобождения потенциально агрессивных преступников; в результате они оказываются более консервативными в своих критериях освобождения. Это приводит к увеличению ошибок тина "ложная тревога" и удержанию в местах заключении большого числа лиц, к-рые бы в случае своего освобождения не проявляли насилия.

Показания свидетелей-очевидцев. Надежность и достоверность показаний свидетелей-очевидцев составляет область, в к-рой психологи часто выступают в роли исследователей и свидетелей-экспертов как по уголовным, так и по гражданским делам. Привлечение психологов в качестве свидетелей-экспертов существенно возросло в последние годы. Исслед. обнаруживают тенденцию, что показания свидетелей-очевидцев зачастую оказываются ненадежными. Установлены, в частности, разнообразные способы искажения памяти о событиях, выражающиеся в додумывании, забывании и в других, еще более тонких аберрациях.

Исследования присяжных. Участие представителей соц. наук в отборе присяжных поднимает многочисленные вопросы. Исходная посылка состоит в том, что американские присяжные часто обнаруживают предубежденность из-за того, что они недостаточно точно отображают определенные группы по таким переменным как раса, возраст и образование. Социологи проводили опросы на уровне общин в целях выяснения демографического состава, аттитюдов к отдельному обвиняемому или к ключевым вопросам, затрагиваемым в конкретном случае, таким как правомерность смертной казни или влияние оглашения данных предварительного следствия до начала разбирательства в суде. Социологи, однако, не всегда ограничивались только задачами, связанными с обеспечением адекватного отражения составом присяжных поперечного среза того или иного сообщества, и пытались подобрать присяжных, к-рые бы демонстрировали предубеждение в пользу конкретного исхода. Этические и правовые последствия участия представителей соц. наук в подборе присяжных вызвали острые дискуссии. Оппоненты утверждали, что такой подбор сопряжен с большими денежными затратами, предубежден против неимущих слоев населения и др. обвиняемых, к-рым не по средствам привлечь специалистов-социологов, и может легко использоваться для формирования состава присяжных как в пользу обвинения, так и в пользу защиты.

Вероятно, наиболее серьезный аргумент против участия конкретной социологии в подборе присяжных заключается в отсутствии убедительной эмпирической поддержки мнения, что состав жюри оказывается важным фактором, влияющим на вынесение вердикта. В действительности, значительное количество данных свидетельствует о том, что вердикт чаще основывается на представленных доказательствах, чем на демографических характеристиках присяжных или на характеристиках обвиняемого.

Дееспособность и ответственность. Некоторые типы дееспособности (competency) являются релевантными проблемам судопроизводства и привлекают особое внимание психологов, интересующихся юридическими вопросами. Дееспособность отвечать перед судом является юридическим термином, к-рый относится к процедурам, предусматривающим откладывание судебного разбирательства обвиняемых, к-рые квалифицируются как недееспособные - т. е., оказывающиеся не в состоянии взаимодействовать надлежащим образом со своим адвокатом и/или принимать полноценное участие в своей защите.

Гриссо обнаружил, что свыше половины детей в возрасте от 10 до 16 лет неадекватно понимали, по крайней мере, одно из четырех предупреждений правила по делу Миранды (человек предупреждается, что у него есть право молчать и не говорить ничего, порочащего его), а также имели трудности в понимании целевого характера взаимодействий адвокат - клиент. Способность детей давать свидетельские показания изучалась Г. Р. Мелтоном. Он пришел к выводу, что имеющиеся данные подтверждают возможность использования свидетельских показаний детей. Он добавляет, однако, что эти данные взяты преимущественно из лабораторных исслед., что ограничивает надежность полученных на их основе выводов. Как и в случае присяжных, необходимы дальнейшие исслед., позволяющие оценить то, насколько эти данные могут быть распространены на реальное поведение детей в зале суда.

Наконец, способность психически больных пациентов и заключенных соглашаться на лечение, а также на свое участие в исслед., вызывает определенный интерес и связанные с этим дискуссии. В недавнем прошлом при принятии решений о лечении таких лиц вопросы их согласия даже не обсуждались. Это означало, что направление на принудительное лечение в психиатрические больницы или приговор к лишению свободы давали властям право обращаться с этими людьми по своему усмотрению - так, как они считали нужным. Такому представлению был брошен вызов в судах, в результате чего на свет появилось несколько решений, утверждавших, что помещенные в закрытое лечебное учреждение лица в действительности имеют право отказаться от лечения.

Проблема ответственности связана с определением правомерности защиты ссылкой на невменяемость подсудимых. Несмотря на некоторые различия в законах штатов, общий подход заключается в том, что для вынесения приговора людям, обвиняемым в преступлении, они должны считать себя ответственными за свое поведение, включая криминальное поведение. Если поведение обвиняемого не являлось результатом свободной воли, тогда он не должен рассматриваться ответственным за к.-л. преступление. Свод законов США, параграф 4.01 (American Law Institute, Section 4.01), формулирует это в виде юридического критерия в следующем предложении: "Лицо не является ответственным за преступное поведение, если во время такого поведения в результате психической болезни или дефекта оно не обладает существенной способностью или понимать преступный (или неправомерный) характер своего поведения, или согласовывать свое поведение с требованиями закона". Подсудимые, признанные невиновными по причине их невменяемости, технически оправдываются в совершенном ими преступлении, однако большинство штатов автоматически помещает этих обвиняемых в специальные закрытые учреждения на неопределенный срок.

Некоторые критики высказали мнение о необходимости отмены защиты ссылкой на невменяемость, тогда как другие предложили менее радикальную реформу, такую как введение в качестве альтернативы защите ссылкой на невменяемость ограниченной (частичной) вменяемости. Это допускало бы признание виновности, но приводило бы к снижению или серьезности обвинения, или суровости наказания в случае установлении факта, что на совершение преступного деяния повлияло психич. расстройство.

Существует множество неразрешенных исследовательских вопросов в отношении проблемы ответственности. Главными среди них являются следующие.

1. Обоснованность юридических и психиатрических моделей для определения ответственности.

2. Лечение оправданных обвиняемых, включ. вопрос о том, должно ли такое лечение происходить в больницах закрытого типа.

3. Необходимость в защите ссылкой на невменяемость для обеспечения справедливости судебной системы.

4. Адекватность альтернативных моделей, таких как ограниченная (частичная) ответственность.

Лечение. Одна из частых ролей психологов связана с обеспечением терапии в системах психиатрического здравоохранения и уголовного судопроизводства.

В области психич. здоровья, большое внимание уделяется понятию права на лечение. Рядом судебных решений закреплено право психически больных пациентов в режимных учреждениях на получение определенного минимума стандартного лечения. Эти решения не уточняют стандарты в отношении характера или потенциальной эффективности терапевтических процедур. Однако если эффективность лечения низка или если оно не должно проводиться в условиях режимного учреждения, тогда установление права на такое лечение оказывается мнимой победой.

Одним из наиболее важных изменений в правовых вопросах психич. здоровья была реформа законов о препровождении в режимное учреждение в неуголовном (гражданском) порядке. Очевидно, что эти изменения повлияли на психологов, обеспечивающих терапию в режимных больницах и в амбулаторных условиях, и фактически от них порой во многом зависел успех в проведении реформы. Изменения коснулись двух областей. Во-первых, затруднилась процедура принудительного направления индивидов в психиатрические больницы. Человека больше нельзя было автоматически направить в психиатрическую больницу просто потому, что он психически болен. Должно быть установлено, что при этом он также представляет опасность для себя или для окружающих людей. Во-вторых, из-за доступности психофармакологических препаратов, позволявших ослаблять психотические симптомы, из психиатрических больниц были отпущены многие находившиеся там на длительном лечении пациенты. Перспективные последствия воздействия этих изменений могут и не быть столь значительными, как на это рассчитывали реформаторы.

Многие из пациентов, отпущенных в результате политики деинституционализации, оказались "обречены влачить унылое и жалкое существование в частных лечебницах, однокомнатных номерах отелей, притонах и ночлежках". Это означает, что движение за деинституционализацию, по-видимому, не оказало значительного влияния на жизни ранее госпитализированных лиц. Это последствие деинституционализации должно стать важной темой для исслед. психологов.

Подход к преступникам разительно отличался, особенно в отношении тех, к-рые были осуждены за насильственные преступления. Представление о том, что преступников следует лечить, - старая идея, опирающаяся гл. обр. на работы психиатров. Они рассматривали любое преступное поведение как симптоматику психич. заболевания, из чего делался вывод о разумности и приемлемости психиатрического вмешательства. Эта идея столкнулась с серьезными возражениями, как в применении к взрослым, так и к несовершеннолетним правонарушителям, что привело к отказу от терапевтической модели и замене ее моделью, более ориентированной на наказание.

Зачастую яростные споры, ведущиеся вокруг эффективности лечения заключенных, начинают терять всякий смысл, когда начинает обсуждаться объем лечения, к-рый может потребоваться для данного заключенного. Кроме того, даже после принятия решения о лечении, оно зачастую оказывается неадекватным или применяется в недостаточной мере, да еще неквалифицированным или неопытным персоналом, а то и вообще не имеет убедительного теорет. обоснования, поддерживающего предположение о том, что такое лечение действительно могло бы оказать влияние на решение конкретной проблемы.

Тенденция психологов концентрироваться почти исключительно на индивидуальном изменении также часто подвергалась критике. Психологи, работающие в системе уголовного судопроизводства, как правило, опирались на индивидуальный подход, в соответствии с к-рым ненормальное поведение, в нашем случае преступное поведение, является функцией определенного дефицита внутри индивидуума. Отсюда следует, что адекватным вмешательством является то, к-рое будет изменять этого индивидуума в некотором отношении. Однако, если данные литературы, свидетельствующие о неадекватности таких интервенций в отношении большинства преступников верны, тогда эта стратегия, вероятно, яв-ся бесплодной. Психологи могут оказаться более эффективными в своих воздействиях, если они станут уделять больше внимания др. потенциальным причинам преступного поведения, таким как ситуационные или средовые факторы, к-рые могут способствовать отклоняющемуся поведению или поддерживать его.

Влияние психологии. Оказали ли психол. исслед. и психол. теория влияние на правовую систему? Это не вызывает сомнений, однако остается неизвестной степень такого влияния. Влияние любых фактов соц. науки на политику принимаемых решений зачастую непрямое, и чрезвычайно редко оказывается, чтобы единственное исслед. или даже большой массив исслед. могли диктовать решение или политику суда. Даже в деле Бэллью против шт. Джорджия (Ballew v. Georgia), в к-ром обильно цитировались результаты исслед. присяжных, принятое решение вполне могло оказаться тем же самым и при отсутствии таких исслед. Возможно, судьи решили, что состав присяжных в количестве шести человек будет достаточным скорее по прагматическим, нежели эмпирическим соображениям. Вполне вероятно, что судебные и политические решения осуществляются совершенно независимо от данных, полученных в результате исслед., проводящихся с целью обеспечить более научную основу для принимаемых решений. Можно проигнорировать методологические ограничения исслед., как это произошло в деле Бэллью, в к-ром повлиявшие определенным образом на мнение судей данные опирались на результаты лабораторных исслед. присяжных или данные моделирования. Кроме того, как указывает Монахан, одна и та же совокупность исслед. может использоваться для аргументации двух совершенно различных линий поведения.

Несмотря на то, что представители соц. наук, как правило, не контролируют направление, в к-ром применяются полученные ими данные, вызывает мало сомнения, что эмпирические данные могут оказываться полезными в принятии судебных решений. Стидман рассматривает несколько примеров того, как исслед. в области судебной психиатрии и психологии могут использоваться в целях проведения изменений в политике и законах. Как считают Танке и Танке, чтобы добиться большего влияния, "представители социальных наук должны а) выявлять эмпирические вопросы, актуальные для принятия судебных решений, б) консультироваться с профессиональными юристами при планировании экспериментальных исследований и прислушиваться к их критическим замечаниям для получения информации, релевантной юридическим проблемам, и в) предоставлять такую информацию своевременно и в форме, согласующейся с характером процессуальных действий ". М. Сакс приводит превосходный пример того, как психологи могут активизировать свое участие в процессе принятия политических и судебных решений.

Выводы. В ближайшие годы психологи, по-видимому, будут расширять свое участие, а возможно и свое влияние, на юридической арене. В эмпирическом плане, потребуются исслед., адресующиеся ко множеству вопросов, вытекающих из судебных решений или процедур. Эффекты деинституционализации, усиление внешней валидности исслед. принятия решений присяжными, эффективность и адекватность методов лечения преступников и способность прогнозировать степень их опасности, - вот лишь немногие из важных вопросов, к к-рым надлежит обратиться в рамках эмпирических исслед.

См. также Дееспособность, Уголовная ответственность, Показания экспертов, Судебная психология, Психология присяжных, Психология и суды, Право на отказ от лечения, Право на лечение

Р. Рош

Психология и суды (psychology and the courts)

Для описания исторических и развивающихся взаимоотношений между правом и психологией использовалась метафора "ухаживание". Процесс развития психологии как научной дисциплины вел к росту и увеличению психол. знаний и разнообразия соответствующих процедур, что, в свою очередь, обеспечивало суды новыми возможностями и сулило новые перспективы в отношении работы с наиболее тяжелыми делами, такими как случаи предположительно "психически больных" лиц, чье поведение нарушено, несет потенциальную угрозу для окружающих и кажется необъяснимым; случаи предположительно "невменяемых в отношении совершенного преступления" лиц, чье поведение нарушает закон, однако достаточная для наступления ответственности виновность к-рых вызывает сомнения; случаи так называемых "несовершеннолетних делинквентов", не подчиняющихся надзору и ограничениям, но при этом нуждающихся и в том, и в другом; случаи возможной недееспособности лиц, к-рые нуждаются в патерналистской защите и послаблениях в определенных сферах жизнедеятельности, но к-рые протестуют против благожелательных вмешательств. Ухаживанию судов за психологией во многом соответствовало смещение их собственного акцента - в сторону все большего движения от возмездия к реабилитации, от наказания к исправлению.

Сегодня эксперт-психолог входит в зал суда с узаконенным статусом "свидетеля-эксперта" (expert witness) и, как правило, получает предложение высказать свое клиническое суждение по поводу конкретных вопросов, имеющих отношение к конкретному чел. Правоспособен ли данный обвиняемый отвечать перед судом? Был ли он невменяемым в момент совершенного преступления? Представляет ли данный индивидуум в настоящее время опасность для себя или других? Яв-ся ли данный чел. психически больным? Нуждается ли данный чел. в лечении? Надлежит ли этого чел. направить на принудительное лечение в психиатрическую больницу? В дополнение, вырисовывается новая тенденция, к-рая обещает еще более широкий перечень вопросов к психологам в судебном зале. Представители поведенческой науки сегодня приглашаются в суд для проведения исследовательской экспертизы, к-рая охватывает широкое разнообразие вопросов и групп людей, напр., суждения очевидцев (eyewitness judgments), точность межрасовых показаний, размер группы присяжных, отбор присяжных и вынесение ими заключений по фактам, химия и функционирование мозга и взаимосвязи сознания и мозга.

Когда эксперты-психологи являются в суд для дачи показаний в слушании дела о принудительном направлении на лечение, их часто просят высказать суждение в отношении психич. болезни и прогноз в отношении ее "опасности". Эти суждения и прогнозы, как правило, основываются на интервью (проверке психич. статуса) и психол. тестировании. Однако, в процессе перекрестного допроса, на передний план выступают вопросы в отношении методов и выводов психолога, их валидности и надежности, а также тщательности работы и квалифицированности психолога. Психолог-эксперт, используя профессиональный язык, "рисует" портрет, к-рый может помочь пролить свет на кажущееся странным и неразумным поведение человека с предполагаемым психич. расстройством. Однако, рассказывая о "целях" или объясняя поступки в контексте мышления, мотивов, страхов и эмоций обвиняемого, эксперт использует телеологические и менталистские понятия, к-рые ничем не отличаются от языка права и неподготовленной публики.

Знания психолога, в частности в области психотер., послужили причиной "брачного союза" судов со специалистами по психич. здоровью в надежде, что терапия освободит и суды, и предположительно страдающих психич. расстройствами преступников от их собственных проблем. Эта надежда, однако, не оправдалась. Принудительное лечение и госпитализация не оказались эффективными средствами, и их неудачи возвращают пациентов назад в суды, где они отстаивают свои права на лечение или освобождение. Более действенные средства лечения, такие как медикаментозная и электрошоковая терапия, модификация поведения и лоботомия, также возвращают пациентов обратно в суды, на этот раз в роли отстаивающих свое право на отказ от лечения. Терапевты и пациенты, общество и суды, ощущают себя пойманными и запутавшимися как никогда ранее.

"Распутывание" не обязательно подразумевает развод. Раздельное проживание по взаимному согласию может оказаться полезным для того, чтобы психологи проанализировали свои методы, этику и концепции, свой язык и цели. Раздельное проживание может также дать время на проверку того, с чем может успешно справляться каждый, какие обещания каждый может и не может выполнить, что каждый может обоснованно ожидать друг от друга. Психология и право могут жить вместе, живут вместе и, в определенном смысле, обязаны жить вместе. Продолжается поиск, через действие и мышление, разумной общей позиции.

См. также Дееспособность, Уголовная ответственность, Этические проблемы в психологии, Показания экспертов, Судебная психология, Психология и закон, Право на отказ от лечения, Право на лечение

Н. Финкель

Психология искусства (psychology of the arts)

Иск-ва зависят от каждой из способностей разума - перцептивной, когнитивной и мотивационной. По это причине все ветви психологии вносят вклад в изучение иск-в.

Иск-во вытекает из свойства перцептивных образов, к-рое почти полностью игнорировалось в эксперим. исслед., несмотря на то, что оно - один из наиболее впечатляющих аспектов актуального перцептивного опыта. Это - "динамическое качество", посредством к-рого визуальные формы или движения выражают направленные напряжения и посредством которого цветовые отношения вызывают гармонию или диссонанс. Динамические свойства являются, по существу, трансмодальными.

Для П. и. имеет особенное значение то, что эти динамические свойства перцептивных образов имеют опознаваемые аналогии в др. областях челов. опыта, так что, напр., гармония и диссонанс в музыке могут символически выражать типы соц. отношений или различные состояния челов. разума. Ригидность и гибкость имеют такое же непосредственное отношение к поведению, как и к формам или мелодиям. Будучи "экспрессивными", динамические свойства перцептивных образов превращаются в пропозициональные суждения о челов. опыте в целом. Экспрессивность их является фундаментальной предпосылкой искусства.

Множество эксперим. исслед., особенно в гештальт-психологии, было посвящено правилам, к-рые управляют орг-цией визуальных и музыкальных паттернов. Эти правила определяют, какие элементы картины или мелодии связываются или разделяются в восприятии, они контролируют различие между двух- и трехмерным изображением и т. д.

Все элементы воспринимаемого мира обладают экспрессивной динамикой, но они наделены ею в различной степени. Нек-рые деревья или облака вызывают более четкую зрительную экспрессию по сравнении с др., однако спонтанная восприимчивость разума к выразительности всего того, что воспринимается в окружении, составляет сырой материал эстетического опыта. Средства, с помощью к-рых возникает художественное восприятие, не отличаются в принципе от перцептивных качеств, к-рые можно наблюдать повсюду за пределами области иск-ва.

Над мотивационными факторами, ответственными за то, почему иск-во создается и почему люди во всех культурах испытывают в нем потребность, на протяжении последних столетий ломали голову психологи и философы. Дело в том, что в среднем классе об-ва, формировавшемся на Западе, начиная с эпохи Ренессанса, иск-ва утратили большую часть той четко определенной функции, к-рой они обладали в религиозных и соц. ин-тах в прежние века. Поскольку произведения визуальных иск в и музыки все больше низводились до средств развлечения, возбуждения и забавы, истинное значение иск-ва, все еще различимое в творениях великих мастеров, больше не было очевидным для всеобщего понимания. Эстетическая теория поэтому склонилась к принятию доктрины гедонизма. Утверждается, что иск-во желаемо, поскольку оно доставляет удовольствие, хотя должно быть ясно, что подобная уводящая от сути дела формулировка означает отказ от психол. проблемы вместо ее разрешения.

Предметно-изобразительное иск-во связано с основными когнитивными потребностями. Художественные работы детей показывают, что создание рисунков является жизненно важным способом понимания природы тех объектов и действий, с к-рыми сталкивается молодой разум. Сложность изображения дерева, велосипеда или челов. фигуры сводится в детских рисунках к схематической простоте, позволяющей интерпретировать формы, связи и каузальные отношения. В принципе то же самое остается справедливым и для высших уровней предметно-изобразительного иск-ва. Удачное полотно или скульптура представляет соотв. челов. опыт через паттерны формы и цвета, к-рые преобразуют психол., соц. и физ. факты в визуальные аналогии. Эта способность иск-ва обращаться через индивидуальные проявления к лежащей в их основе всеобщности побудило психологов, работающих в русле юнговского подхода, рассматривать произведения иск-ва как отражения архетипов, предположительно коренящихся в "коллективном бессознательном".

Познавательная функция иск-ва реализуется на любом уровне абстракции. В реалистическом портрете сохраняется близость найденного художником изображения с отдельными Смысловыми значениями специфической ситуации или события. На наиболее высоком уровне абстракции живопись и скульптура могут полностью отказаться от репрезентации предмета и опираться только на экспрессивные качества, присущие формам, текстурам или цвету. Такое абстрактное иск-во можно сравнить с тем, как архитектура, музыка или танец описывают динамику соотв. челов. ситуаций на основе экспрессии чисто визуальных или слуховых форм.

Иск-во не только несет зрителю, слушателю или читателю информ. о природе челов. существования, но и может заменять реальные, ценные для чел. объекты, людей или ситуации образами. Что делает такие замены особенно привлекательными - так это то, что художник обладает возможностью формировать их любым желаемым образом и тем самым воплощать челов. желание. Идеи Фрейда послужили толчком к описанию художественной деятельности как невротического механизма, сходного с реализацией желаний во сне, посредством к-рого можно достичь их удовлетворения, избежав при этом столкновения с запретами реальности.

Эта двойная функция иск-ва особенно очевидна, когда его используют в терапевтических целях. Различные методики рисования, живописи или моделирования целенаправленно применяются для того, чтобы позволить клиентам сформировать зримые и осязаемые образы того состояния душевной жизни, к-рое они пытаются понять и контролировать. Написание рассказов и сочинение стихов может использоваться с той же целью. Попытки клиентов описать свою психол. ситуацию образными средствами обеспечивает диагноста ценной информ. В дополнение к этому, художественная деятельность может действовать как терапия. Менее пугающие, чем реальная ситуация, но вместе с тем наделенные релевантными экспрессивными свойствами, художественные объекты или деятельность предоставляют арену, на к рой можно справляться с проблемами, противостоять противнику, обретать необходимые преимущества и т. д. на достаточно близком к реальной жизни уровне. "Отыгрывание" в музыкальном или танцевальном представлении или на театральной сцепе может обеспечить желаемую разрядку напряжения.

Специфические функции иск-ва становятся понятными при их сравнении с функциями чисто познавательной деятельности, наилучшей ил. к-рой может служить наука. Иск-во и наука отличаются психологически в двух важных отношениях. Во-первых, чистое познание, инструмент науки, ограничивает себя достижением фактуальных знаний. Для эстетических целей такие знания тж желательны, но лишь в той мере, в к-рой они вносят вклад в экспрессивные воспринимаемые качества, необходимые в иск-ве. Эти экспрессивные качества, однако, не просто усваиваются как фактическая информ., но воспринимаются как актуальная динамика. Реципиент не просто принимает во внимание грозу, изображенную на картине, в рассказе или симфонии, но оказывается под непосредственным влиянием того вида воздействия, к-рое характеризует такое событие.

В равной степени фундаментальным является второе различие между наукой и иск-вом. Наука целиком сконцентрирована на объекте. Она нацелена на обнаружение объективной истины в отношении исследуемых ею феноменов. В иск-ве, однако, индивидуальный способ восприятия художника и способ передачи челов. опыта является необходимым и чрезвычайно важным аспектом любого эстетического сообщения. Поэтому существует столько же различных способов художественного описания одного и того же опыта, сколько существует стилей репрезентации. Психологи знают из проективных тестов, что чем более неопределенным является объект, тем шире диапазон его возможных интерпретаций. Произведение иск-ва, чтобы отвечать своей цели, должно удовлетворять двум условиям: оно должно быть оригинальным и глубоким по образности, и получаемая в рез-те репрезентация должна восприниматься как убедительная.

Наконец, ссылка на познавательную роль иск-ва может послужить еще одной иллюстрацией особого места, к-рое оно занимает в функционировании разума. Значение художественного образования в школах и колледжах выходит далеко за пределы обучения юного чел. очередному новому умению. При правильном подходе работа в художественной мастерской и студии служит развитию способности понимать факты и события через восприятие чувственной динамики. Эта способность жизненно важна не только для художника, она тж помогает генерировать образное мышление, необходимое во всех видах когнитивной деятельности. Представители естественных и соц. наук, врачи и инженеры реализуют продуктивное мышление, зрительно представляя конфигурации действующих сил. Психологи, напр., вырабатывают теорет. суждения о динамике процессов в челов. личности или в соц. группах при помощи моделей, получаемых главным образом из зрительных представлений.

См. также Морфология искусства, Гештальт-психология

Р. Арнхейм

Психология мира (peace psychology)

Поддержание мира связывалось с политической наукой и с психологией еще Аристотелем (IV в. до н. э.), к-рый написал первый западный трактат по психологии и утверждал в своей "Этике", что челов. природа яв-ся по существу политической, что иск-во управления гос-вом (politike) превыше всех др. искусств и наук в том, что касается обеспечения величайшего блага для людей, и что мы ведем войны лишь с целью достичь мира.

После Первой мировой войны Зигмунд Фрейд в числе других писал о крахе своих иллюзий в отношении войны как основного пути к достижению мира, а Альфред Адлер осудил любое насилие и предложил, чтобы психологи противодействовали войне и всему тому, что противоречит интересам семьи, школы и об-ва в целом. После применения ядерного оружия во Второй мировой войне и последующего совершенствования и распространения такого оружия, различные психологи и психиатры вместе с др. специалистами активно выступили против дальнейших разработок, накопления и потенциального использования ядерных вооружений. В дополнение к этому были организованы многочисленные рабочие группы по предотвращению войны и поддержанию мира и др. условий, благоприятных для челов. развития. К числу этих групп относятся "Врачи за социальную ответственность" (Physicians for Social Responsibility, PSR), к-рым была присуждена Нобелевская премия мира в 1985 г., и "Психологи за социальную ответственность" (Psychologists for Social Responsibility, PsySR). Работа PsySR заключается в осуществлении анализа психологии войны и др. разрушительных конфликтов, изменении пагубных аттитюдов, к-рые способствуют разжиганию конфликтов и войн, и обучении альтернативным, ненасильственным средствам разрешения спорных вопросов. Проводятся семинары и предлагаются информ. материалы для широкой общественности и специфических групп, включающих специалистов в области психич. здоровья, преподавателей, военных и высших должностных лиц, отвечающих за политический курс страны.

В 1989 г. Американская психологическая ассоциация (АРА) официально признала психологию мира (peace psychology), утвердив ее в качестве 48 отделения. Это отделение специализируется на исслед. и научной работе в области проблем мира и сотрудничает с PsySR и 9 отделением, занимающимся изучением соц. проблем в целом.

См. также ПОИР, Социопсихологические детерминанты войны и мира

Э. Д. Шейер

Психология музыки (psychology of music)

Область П. м. определялась множеством различных способов. Сишор писал о "музыкальном уме" (musical mind), к-рый может реагировать на элементы звучания. Этот ум тж обладает определенными врожденными способностями или талантами, к-рые при правильном воспитании могут превратить чел. в настоящего артиста. Разумеется, существуют индивидуальные различия в степени выраженности этих талантов.

Измерения тона. С физ. т. зр., звуковая волна обладает разнообразными свойствами, - частотой (числом колебаний в секунду), интенсивностью (уровнем давления на ухо), качеством (формой волны, создаваемой обертонами) и длительностью (продолжительностью звучания тона). В психол. или поведенческом аспекте, чел. реагирует на частоту как на высоту - т. е. насколько высоким или низким воспринимается данный тон. В громкости отражается то, насколько сильным или слабым является тон. Тембр (timbre) связан с качеством (характером) звучания. Длительность тона относится ко временному измерению в музыке, указывая, яв-ся ли тон коротким или длинным. Челов. ухо способно реагировать на частоты в диапазоне от 20 до 20 000 Гц и наиболее чувствительно к тонам в пределах от 2000 до 4000 Гц. Т. о., как высота, так и громкость зависят от частоты и интенсивности, а не яв-ся простыми коррелятами друг друга.

Ритм также должен приниматься в расчет в качестве одного из базовых компонентов музыки. Ритм состоит из разнообразных паттернов тонов, различающихся по длительности их проигрывания и акцентировке (большей громкости).

Др. важной областью для музыкальных психологов являются эмоции и чувства, возникающие при прослушивании или исполнении различных видов музыки. Эти реакции могут измеряться на основе фиксации изменений в физиолог. функциях, таких как сердечный ритм, АД, дыхание или кожно-гальваническая реакция. Музыка, в ритмическом рисунке к-рой акцентировались сильные доли, описывалась как возвышенная и энергичная; более плавные ритмы описывались как веселые и безмятежные.

Повышение и понижение аффективных оценок (от "приятный" до "неприятный") при многократном прослушивании различных отрывков музыкальных произведений происходит в зависимости от характера композиции, а также от числа повторов. Аффективная ценность так называемой популярной музыки при ее повторах быстро повышается, а затем быстро снижается. Для музыкально образованных людей, аффективная ценность произведений великих мастеров может поначалу медленно возрастать, но продолжает увеличиваться с повторением. Более совр. диссонирующая и атональная музыка, как правило, обладает меньшей аффективной ценностью, за исключением наиболее искушенных ценителей музыки.

Что представляет собой музыкальная способность или талант? Психологи, такие как Сишор, придерживаются мнения, что музыкальная способность состоит из множества отдельных способностей, к-рые могут быть связаны или не связаны между собой. Вероятно, к ним можно отнести способность к тонким различениям высоты, громкости, тембра, длительности, ритма и тональную память (tonal memory).

Проблема соотношения наследственности и среды имеет отношение и к музыкальному таланту. Большинство исследователей сходятся во мнении, что понимание музыки является исключительно приобретенным. Когда дело касается исполнительского или композиторского таланта, возникают разногласия.

В настоящее время разработано множество тестов, измеряющих музыкальные способности. Несмотря на то, что они обладают определенной прогностической валидностью, их прогнозы, в целом, не столь успешны, как прогнозы тестов интеллекта.

Др. области, вызывающие интерес музыкальных психологов, связаны с мерами музыкального исполнительства (measures of musical performance) и влиянием музыки на производительность труда на предприятиях и в офисах, а также с музыкотерапией. Существуют эксперим. данные, свидетельствующие о том, что музыка может обладать позитивными эффектами. Музыка используется в трудотерапии (occupational therapy): пациенты в психиатрических больницах могут самостоятельно разыгрывать музыкальные произведения или могут исполнять их в составе групп, оркестров и хоров. Прослушивание музыки может изменять некоторые формы эмоционального поведения. Напр., стимулирование музыкой, такой как марши и быстрые танцы, может оказывать возбуждающее действие на депрессивных пациентов, в то время как спокойная, тихая музыка может помогать в снижении волнения и тревоги. Существуют также убедительные доказательства того, что музыка, в целом, способствует процессам пищеварения.

См. также Экспрессивные искусства, Музыкотерапия, Ритм

Р. Ландин