_П_ (I)

Память (memory)

П. обычно понимается как дар или способность, благодаря к-рой можно вызвать, обдумать либо описать предыдущий опыт в настоящее время. Чем бы П. ни была, она не похожа на магнитофон, записывающий знаки, звуки, переживания и т. п., к-рые мы могли бы воспроизвести при подходящих обстоятельствах. Нек-рые авторы, занимавшиеся данной тематикой, предполагают что-то близкое к этому. У. Пенфилд привел детальные воспоминания о прошлом опыте людей, мозг к-рых он раздражал электрическим зондом в то время, пока они находились на операционном столе. Поскольку не было предпринято попытки проверить достоверность воспоминаний, данные сообщения приняли с определенными оговорками. Даже если допустить, что сообщения были точными, они не могут доказать, что все ранее испытанное "хранилось" в головном мозге.

П. тж представляют себе как нечто, "тренируемое" или усиливаемое практикой. Нет оснований, как кажется, полагать, что кто-то может улучшить свою память многократно повторяемым запоминанием, хотя можно научиться более эффективным методам заучивания. Могут оказать помощь мнемонические приемы. Люди, к-рым не удается запомнить определенные вещи, могут жаловаться на "плохую память", однако, возможно, что они просто что-то плохо освоили и теперь им не следует ожидать, что они вспомнят это.

Легче иметь дело с научением и забыванием, не прибегая к понятию П., т. к. мы действительно учим и забываем, а вот обладаем ли мы П. и используем ли ее - может быть сомнительным вопросом с научной т. зр. Никто не может изучать память, поскольку ее невозможно увидеть или манипулировать ею.

Иногда забывание происходит мгновенно, без прошествия какого-то времени, напр., когда удар по голове приводит в состояние оглушения или потери сознания. Подобная амнезия может быть постоянной или временной. Иногда дети демонстрируют удивительную способность к удержанию в П. событий или ситуаций. Такие детальные воспоминания особенно изумляют взрослых, поскольку по мере старения мы, похоже, теряем способность вспоминать мн. события и виды информ. Для пожилых людей иногда представляется невозможным вспомнить недавние события, в то время как они, якобы, прекрасно помнят детский опыт. Следует заметить, что воспоминания о детском опыте могут быть усилены частыми повторениями и пересказами, или могут даже быть весьма искажены и звучать приемлемо только вследствие конфабуляции и сведений, полученных извне.

Неудачи в сохранении в П. недавних событий могут быть обусловлены недостатком интересов и неспособностью обучаться или наблюдать. В лабораторных исслед., когда пожилые люди были мотивированы к обучению по тем же критериям, что и молодежь, они часто запоминали так же хорошо, как и молодые учащиеся.

Виды памяти

Ссылка на П. о текущих событиях наводит на мысль о том, что П. можно классифицировать в соответствии с тем, как давно что-либо произошло. Кратковременную П. лучше рассматривать как результат первой попытки обучения. Чем чаще что-либо повторяется, тем больше из этого будет запомнено. Исследователи кратковременной П. обычно называют запомненное по прошествии 30 с функцией долговременной памяти, но т. к. она яв-ся единственным видом сохранения, к-рый касается большинства людей, долговременная П. становится чрезмерно общим понятием для того, чтобы иметь к.-л. описательную ценность.

Э. Тулвинг описал то, что он называет "эпизодической" и "семантической" видами П. Эпизодическая П. - это сохранение специфических событий или деталей, наподобие имен людей. Семантическая П. относится к общим знаниям - напр. способности говорить на родном языке или умножать. Напр., мы можем забыть, когда и где мы научились умножению, но мы помним, как это делается.

Методики оценки памяти

В лабораториях сохранение материала в П. обычно измеряется одним из трех способов: методом воспроизведения, методом узнавания и методом доучивания.

Метод воспроизведения. В исслед. П. методом воспроизведения испытуемых просят сообщить о том, что они увидели или услышали либо после каждого предъявления стимульного материала, либо после неск. предъявлений. Их могут попросить сообщать об этом дословно (последовательно) либо "свободно" - т. е., сообщить все, что они помнят в любом порядке (свободное воспроизведение). Иногда первое воспроизведение не настолько полное, как последующая попытка. В таких случаях употребляют термин "реминисценция" для того, чтобы описать дополнительное вспоминание. Если человек не способен вспомнить весь материал самостоятельно, ему часто помогают или дают подсказки в виде ассоциативных стимулов; такая операция называется "воспроизведение с подсказкой".

Метод узнавания. Более прямым методом подсказывания яв-ся предъявление испытуемому исходного стимульного материала, включенного в набор, содержащий ранее не предъявлявшийся материал. Если в качестве исходного стимульного материала использовался список из 20 слов, испытуемого могут попросить отыскать эти 20 слов в новом списке из 40 слов. Обычно обнаруживается, что при одинаковых условиях отвлечения внимания испытуемые могут узнать гораздо больше, чем воспроизвести.

Метод доучивания. В исслед. научения точно установлено, что выученный однажды и забытый сейчас материал можно доучить за нек-рую долю времени от затраченного на первоначальное заучивание. Различие во времени, затраченном на первичное заучивание и доучивание, назв. "показателем сбережения", первонач. было описано первым психологом, изучавшим научение экспериментально - Германом Эббингаузом. Открытию явления сбережения уже 100 лет, и оно по-прежнему не опровергнуто. Тот факт, что сбережение существует почти во всех ситуациях, привел к обобщению, что выученное никогда не забывается - по крайней мере, не забывается полностью.

Теории памяти

К известным совр. теориям П. или забывания относятся а) теория неиспользования или распада и б) теория интерференции. Теории не яв-ся взаимоисключающими и основаны на ходе времени.

Теория неиспользования. Теорию неиспользования неспециалисты обычно воспринимают как интуитивно верную. Со временем материальные объекты могут ржаветь, становиться менее прочными или вообще исчезать. Возможно, то же самое происходит с П., поскольку все замечают, что события далекого прошлого со временем начинают становиться смутными и бледными, и мы все меньше и меньше помним о них. Теория неиспользования, подобно своей конкурентке, страдает от недостатка физиолог. поддержки, и обычно ее оспаривают на том основании, что время само по себе ничего не делает. Важно то, что происходит с ходом времени. Такой логический аргумент оказывает поддержку теории интерференции.

Теория интерференции. Теория интерференции предполагает, что если что-либо выучено в той или иной степени, то это можно припомнить в той же степени, если только в процесс не вмешивается нечто выученное ранее или позже.

Ретроактивное торможение. В исслед. ретроактивного торможения группа испытуемых сперва заучивает нек-рый материал, материал А. Затем они заучивают др. список, материал Б. Впоследствии проверяют их способность воспроизвести материал А, и систематически обнаруживается, что если материал Б в определенной степени похож на материал А, то сохранение в П. снизится по сравнению с контрольной группой, к-рая заучивала только материал А и проверялась через тот же интервал времени.

Проактивное торможение. Если материал Б сходен с материалом А, то заучившие материал А будут испытывать больше трудностей в заучивании Б, чем контрольная группа, к-рая не заучивала А. Это наз. проактивным торможением. Во мн. случаях прошлый опыт помогает нам выучить повое (возможно, за счет сохранения старого), а многое из вновь изучаемого столь несхоже со старым опытом, что никакой интерференции не происходит.

Ретроактивное и проактивное торможение применимы к ситуациям, в к-рых два набора материала или навыков обладают потенциалом для интерференции; такой потенциал обычно свойствен сходству двух привычных образов действия или материалов. Иногда кажется, что чем больше мы учим или знаем, тем больше забываем. Наш прошлый опыт является аккумулирующим, и большая его часть может содержать сходные элементы относительно материала или операций нового обучения. Поэтому проактивное торможение более вероятно является источником интерференции, чем ретроактивное торможение. Это и обнаружено в исследованиях.

Резюме

П. можно лучше всего понять как изменение способности индивидуума реагировать определенным способом на нек-рый стимул или сигнал. Когда мы действительно что-то не знаем, это происходит потому, что наша НС не способна переработать входной сигнал в специфический выходной сигнал. Когда мы что-то выучили, к чему бы это ни относилось, мы изменились т. о., что теперь выдаем подходящие ответы. В ходе иных изменений мы можем стать неспособными реагировать желательным способом: и в этом случае мы изменились так, что стимулы не обрабатываются, как они обрабатывались ранее. Если нек-рые реакции или навыки применялись очень долгое время, мы становимся достаточно стойкими к изменениям. Даже страдающий амнезией человек, забывший свое имя и адрес, вспомнит как сказать на родном языке о том, что он не может вспомнить.

См. также Когнитивные (познавательные) способности, Теория обработки информации, Экспериментальные исследования памяти

Б. Р. Бугельски

Панические расстройства (panic disorders)

Определение

Согласно DSM-IV, П. р. диагностируется по следующим пяти критериям.

1. Панический приступ возникает неожиданно, вне связи с к.-л. определенной ситуацией.

2. В пределах четырех недель происходит четыре таких приступа либо за одним таким приступом следует период не менее месяца, в течение к-рого отмечается страх его повторения.

3. По меньшей мере один из приступов сопровождается четырьмя из следующих симптомов: а) одышка, б) головокружение, шаткость походки, обморок, в) сильные сердцебиения, г) дрожь, д) профузное потоотделение, е) удушье, ж) тошнота или расстройство желудочно-кишечного тракта, з) деперсонализация или дереализация, и) ощущение онемения или покалывания, к) приливы жара или озноб, л) дискомфорт в области груди, м) страх смерти, н) страх сойти с ума или утратить контроль поведения.

4. В одном или большем числе приступов четыре симптома достигают своей макс. интенсивности в течение 10 мин с момента начала приступа.

5. Не обнаруживаются к.-л. органические факторы, к-рые могли бы объяснить появление приступов.

У панических приступов есть 2 осн. признака - физиолог. симптомы и мысли, сопровождающие эти симптомы. Наличие физиолог. симптомов принято считать обязательной характеристикой панического приступа; обязательность когниций при этом яв-ся предметом споров. Исслед., проводимые в учреждениях психич. здоровья, последовательно показывают, что симптомы практически всегда сопровождаются когнициями, в то время как по данным исслед., проводимых в мед. учреждениях, сопровождающие приступ когниций не выявляются в 20-40% случаев.

Во время Гражд. войны в Америке Джейкоб Мендес Да Коста ввел термин "болезненно чувствительное сердце" ("irritable heart") для обозначения синдрома, сходного с паническим приступом. В Англии во время Первой мировой войны сэр Томас Льюис описал картину, сходную с паническим приступом, обозначив ее как синдром усилий (effort syndrome), поскольку по его наблюдениям, симптомы появлялись при малейшем физ. усилии. Наконец, в 1917 г. З. Фрейд дал описание и предложил этиологию приступов страха, сходных с совр. пониманием панических приступов.

Причинные факторы

С П. р. связаны многочисленные причинные факторы. Их обычно подразделяют на 2 группы: биологические и психологические К биолог. факторам относится генетическая предрасположенность, ведущая к физиолог. уязвимости к нек-рым веществам (адреналину, лактату натрия, кофеину), и физиолог. изменения, сопровождающие гипервентиляцию. К психол. факторам относятся повышенный уровень стресса и когнитивные интерпретации физиолог. изменений. Особую важность имеет теория переработки информ., согласно к-рой когнитивные, ситуационные, физиолог. и поведенческие признаки, сопровождающие эмоциональные состояния, сохраняются в памяти вместе. Поскольку паника является эмоциональным состоянием, сохранение такого комплекса признаков в памяти повышает вероятность воспроизведения полного панического приступа в дальнейшем.

Генетическая основа П. р. была подтверждена исслед., в к-рых члены семей больных П. р. сравнивались с членами семей здоровых лиц. Эти работы показали, что члены семей больных П. р. имеют гораздо большую вероятность диагноза П. р. по сравнению с родственниками лиц в контрольной группе. Еще более убедительное подтверждение наличия генетической обусловленности дает сравнение уровня коморбидности по диагнозу П. р. у монозиготных и гетерозиготных близнецов. Взятые вместе, эти данные подтверждают вывод о том, что в ряде случаев уязвимость к развитию П. р. передается по наследству. Полученные в этих исслед. низкие оценки конкордантности свидетельствуют о том, что собственно П. р. по наследству не передается. Более вероятна генетическая передача уязвимости с повышенным уровнем физиолог. возбуждения при реакции на стресс.

Лечение

Мишенью терапии при П. р. яв-ся как панический приступ, так и поведение избегания, к-рое вторично сопровождает приступы. Предложены методы как фармакологического, так и психол. лечения, к-рые оказались эффективными в устранении панических приступов и избегающего поведения.

Психол. лечение, продемонстрировавшее эффективность в исслед. исхода с использованием контрольных групп, представлено двумя осн. подходами: когнитивно-поведенческим и экспозицией анксиогенному стимулу. К первому относятся методики тренинга мышечной релаксации и дыхания, когнитивное реструктурирование, а ко второму - помещение больных в ситуации, к-рых они ранее избегали, вплоть до восстановления уровня субъективного комфорта в этих ситуациях. Исслед. суммарной эффективности этих стратегий показывают, что при наиболее результативной комбинации (когнитивно-поведенческая терапия, экспозиция и лечение высокоактивными бензодиазепиновыми препаратами) значительное улучшение достигается в более чем 80% случаев.

См. также Тревога, Катарсис, Детские страхи, Страх, Жизненные события, Умственные образы, Насилие

Дж. Клам

Парадигмы (paradigms)

П. наз. правила или предписания, к-рые устанавливают границы и направляют действия к успешному достижению цели. Историк науки Томас Кун обратил внимание на роль П. для научного мира, считая, что они в полной мере соответствуют только миру физ. науки. П. в действии эквивалентны набору базовых идей или понятий, направляющих поведение индивидуума, а следовательно, задающих параметры стандартного способа функционирования в отношении цели или характера работы, и становящихся способом выполнения данным индивидуумом к. л. дел или способом решения к.-л. проблемы.

П. обнаруживаются в любой культуре. Каждой культуре присущи собственные нормы, определяющие границы приемлемого поведения и становящиеся надлежащими способами выполнения тех или иных функций. Изменение паттерна и - как следствие этого изменения - отклонение от установленных норм в к.-л. ситуации Баркер называл "сдвигом парадигмы,... переходом к новой игре, к новому набору правил".

В каждом поколении инициаторами подобных изменений становились нонконформисты, к-рые сильно рисковали при этом, поскольку П. означают согласованность, а их сдвиги вызывают неразбериху. Простым примером сдвига парадигмы яв-ся желание именинника поставить на стол не традиционный торт, а сладкий пирог: отказ от традиционного торта не что иное, как сдвиг П.

Институт семьи

До 40-х гг. на рынке труда было очень мало женщин, причем большинство из них занимались канцелярской работой. Перед Второй мировой войной господствовала П., согласно к-рой женщина должна заниматься домом и детьми, а зарабатывать на хлеб - обязанность мужчины. К 1950 г. произошел сдвиг П. Женщины стали приобретать различные специальности и начали работать, чтобы в семьях появилось немного "свободных" денег, однако позднее, в период экономического спада, вторая зарплата стала необходимым условием выживания.

Религия

Большие изменения произошли и в религиозных обычаях, напр. в деятельности католической церкви после Второго Ватиканского собора. Среди прочих изменений можно назвать проведение литургии на родном языке, концепцию экуменизма, причащение после принятия пищи, уменьшение количества статуй, личное покаяние и расширение подготовки местных кадров духовенства. Подобные нововведения вызвали активное сопротивление. Ритцер, в своих комментариях к оригинальной работе Куна, писал: "Побеждает та парадигма, к-рой удается привлечь на свою сторону наибольшее количество неофитов". По мере того как новые понятия приобретают все больше и больше последователей, сопротивление изменениям П. идет на убыль, и она принимается.

К числу общепризнанных в наши дни теорий когнитивного роста и развития, к-рые некогда были парадигматическими, принадлежат теории Э. Эриксона, З. Фрейда, Ж. Пиаже и Л. С.Выготского. Др. П. в образовании, касающаяся интеллекта, осн. на теориях Ч. Спирмена, Дж. П. Гилфорда, Л. Л. Терстоуна, Р. Дж. Стернберга, Г. Гарднера и на мн. др. теориях. Для каждой из них характерны определенные методологические правила и ограничения, а тж стандарты, модели и процедуры, и каждой из них есть место под таким большим "зонтом", каким является образование.

Баркер утверждал, что "увязка всех этих П. имеет решающее значение для успешной и долгой жизни любой культуры и орг-ции". Нек-рые парадигмы "приживаются" с большим трудом, а другие принимаются на удивление быстро. Если потребность в перемене велика, сдвиг П. обычно не заставляет себя ждать.

Вся многовековая история человечества отмечена сдвигами П. До тех пор пока будут рождаться новые идеи и концепции, будут возникать и сдвиги П., направленные на удовлетворение потребностей людей.

См. также Автоматизация, Каузальное мышление, Кодирование, Культурный детерминизм, Человеческие факторы, Теория обработки информации, Интуиция, Философия науки, Теория систем, Теоретическая психология

П. Кэрич

Парадоксальное вмешательство (paradoxical intervention)

П. в. представляет собой тактические приемы психотер., внешне противоречащие целям, для достижения к-рых они предназначены. В соответствии с классическим определением терапевтической двойной связи или терапевтического парадокса, "предписание структурировано т. о., чтобы оно а) подкрепляло поведение, изменения к-рого ожидает больной, б) подразумевало, что это подкрепление является средством изменения, и в) тем самым создавало парадокс, поскольку от пациента требуют измениться, оставаясь прежним".

Данные о разрешении проблем с помощью П. в. появились уже в XVIII в. В XX в. Денлап применил методику негативной практики (technique of negative practice) для решения таких проблем, как заикание и энурез. Розен, практикуя свой метод прямого психоан., побуждал психич. больных погружаться в отдельные аспекты их психоза с тем, чтобы предотвратить рецидив, а Франкл использовал парадоксальную интенцию, чтобы помочь пациентам пересмотреть значение их симптомов. Однако самые влиятельные публикации о терапевтическом парадоксе вышли из проекта Грегори Бейтсона по исслед. патологической коммуникации при шизофрении. Бейтсон, Джексон, Хейли, Уикленд и др. исследовали роль парадоксальной коммуникации по типу "двойной связи" как в разрешении, так и в возникновении проблем. Воодушевленные кибернетической теорией систем, а тж работой мастера гипноза Милтона Эриксона, последователи проекта Бейтсона- Хейли, Уикленд, Вацлавик, Фиш и Сельвини-Палаццоли - продолжили в 1970-е гг. разработку моделей семейной терапии, главной отличительной особенностью к-рых был парадокс. В то же самое время бихевиористами была принята на вооружение техника парадоксальной интенции Франкла, к-рый продемонстрировал ее эффективность в лечении таких специфических симптомов как бессонница, тревога, задержка мочи, обсессии.

Хотя идеи П. в. ист. связаны с определенными теорет. концепциями, в совр. литературе они рассматриваются как технические приемы, к-рые могут применяться и интерпретироваться вне зависимости от теорет. моделей, в рамках к-рых они разработаны. Распространение П. в. разорвало границы теорий, поскольку парадоксальные элементы обнаруживаются, в действительности, во всех школах психотер.

Имеются значительные различия в том, как терапевты, принадлежащие к различным теорет. направлениям, используют П. в. Поведенческие терапевты используют парадоксальную интенцию для прерывания интраперсональных циклов обострения или углубления проблем, тогда как "системные" психотерапевты используют П. в. более широко и чаще фокусируются на интерперсональном (семейном) взаимодействии. Др. отличие состоит в том, что поведенческие терапевты открыто объясняют свои действия, в то время как "системные" психотерапевты обычно этого избегают. Поведенческий терапевт при парадоксальной интенции обычно побуждает клиента к принятию парадоксальной установки, объясняя, напр., как намерение клиента заснуть в действительности усугубляет проблему и почему парадоксальное стремление продолжать бодрствовать может привести к наступлению сна. Здесь явно имеется в виду намерение клиента, а не терапевта, и от клиента ожидают действия (или, по меньшей мере, попытки действия), к-рое ему предложено выполнить. При применении системной стратегии терапевт иногда ожидает, что пациент или семья сделают что-то противоположное тому, что им предлагается, и в этом смысле парадоксальным является намерение терапевта. В отличие от открытого, педагогически ориентированного обоснования процедуры со стороны поведенческого терапевта, системный терапевт стремится максимизировать согласие (или сопротивление), формулируя предложения, созвучные (или преднамеренно несозвучные) с индивидуальным языком клиента.

Типы и применение

Было предложено неск. схем классиф. П. в. Из всех типов наиболее широко используемым являются предписывание симптома и удерживание от изменения. Как в индивидуальной, так и в семейной терапии, используются вариации этих двух приемов - предложение клиенту демонстрировать поведение, от к-рого он желает избавиться, или воздержаться от изменений. Однако почти все исслед. эффективности терапевтического парадокса с использованием контрольных групп включали предписывание симптомов в ходе индивидуальной терапии. Основываясь на этих работах, Шохэм-Саломон и Розенталь сообщают, что исход в значительной мере зависит от того, как эти вмешательства проводятся.

Большинство П. в. требуют того или иного сочетания предписывания, рефрейминга и позиционирования. Под предписыванием (pre-scribing) понимаются наши усилия дать людям понять в прямой или косвенной форме (ставя задачи, делая предложения, подсказывая и т. д.), что им следует делать. Напр., терапевт может предложить больному намеренно вызвать панический приступ или предписать, чтобы чрезмерно опекающая бабушка взяла на себя полную ответственность за все проступки ребенка, в ожидании, что она откажется от этого, возлагая всю ответственность на мать. Рефрейминг (refraining) предполагает переопределение смысла событий или поведения т. о., чтобы повысить возможность изменения. Хотя рефрейминг напоминает интерпретацию, его целью является достижение изменения, а не инсайта. Точность переопределения менее важна, чем его воздействие. Так, Хейли описал случай, в к-ром удалось повысить сексуальную активность женщины, объяснив ей, что ее фригидность является бессознательным способом защитить мужа от полной силы ее сексуальности. Сельвини Палаццоли, Босколо, Цеккин и Прата были пионерами в использовании положительных коннотаций - технического приема изменения дисфункциональных семейных паттернов путем приписывания благородных намерений как симптому пациента, так и поведению членов семьи, поддерживающему этот симптом. Позиционирование (positioning) - термин, используемый для обозначения изменения терапевтом собственной роли, или потенциальной роли в системе, поддерживающей проблему. Напр., если пессимизм больного подкрепляется оптимистическими или ободряющими реакциями окружающих, терапевт может делать "прямо противоположное", определяя ситуацию как еще более ужасную, чем это первоначально предполагалось. На практике предписывание, рефрейминг и позиционирование неразрывно связаны, и каждый прием присутствует, по крайней мере имплицитно, при любом П. в. Так, предписывание кому-то сознательно тревожиться переопределяет непроизвольный симптом, делая его доступным контролю; переопределение проблемного поведения как принесения себя в жертву ради других содержит в себе имплицитное (парадоксальное) предписание не меняться, а предостережение относительно возможных опасностей улучшения иногда помогает изменить на противоположную или нейтрализовать роль терапевта в проблемном цикле.

Применение теории парадокса наиболее разнообразно и сложно в супружеской и семейной терапии. В одном случае, когда акцент в лечении ставился на противодействии исполненной благих намерений, но обреченной на провал попытке членов семьи решить проблему, терапевтическая бригада дала родственникам депрессивного больного, перенесшего инсульт, инструкцию взбодрить его путем обескураживания. В др. случае, психотерапевт предложил депрессивному пациенту притворяться депрессивным, а его жене - пытаться определить, когда он действительно так себя чувствовал, а когда - притворялся. При чрезмерной психол. зависимости супругов друг от друга Тодд рекомендует следующий вариант П. в.: предписать колебания относительно возможного развода. Наиболее драматичные примеры использования приема парадокса можно найти в ранних работах миланской группы (Сельвини Палаццоли и др.). Похвалив молодую женщину с тяжелой навязчивостью и ее родителей за эмоциональную защиту друг друга от горя в связи со смертью члена семьи, происшедшей неск. лет назад, терапевтическая группа предписала всем членам семьи собираться вместе каждый вечер для обсуждения своей потери и предложила пациентке демонстрировать свои симптомы всякий раз, когда ее родители будут выглядеть обезумевшими от горя.

В литературе приводятся данные об успешном клиническом применении П. в. при лечении ряда проблем, включая тревогу, депрессию, фобии, нарушения сна, обсессивно-компульсивное расстройство, головные боли, астму, энкопрез, энурез, покраснение от смущения, тики, психосоматические симптомы, нерешительность, расстройства пищевого поведения, проблемы поведения детей и подростков, проблемы супружеских и семейных отношений, болевые синдромы, производственные и академические проблемы и психотическое поведение. Применение П. в. представляется наименее показанным в ситуациях кризиса или выраженной нестабильности, таких как острые декомпенсации или реакции скорби, физ. агрессия в быту, суицидальное поведение или потеря работы, однако недостаточное количество исслед. с использованием контрольных групп не позволяет судить о показаниях и противопоказаниях с к.-л. степенью точности.

Механизмы изменения

Объяснения того, как и почему действуют П. в., столь же разнообразны, как и сами П. в. Для объяснения терапевтической динамики как у отдельных пациентов, так и в семьях, привлекались поведенческие, когнитивные и мотивационные процессы - по отдельности и в сочетании. На уровне индивидуума, поведенческое объяснение того, почему предписание симптома помогает решению таких непроизвольных проблем как бессонница, тревога и обсессивное мышление, состоит в следующем: пытаясь иметь проблему, пациент не может продолжать попытки обычными способами предотвратить ее и, тем самым, разрывает цикл экзацербации. Когнитивные интерпретации того же самого феномена заключаются в том, что предписание симптома переопределяет неконтролируемое в качестве контролируемого, выводит проблему из рамок привычного контекста и коренным образом меняет смысл симптома. Предлагался третий механизм изменения для ситуаций, в к-рых клиент противится инструкциям терапевта.

Здесь предположительно клиент бунтует, чтобы уменьшить психол. реактивное сопротивление - гипотетическое мотивационное состояние, вызванное угрозами воспринимаемой свободе поведения.

Неудивительно, что объяснения того, как П. в. вызывают изменения на уровне семейной системы, являются еще более разнообразными и более абстрактными. Нек-рые П. в. предположительно прерывают поддерживающие проблему циклы взаимодействия между людьми, а нек-рые, как, напр., положительные коннотации в миланском стиле, предположительно действуют посредством введения информ. в систему или через изменение смыслового значения симптома и взаимодействия в семье, к-рое его поддерживает. Мотивационные объяснения динамики на системном уровне исходят из того, что П. в. действуют за счет активации динамики отношений, вызывая сжатие или отталкивание либо нарушая равновесие сил внутри системы, сгруппированных в поддержку или против изменений.

Нек-рые теории П. в. пытаются сочетать или интегрировать различные механизмы изменений. Напр., Рорбо и сотрудники предложили модель согласия - сопротивления (compliance - defiance model), различающую два типа П. в. Предписывание симптома на основе согласия показано в тех случаях, когда а) недоступный (непроизвольный) симптом, напр. нарушение сна, поддерживается попытками предотвратить его и когда б) потенциал реактивного сопротивления низок (т. е., когда мала вероятность сопротивления клиентов попыткам воздействовать на них). Вмешательства, осн. на сопротивлении, работают именно потому, что люди меняются, когда начинают протестовать. Они показаны в том случае, если клиенты расценивают поведение, являющееся мишенью терапии, как относительно свободное (произвольное) и когда потенциал реактивного сопротивления является высоким.

Др. модель терапевтического парадокса, впервые предложенная Вацлавиком и др., интегрирует поведенческие и когнитивные объяснения изменений. Терапевтическая "двойная связь" - директива целенаправленно демонстрировать непроизвольное симптоматическое поведение - является зеркальным отражением патогенного парадокса "быть спонтанным". Единственный способ подчиниться такой директиве - не подчиняться ей. Согласно Вацлавику и др., это может иметь 2 последствия: если клиент не в состоянии продуцировать симптом по требованию, он будет меньше демонстрировать проблему или, если клиент продуцирует симптом, он сможет больше контролировать его. Таким путем клиенты "меняются, если делают, и меняются, если не делают" (Вацлавик и др.). Если симптоматическое поведение само по себе не меняется, меняется по меньшей мере его восприятие клиентом. Как писали Раскин и Клайн, поведение, контролируемое человеком, может быть грехом, но не может быть невротической жалобой.

Эффективность

Сложно сказать, какой именно вклад П. в. вносят в излечение пациента, поскольку они являются частью широкой терапевтической стратегии. Тем не менее, многочисленные клинические работы, изучение отдельных случаев и качественные аналитические обзоры показывают впечатляющие и, по всей видимости, стойкие эффекты в лечении отдельных лиц и целых семейных систем.

Эксперим. исследования эффекта П. в. с использованием контрольных групп при индивидуальной терапии дают неоднозначные результаты. Два независимых метааналитических обзора указывают на то, что П. в. превосходят по эффекту отсутствие лечения, но не демонстрируют убедительных преимуществ по сравнению с непарадоксальными подходами. В то время как Хилл в своем метаанализе нашел прием парадокса более эффективным, Шохэм-Саломон и Розенталь считают, что общий эффект П. в. равен (но не превышает) среднему уровню результата, достигаемого психотер. в целом.

Возможно, наиболее интересным результатом метаанализа является то, что нек-рые формы П. в. представляются гораздо более эффективными по сравнению с другими. Согласно данным анализа, к-рый выполнили Шохэм-Саломон и Розенталь, величина эффектов двух предписаний симптомов с положительной коннотацией оказалась значимо больше величины эффектов при применении непарадоксальных методов лечения или предписаний симптомов без положительных коннотаций. П. в. оказываются наиболее эффективными, когда терапевт либо а) подвергает симптом положительному переопределению прежде, чем предписывает его (напр., хвалит терпеливое отношение депрессивного больного к собственному одиночеству или его готовность пожертвовать собой ради блага др. людей), либо б) объясняет клиенту механизм П. в. (цикл экзацербации). Можно считать, что и то, и другое включает положительную коннотацию симптома, благодаря или рефреймингу, или объяснению того, что клиент не заболел, а застрял в цикле экзацербации.

Этические вопросы

Вместе с широким распространением и ростом популярности парадоксальной терапии в 1980-е гг., возникла опасность возможного злоупотребления этими техническими приемами. Стратегии, при к-рых терапевты оставляли смысл механизмов своих вмешательств непрозрачным для клиентов, критиковались как манипулятивные и потенциально вредные для отношений клиента и терапевта. Защитники стратегической терапии, однако, возражают, что хорошей терапии присуща манипулятивность и раскрытие всей правды о лечении может быть не только бессмысленно, но и невежливо по отношению к больному. Представители всех взглядов соглашаются между собой в том, что парадокс не должен быть использован ради производимого им шока или власти, к-рую он обещает. Побуждение к симптому или удерживание людей от изменения могут вызвать катастрофические последствия, если реализуются саркастически или из чувства неудовлетворенности ("Вот окно - иди и прыгай!"). Важно и то, что такие терапевты как Хейли, Уикленд, Палаццоли и Хоффман - все пионеры использования парадоксальных методов, - теперь относятся более сдержанно к их применению; даже терапевты, хорошо владеющие стратегическими методами, находят термин "парадоксальный" сбивающим с толку, неточным и перегруженным отрицательными коннотациями. Существенно тж и то, что термин "П. в.", вырванный из теорет. и клинического контекста, слишком легко может восприниматься как поверхностное решение проблемы или как трюк.

Снизить риск потенциальной возможности злоупотребления П. в. позволяют 3 принципа, к-рыми следует руководствоваться. Во-первых, это положительное определение поведения. При предписывании симптома или удерживания от поведения следует избегать предположений о наличии у клиента неблаговидных мотивов (напр., желание контролировать, сопротивляться или победить кого-либо). Благородные намерения следует приписывать не только симптому, но и тому, что делают др. люди для его поддержания. Во-вторых, следует быть чрезвычайно осторожным с вызывающими или провоцирующими вмешательствами. При удерживании от изменения, напр., будет более безопасным сказать больному, что изменение не является целесообразным, чем предсказать, что оно окажется невозможным. Наконец, следует придерживаться конкретной теории. Иными словами, надо иметь ясную формулировку того, какие условия поддерживают проблему и как П. в. может помочь изменить это. Связное и логичное объяснение механизма является наиболее важным руководящим принципом использования парадоксального (или любого другого) вмешательства.

См. также Актуализирующая терапия, Клиническое суждение, Когнитивные терапии, Симулятивные расстройства, Интернализация, Психотерапия, Эффективность психотерапии

В. Шохэм, М. Рорбо

Парадоксальный сон (paradoxical sleep)

Согласно записям электрической активности головного мозга, замеряемой с помощью ЭЭГ, люди во время ночного сна проходят через неск. циклов или стадий. Вероятно, простейший способ классифицировать эти стадии - разделить время сна на два периода: S-сон (от англ. slow - медленный) и D-сон (от англ. desynchronized - десинхронизированный). S-сон получил свое название по характерному медленно-волновому паттерну ЭЭГ (высокая амплитуда и низкая частота колебаний). S-сон обычно подразделяется на 4 стадии: стадия 1 характеризуется наименьшим, стадии 2 и 3 - умеренным, а стадия 4 - наибольшим количеством медленных волн. В начале нормального ночного сна человек проходит цикл из этих четырех стадий прежде чем вступить в период D-сна. В оставшуюся часть ночи периоды S-сна чередуются с периодами D-сна. По мере приближения утра стадия 4 S-сна наблюдается все реже, а периоды D-сна имеют тенденцию становиться длиннее.

В противоположность S-сну, D-сон характеризуется десинхронизированным паттерном ЭЭГ (низкая амплитуда и относительно высокая частота колебаний), быстрыми движениями глаз (REM) и подергиваниями пальцев рук и ног, а тж др. частей тела. D-сон тж называют П. с., или REM-сном. Термин "парадоксальный" указывает на то, что эта стадия сна характеризуется ЭЭГ-паттерном бодрствования, хотя для человека или животного проснуться в это время труднее, чем в период S-сна. Эту стадию сна также связывают с периодами сновидений у людей. В частности, если люди просыпаются во время или сразу после стадии П. с., они почти неизменно сообщают о сновидениях. П. с. как термин был впервые введен в статье о стадиях сна, опубликованной в журн. Scientific American французским врачом-исследователем Мишелем Жуве.

Чем можно объяснить наличие этих двух типов сна и их чередование на протяжении ночи? Ответ на этот вопрос тесно связан с пониманием функции сна. Согласно одному объяснению, сон - это адаптивный механизм, развившийся в целях сбережения энергии по ночам, когда добывание пищи для животных, ведущих дневной образ жизни, затруднено. Однако следствием эволюции мн. животных стали регулярные паттерны локомоторной активности, предположительно возникающей каждые 2 часа, в периоды к-рой вполне могли бы осуществляться разные виды поведения, включая пищевое, необходимые для выживания животного. Если бы этот 2-часовой цикл продолжался круглосуточно, животному пришлось бы периодически прерывать свой сон. Т.о., чтобы получать полный ночной сон и сохранять 2-часовой цикл активности, животное входит в период D-сна, в к-ром бодрствует только головной мозг.

См. также Физиологические потребности, Сон, Нарушения сна

Б. М. Торн

Параметрические статистические критерии (parametric statistical tests)

П. с. к., в отличие от непараметрических или свободных от распределения критериев, требуют выдвижения допущений, касающихся характеристик, свойств и формы распределений совокупностей, из к-рых извлекаются анализируемые с помощью них выборки. К числу наиболее часто требуемых допущений относятся предположения о нормальности распределений совокупностей (t, F, r/R) однородности дисперсии (t, F), линейности регрессии (bx•y, r/R), непрерывности мер/переменных и равенства интервалов измерительной шкалы. В том, что касается проверки нулевых гипотез, параметрические критерии обладают большей мощностью по сравнению с непараметрическими, при равенстве всех прочих факторов. Однако, скорее в силу своей универсальности, чем мощности, параметрические критерии стали наиболее распростр. инструментами исследователя в области психологии

В многомерной статистике параметрические критерии основываются, гл. обр., на двух важных допущениях, а именно, что а) включенные в анализ данных переменные имеют многомерное нормальное распределение и что б) дисперсионные матрицы (в основном, матрицы дисперсий и ковариаций) одинаковы для всех групп. Центральное место среди параметрических критериев в многомерной статистике занимают l-критерий Уилкса и предложенная Бартлетом аппроксимация распределения l через распределение c2 (V - критерий). l - критерий Уилкса - типовая статистика для проверки значимости различий между групповыми центроидами.

V-статистика Бартлета - это натуральный логарифм l, к-рый можно использовать в качестве параметрического статистического критерия для проверки нулевой гипотезы о равенстве неск. групповых центроидов. Статистика V имеет распределение c2 с числом степеней свободы n(G - 1). Разновидности l и V применяются как параметрические методы проверки нулевой гипотезы в различных приложениях многомерной статистики, напр. в MANOVA, многомерном дискриминантном анализе и анализе канонических корреляций.

См. также Непараметрические статистические критерии, Статистика в психологии

П. Ф. Меренда

Параноидная личность (paranoid personality)

В DSM-IV этот хорошо известный синдром характеризуется стойкой, неоправданной подозрительностью и недоверчивостью. Со стороны эти люди производят впечатление осторожных, скрытных и ведущих уединенный образ жизни; они усиливают это впечатление своей склонностью сомневаться в верности др. лиц, поиском скрытых мотивов в их поведении и ожиданием, что их в чем-либо обманут. Они "делают из мухи слона", любят вступать в препирательства и всегда готовы к ответному нападению при малейшем намеке на потенциальную угрозу или критику. Упрямые и дефензивные, эти люди твердо придерживаются своих взглядов и не склонны идти на компромиссы. Они не только не доверяют окружающим, но и постоянно сопротивляются внешним влияниям и испытывают страх перед утратой возможности самоопределения. Склонность к неверному истолкованию случайных поступков и высказываний как проявлений обмана или недоброжелательности граничит с иррациональностью, однако не принимает черты полностью сформированной бредовой системы. Они проявляют минимальный аффект и считаются окружающими "холодными" и лишенными юмора. В рамках своих представлений, они гордятся своей объективностью, рациональностью и эмоциональной холодностью. Быстрые на критику окружающих, П. л. чрезвычайно чувствительны к критическим высказываниям в свой адрес.

Следующие критерии построены не на психоан. или конституциональной моделях, а были выведены из теории биосоциального научения.

1. Неусыпная недоверчивость (напр. демонстрирует нервную защиту относительно предвосхищаемой критики и обмана, чрезмерную подозрительность, зависть и ревность к окружающим).

2. Провокационное межличностное поведение (напр. демонстрирует бранчливую, капризную и колкую раздражительность, провоцирует озлобление и гнев враждебной, осуждающей манерой поведения).

3. Упрямая автономность (напр. выражает страх потери независимости и возможности самоопределения, решительно сопротивляется всем источникам внешнего воздействия и контроля).

4. Минибредовые когниции (напр. искажает события своими субъективно логичными, но объективно иррациональными представлениями, приукрашивает тривиальные достижения, приводя их в соответствие с квазиграндиозным образом собственной личности).

5. Отнесение себя в разряд преследуемых (напр. трактует случайные события как критику в свой адрес, демонстрирует тенденцию к преувеличению незначительных и не относящихся к нему конфликтов, истолковывая их как доказательство преднамеренного обмана и злого умысла).

См. также Руководство по диагностике и статистической классификации психических расстройств, Расстройства личности

Т. Миллон

Паранойя (paranoia)

П. как понятие существует в зап. мышлении с тех пор, как древние греки образовали это слово из двух: пара ("вне") и нойя ("разум"). Хотя оно часто используется как общее слово для обозначения сумасшествия, его глагольная форма - параносо (paranoso) - означает "думать неверно" и потому оно отличается по смыслу от др. слов для обозначения сумасшествия, таких как мания, указывающая на эмоциональное безумие (= бешенство).

В 1783 г. слово П. было введено в английский язык Уильямом Калленом, шотландским невропатологом, к-рый следовал употреблению этого слова в немецком как общего термина для помешательства. В 1818 г. этот термин был применен Оскаром Хейнротом для обозначения специфического синдрома (наз. тж немецким словом Verrucktheit, помешательство), после чего Эмиль Крепелин ввел термин П. в свой учебник 1896 г. (и его более поздние издания) в качестве назв. большого психоза, отличного от маниакально-депрессивного заболевания и dementia praecox (шизофрении). Крепелин описал П. как систему незаметно формирующегося и стойкого бреда преследования, ревности или величия с включением религии, изобретательства или эротизма, сопровождаемую ясным и упорядоченным мышлением, волей и действиями, а иногда - ипохондрическими жалобами. Обычно хроническое, это расстройство может тж быть острым и доступным лечению.

З. Фрейд довольно часто использовал предложенную Крепелином классиф. П. в своей собственной диагностике, квалифицируя П. как психоз защиты от неприемлемых и вытесненных мыслей и чувств, гомосексуальных по своей природе и проецируемых на др. людей. Наиболее знаменитым анализом П., проведенным Фрейдом, был случай Йозефа Шребера, бывшего судьи и президента сената города Дрезденд в Германии.

Др. ранними исследователями П. и соотносящихся с ней расстройств были А. Мейер, к-рый видел в развитии П. постепенную трансформацию личности; Э. Блейлер, классифицировавший П. как один из типов шизофрении, и И. П. Павлов, к-рый утверждал, что П. представляет собой передачу анормального сигнала, улучшающего выработку и повышающего прочность условного рефлекса. К более поздним исследователям можно отнести Н. Камерона, разделявшего II и параноидные состояния; Т. Миллона, давшего детальное описание параноидной личности; Свэнсона, Бонерта и Смита, авторов труда о параноидных расстройствах с психодинамической т. зр.; О. Льюиса, автора краткой истории использования слов "П." и "параноид", доказавшего, что их употребляли только по отношению к симптоматическому, токсическому или шизофреническому состоянию; К. Колби, разработавшего компьютерную модель параноидных процессов, основанную на восприятии суждений как злонамеренных, а не доброжелательных или нейтральных, и Дж. Винокура, к-рый в своем президентском обращении к Американской психопатологической ассоц. в 1977 г. заменил термин "параноидные расстройства" (paranoid disorders) термином "бредовое расстройство" (delusional disorder), заявив о бесполезности продолжения исслед. тонких аспектов бредовых расстройств и о том, что больные, классифицируемые как параноидные, страдают ничем иным, как бредом.

Исслед. параноидных и бредовых расстройств знач. усилилось в 80-е гг. Выпуск "Бюллетеня шизофрении" (Schizophrenia bulletin) за 1981 г. содержал статьи о различиях в когнитивном стиле, генетических и биохимических параметрах и структуре личности пациентов, страдающих П. и шизофренией, подрывая, т. о., старую позицию в споре о том, должна ли П. считаться подтипом шизофрении.

Между тем, последовательные редакции DSM отражали и закрепляли прогресс в этой области, начиная от включения относительно простых рубрик в первых двух редакциях до сложной категоризации в DSM-III, где диагностические критерии включают бред преследования, ревности и величия, гнев, идеи отношения, изоляцию и подозрительность. Типы заболевания включали собственно П., совместное параноидное расстройство (shared paranoid disorder, или folie a deux) и острое параноидное расстройство (acute paranoid disorder).

В DSM-III-R была официально принята позиция Винокура, вследствие чего параноидные расстройства были сведены к бредовому расстройству с устойчивым, лишенным причудливости бредом в качестве единственного критерия. Типы этого расстройства маркировались традиционными видами бреда: эротическим, величия, ревности и преследования; были добавлены соматический и, разумеется, резидуальный типы. Соматический тип отличает от дисморфофобического и ипохондрического расстройства лишь степень убежденности больного в том, что что-то происходит с его организмом.

Тип совместного параноидного расстройства был переименован и классифицирован заново как индуцированное психотическое расстройство, а острый тип был определен как "психотическое расстройство без дальнейших уточнений (атипичный психоз)". Парафрения - легкое расстройство позднего возраста, длительно описываемое как комбинация признаков и П., и шизофрении, продолжает оставаться исключенной из официальной системы диагностики.

В русле этих изменений развертывались новые исслед. бредовых состояний, обычно показывавшие, что такие состояния трудно определить, измерить или отделить от др. психол. явлений, в особенности от сильных эмоций. Их содержание представляется зависимым от ситуации, хотя характерный для них стиль атрибуции остается относительно стабильным.

Несмотря на расхождения в истории изучения параноидных и бредовых расстройств, все же возможно обнаружить ядерную концепцию, сквозную для официальных дефиниций и описаний, теорет. литературы и данных эмпирических исслед. П. (бредовое расстройство) - психич. расстройство, характеризующееся наличием стойкого, лишенного причудливости бреда преследования, величия или др. относимого к себе содержания, не обусловленного к.-л. др. психич. или органическими расстройствами. Соц. и супружеское функционирование может нарушаться, хотя интеллектуальное функционирование и профессиональная деятельность в не затронутых бредом областях могут оставаться удовлетворительными.

Может наблюдаться чрезмерно выраженное самозащитное или агрессивное (и насильственное) поведение, обусловленное бредовыми переживаниями.

См. также Бредовые расстройства, Галлюцинации, Параноидная личность, Надежность диагнозов

Э. Д. Шейер

Парапсихология (parapsychology)

П. представляет собой научное изучение "пси" (родовой термин для различных типов "психич" феноменов, доступных эмпирическому изучению). Различают в основном 2 формы пси-феноменов: а) экстрасенсорное восприятие (ЭСВ) и б) психокинез (ПК). ЭСВ - способность получать информ., недоступную органам чувств. Оно может быть по-разному локализовано во времени, относиться к прошлым (ретрокогниция) или к будущим (прекогниция) событиям. Традиционно ЭСВ далее подразделяют на телепатию и ясновидение. При телепатии информацией или мишенью является чья-то мысль, при ясновидении это - внешнее событие или объект. Психокинез представляет собой способность мысленно воздействовать на внешние системы за пределами сферы двигательной активности индивидуума.

Исторический фон

Вера в психич. феномены так же стара, как и известная нам история человечества. Даже в соврем. промышленно развитых странах публикуется много сообщений о наблюдениях пси-феноменов.

Таким же устойчивым, как вера, является и скептицизм, для к-рого есть 2 основания. Во-первых, феномены проявляются спорадически и подтвердить их обнаружение трудно. Во-вторых, феномены не имеют естественного объяснения, к-рое не противоречило бы нашим здравым представлениям о том, как мы взаимодействуем с нашей средой.

Подтверждения пси-процесса носят двоякий характер - количественный и качественный. К качественным пси-феноменам относятся события, имеющие естественную основу и представляющие собой спонтанные проявления пси-феноменов в повседневной жизни (напр., предчувствие надвигающейся катастрофы) и действие поля или феномен полтергейста (технически - рекуррентный спонтанный психокинез (РСПК)). Количественным подтверждением пси-феноменов, разумеется, являются лабораторные данные, полученные с использованием контроля и подвергнутые статистической обработке.

Наиболее обширной коллекцией спонтанных эпизодов пси-феноменов в США является собрание Л. Раина, включающее описание около 15 тыс. случаев. Автор не ставил перед собой целью подтвердить достоверность описанных событий, а лишь посмотреть, могут ли эти случаи пролить какой-то свет на пси-процесс и т. о. помочь сформулировать какие-то плодотворные гипотезы, к-рые затем можно было бы проверить в лабораторных условиях.

Парапсихологи обычно признают слабость описания случаев как свидетельства существования пси-феноменов.

Ранняя эксперим. работа была сосредоточена гл. обр. на передаче мыслей, или телепатии.

Первая серьезная попытка эксперим. изучения пси-феноменов в США была предпринята Дж. Э. Кувером. Кувер сделал вывод о том, что его результаты не позволяют подтвердить гипотезу о существовании телепатии. Среди др. ранних экспериментаторов в американских ун-тах были Троланд и Эстабрукс из Гарварда. Эксперименты Эстабрукса представляют особый интерес, поскольку в последней серии, когда индуктор и реципиент находились в разных помещениях, частота совпадений оказалась достоверно ниже той, к-рую можно было бы ожидать на уровне случайности.

Эксперименты в университете Дьюка: систематические исследования

Примерно в то время, когда Эстабрукс опубликовал результаты эксперим. исследования телепатии, в Ун-т Дьюка для совместной работы с Уильямом Мак-Дугаллом, давно интересовавшимся исследованиями пси-феноменов, прибыл Райн.

Райн поставил целью с помощью математически неоспоримых доказательств ответить на вопрос о существовании и распространенности ЭСВ.

Среди его экспериментов по ЭСВ наиболее известна серия Пирса - Пратта. В этом эксперименте X. Пирс был реципиентом, а Дж. Пратт индуктором. Работая в двух разных зданиях, индуктор и реципиент синхронизировали свои часы и установили точное время начала эксперимента. Индуктор выбирал наугад колоду карточек для ЭСВ из неск. имевшихся в его распоряжении, тщательно перетасовывал и один раз снимал. Затем он снимал верхнюю карту, клал ее вверх рубашкой на книгу и держал так в течение одной минуты. По истечении минуты он брал следующую карту и т. д., пока не были перемещены все остальные. Реципиент, находясь в одном из помещений библиотеки, пытался идентифицировать карты, минута за минутой, фиксируя свои данные. Уровень совпадений оказался выше случайного. Вероятность случайного получения такого результата ниже 1022.

Райн и его сотрудники провели также крупномасштабные эксперименты с целью установить возможность психокинеза, в к-рых задачей испытуемых было мысленно заставить подброшенную монету упасть определенной стороной вверх. После девяти лет исследований Райн заявил, что имеет достаточно доказательств существования ПК. Значимыми оказались неожиданные данные о снижении числа попаданий с течением времени. Данные 18 независимо проведенных экспериментов показали с высокой степенью достоверности, что в левой верхней четверти листа для регистрации результатов зафиксирован наивысший процент попаданий, тогда как в правой нижней - самый низкий. Такое распределение попаданий с течением времени обозначается как "квартальное распределение" ("quarter distribution" (QD)).

Убедившись в реальности существования пси-феноменов, Райн и его сотрудники задались целью определить, влияют ли на них такие физ. переменные, как размер и форма мишеней, а тж пространство и время. Не обнаружив здесь никаких ограничений, они предприняли поиск связи пси-феноменов с психол. переменными. Стюарт и Хамфри в лаборатории ун-та Дьюка и Гертруда Шмайдлер в Городском колледже Нью-Йорка были первыми в изучении корреляции ЭСВ с личностными переменными.

Некоторые подтверждения. Райн и его сотрудники сделали обзор всех эксперим. работ по пси-феноменам, опубликованных с 1882 по 1939 гг. и проанализировали сделанные в их адрес критические замечания. Из 145 работ в 82 были приведены результаты, к-рые можно считать достоверными на основе статистических критериев, обычно принимаемых в психол. литературе. Начиная с 1949 г., опубликовано неск. сот работ, в к-рых сообщается об успешных экспериментах с пси-феноменами.

Исследования процесса

Исследователи, убежденные в реальности существования пси-феноменов, обратили свое внимание на работы, к-рые могут пролить свет на природу этого процесса. Эти работы важны по неск. причинам: а) любое подтверждение каких-то закономерностей в пси-феноменах будет тж подтверждением их существования; б) поскольку скептическое отношение во многом вызвано внешней причудливостью пси-феноменов, понимание их взаимосвязи с др., более хорошо изученными феноменами будет способствовать снижению их отвержения челов. интеллектом, и в) существенное понимание процесса обеспечит основу для получения меры контроля или, по меньшей мере, степени предсказуемости и воспроизводимости.

Г. Ю. Айзенк высказал гипотезу, согласно к-рой, если ЭСВ является древней и примитивной формой восприятия, то экстраверты, имеющие более низкий фон активации коры, должны показывать лучшие результаты по тестам ЭСВ, чем интроверты, высокий фон корковой активности к-рых неблагоприятен для ЭСВ. Обзор обширной литературы по П. убедил Айзенка, что экстраверты более успешно справляются с тестами на ЭСВ, чем интроверты. Позднее Кантамани и Рао опубликовали результаты четырех серий экспериментов, подтверждающих наличие связи экстраверсии с ЭСВ.

Др. личностной характеристикой, связь к-рой с ЭСВ подверглась основательному исследованию, является нейротизм. Нейротизм, понимаемый как "дезадаптивное поведение, вызванное тревогой или психол. защитой от тревоги", имеет тенденцию отрицательно коррелировать с успешностью выполнения тестов ЭСВ.

Вера в возможность существования ЭСВ предопределяет результаты тестов на ЭСВ. Одна из первых исследователей, Шмайдлер, разделила своих испытуемых на "овец", к-рые верили в возможность существования ЭСВ и "козлов", отвергавших такую возможность. Она обнаружила, что "овцы" добивались более высокого уровня совпадений, чем "козлы".

Палмер опубликовал обзор работ, посвященных сравнению "овец" и "козлов", и нашел, что в 13 из 17 экспериментов с использованием стандартных методов и анализа, "овцы" добились лучших результатов по сравнению с "козлами".

Пси-феномены и снижение сенсорного шума

Большинство традиционных методов, создающих условия для появления пси-феноменов, подчеркивают важность суженного внимания и осознавания сенсорного входа. Парапсихологи экспериментировали с рядом процедур, направленных на повышение внутреннего сознавания и снижение внешнего внимания. К ним относятся "ганцфельд" стимуляция (стимуляция целостного поля), гипноз, релаксация и медитация.

Если принять во внимание ставшую легендарной неуловимость и досадную непредсказуемость пси-феноменов, то число успешных экспериментов с использованием процедуры снижения сенсорного шума обнадеживает. В этом контексте следует отметить, что стимуляция целостного фона вызывает повышение активности альфа-волн на ЭЭГ. Медитация и мышечная релаксация сопровождаются сходными ЭЭГ-эффектами.

В неск. опубликованных работах по парапсихологии предпринимались попытки установления связей между данными ЭЭГ-активности и уровнем выполнения тестов ЭСВ. Результаты свидетельствуют, что пси-феномены коррелируют с уровнем альфа-активности, а тж со сдвигом частоты альфа-волн до и после эксперимента, указывая на то, что в основе пси-процесса может быть своего рода непроизвольное или расслабленное внимание.

Отсутствие пси-феноменов и дифференциальный эффект

Отсутствие пси-феномена - это его неверное направление, приводящее к существенному отклонению от мишени, в к-рую испытуемый сознательно стремится попасть. Райн считает, что возможным объяснением отсутствия пси-феномена является "неосознаваемая отрицательная мотивация и, тж неосознаваемые, систематические когнитивные ошибки". Наблюдения показывают, что испытуемые с негативной установкой по отношению к пси-феноменам достоверно чаще "промахиваются" мимо мишени. С отсутствием пси-феноменов положительно коррелируют тж ситуации, вызывающие фрустрацию, скуку и активирующие интрапсихические конфликты у испытуемых. Эти данные подтверждают гипотезу о негативной мотивации. Однако, ситуации, когда испытуемый постоянно попадает мимо мишени или путает один стимульный символ с другим, лучше объясняются гипотезой о систематической когнитивной ошибке.

Одним из часто встречаемых пси-эффектов является тенденция к дифференцированному результату при проведении теста в двух контрастирующих ситуациях, напр., с двумя разными типами стимульного материала или модусами ожидаемой реакции. Рао назвал это "дифференциальным эффектом".

Отсутствие пси-феномена вообще и дифференциальный эффект в частности указывают на двунаправленную природу пси-феноменов. Именно эта двунаправленность делает их неуловимыми и невоспроизводимыми.

По той же самой причине любая надежда на достижение предсказуемости должна неразрывно связываться с пониманием механизмом, участвующих в самозашумлении пси-процесса.

Теории пси-феноменов

Часто приходится слышать, что П. не имеет своей собственной парадигмы и что ее данные конфликтуют прежде всего с тем, что Кун называет "нормальной наукой". Это, однако, не означает, что в этой области отсутствуют теории.

До настоящего времени парапсихологические теории в основном пытались объяснить, как пси-процесс может функционировать относительно независимо от ограничений, накладываемых пространством и временем. Эти теории представляют собой виталистическую модель. Нек-рые теоретики выражали надежду на то, что использование принципов естественных наук окажется достаточным для объяснения природы пси-процесса. Третья, акаузальная модель, принципиально отказывается от понятия взаимодействия испытуемого и мишени. Наиболее известной теорией из этой группы является концепция Юнга о синхронистичности, постулирующая некаузальное связывание двух событий значащим (можно даже сказать - многозначительным) образом.

В последние годы две теорет. концепции, получившие известность, привели к весьма важным эмпирическим исслед. Стэнфорд предложил "модель соответствия поведения" ("conformance behavior model"). Согласно этой модели, НС или мозг является сложным генератором случайных событий (ГСС). Участник эксперимента на ЭСВ (или экспериментатор), в силу наличия желания или необходимости добиться успешного результата, является "предрасполагающей системой". Предрасполагающая система при благоприятных обстоятельствах оказывается условно связанной с ЭСВ таким образом, что выход информации одного участника начинает соответствовать предрасположенности другого. Когда проявляется такое соответствие поведения, ЭСВ начинает существовать. Стэнфорд считает, что его теория превосходит уровень простого описания и имеет предпосылки для экспериментальной верификации.

Обсервационные теории пси-процессов используют в качестве аппарата квантовую физику; наиболее известна здесь модель Уолкера. Теория Уолкера, являющаяся расширением его теории сознания, осн. на понятии скрытых переменных в квантовой механике. Постулируется, что скрытые переменные примиряют требования детерминистических и стохастических концепций разложения вектора состояния. Предполагается, что эти скрытые переменные в принципе недоступны измерению физ. методами и функционируют независимо от ограничений пространства и времени.

Критика

Хотя главной проблемой парапсихологов является трудность нахождения своей теорет. парадигмы, их критики таких затруднений не испытывают и с легкостью находят для каждого случая свои гипотезы для объяснения эфемерности существования "мнимых" пси-феноменов. Если мир есть то, что мы о нем думаем, то парапсихологические события не должны происходить. Поэтому в основе любого заявления о существовании пси-феномена при тщательном изучении должны обнаружиться ошибка или обман.

Одним из наиболее острых критиков пси-феноменов был Прайс. Прайс соглашается с тем, что результаты нек-рых экспериментов с ЭСВ не могут быть опровергнуты ссылкой на "технические, статистические ошибки и непреднамеренное использование сенсорных стимулов", но поскольку ЭСВ несовместимо с научной теорией, эти результаты следует приписать "преднамеренному обману или наличию неглубоких патологических состояний" у этих исследователей.

Несмотря на тот факт, что Прайс позднее отказался от своих обвинений и принес свои извинения Райну, критика исслед. пси-феноменов во многом продолжает исходить из возможности обмана со стороны испытуемого или экспериментатора.

Утверждения о наличии пси-феноменов, как и их критика, поднимают интересные для социол. и философии науки вопросы - как мы делаем науку и что в ней является доказательством. Критика в адрес П. совершенно необычна для др. наук. Аргументы критиков гласят, что поскольку П. провозглашает действительными необычные факты, это дает им право требовать необычных доказательств. Поскольку пси-феномены трудно воспроизвести и привести в соответствие со всеми остальными нашими познаниями об окружающем мире, похоже, что требования больших и лучших доказательств будут сохраняться.

См. также Экстрасенсорное восприятие, Псевдопсихология

К. Р. Рао

Парасимпатическая нервная система (parasympathetic nervous system)

П. н. с. - один из отделов автономной НС; др. ее отдел - симпатическая НС. П. н. с. состоит из нейронов, клеточные тела к-рых расположены в стволе мозга и в крестцовых сегментах спинного мозга. Эти нейроны относятся к типу преганглионарных нейронов, т. к. все имеют синапсы в ганглиях, находящихся или внутри, или около иннервируемого органа. Аксоны преганглионарных нейронов черепного отдела нисходят к локальным ганглиям, постганглионарные волокна к-рых иннервируют сердце и внутренние органы грудной и брюшной полостей, тогда как нейроны крестцового отдела иннервируют гениталии и органы полости таза. Роль постганглионарного синаптического медиатора в П. н. с. выполняет ацетилхолин.

В функционировании автономной НС П. н. с. доминирует в периоды отдыха или релаксации. Восстановление запасов энергии и замедление метаболизма, к-рые имеют место во время доминирующей активности П. н. с., наз. анаболизмом. В течение такого периода понижаются функции сердечно-сосудистой системы: снижается частота сердечных сокращений и уменьшается ударный объем (количество крови, выталкиваемое сердцем за одно сокращение). Кровоток по периферии в это время минимален, но кровоток в желудочно-кишечном тракте и др. органах брюшной полости усилен. Эти реакции во многом противоположны тем, к-рые наблюдаются во время преобладания активности симпатической НС.

См. также Центральная нервная система, Симпатическая нервная система

Р. М. Стерн

Пассивно-агрессивная личность (passive-aggressive personality)

DSM-IV подчеркивает в качестве главной характеристики П.-а. л. сопротивление требованиям других к надлежащему поведению. Лица с этим расстройством своим поведением выражают форму скрытой агрессии, проявляющейся в промедлении, упрямстве, забывчивости и неэффективности. Их тж отличает импульсивная капризность, раздражительная мрачность и ворчливый, недовольный, угрюмый, несговорчивый и критиканствующий пессимизм. Часто страдающие и недовольные, эти люди постоянно предъявляют неконкретные жалобы и всегда не удовлетворены ни своими действиями, ни поведением окружающих. У них налицо постоянный конфликт между зависимостью и отстаиванием своих прав, к-рый выливается в проявляющуюся во всем амбивалентность и частые, внезапные смены настроения. Межличностные отношения отягощены ссорами и разочарованиями, постоянно провоцируемыми их характерными жалобами и капризным, раздражительным поведением.

Т. Миллон предложил систему операционализации этого расстройства в рамках теории биосоциального научения. Для идентификации данного синдрома сформулированы следующие диагностические критерии.

1. Лабильная аффективность (напр. часто раздражителен, демонстрирует переменчивую подавленность, легко фрустрируется и дает эмоциональные вспышки).

2. Поведенческое упрямство (напр. часто демонстрирует пассивную агрессивность, всем недоволен, все критикует; находит удовлетворение в том, чтобы обескураживать других и портить им удовольствие).

3. Неудовлетворительный Я-образ (напр. говорит о том, что его не понимают, недооценивают и унижают другие; обычно пессимистичен, рассержен и разочарован жизнью).

4. Недостаточные регуляторные механизмы (напр. выражает скоротечные мысли и импульсивные эмоции в некорректированной форме; внешние раздражители вызывают капризные и нерешительные реакции).

5. Межличностная амбивалентность (напр. конфликтный и нестабильный рисунок соц. ролевого поведения, в особенности зависимой подчиненности и напористой независимости; совершает непредсказуемые поступки и надувается без к.-л. причин, вызывая эмоциональный дискомфорт у окружающих).

См. также Руководство по диагностике и статистической классификации психических расстройств, Расстройства личности

Т. Миллон

Пасторское консультирование (pastoral counseling)

П. к. яв-ся совр. и психологически утонченной формой религиозного попечительства. Обычно предлагаемое священниками, раввинами, капелланами либо др. церковнослужителями, П. к. пытается соединить методы квалифицированного консультирования с пониманием и применением моральных норм и духовных ценностей религии.

В противоположность термину религиозное консультирование, к-рое не ограничено деятельностью христианских пасторов или системами верования Запада, термин П. к. обычно ограничивают пределами помощи, предоставляемой теми церковнослужителями, чья вера основана на иудейско-христианских традициях.

Библия полна примерами мужчин и женщин, посвятивших себя служению Богу, к-рые вдохновляли, руководили, поддерживали, ставили перед лицом происходящего, утешали, советовали и др. способами помогали людям, испытывавшим нужду. На всем протяжении христианской эры пасторы и др. религиозные деятели были заняты тем, что получило известность как четыре пасторские функции: а) исцеление (возвращение отдельных людей к цельности и руководство ими для того, чтобы они вышли за пределы их прежнего состояния; б) поддержка (помощь страдающим людям переносить боль и быть выше обстоятельств): в) руководство (содействие зашедшим в тупик людям в те моменты, когда они стоят перед трудными решениями); г) примирение (восстановление отношений между людьми и между человеком и Богом).

Совр. пасторское консультационное движение началось в 1920 гг. как реакция, с одной стороны, на традиционное теологическое образование, к-рое уделяло мало внимания практ. и пасторальным моментам, а с др. стороны, на методы психиатрического лечения, в к-ром религиозные перспективы исцеления занимали очень небольшое место.

Клиническое пасторское образование (Clinical Pastoral Education, СРЕ) развилось в высокоорганизованное движение. Большая часть его работы состоит в обеспечении норм и директив для подготовки пасторских консультантов; в демонстрации как персоналу больниц, так и теологическим педагогам того, что вовлеченность пасторов в лечение психол. и физ. болезней вполне уместна; в исслед. способов, к-рыми могут быть связаны теология и психол. науки; и в демонстрации того, что личностное и духовное развитие семинаристов, по крайней мере, столь же важно, как и интеллектуальный тренинг для священника.

Пасторские консультанты всех теологических убеждений имеют дело с личностными, соц., брачными, семейными и религиозными проблемами. Особое внимание в П. к. уделяется совладанию с имеющимися проблемами, помощи страдающим людям и предоставлению духовного руководства.

П. к. происходит не только в церковной обстановке, но тж в больничных палатах, тюремных камерах, домах прихожан, пунктах питания для бездомных, военных казармах и в помещениях, снимаемых для гражд. панихиды. Капелланы в больницах и в армии обычно идентифицируют себя как пасторских консультантов, так же поступают капелланы в колледжах и в спортивных командах высшей лиги.

Когда П. к. стало более популярным, а его эффективность получила большее признание, все больше пасторов стало замечать, что они просто завалены просьбами о консультировании. Для удовлетворения этих потребностей возникло неск. очевидных тенденций внутри пасторского консультационного движения. Они включали растущее общение и взаимодействие между пасторами и специалистами в сфере помогающих профессий; разраб. улучшенных программ подготовки в семинариях; стимулирование мирского консультирования в рамках и средствами местного прихода; создание пасторских консультационных центров; рассмотрение способов, к-рые могли бы содействовать предупреждению проблемы силами церкви или синагоги; возрастающее использование проповедей и небольших учеб. групп как способов поддержки психич. и духовного здоровья, и разраб. фильмов, семинаров и учеб. программ, к-рые могли бы дополнить, заменить или предотвратить необходимость в консультировании.

См. также Консультирование, Религия и психология

Г. Р. Коллинз

Пасынки и падчерицы (stepchildren)

Исслед. показывают, что вхождение отчима в не имевшую прежде отца семью оказывает положительное влияние на когнитивное и личностное развитие мальчиков; влияние же на когнитивное и личностное развитие девочек остаются практически неизученными. В одном обсервационном исслед., посвященном анализу взаимоотношений в семьях с отчимами, неполных семьях с разведенными матерями и полных семьях, мальчики в семьях с отчимами демонстрировали более компетентное соц. поведение в сравнении с мальчиками из полных семей. В отличие от этого, у девочек в семьях с отчимами наблюдался более высокий уровень тревожности в сравнении с девочками из полных семей. Мальчики выражали более теплое отношение к своим отчимам в сравнении с девочками. Мальчики в семьях с отчимами тж имели тенденцию демонстрировать более зрелое поведение в отличие от мальчиков из неполных семей с разведенными матерями.

В одном из недавних исслед., посвященных сравнению детей, находящихся под опекой разведенных отцов, детей из семей с мачехами и полных семей, были обнаружены определенные устойчивые половые различия - наблюдавшиеся мальчики оказались менее компетентными в соц. взаимодействии как со своими мачехами, так и с биолог. отцами, в сравнении с девочками. В сочетании с данными, собранными Сэнтроком и его коллегами по семьям с отчимами, возникает интригующий сценарий, в к-ром играет роль пол ребенка, пол родителей-опекунов и тип семьи с неродным родителем. В первые годы образования смешанной семьи дети сталкиваются со множеством изменений, переустройств и возможностью формирования новых привязанностей. Подобное нарушение равновесия, создаваемое повторной женитьбой отца, по-видимому, оказывает положительное влияние на их дочерей, но отрицательное влияние на их сыновей. Его дети уже пережили по меньшей мере одно травмирующее изменение в своей жизни, то есть, разрушение брака своих прежних родителей. Спустя несколько лет после развода мальчики, оказавшиеся под опекой своих отцов, оказываются лучше адаптированными, и то же самое можно сказать о девочках, оказавшихся под опекой своих матерей. Приход в семью мачехи может вызывать конфликт у мальчика, а приход в семью отчима может приводить к аналогичным последствиям у девочек.

См. также Развод, Отношения "родитель-ребенок"

Дж. Сэнтрок

Педагогическая оценка (educational assessment)

Под П. о. понимается психол. (или психопедагогическая) оценка, проводимая в связи с принимаемыми в школе решениями. Ее объект может варьировать от ребенка в школе до ситуативных аспектов образовательной среды или планирования и пересмотра программ. Чаще всего объектом П. о. становится отдельный ученик, и оцениванию может подвергаться либо его учеба, либо его поведение в классе. Оценка ученика проводится с учетом истории жизни и особенностей ребенка, характера заданий, с к-рыми он должен справиться, и всех релевантных аспектов домашней и школьной обстановки.

П. о. отличается от др. видов оценки не только ориентацией на школьную среду, но и своей методологией. Эти методологические различия могут выражаться в более широком использовании оценочных (рейтинговых) шкал, обсервационных методов, критериально-ориентированных мер и "динамических" (тест - обучение - тест) подходов, чем в случае традиционной психол. оценки, ориентированной на черты личности и ее динамику.

П. о., возможно, более, чем любая др. область оценки, оказалась подверженной влиянию правовых действий и судебных решений, отражающих текущие настроения об-ва и культурные традиции. Сегодняшнее законодательство требует, чтобы оценивание проводилось на родном языке ребенка с помощью отвечающих конкретным целям средств измерения, применяемых специально обученными профессионалами, к-рые должны ориентироваться на измерение предполагаемых способностей, а не мешающих обучению недостатков. Закон тж открыл для потребителя доступ к протоколам проводивших оценку специалистов, так что теперь любые зафиксированные на бумаге сведения м. б. затребованы родителями, старшими детьми или их адвокатом для ознакомления.

Возникли споры, во-первых, по поводу того, что принимать за интеллект и можно ли его оценить используемыми в настоящее время тестами; во-вторых, насколько вообще оправдано измерение интеллекта (или, говоря иначе, яв-ся ли интеллект релевантной переменной по отношению к обучению) по сравнению с альтернативами, предлагающими оценивать способность к научению как динамический процесс. Еще одно альтернативное предложение состоит в том, чтобы оценивать различные виды компетентности, связанные с конкретными прогнозирующими критериями, такими как профессиональная успешность.

Мак-Клелланд описал избыточность оценки способности к научению через использование мер, требующих совершенного владения оцениваемыми умениями. Это составляет дилемму пед. измерения в отношении популяций, чей опыт и возможности либо ограничены, либо отличаются по сравнению с культурным большинством, представленным в школьной системе. Ньюленд представил данные, позволяющие утверждать, что столь часто цитируемые различия в IQ между группами учеников с благополучной и неблагополучной ситуациями развития отражают уровень выполнения тестов, ориентированных на оценку достижений, хотя такие различия существенно сокращаются при использовании тестов для получения информ. о когнитивных процессах. Такие данные находят свое выражение в растущем интересе к недискриминационному оцениванию, т. е. в попытках разраб. и обосновать методы, к-рые, с одной стороны, не лишали бы отдельных учеников из групп меньшинств возможности продемонстрировать присущие им способности, а с др. - давали бы значимую для образовательного планирования информ.

Планирование и оценка образовательных программ - это относительно новая и быстро развивающаяся сфера деятельности для специалистов в области П. о. Так как сейчас в школьную систему привлекается все большее число психологов и одновременно расширяется круг их супервизорских обязанностей, соответственно растет потребность в ознакомлении их с системными подходами и методами принятия крупномасштабных решений.

Наконец, еще одной областью исслед., к-рая в перспективе может оказать положительное воздействие на развитие П. о., яв-ся экологическая психология К измерительным инструментам, сконструированным с экологической т. зр., относятся методика психоситуативной оценки и Методика оценки для прямого применения с Картой стратегий обучения в классе (Assessment Procedure for Direct Application to the Classroom Instructional Strategy Sheet) - обе неформальные, а тж стандартизированный (требующий кодировки данных) подход Уэйлера, Хауза и Стэмбоу, представленный в "Экологической оценке проблемного поведения ребенка" (Ecological assessment of child problem behavior). Отличительный признак экологического подхода к оценке - акцент на естественнонаучном ("натуралистическом") наблюдении, при к-ром оценщик минимизирует вмешательство в происходящее и фиксирует в протоколе естественный ход событий.

См. также Прогноз академической успеваемости студентов, Результаты обучения (I, II), Тесты для отбора кандидатов, Тестирование и законодательство

К. Ш. Лидц

Педагогическая психология (educational psychology)

Для того чтобы понять сущность П. п., нужно познакомиться с ее истоками. Основание П. п. составляет философия и практика образования. В первой половине XIX в. теоретики образования проявили повышенный интерес к качеству обучения и к программам подготовки учителей. Со временем эти вопросы стали средоточием усилий многих пед. психологов. Швейцарский педагог И. Песталоцци, к-рого называют отцом современной педагогики, одним из первых указал на необходимость специальной подготовки учителей. Его теорет. разработки, включ. положение о важности гуманных чувств и доброжелательной атмосферы при обучении детей, привели к созданию пед. училищ для подготовки учителей. И. Гербарт сформулировал учение об апперцепции и указал на то, что необходимо соотносить старый опыт с новым и уделять внимание последовательности в изложении учебного материала. Третьим теоретиком в области образования был Ф. Фребель, имя которого связывают с организацией в 1837 г. движения по созданию в Германии детских садов и с популяризацией таких понятий, как внутренняя активность, преемственность, самовыражение, креативность, физ. и умственное развитие. Хотя эти трое первопроходцев иногда подвергались критике за использовавшиеся ими методы, им отдают должное за выделение развития в качестве существенной части психологии обучения и воспитания.

Качество и теорет. основы обучения продолжали привлекать внимание лидеров пед. мысли на протяжении оставшейся части XIX в. В 1899 г. У. Джеймс акцентировал внимание на прагматических аспектах психологии, одновременно предостерегая учителей против ожидания слишком многого от этой научной дисциплины. Джеймс посвятил значительную часть своей карьеры посредничеству между психологией и педагогикой.

В начале XX в. М. Монтессори реализовала свою программу образования, к-рая сочетала труд и игру для маленьких детей. Приблизительно в то же время Дж. Дьюи, работавший в Чикагском университете, основал свою экспериментальную школу с разработанной им программой обучения, центрированной на ученике.

Внимание к научным и прикладным вопросам. Научный, эксперим. аспект, характерный для пед., психологии, хотя и прослеживается до Вильгельма Вундта, все же традиционно связывается с работами Э. Л. Торндайка, к-рый заслужил титул "отца педагогической психологии". Торндайк в большей степени, нежели любой другой ее представитель, определил развитие пед. психологии на начальном этапе ее становления. Он заявлял, что его цель - применить "методы точных наук" к проблемам обучения.

Ч. X. Джадд (1873-1946), современник Торндайка, также признается как ученый, внесший не менее весомый вклад в начальное развитие П. п. Ван Флит (1976) отмечает, что Джадд, ученик Вундта, составлял яркую противоположность Торндайку. В то время как Торндайк и его ученики были поглощены теориями научения, экспериментами с животными и количественным представлением данных, Джадд со своими учениками сосредоточился на преобразовании самой сферы образования: его содержания, организации, политики и практики. Этот интерес к организации школ привел Джадда к разработке рекомендаций по созданию младших средних школ (junior high school), а также неполных колледжей (junior colleges), и к сосредоточению на создании условий плавного перехода детей из начальной школы в среднюю и из средней школы в колледж. Джадд также подчеркивал необходимость демократизации образования: за время его профессиональной деятельности доля детей, посещавших среднюю школу, выросла с 7 до 75%. Джадд сфокусировал свою эксперим. и теорет. работу на содержании школьных предметов и наиболее эффективной методике их преподавания. Он очень критически относился к всяким исслед., не переносимым напрямую на обучение в том виде, в каком оно происходило в школе.

Торндайк и Джадд создавали полюсность, к-рой суждено было стать осн. характеристикой последующих направлений и лидеров пед. психологии. Так, направление, ориентированное на теорию научения и измерения в лабораторных условиях, с одной стороны, и направление, ориентированное на реформирование школы и учебных программ, с др. стороны, развивались все более независимо друг от друга, без сколько-нибудь заметных тенденций к интеграции. Такое явное разобщение прослеживалось не только в публикациях и официальных мероприятиях, но и в отношениях между разными пед. институтами, факультетами психологии и кафедрами П. п. Ирония в том, что дисциплина, открыто заявившая о своем предназначении интегрировать психологию с педагогикой, часто была пространственно отдалена от места работы профессиональных психологов и отвергалась на теорет. уровне профессорско-преподавательским составом пед. институтов. Над П. п. нависла угроза превращения в узкую концепцию научения, к-рую критиковали, а то и полностью отвергали как педагоги, так и психологи. Последствия для пед. практики свелись к преимущественному занятию аттестацией, повышением профессионального уровня учителей и разработкой учебных программ и планов, причем без проявления сколько-нибудь серьезного интереса к теорет. или психол. основам.

Изучение развития чел. - широко признаваемое сегодня в качестве важной составляющей П. п. - напрямую прослеживается до работ Г. С. Холла, занимавшегося в основном изучением отрочества и юношества, и А. Гезелла, изучавшего и объяснявшего развитие в первые годы детства. Их работы отражают опору на полевые наблюдения, результаты опросов и интерпретации неэкспериментальных данных. Холл и Гезелл были больше ориентированы на приобретение практ. знаний, чем на создание научных теорий. В силу ненаучного характера их собственных работ и работ большинства их коллег, область изучения детей оказалась подверженной мощной критике.

Дискуссионные вопросы: содержание и статус. Полемика по поводу должного содержания курсов и учебников в области П. п., начавшаяся перед выходом в свет книги Торндайка, стала излюбленным занятием психологов и педагогов. В попытках определить границы этой дисциплины, за прошедшие годы было проведено огромное количество аналитических обзоров и опросов.

Многочисленные исслед., предназначенные оценить содержание курсов и учебников по П. п. на протяжении последних 70 лет, обнаружили поразительную разнородность этой дисциплины.

Вопрос, связанный с разнородностью содержания, - и столь же старый (но сохраняющий остроту до сих пор), как и вопрос о границах, - заключается в том, можно ли считать П. п. полноправной дисциплиной? По утверждению Осубеля, хотя и приходится, к сожалению, констатировать, что многие учебники по П. п. содержат лишь чуть больше "разбавленного водой содержания общей психологии", все же П. п. является полноправной дисциплиной. Он смотрел на эту науку как "на особую ветвь психологии, занимающуюся изучением характера, условий, результатов и оценок школьного обучения", а также включающую наряду с этим анализ специальных вопросов, касающихся всех когнитивных, аффективных, мотивационных, личностных, соц. и связанных с возрастным развитием переменных, к-рыми могут управлять педагоги и разработчики учебных программ. Он рассматривал П. п. как прикладную дисциплину и заявлял, что она выделяется из психологии своим специфическим фокусом на проблемах школы и класса. Осубель также утверждал, что проблемы обучения в классе не могут быть разрешены простой экстраполяцией "законов базисной науки [психологии], которые были выведены на основе лабораторных исследований... научения".

Другие отстаивали мнение, что П. п. представляет собой всего лишь собрание психол. теорий, помещенных в пед. контекст. Свежесть подобных критических высказываний, в сочетании с быстротой и пылкостью их опровержений с др. стороны, служит доказательством тому, что обоснованность этой дисциплины нельзя считать решенным вопросом. Дискуссии, связанные с измерением научения, бесспорно поддерживают активную жизнь в области П. п.

В 1982 г. почти 14% членов Американской психологической ассоциации зарегистрировались как пед. психологи и сохранили членство в отделении 15 (П. п.) внутри национальной ассоц. История этого отделения отражает картину борьбы, противостояния и сопротивления, к-рая была всегда характерна для П. п. Хотя члены отделения 15 преимущественно связаны с ун-ми и исследовательскими центрами, довольно большую группу пед. психологов можно обнаружить в учреждениях, более тесно связанных с преподавательской и учебной деятельностью на уровне школ.

См. также Теория обучения, Законы научения Торндайка, Результаты обучения (I, II)

М. М. Клиффорд

Педиатрическая психология (pediatric psychology)

П. п. находится на пересечении психологии развития (developmental psychology), психологии здоровья и детской психопатологии. Этот термин был предложен Л. Райтом в 1967 г., когда он определил педиатрического психолога как "любого психолога, работающего преимущественно с детьми в условиях медицинского учреждения, не являющегося психиатрическим по своему профилю". "Журнал педиатрической психологии" (Journal of Pediatric Psychology) определяет П. п. как "междисциплинарную область, адресующуюся к полному спектру физического и психического развития, проблемам здоровья и болезни, затрагивающим детей, подростков и их семьи".

Потребность в этой области психологии впервые обозначил в 1930 г. педиатр Дж. Андерсон. Первым психологом, предложившим тесный союз психологии и педиатрии, стал Дж. Каган, сделавший это в совместной с Л. Райтом статье 1967 г. в журнале "Американский психолог" (American Psychologist), дата публикации к-рой принята за официальную дату рождения этой области. Общество педиатрической психологии, образованное в 1968 г., яв-ся 5-й секцией 12 отделения Американской психологической ассоциации.

П. п. отличается от детской психологии тем, что вмешательство здесь обычно носит мед., а не психиатрический характер. Большая часть работы в области П. п. проводится в университетских мед. центрах, однако эта область постепенно вышла за пределы клиник высших учебных заведений в общественные больницы, а также пункты первичной мед. помощи частных групп мед. специалистов и индивидуально практикующих врачей.

Потребность в этой области явилась следствием успехов детской медицины, а также прогресса в педиатрии и в психологии. Оборотной стороной способности врачей спасти жизнь большему числу детей яв-ся рост показателей заболеваемости. Прогресс в медицине привел к тому, что мн. из ранее неизлечимых болезней приобрели характер хронических заболеваний, в результате чего возросло число детей, к-рые вынуждены справляться с резидуальным дистрессом, длительными или постоянными процедурами лечения и его последствиями. Каждый такой ребенок включен в структуры семьи, служб здравоохранения, образовательных учреждений и общины, и все эти структуры испытывают на себе влияние состояния физ. и психол. здоровья ребенка.

Педиатры особенно близко подошли к пониманию того, что эффективное лечение болезни требует обращения к поведенческим, психол. и соц. вопросам. Исслед. показывают, что более половины посещений педиатра сопряжены с проблемами в поведении или учебе, что 2/3 детей, находящихся под наблюдением педиатра, могла бы оказать пользу психиатрическая консультация, и что часто оказывающиеся в больницах дети с большей вероятностью имеют психиатрические симптомы, проблемы с обучением или поведенческие расстройства.

Педиатрический психолог функционирует как член медицинской бригады и может выполнять вспомогательную, консультативную роль или быть равноправным ее членом.

Услуги, предоставляемые педиатрическими психологами

Психологическая оценка. В контексте мед. окружения, в оценке нуждаются не только чисто психол. факторы, наряду с этим внимание должно уделяться медицинскому статусу ребенка, его влиянию на поведение ребенка, его психол. воздействию, и требованиям процедур лечения и их воздействию на ребенка. Оценке подлежат релевантные семейные факторы, включая соц. и финансовые ресурсы, отношение к здоровью, изменения в семье, вызванные болезнью, и взгляд семьи на эту болезнь. Релевантными являются переменные системы здравоохранения, в т. ч. доступность мед. помощи и функционирование пациента и семьи в рамках этой системы, а также переменные более широкого социокультурного окружения (напр., существующее в культуре отношение к какому-либо конкретному диагнозу, такому как СПИД).

Помощь в следовании предписаниям врача. Одна из часто выполняемых педиатрическим психологом ролей связана с оказанием пациенту помощи в соблюдении мед. предписаний. Несмотря на то, что следование предписаниям врача яв-ся проблемой всей мед. психологии, П. п. особенно часто имеет дело с пациентами, к-рые могут не понимать необходимости в своем лечении и находиться под влиянием связанных с возрастом потребностей в достижении независимости, противостоящих необходимости в повиновении требованиям врача. В этой роли психолог может рассматриваться в качестве агента мед. системы, работающего на благо пациента.

Управление болью. Психологи располагают умениями, могущими служить альтернативой или дополнять фармакологические способы управления болью (pain control). Для предупреждения боли могут использоваться такие методы, как обучение релаксации, релаксация на основе биолог. обратной связи и гипноз.

У детей боль может приводить к возникновению различных форм поведения (раздражительности, стремления к уединению или регрессии). В качестве поведенческих экспертов, педиатрические психологи могут работать в сотрудничестве с другими мед. специалистами в проблемах распознавания и реагирования на боль наиболее подходящим и эффективным образом.

Лечение психогенных заболеваний. Врачи испытывают разочарование и нередко досаду, когда обнаруживают у своих пациентов психол. "обусловленные" заболевания. Врач понимает, что такое заболевание не имеет органической основы, однако почти не располагает инструментами для оказания помощи пациенту, переживающему явный дистресс. В свою очередь пациенты, как правило, убеждены в "реальности" их заболевания, и также начинают испытывать досаду и разочарование, когда игнорируется или принижается их дистресс. Когда врач рассматривает психолога как члена бригады здравоохранения, это способствует укреплению доверия пациента к системе, к-рая относится к лечению его дистресса с должной серьезностью.

Этика и защита интересов ребенка. Мед. достижения принесли с собой сложные этические проблемы. Педиатрический психолог находится в уникальном положении, обязывающем его оказывать помощь не только мед. системе, но также пациенту и его семье. Когда требуется принять решение о том, стоит ли продолжать лечение, помочь мед. системе понять психол. воздействие ее лечения, или распознать более трудноуловимые формы плохого обращения с пациентом, педиатрический психолог способен удовлетворить потребность, к-рую не может удовлетворить никакой др. чел. внутри системы.

Исследования

Любая новая научная область должна утверждать себя не только через оказание услуг, но и через исслед. Психологов готовят не только как практиков, но и как исследователей, лишь профессиональный специалист в мед. системе извлекает пользу из этой конкретной модели подготовки. Т. о., психологи несут ответственность за увеличение базы знаний П. п.

От педиатрического психолога требуется ряд личных качеств. Во-первых, он должен понимать движущие им личные и профессиональные мотивы, поскольку педиатрические психологи часто работают с людьми, к-рые по сути не имеют проблем с психич. здоровьем, но тем не менее нуждаются в их услугах. Педиатрический психолог должен обладать высокой толерантностью к фрустрации, поскольку нередко к ним направляют совершенно не готовых к этому пациентов или родителей, либо обращаются в случаях, когда пациент намеревается покинуть больницу, а иногда в больнице могут в недостаточной степени признавать компетентность психолога, вследствие чего другие специалисты могут не всегда выполнять его рекомендации. Педиатрический психолог должен избегать профессионального фанатизма, работая в терапевтических бригадах. Работающие в них специалисты, такие как мед. сестры, соц. работники и физиотерапевты, придерживаются отличных концептуальных моделей, к-рые следует понимать и уважать. У него также должна быть толерантность к непредсказуемому графику работы, связанному с внезапно возникающей необходимостью в его услугах. Психологу часто приходится работать с недружелюбно настроенными пациентами, которые не понимают необходимости своего направления к нему и работы с ними психолога.

Подготовка яв-ся наиболее острой проблемой в П. п. Обществом педиатрической психологии периодически проводятся конференции, специально посвященные разработке стандартов подготовки. Для полноценной деятельности признана необходимость в овладении 4 областями знания: общая психология, клиническая психология, психология развития и психология здоровья. Подготовка в 1990-х гг. чаще всего осуществляется через интернатуру или на уровне постдокторской специализации, несмотря на существование некоторых аспирантских программ со специализацией в П. п. Доступ к информ. об имеющихся программах, интернатурах и стипендиях можно получить в Обществе педиатрической психологии.

См. также Жестокое обращение с ребенком, Детская психология, Страхи детей, Эмоциональное заражение, Семейные кризисы, Потеря и горе

Дж. Хоффман

Педофилия (pedophilia)

П. - психосексуальное расстройство, характеризующееся реальными или воображаемыми сексуальными действиями с детьми предпубертатного возраста в качестве неоднократно предпочитаемого или исключительного метода достижения сексуального возбуждения. Педофилическая сексуальная активность может варьировать по интенсивности, начиная, к примеру, от поглаживания ребенка по голове. Если педофил мужского пола, он может, прижимая к себе ребенка, скрыто мастурбировать, манипулировать гениталиями ребенка, побуждать его к манипулированию собственными гениталиями и, реже, пытаться совершить интроитус. Объектом внимания педофилов могут быть дети любого возраста, вплоть до подросткового; принуждение силой используется редко.

В сравнении с большинством других парафилий или половых девиаций накоплено больше исследовательских данных о характеристиках П. Это становится понятным, если учесть, что П. рассматривается об-вом как возмутительный поступок, может приносить очевидный психол. вред жертве, часто приводит к аресту педофила и, следовательно, создает группу заключенных, доступную изучению. Исходя из полученных эмпирических данных известно, что педофилы обычно знают детей, с к-рыми заигрывают - это соседи, члены семьи, друзья, родственники.

Хотя расстройство встречается преимущественно у мужчин, есть сообщения о случаях П. у женщин. Педофилов вдвое чаще привлекают дети противоположного пола. Возраст педофилов может варьировать от подросткового и до старческого, за семьдесят; наибольший процент распространенности приходится на середину и конец четвертого десятилетия жизни. Есть данные о том, что этиологические факторы при этом расстройстве могут быть различными, в зависимости от возраста преступника.

Данные др. исслед. свидетельствуют о том, что лица, совершающие педофилические акты, разделяются на несколько категорий. Наиболее крупной категорией являются психол. незрелые преступники - индивидуумы с постоянными трудностями в отношениях со своими сверстниками, чувствующие себя сексуально комфортно лишь с детьми. В большинстве случаев они имеют дело со знакомым им ребенком. Ко второй категории относятся лица, импульсивно регрессирующие до педофилического поведения под действием стресса. Импульсивность поведения обусловливает то, что преступники этого типа обычно не знакомы с жертвой. Третья категория состоит из мужчин, имевших эмоционально насыщенные ранние сексуальные контакты с мальчиками (напр., в исправительных учреждениях для несовершеннолетних преступников) и не продвинувшихся в дальнейшем в своем сексуальном развитии. Эти педофилы обычно жестоки и упорны в достижении своей цели. Заключительная категория состоит из антисоциальных личностей, которые охотятся на детей в поисках новых острых сексуальных ощущений. Нередко педофилическое поведение в таких случаях мотивировано как агрессивными, так и сексуальными импульсами; ребенку в процессе сексуального акта часто причиняется физ. вред.

При исслед. у некоторых педофилов обнаруживалась сопутствующая психич. патология (напр., алкоголизм, шизофрения, органические поражения мозга), при к-рой сексуальное поведение обусловливается расторможенностью органических влечений.

См. также Половые девиации

Д. Зиглер

Первичная профилактика психопатологии (primary prevention of psychopathology)

П. П. п. представляет собой усилия, направленные на снижение вероятности появления эмоциональных и психич. расстройств у еще не заболевшей части населении. Усилия являются предупреждающими. П. П. п. ориентируется иногда на группы повышенного риска либо на группы, приближающиеся к ситуациям повышенного риска или потенциальным жизненным кризисам. Программы П. П. п. могут включать устранение органических факторов, вызывающих психопатологические проявления, а также усилия, направленные на снижение избегаемого стресса, повышение уровня компетенции и навыков соц. приспособления, развитие повышенной самооценки и укрепление системы соц. поддержки.

Логика проведения П. П. п. оправдывается несколькими моментами. Во-первых, невероятный дисбаланс между числом людей, подвергающихся эмоциональному дистрессу, и числом лиц с психич. расстройствами делает невозможным оказание помощи всем нуждающимся путем индивидуальных вмешательств; этот разрыв невозможно преодолеть.

Значительное улучшение состояния здоровья и увеличение продолжительности жизни нашего населения во многом яв-ся результатом успешного применения методов первичной профилактики в области здравоохранения. Профилактические подходы включают "обнаружение вредного фактора" и принятие мер по его устранению либо нейтрализации или "укрепление организма".

В разгаре первоначального энтузиазма применения методов общественного здоровья в области психиатрического здравоохранения казалось, что контролирование и устранение психич. болезней - всего лишь вопрос времени. Однако, постепенно стало очевидным, что большинство из так называемых психич. заболеваний может не иметь своей специфической этиологии.

Высокий уровень стрессогенных условий (бесправность, безработица, сексизм, разрушение брака, утрата соц. поддержки) может вызвать любой из нескольких паттернов эмоционального срыва (напр., депрессию, алкоголизм, тревогу, гипертонию). Вкратце можно сказать, что имеется неспецифическая взаимосвязь между причинами и последствиями.

Если нашей целью является снижение частоты возникновения различных состояний или компульсивных стилей жизни, которые мы называем психич. болезнями, то как нужно правильно организовать усилия по профилактике? Здесь может помочь следующая формула:

Заболеваемость = органические факторы + стресс/компетенция + самооценка + сети социальной поддержки.

Успех профилактических мероприятий определяется снижением заболеваемости по разным формам эмоциональных нарушений. Существует несколько стратегий для достижения этой цели. Первая состоит в предотвращении, минимизации или снижении количества органических факторов. Чем больше будет снижено действие органических этиологических факторов (или чем больше их будет вообще устранено), тем ниже окажется уровень заболеваемости. Ниже приведены конкретные примеры:

1. Снижение числа случаев повреждений мозга в результате отравления свинцом или аварий приводит к снижению психич. заболеваний.

2. Предотвращение патологического воздействия поврежденных генов (после амниоцентеза, прерывания беременности при хромосомных аберрациях) снижает уровень рождаемости детей с врожденной церебральной патологией.

3. Медикаментозное снижение АД снижает вероятность повреждения мозга вследствие инсульта.

4. Улучшение церебрального кровообращения снижает вероятность формирования церебрального артериосклероза.

Вторая стратегия заключается в снижении стресса. Здесь взаимосвязи становятся более сложными. Стресс проявляется по-разному. Снижение стресса предполагает изменения в физ. и соц. среде. Средовые стрессовые ситуации включают большой комплекс взаимосвязанных переменных. Некоторые формы соц. стресса яв-ся продуктом глубоко укоренившихся культурных ценностей и образа жизни, которые нелегко изменить. Стресс может быть результатом низкой самооценки, становясь своего рода самоисполняемым пророчеством. Женщины и представители этнических меньшинств, к-рые с раннего детства знают о том, что их пол или раса считаются второсортными, вырастают со сниженной самооценкой, к-рую чрезвычайно трудно изменить. Профилактические усилия принимают форму просвещения населения, изменений в работе средств массовой информ. и преобразований в господствующей системе ценностей. Эти усилия встречают ожесточенное сопротивление власть имущих, извлекающих реальную выгоду от подвергаемых критике ценностей.

Важной областью научных исслед. в последние годы стало изучение связей между стрессовыми событиями повседневной жизни и началом как соматических, так и психич. заболеваний. Установлены корреляции между интенсивностью жизненных стрессов и вероятностью последующего появления определенных заболеваний. Обнаружены статистически значимые связи между жизненными стрессами и такими последствиями, как туберкулез, сердечно-сосудистые заболевания, несчастные случаи, лейкемия и диабет. Высокий уровень стресса обусловливает последующее возникновение психич. и эмоциональных расстройств. Надежная соц. поддержка снижает риск подвергания действию стресса.

Модель, заданная в формуле, имеет очевидные преимущества. Часто вмешательства приводят к изменениям во многих областях. Напр., регулярные занятия спортом приводят к улучшению координации моторики, физ. здоровья, состояния мускулатуры, кровообращения и физ. самочувствия. В то же время, человек может испытывать снижение стресса по мере расходования энергии на физ. деятельность; улучшение физ. навыков в ходе спортивных тренировок может повысить уверенность в себе и самооценку. Таким образом, улучшение наблюдается на всех уровнях.

Наконец, профилактические мероприятия требуют политической активности, направленной на изменения в об-ве. В этом аспекте борьба за перераспределение сил как стратегия профилактики психопатологии лишь только началась.

См. также Службы системы здравоохранения, Службы "горячих линий", Гуманитарная модель здравоохранения, Психотерапия, Группы самопомощи

Дж. У. Элби

Первичная терапия (primal therapy)

В 1970 г. А. Янов опубликовал свою книгу The primal scream ("Первичный вопль"). Хотя между теми, кто называет себя практиками П. т., произошел раскол, все они сходятся в том, что самые ранние травмы и неудовлетворенные потребности яв-ся причиной неврозов и психозов в последующей жизни. Эти травмы и неудовлетворенные потребности препятствуют нормальному прохождению стадий возрастного развития, к-рому подвержен каждым индивидуум, и в этом случае у чел. нарушается нормальный доступ в своим чувствам.

Процедуры П. т. могут варьироваться терапевтом в той или иной степени, но обычно полный курс длится несколько недель, в течение к-рых сеансы длительностью до 3 часов проводятся ежедневно. После этого интенсивного периода клиенты встречаются с терапевтом еженедельно для индивидуальной или групповой терапии в течение последующих 8-12 месяцев.

В ходе сеансов терапии клиенты вспоминают травмирующие события раннего детства и терапевт побуждает их заново "физически" пережить ранние обиды и раны. Конфронтация с чувствами часто приводит к мышечному напряжению и судорожным движениям.

См. также Новаторские психотерапии, Психотерапия

В. Рейми

Первичные умственные способности (primary mental abilities)

Одним из самых ранних достижений новой науки психологии яв-сь объективное измерение умственных способностей. Благодаря внедрению в психологию нового метода факторного анализа, Ч. Спирмен доказал, что интеллект можно охарактеризовать как композицию генерального фактора (g) общего для любой разумной активности, и специфических факторов (S), уникальных для задач, используемых при измерении интеллекта. Тестовые инструменты, в к-рых применялось понятие общего интеллекта, получили широкое распространение благодаря работам Бине и Симона, а позднее - Тёрмена. Американские психологи, занимающиеся вопросами образовательного и профессионального отбора, нашли понятие общего интеллекта мало полезным для прогнозирования успешности в конкретных видах трудовой деятельности или исполнении др. жизненных ролей. В добавление к этому, исслед. в области переноса умений, приобретенных в процессе обучения, показали, что концепция генерализуемости одномерной способности не оправдывает себя.

Усилия исследователей вскоре сосредоточились на иной проблеме: нельзя ли описать челов. способности, используя для этого ограниченный и экономный набор независимых измерений. Начало работам в указанном направлении положила публикация книги Т. Л. Келли Crossroads in the mind of man ("Перекрестки человеческого разума"), в к-рой отстаивалась идея измерения групповых факторов (репрезентирующих различные умения), таких как легкость оперирования числами, легкость оперирования вербальным материалом, пространственные отношения, скорость и память. Такого рода усилиям также способствовали успехи в развитии теории и методов факторного анализа, к-рый позволял теперь определять множественные факторы, каждый из к-рых отображал латентный конструкт, представленный набором независимо наблюдаемых переменных.

Л. Л. Терстоун, имя к-рого наиболее часто связывают с серьезными достижениями на этом направлении исслед. интеллекта, выражал надежду, что тщательное исслед. связей среди широкого множества оценочных инструментов, разработанных для того, чтобы как можно точнее отобразить данный конструкт, даст ограниченное число измерений, отражающих "строительные блоки разума". Он провел батарею из 56 простых психол. тестов на большом количестве детей из школ Чикаго и применил многофакторный анализ для определения основных измерений. Располагая имеющимися в то время методами, он смог с успехом продемонстрировать, что для объяснения большей части вариации индивидуальных различий в его измерениях достаточно менее 10 латентных конструктов. Поэтому факторы, полученные им в этом исслед., были названы П. у. с.

Большинство факторов, идентифицированных Терстоуном, впоследствии были воспроизведены в работах др. исследователей. Наиболее важными факторами, в порядке их вклада в объяснение индивидуальных различий, яв-ся следующие:

- Вербальное понимание (Verbal comprehension, V). Этот фактор отображает объем пассивного словарного запаса индивидуума и чаще всего измеряется словарными тестами в формате множественного выбора.

- Пространственная ориентация (Space Orientation, S). Способность визуализировать и мысленно вращать абстрактные фигуры в двух- или трехмерном пространстве. Считается, что данная способность необходима для понимания карт и чертежей, а тж при сборке объектов, требующей манипулирования пространственными конфигурациями. Возможно, что этот фактор является комплексным, включающим как визуализацию (зрительное воображение), так и восприятие пространственных отношений.

- Индуктивное рассуждение (Inductive Reasoning, R или I). Способность выводить правило или принцип на основе анализа отдельных примеров, требующаяся, вероятно, в большинстве случаев решения задач. Эта способность обычно измеряется с помощью незавершенных рядов цифр или букв, содержащих несколько скрытых закономерностей; испытуемого просят правильно завершить эти ряды.

- Числовой (Number, N). Это способность быстро и точно выполнять различные вычислительные операции. Самой простой мерой этой способности является тест проверки сумм в задачах на сложение.

- Беглость речи (Word Fluency, W). Этот фактор отображает активный словарный запас индивидуума и обычно измеряется свободным воспроизведением слов в соответствии с каким-либо заданным лексическим правилом.

- Ассоциативная память (Associative Memory, M). Проявляется преимущественно в вербальных заданиях, включ. парные ассоц. или заучивание списков. Этот фактор не яв-ся общим фактором памяти, доказательства существования которого не получены до сих пор.

- Перцептивная скорость (Perceptual Speed, Р). Эта способность связана со скоростью и точностью идентификации визуальных деталей, сходств и различий. Обычно измеряется с помощью заданий на вычеркивание букв, сравнение чисел или обнаружение простого стимула.

Др. организационные структуры для описания множественных способностей были разработаны Г. Томпсоном и Ф. Верноном в Англии и Дж. П. Гилфордом - в США. Система Гилфорда организует когнитивные задачи в виде трехмерной (кубической) иерархии высшего порядка исходя из содержания, продуктов и операций, связанных с каждой задачей, давая в результате таксономию по меньшей мере 120 факторов, многие из к-рых еще предстоит операционально определить.

В целях практической реализации своего подхода в сфере образования Терстоуны разработали комплект тестов на нескольких уровнях сложности - от детского сада до средней школы, предназначенный для измерения первых 5 факторов Терстоуна (V, S, R, N и W). Эта батарея была обновлена и пересмотрена Терстоуном в 1962 г. Средства измерения др. факторов можно найти в Kit of factor-referenced tests ("Комплект факторно-ориентированных тестов"), созданном Службой тестирования в образовании.

Несмотря на то, что работа с тестами П. у. с. в практике школьного обучения в наше время не столь популярна, как раньше, тесты первичных способностей пережили свое возрождение в качестве полезного инструмента для изучения способностей в исслед. развития взрослых. В частности, была разработана специальная расширенная версия тестов Терстоуна, пригодных для работы с пожилыми людьми (STAMAT). Валидность тестов П. у. с. для взрослых изучалась в отношении их связи с мерами практ. интеллекта и субъективного восприятия компетентности, а также с конкретными профессиональными достижениями.

См. также Абстрактный интеллект, Тестирование пригодности к конторскому труду, Факторный анализ, Модель структуры интеллекта, Методы тестирования

К. У. Шайи

Первобытное мышление (primitive mentality)

Представители зап. стран, вступавшие в контакт с дописьменными культурами, зачастую бывали поражены странностью мышления, лежащего в основе их религиозных практик или проявлявшегося в объяснениях этих практик. Исследователи, к-рым не довелось самим участвовать в экспедициях, изучавших дописьменные культуры, собрали свидетельства подобных наблюдений и выдвинули гипотезу о "П. м.", согласно к-рой склад мышления людей в примитивных об-вах не только количественно, но и качественно отличается от склада мышления людей, живущих в цивилизованных об-вах. Леви-Брюль описывал П. м. как дологическое (т. е. нечувствительное к противоречиям) и мистическое (т. е. подразумевающее веру в тайные силы). Со временем он пришел к выводу, что эта широкая гипотеза была ошибочной и что мистическое мышление присуще любому чел., но "легче наблюдается у примитивных народов".

Авторами, считавшими мыслительные процессы первобытных и цивилизованных людей радикально различающимися, такое различие объяснялось по-разному: генетическими факторами, традиционным для данного об-ва способом мышления или неопределенным "статусом развития".

См. также Аккультурация, Интеллект человека, Социальное влияние

И. Л. Чайлд

Переговоры об освобождении заложников (hostage negotiations)

Метод сдерживания и переговоров (the contain and negotiate method) при спасении заложников является процессом воздействия на кризисную ситуацию, используемым для изменения и разрешения ситуаций, в к-рых преступник завладевает жизнью заложника в качестве гарантии достижения своих целей. Этот метод был разработан психологом Г. Шлоссбергом для полиции Нью-Йорка.

До разработки метода сдерживания и переговоров в традиционной реакции полиции на захват заложников допускались три альтернативы: а) прямой штурм, при к-ром полиция собирала вооруженную силу с превосходящей силой огня и атаковала позицию преступника; б) использование хим. средств - слезоточивого газа или дыма для того, чтобы заставить преступника покинуть свое укрытие; в) применение снайперского оружия. Эти методы часто заканчивались ранением или смертью преступника, личного состава полиции и заложников.

Встревоженные убийством израильских спортсменов в ситуации захвата заложников на Олимпийских играх 1972 г. Нью-Йорке, руководители Департамента полиции Нью-Йорка поручили Шлоссбергу провести исслед. и разработать технику вмешательства, к-рая защищала бы жизни всех, кто оказался вовлеченным в эпизод захвата заложников. В этом нововведении используют персонал, специально подготовленный в области психол. методик для освобождения заложников и взятия захватчика в плен.

Ведущий переговоры представитель полиции должен сохранять гибкость в оценке и планировании операции, работая внутри периметра, установленного тактическими частями полиции для того, чтобы удержать захватчика и захваченных лиц в наименьшей возможной зоне и, продуманно демонстрируя силу, подчеркнуть преступнику невозможность непосредственного бегства. Переговоры о заложниках должны предлагать для обсуждения решения, основанные на философии, в основе к-рой лежит бесценность жизни всех вовлеченных в данную ситуацию. Они ставят целью сохранение челов. жизней, используя временной фактор и переход к переговорному процессу для поиска решения, к рое позволит всем основным участникам процесса сохранить свое лицо. Осн. яв-ся эффективное использование навыков межличностной коммуникации, его дополняют манипуляции с окружающей средой, к-рые включают в себя: а) использование специального осветительного оборудования; б) музыку и звук; в) контроль дополнительных условий, таких как подача тепла, кондиционирование, электричество, газ и вода; г) пищу и напитки. Захватчиков поощряют выразить в словах свою фрустрацию и тревогу по отношению к ведущему переговоры, к-рый, в свою очередь, постоянно пытается установить с ними отношения "я -ты". Представитель, ведущий переговоры, стремится к тому, чтобы его воспринимали как "посредника", к-рый, в конечном счете, объединяется с похитителем ради переговоров о безопасном и нормальном разрешении ситуации.

Обсуждению подлежат практически все требования лиц, удерживающих заложников, за исключением: а) обеспечения оружием или боеприпасами, б) обмена или предоставления дополнительных заложников. С момента своего внедрения метод сдерживания и переговоров оказался весьма успешным в безопасном разрешении большинства постоянно растущего числа случаев захвата заложников в США.

См. также Переговоры

Р. Фаулер, Дж. Л. Гринстоун

Переговоры (negotiation)

Термин П. употребляют в отношении взаимодействий, в к-рые включаются сложные соц. единицы, такие как компании или гос-ва, для решения многочисленных вопросов. Рубин и Браун определяют торги и переговоры как "процесс, посредством которого две или более сторон пытаются договориться о том, что каждая должна отдать и взять, или исполнить и получить, в результате заключаемой между ними сделки".

Рубин и Браун предлагают 5 структурных и социально-психологических характеристик переговорных отношений.

1. Наличие в переговорном процессе по меньшей мере двух сторон.

2. Существование конфликта интересов по одному или более вопросов между договаривающимися сторонами (или между представителями одной стороны).

3. Наличие добровольных отношений между сторонами, независимо от предыдущего опыта или знакомства друг с другом. Кроме того, стороны должны считать, что они могут больше потерять нежели выиграть от того, что не будут взаимодействовать друг с другом.

4. Переговоры активно ведутся вокруг распределения одного или большего количества специфических ресурсов, обмена ресурсами и/или разрешения одного или большего числа неясных вопросов. Итог переговоров предполагает взаимную зависимость или компромисс.

5. Переговорная деятельность яв-ся скорее последовательной, нежели одновременной, т. е. за формулировкой требований или предложений одной стороны, как правило, следует их оценка др. участником (участниками), к-рая влечет за собой уступки или контрпредложения.

Наиболее широко использующейся при изучении переговорного процесса парадигмой является игра, имитирующая ситуацию торгов из "реальной жизни". Рубин и Браун рассматривают четыре разновидности таких игр, широко применявшихся в социально-психологических исслед.

Из-за структурных различий в каждой ситуации, эти игры имитируют реальные условия переговоров, варьируя их в различной степени. С учетом своих ограничений, они обеспечивают парадигмы для изучение множества связанных с ситуацией торгов зависимых и независимых переменных, включ. число участвующих в переговорах сторон, места проведения переговоров, доступные сторонам способы коммуникации, временные рамки и вид вознаграждения.

См. также Административно-трудовые отношения

А. Барон-мл.

Переменные в исследованиях (variables in research)

Керлингер определяет П. как "символ, которому приписываются цифры или числовые значения". Это родовое определение, относящееся, в том числе, и к психол. П. в исслед., указывает на мат. основу. Иначе говоря, любая П., х или у, подразумевает использование одной из четырех основных измерительных шкал: шкалы наименований, порядковой шкалы, интервальной шкалы или шкалы отношений. Количество, природа и тип П., к-рые может выбрать исследователь, варьируют в широких пределах. Их относительные вклады в научные исслед. не определены, но связаны преимущественно с эксперим. планами, привлекаемыми для проведения исслед. Поэтому трудно, если не невозможно, упорядочить исследовательские П., обсуждаемые в этом разделе, в соответствии с их важностью или частотой использования, либо по любому другому категориальному признаку. Последующее обсуждение П. надлежит рассматривать в этом контексте.

Переменные, используемые в исследованиях. Прежде всего, П. группируются в 2 широкие категории: (предположительно) непрерывные и (предположительно) дискретные. Непрерывные П. можно измерять на континууме с нанесенными делениями (напр., от низких к высоким значениям). Эти П. относятся к тем, к-рые обычно измеряются с помощью интервальных шкал или шкал отношений. Примерами таких П. в психол. исследованиях могут служить показатели по стандартизованным тестам, средние баллы успеваемости, и кожно-гальваническая реакция. Дискретные П. являются категориальными по своей природе, упорядоченными или неупорядоченными, и измеряются с помощью шкал наименований. В отличие от непрерывных П., в измерении к-рых используется их величина, дискретные П. оцениваются просто в терминах или/или. Примерами могут служить пол, раса, этническое происхождение и религиозная принадлежность. Следует особо отметить, что дискретные П. могут классифицироваться на истинные дихотомии (напр., мужской/женский пол), истинные политомии (напр., цвет глаз: карие, голубые и серые), произвольные дихотомии (напр., прошел/не прошел тест) и произвольные политомии (напр., да-нет-не знаю). Непрерывные П. называют количественными, а дискретные - качественными П.

Др. важная классиф. связана с различением зависимых и независимых П. Предполагается, что независимая П. в научном исслед. яв-ся причиной зависимой П. Как и все П. в целом, они имеют под собой мат. основу. В уравнении у = f(x) зависимая П. у яв-ся функцией независимой П. х. Это означает, что исход (у) зависит от манипулирования П. х. В этом контексте можно догадаться о том, что в исслед. есть и др. П.: те, к-рыми можно манипулировать в ходе эксперимента (регулируемые П.), и те, к-рыми невозможно манипулировать (нерегулируемые П.). Регулируемые П. характерны для планов подлинного эксперимента. Нерегулируемые П. обычно используются в псевдоэкспериментальных планах или корреляционных исслед., в к-рых внимание фокусируется просто на выявлении связи, существующей между независимой и зависимой П. Керлингер называет такие П. соответственно активными и атрибутивными. Оба типа П. выполняют важную и необходимую роль в плане исслед., состоящую в том, что вместе они помогают контролировать нежелательную систематическую изменчивость среды и минимизировать дисперсию ошибки в эксперименте. Этот факт поднимает вопрос об выведении устойчивых ошибочных заключений из некорректно поставленных экспериментов. Классическим примером здесь являются знаменитые (или печально знаменитые, в зависимости от того, по какую сторону баррикад находится критик) хоторнские эксперименты. Так называемый хоторнский эффект - непредвиденное влияние нерегулируемых П. на регулируемые - с 1932 г. признавался исследователями как эффект, основанный на корректных интерпретациях. Однако многие из них в то время не догадывались, какие серьезные вопросы начнут возникать в 1940-х. гг. по поводу некорректных планов экспериментов с П., называемыми Керлингером активными и атрибутивными, которые по-видимому способствовали ошибочным выводам. Гиллеспи написал подробную историю хоторнских экспериментов, к-рая должна служить прояснением вопросов, связанных с корректным использованием П. в исслед.

Промежуточные. В психологии, и даже вне ее, хорошо известно, что чисто психол. свойства оказываются практически недоступными для челов. органов чувств; они яв-ся лишь логически выводимыми понятиями или конструктами. Как таковые, они не могут непосредственно наблюдаться и измеряться; их скрытые проявления в поведении могут лишь выводиться из измерений наблюдаемых П. Такие свойства-конструкты как ассертивность, социабельность и лабильность, являются сравнительно неопределенными понятиями, поскольку они не поддаются четкому описанию через поведение. Однако связанные с ними наблюдаемые П. играют важную роль в психол. исслед. Эти П. называют промежуточными П. вслед за Толменом, к-рый первым ввел в обращение этот термин. Выводы, касающиеся присутствия и/или величины промежуточных П., осуществляются на основе интерпретации таких мер, как показатели психол. тестов и данные протоколов, предназначенные для оценки этих конструктов.

Специфические типы. Как уже отмечалось, в планы исслед. может включаться широкое разнообразие П. В дополнение к ранее рассмотренным общим типам П., существует множество специфических П., связанных с конкретными планами экспериментов. Наиболее известными из них яв-ся следующие.

- Прогнозирующие (переменные-предикторы) (predictor variables). Обычно это непрерывные П., использующиеся в качестве независимых П. в уравнениях регрессии в различных видах корреляционного анализа. Наиболее распространенными статистическими методами, включающими такие П., яв-ся множественный регрессионный, канонический и дискриминантный анализ.

- Прогнозируемые (predicted variables). Это непрерывные или дискретные П., в зависимости от используемого статистического метода, к-рый репрезентирует зависимую П. в уравнении(ях) прогноза. Их часто также называют критериальными П. (criterion variables).

- Фиктивные (dummy variables). Иногда исследователь может по своему желанию или по необходимости, имея на то веские причины, преобразовать независимую или зависимую непрерывную П. в дискретную. Иногда случается, что исследователю может понадобиться включить некую, на самом деле дискретную, П. в множество непрерывных П. в уравнении прогноза. Наиболее типичным примером яв-ся включение в регрессионное уравнение пола в качестве переменной-предиктора. Иногда бывает и так, что зависимая П. в уравнении преобразуется из измеряемой по интервальной шкале, с к-рой обычно связано большинство психол. измерений, в измеряемую по номинальной шкале. Наиболее распространенным примером такой процедуры яв-ся замена исходного непрерывного измерения на "прошел/не прошел испытание" или на "удовлетворительно/приемлемо/неудовлетворительно". Такие П. называются фиктивными П. Исследователи, к-рые используют их в своих экспериментах, не должны забывать об истинном характере таких П. и учитывать его при интерпретации своих результатов.

- До-после (before-after variables). Это независимые П. в эксперим. плане, в к-ром зависимая П. измеряется перед тем и после того, как происходит определенное поведение или действие, измеряемое независимой П.

- Межсубъектные (between-subjects variables). Эти П. встречаются гл. обр. в планах дисперсионного анализа (ANOVA). Это независимые П., воздействию к-рых подвергаются разные испытуемые на разных уровнях.

- Внутрисубъектные (within-subjects variables). Эти независимые П. также преимущественно используются в планах ANOVA, в к-рых одни и те же испытуемые подвергаются экспериментальному воздействию на всех уровнях и каждого испытуемого неоднократно оценивают по зависимой П.

См. также Корреляционные методы, Экспериментальные планы, Экспериментальные методы, Факторные планы, Хоторнский эффект, Методология (научных) исследований, Статистический вывод

П. Ф. Меренда

Перенос в обучении (transfer of training)

П. выражается во влиянии некоторого аспекта предыдущего опыта на последующую деятельность. Когда такое влияние происходит, оно может состоять либо из положительного переноса, к-рый повышает способность к деятельности, либо из отрицательного переноса, к-рый препятствует деятельности.

Классический эксперим. план для проверки П. представляет собой процедуру для определения того, будет ли последующая деятельность - и если будет, то каким образом, - испытывать влияние со стороны предыдущей деятельности. Испытуемых из эксперим. группы обучают выполнять некую предваряющую деятельность (а), тогда как испытуемые из контрольной группы такого обучения не проходят. На последующей тестовой фазе измеряется уровень выполнения на другой задаче (В), по к-рому затем сравниваются эксперим. и контрольная группы. Были предложены разнообразные дополнительные способы оценки переноса, позволяющие определять степень происходящего П.

Наиболее часто П. наблюдается в моторном и вербальном научении; напр., определенный положительный П. может ожидаться при попытках научиться играть в теннис после овладения игрой в ракетбол (racketball). Отрицательный моторный П. часто дает о себе знать при попытке дать задний ход машиной с прицеленным трейлером. Вербальное научение привлекало к себе больше внимания и исслед. в этой области указывают на то, что перенос включает как специфические, так и неспецифические компоненты.

Отрицательный П. возникает, когда некоторый аспект предыдущего опыта действует угнетающе на последующее научение. Так, снижение в выполнении может происходить в тех случаях, когда одинаковые стимулы оказываются связанными с разными реакциями. Отрицательный П. может также приводить к ситуации, в которой желательные реакции оказываются схожими, хотя и различающимися в важных аспектах.

См. также Формирование понятий, Трансперсональная психология I

Дж. Л. Фоубс

Переоценочное консультирование (revaluation counseling)

П.к. - это одна из форм самопомощи, направленная на преодоление эмоциональных проблем. Основной принцип П.к. состоит в том, что когда индивидуум испытывает эмоциональный дистресс, часть его "интеллекта" или энергии связывается этим дистрессом, и поэтому он менее способен к разумному и рациональному функционированию.

Процесс восстановления заключается в "разрядке" или полном выражении болезненных эмоций во время личной встречи с консультантом-сверстником (или ровней). Когда разрядка завершена, "интеллект" или энергия индивидуума больше не связаны болезненным опытом и, следовательно, этот чел. снова становится более сознающим и рациональным.

Консультанты проходят подготовку у опытных преподавателей на курсах и в рабочих группах. Кроме того, каждый консультант обязан следовать методическим указаниям, к-рые приведены в Руководстве по переоценочному консультированию. Хотя П.к. яв-ся новаторским подходам, опубликованной информ. явно недостаточно и эффективность этого направления в движении самопомощи трудно оценить.

См. также Новаторские психотерапии

Т.-И. Мун

Персонология (personology)

Г. А. Мюррей объединил научную биологию, академическую психологию и клиническую практику с гуманит. науками, чтобы создать П. - дисциплину, название к-рой отражает его интерес к конкретным людям (индивидуумам) во всей их сложности. Известная также под названием теории "потребность-давление", она исходит из тезиса о том, что внутренний мир индивидуума (т. е. потребности) находится в непрерывном взаимодействии с требованиями окружения (т. е. давлением), приводящем к дифференцированной активности. Несмотря на простоту общей структуры, П. сложна в своих деталях, особенно в том, что касается ее равного акцента на органическом качестве поведения и на его обусловленности полем (т. е., средовым контекстом челов. деятельности). В дополнение к этому, П. считает историю конкретных лиц и их настоящее положение в равной степени важными и подчеркивает бессознательную основу большей части челов. мотивации. Все это находит отражение в усложненной таксономии П. и многочисленных классиф., предложенных Мюрреем.

П. изобилует терминами. Напр., потребности - это выведенные логическим путем силы, к-рые организуют восприятие, мышление и деятельность таким образом, чтобы изменить существующее, но неудовлетворяющее состояние. Существует 20 таких потребностей (напр., достижения, аффилиации, агрессии, доминирования, покровительства, порядка, сексуальных отношений).

Альфа-давление (a-press) представляет собой реальность окружающего мира, тогда как бета-давление (b-press) яв-ся субъективной интерпретацией индивидуумом этой реальности. Единицы поведения, или актоны (actones) представляют собой функцию индивидуума и окружающей среды. Они выражаются посредством векторов, или специфических паттернов или способов поведения, и отражают влияние индивидуальных ценностей. Целостная картина функционирования индивидуума называется его темой. Она трактует взаимодействие между текущей потребностью и побуждающим давлением. Для идентификации темы Мюррей, совместно с К. Морган, разработал Тематический апперцептивный тест (ТАТ), ставший ныне широко используемой проективной методикой. При оценке личности П. также опирается на личные документы - автобиографии, письма и продукты творческой деятельности, - особенно в некоторых исслед., стимулированных ею.

П. придает особое значение изучению обычных людей в естественных условиях, полагая своей конечной целью объяснение и прогнозирование их деятельности в повседневной жизни. П. подчеркивает тот факт, что исследователи сами яв-ся инструментами в психол. исслед., и что следует уделять внимание точности и строгости этих инструментов. Персонологические работы варьируют от кросс-культурных исслед. и анализа продуктов воображения с использованием ТАТ до психол. анализа Мюрреем двух романов Мелвилла: "Моби Дик" и "Пьер". Персонологический подход использовался также для анализа взаимоотношений между Фрейдом и Юнгом и, в числе других, историй жизни Натаниеля Готорна, Элеоноры Маркс и Ричарда Никсона.

Если подходить к П. с критической т. зр., она представляет собой скорее теорию мотивации, чем законченную теорию личности, причем оставляющую без объяснения пути приобретения и развития мотивов. П. не содержит набора эксплицитно сформулированных психол. допущений, связанных с ее понятиями таким образом, к-рый допускал бы эмпирическую проверку вытекающих из них следствий. Ее приложения в области консультирования и психотер. яв-ся косвенными, тем не менее, она часто цитируется гуманистическими психологами и нарративными психотерапевтами, к-рые концентрируют свое основное внимание на сценариях, личной мифологии или истории жизни клиента. ТАТ и его многочисленные модификации относятся к широко используемым проективным методикам, свидетельствуя о том, что такие понятия как потребности, давления и темы обладают определенной практ. полезностью, по крайней мере, в глазах некоторых практиков. Некоторые так называемые постмодернистские психологи считают таксономию П. нелепой и устаревшей, отражающей ее интерес к литературе и мифологии, ее опору на циклический анализ (или "деконструкцию" с последующей "реконструкцией") и ее невнимание к будничным вопросам психологии. В действительности же, Мюррей и его последователи явились инициаторами в изучении роли творческого воображения в связи с проблемами совр. жизни - гуманных отношений, формированием новых ценностей и мира во всем мире.

См. также Идиодинамика, Идиографический и номотетический подходы в психологии, Теории личности

С. Криппнер

Перцептивная организация (perceptual organization)

Для большинства психологов тема перцептивной орг-ции служит символом гештальт-психологии. Именно Курт Коффка возвестил научному миру о том, что восприятие является организованным процессом. Коффка резко критиковал т. н. "гипотезу константности" - распространенное мнение о том, что ощущения имеют одно и только одно значение. Цыпленок клюет более крупное из двух зерен, даже если оно находится от него дальше и имеет меньшее изображение в глазу, чем более мелкое. Для доказательства того, что дети, животные и взрослые делают относительный выбор или, говоря иначе, реагируют на целостную ситуацию, приводилось множество эксперим. данных.

Гештальт-психологи подметили, что перцептивное поле состоит из фигуры (или объекта внимания) и фона. Они сформулировали законы отношений "фигур - фон" и принципы перцептивной группировки. Напр., при прочих равных условиях, элементы, находящиеся ближе друг к другу или к какому-то центру, будут восприниматься как части единого целого; то же происходит со сходными в к.-л. отношении элементами; в нашем восприятии группируются и элементы, движущиеся вместе или, как говорил Макс Вертгеймер, имеющие "общую судьбу"; сюда же относится принцип "хорошего продолжения", или продолжающихся естественных линий, имеющих ясную интерпретацию. Короче, близость, сходство, "общая судьба" и "хорошее продолжение" - все это примеры принципов перцептивной группировки, релевантных в самых различных контекстах.

Гештальт-психологи считали восприятие природным и врожденным, не зависящим от сложных процессов научения. Эта позиция контрастирует со взглядами физиолога XIX в. Германа фон Гельмгольца, полагавшего, что восприятие строится из элементарных ощущений.

Исслед. П. о. после 1935 г. немало способствовало развитие техники. Компьютеры позволяют создавать сложные перцептивные стимулы; речь и др. сложные звуковые сигналы (напр., пение птиц) можно анализировать с помощью спектрограмм; речевой синтезатор обеспечивает предъявление сложных речевых стимулов; а кинопроектор, магнитофон и видеокамера стали обычными инструментами психол. исслед.

Неск. реже психологи возвращаются в своих дискуссиях к вопросу о том, является ли восприятие непосредственным или более сложно организованным процессом, базирующимся на когнитивных процессах. Гештальт-психологам ближе первая - "непосредственная" - позиция, тогда как Гельмгольц и его последователи отстаивают второй - "когнитивный" - подход. Джеймс Гибсон характеризует воспринимающего (чел. или животное) как активно реагирующего на инвариантные отношения в окружающем мире.

Восприятие картины. Может ли наблюдатель естественным образом декодировать двумерную проекцию сцены, изображенной на картине? Должны ли мы учиться видеть картины?

Исслед. в этой области были сосредоточены на особых популяциях с ограниченным опытом восприятия картин, таких как животные, представители "примитивных культур" и дети. Хотя все они легко опознают изображенные на картинах объекты, восприятие пространства представляет для них более сложную задачу. По данным одного исслед., четырехлетние дети в качестве "лучшей" выбирают картину с фотографической перспективой, а взрослые предпочитают картины с более измененной перспективой, тогда как по данным др. исслед. фотографическая перспектива вызывает неприятие как у детей (школьного возраста), так и у взрослых.

Восприятие событий. Исслед. восприятия событий открыли поразительные возможности зрительной системы в том, что касается ее способности за минимальное время организовывать воспринимаемый мир. Предположим, что проволочную одежную вешалку сначала растянули, а затем дважды согнули пополам. Если с помощью сильного источника света спроецировать ее тень на полупрозрачный экран, то можно увидеть множество изогнутых линий. Но стоит нам заставить эту подвешенную на бечевке проволочную массу вращаться, мы увидим трехмерный комок проволоки - т. е. ее истинную форму, а не плоское, бессмысленное сплетение кривых линий. Это явление известно под названием кинетического эффекта глубины. В др. демонстрационном опыте большой квадрат сжимается до меньшего размера, сохраняя форму и положение, но наблюдатель видит не большой квадрат, уменьшающийся в размерах. Наблюдателю кажется, что квадрат удаляется от него и, когда он снова увеличивается, что квадрат приближается к нему. Квадрат сжимается и расширяется в двух измерениях, однако НС наблюдателя, по-видимому, предпочитает трехмерную интерпретацию.

Движущиеся картины. Восприятие движущихся картин (напр., кинокартин) содержит интересные проблемы П. о. Кинокартина должна в реалистической манере воспроизводить движение в естественном окружении и к тому же рассказывать убедительную, хотя и вымышленную историю. Последовательное развертывание действия предполагает резкие монтажные переходы от одной сцены к др., крупный, средний и общий планы, различные ракурсы. Последствиями неудачного монтажа м. б. перцептивные и концептуальные скачки и непреднамеренные двигательные эффекты. Контекст имеет первостепенную важность в определении смыслового значения сцены. Из-за множества концептуальных факторов, входящих составной частью в процесс создания фильма, мы не можем толковать кинокартину в прямой перцептивной манере на основе непосредственно воспринимаемого на экране действия.

Восприятие музыки. Музыкальные звуки имеют тенденцию группироваться по частоте, высокие отдельно от низких. При конкуренции частот в каждом ухе для праворуких характерно слышать высокие частоты в правом ухе (с корковой проекцией в левом или речевом полушарии), а низкие частоты - в левом ухе (с корковой проекцией в правом полушарии, отвечающем в большей мере за обработку пространственных признаков). Это непосредственное чувственное впечатление возникает даже тогда, когда оно противоречит реальным отношениям частот физ. раздражителя. Если музыкальную строчку проиграть в восходящей и нисходящей гамме т. о., чтобы одним ухом воспринималась восходящая нота, а др. - нисходящая, испытуемые будут слышать две мелодии (в высокой и низкой тональностях) и к тому же слышать высокие частоты в одном ухе, а низкие - в др. Диана Дойч называет эти феномены "музыкальными иллюзиями"; они иллюстрируют сильную - доминирующую - тенденцию к близости по частоте тонов и к раздельному группированию высоких и низких тонов. Принцип "хорошего продолжения", казалось бы, позволяет испытуемым следовать в восприятии восходящему и нисходящему звукоряду, однако группирование по высоте тона одерживает верх. Испытуемые узнают мелодию, исполняемую в разных тональностях. Никто из них не утверждает, что мелодия звучит одинаково, но все отмечают сохранность структурных отношений (между нотами). Это и есть транспозиция. Мн. музыкальные соотношения строятся на этом базисном феномене и его связях с др. феноменами восприятия.

Восприятие речи. Речь как акустический раздражитель воспринимается категориально. Речевой сигнал, состоящий из множества колебаний, воспринимается как один звук. Здесь можно провести аналогию с цветовым спектром, когда длины волн непрерывно изменяются в диапазоне от 400 до 700 мкм, однако мы воспринимаем дискретные цвета - красный, зеленый, синий и желтый.

В интегрировании наших речевых перцептов важную роль играет пауза. Функция коротких пауз заключается в обеспечении акцентов и произнесении взрывных согласных. Увеличение длительности фрикативного звука (как в shh [ш-ш]) тж помогает произносить взрывные согласные. Паузы способствуют орг-ции речевого восприятия.

На восприятие речи влияет зрение (межсенсорный эффект). Мак-Гурк и Мак-Дональд показали, что, когда движение губ говорящего соответствует произнесению одного звука, но при этом произносится др. звук, наблюдатель воспринимает некий компромиссный вариант. Звучащее [ба] при положении губ, соотв. произнесению звука gа [га], воспринималось испытуемыми на слух как da [да]. Сам по себе звук [ба] легко и безошибочно распознавался ими на слух, однако вид губ говорящего, произносящих несовместимый звук, создавал условия для компромиссного восприятия. Дети не были столь подверженными влиянию зрительной информ., и поэтому зрительно-слуховой эффект, должно быть, осн. на опыте.

Межсенсорные связи. П. о. распространяется на взаимосвязи между органами чувств. Уже младенцы способны сознавать, что воспринимаемая на ощупь форма эквивалентна той, к-рую они прежде видели. Эффектная демонстрация кросс-модальной эквивалентности, не осн. на опыте, получена в эксперименте Уайта и его коллег. Слепых взрослых учили пользоваться устройством, к-рое транслировало зрительные паттерны в импульсы, передаваемые к закрепленным у них на спине механическим вибраторам. Приближающийся визуальный объект увеличивался в размерах, и все большее число вибраторов приводилось в действие. Нек-рые слепые испытуемые резко наклонялись в ответ на "разрастание" этого тактильного объекта - бесспорный пример кросс-модальной эквивалентности во второй сенсорной модальности, тактильной, где объекты не могут увеличиваться в размерах. Это впечатляющее доказательство единства всех наших чувств.

Системы сигнализации. Орг-ция слуховых и обонятельных систем сигнализации имеет ряд общих интересных особенностей. Сигналами тревоги у мелких птиц служат постепенно нарастающие высокочастотные звуки. Такой сигнал очень трудно локализовать. И те виды птиц, к-рые подают сигнал тревоги, и мн. др. виды, к-рые его слышат, могут укрыться от хищника, такого как ястреб. Однако призывы к спариванию являются более специфичными. Они обеспечивают индивидуальную идентификацию вида, а их форма - краткое кудахтанье и чириканье - позволяет легко определить местонахождение особи. Обонятельные феромоны, используемые насекомыми в качестве сигналов опасности, обнаруживают удивительное сходство, тогда как их половые феромоны являются узко специфичными и сильнодействующими. Широта систем тревожной сигнализации в противоположность специфичности систем привлечения полового партнера - поразительно сходный принцип орг-ции в двух различных модальностях.

Заключительные замечания. Постгештальтистское понимание принципов П. о. связано с более ранними работами гештальтистов, однако его лучше всего оценивать как смещение интереса на проблемы, близкие к классическим. Исслед. восприятия речи, событий, музыки, запахов и возможностей замещения пораженных сенсорных систем - все это типичные примеры исслед., осн. на недоступных представителям классической гештальт-психологии технологиях. Тем не менее центральная тема гештальт психологии - тема естественной орг-ции всех перцептивных процессов - прочно удерживает свои позиции.

См. также Воспринимаемый размер, Константность, Контекстуальные ассоциации, Восприятие (перцепция), Перцептивные искажения, Перцептивный транзакционализм

Р. Д. Уолк

Перцептивное развитие (perceptual development)

Зрение. С момента рождения дети уже обладают нек-рыми зрительными умениями, но наиболее существенное совершенствование зрительной системы чел. происходит в течение первого года жизни. Младенцы, к-рым еще нет и месяца, способны отличить решетку из черных и белых вертикальных полос толщиной в 1/8 дюйма (3,2 мм) от серого пятна той же яркости. К 1 г. острота их зрения сопоставима с остротой зрения взрослых. В самом начале младенцы плохо контролируют движения глаз, и их глаза время от времени совершают несогласованные, разнонаправленные движения. Однако их система аккомодации более совершенна, чем некогда считалось; они демонстрируют одинаковую остроту зрения при изменении расстояния до объекта от 30,5 см до 1,52 м.

К 3 месяцам младенцы приобретают цветовое зрение. Они способны к различению цветов спектра. Более того, они рассортировывают цвета, используя те же категории, что и взрослые.

По мере роста младенцы все больше предпочитают кривые линии прямым, трехмерные конструкции - плоским и композиции с множеством мелких элементов - композициям из неск. крупных элементов.

Младенцы тж способны воспринимать глубину или удаленность. Уже в 2 месяца они обнаруживают более выраженное изменение частоты сердечных сокращений, когда их помещают у глубокого края визуального обрыва (т. е. на лист толстого стекла с находящейся под ним примерно на расстоянии метра текстурированной поверхностью), чем когда их кладут у неглубокого края (с текстурированной поверхностью прямо под стеклом).

Пока еще не ясно, обладают ли младенцы константностью восприятия (тенденция к сохранению воспринимаемого размера и формы объекта при изменении размера и формы его ретинального изображения).

Дети менее чувствительны к ориентации фигуры, чем взрослые. Напр., взрослые допускают ошибки в распознавании повернутых на 180° изображений лица, тогда как дети младше 10 лет способны узнать перевернутое лицо с той же точностью, что и находящееся в обычном положении.

По всей вероятности, восприятию детей присуща полная константность размера в тех случаях, когда расстояние до объекта не превышает 3 метров. На больших расстояниях константность размера уменьшается. Мн. общие иллюзии, такие как иллюзия Мюллера - Лайера, выражены у детей сильнее, чем у взрослых. Причины этих возрастных изменений пока не ясны.

Становясь старше, дети развивают способность обращать внимание на полезную информ. и игнорировать ненужную. Их стратегии зрительного поиска тж приобретают более систематический характер.

Зрительная система претерпевает ряд изменений в процессе старения. С возрастом хрусталик глаза желтеет, и потому у пожилых людей снижается чувствительность к таким цветам спектра, как зеленый, синий и фиолетовый. К тому же к старости хрусталик теряет эластичность и в рез-те утрачивает способность к изменению своей формы, вызывая затруднения при рассматривании близлежащих предметов (пресбиопия). Острота зрения снижается после 50 лет, особенно в отношении движущихся объектов.

После 50 лет наступает нек-рое ухудшение бинокулярного восприятия глубины, однако монокулярное восприятие третьего измерения остается относительно стабильным. Сколько-нибудь устойчивой тенденции в изменении уровня чувствительности к иллюзиям по мере приближения к старости не обнаружено.

Имеются данные, что пожилые люди испытывают трудности с подавлением иррелевантных раздражителей и легче отвлекаются на детали.

Другие перцептивные системы. Слуховая система чел. достаточно хорошо развита к моменту рождения, и новорожденные обладают чувствительностью к широкому спектру звуков. Младенцы очень рано отличают голос матери от голосов незнакомцев, возможно, уже в возрасте неск. дней.

Младенцы с самого начала чувствительны к различным запахам и, по-видимому, уже в недельном возрасте способны по запаху отличить мать от незнакомого человека. Спустя всего неск. часов после рождения, дети демонстрируют специфические мимические реакции на вещества, имеющие сладкий, кислый и горький вкус. Предпочтение сладкого, скорее всего, является врожденным.

Годовалые дети могут различать форму предметов на ощупь. Кроме того, уже двухнедельные младенцы способны имитировать действия взрослых, такие как высовывание языка.

Около 13% американцев старше 65 лет обнаруживают преждевременные признаки пресбиакузиса - прогрессирующего снижения слуха на оба уха в высокочастотном диапазоне звукового спектра. Пожилые люди, по всей вероятности, испытывают особые трудности с восприятием речи в условиях шума, маскирующего и искажающего речевые звуки.

Мы почти не располагаем данными об изменениях обоняния и вкуса в старости. По-видимому, обоняние не страдает сколько-нибудь существенно от самого процесса старения, во всяком случае, при устранении сопутствующих переменных, связанных с возрастными изменениями. Нек-рые исслед. указывают на ослабление вкусовой чувствительности с возрастом, тогда как др. опровергают этот вывод. Есть данные, хотя и спорные, что вещества с горьким вкусом не нравятся пожилым людям в большей степени, чем молодым.

Имеются разнородные сообщения о связи болевой чувствительности с возрастом - связи, к-рая отчасти зависит от инструкций, даваемых испытуемым. По-видимому, критерии, используемые людьми для принятия решения о том, жаловаться ли им на боль или нет, изменяются в процессе старения; скорее всего, пожилые люди дольше терпят боль, прежде чем сообщить о ней.

См. также Развитие человека, Развитие младенца, Развитие на протяжении всей жизни

М. У. Мэтлин

Перцептивные искажения (perceptual distortions)

Есть три вида искажений восприятия: 1) искажения, источник к-рых заключен в субъекте восприятия; 2) искажения, обусловленные проводящей средой между субъектом восприятия и стимульным объектом; 3) искажения, к-рые можно отнести на счет свойств объекта восприятия.

П. и., источник к-рых заключен в самом субъекте восприятия, могут возникать под влиянием характерных особенностей индивидуума, напр., душевного расстройства или факторов личности, либо под влиянием временных индуцированных состояний, вызываемых, напр., наркотическими препаратами.

Большинство искажений звука обусловлено проводящей средой. Голоса работающих на больших глубинах водолазов, к-рые дышат гелием или азотом, могут звучать как у героя известного мультсериала "Donald Duck": их речь трудно разобрать из-за пискливого, скрипучего голоса. Эффект Доплера - искажение, с к-рым, по-видимому, встречался каждый. Когда нас обгоняет гудящий поезд или над нами низко пролетает самолет, мы слышим изменение тона звука, к-рый затем резко обрывается. Звучание эха различается в зависимости от угла отражения звуковых волн от объектов, окружающих источник звука. Обманы слуха на открытом пространстве могут выражаться в виде восприятия звуков из неск. источников, расположенных в разных направлениях.

П. и., вызываемые свойствами самого объекта восприятия, включают в себя широко известные зрительные иллюзии, когда воспринимаемые размеры или длина предметов отличаются от истинных. Не менее важны слуховые, осязательные и вкусовые иллюзии.

М. Г. Пиренн продемонстрировал искажения зрительного восприятия, вызываемые фотографированием объектов с фиксированной точки. Цилиндрические колонны в этом случае могут выглядеть эллиптическими, приобретая яйцеподобную форму.

См. также Иллюзии, Восприятие (перцепция)

Р. Д. Уолк

Перцептивные способности младенцев (infant perceptual abilities)

Общая характеристика восприятия младенца

В своих Principles of psychology ("Принципы психологии") У. Джеймс так охарактеризовал перцептивный мир младенца: "Малыш, атакуемый раздражениями, которые одновременно идут от глаз, ушей, носа, кожи и внутренних органов, воспринимает все это как беспорядочную смесь мельканий и шумов". Эта т. зр. на младенческое восприятие как спутанное и недифференцированное оказалась весьма устойчивой. В 1960-х гг. отдельные ученые все еще придерживались мнения, что новорожденный не способен сосредоточивать взгляд или реагировать на звуки. Однако с изобретением ряда оригинальных методик для изучения перцептивного мира младенца традиционные представления о перцептивных умениях маленьких детей начали кардинально меняться. Целевой установкой этих методик было использование существующих видов поведения младенца для выявления тех раздражителей, на которые младенец обращает внимание.

Зрительные умения младенца

Многочисленные исслед. показали, что младенец обладает поразительными зрительными умениями. К числу наиболее важных работ в этой области относятся исследования восприятия младенцами глубины и паттернов.

Восприятие глубины. Хотя еще Дж. Беркли высказывал предположение, что восприятие глубины и удаленности не яв-ся врожденным, а приобретается с опытом, этот вопрос оставался филос. до тех пор, пока не были разработаны методики исслед., позволявшие систематически изучать его в экспериментах с младенцами.

Одной из самых ценных методик для исслед. зрительных умений младенца стала методика "визуального обрыва", предназначенная для изучения восприятия глубины путем создания контрастирующих поверхностей, вызывающих эффекты малой и большой глубины. Вся поверхность эксперим. установки - прочное прозрачное стекло, горизонтально закрепленное на определенной высоте над полом, - была твердой на ощупь, и настланный на одном ее конце (вровень со стеклом) узорчатый материал также имел вид продолжающейся твердой поверхности. Однако на др. ее конце этот узорчатый материал свисал от уровня стекла под прямым углом вниз и покрывал собой пол. При взгляде через прозрачное стекло находящийся на полу материал создавал зрительное впечатление провала или обрыва. Детей в возрасте от 6 до 14 месяцев помещали в центр стеклянной плоскости, и мать малыша просила его подползти к ней. Дети в подавляющем большинстве предпочитали "ровную" плоскость "обрыву", демонстрируя тем самым, что они уже различают глубину, но крайней мере, к тому моменту, когда начинают ползать.

Когда в экспериментах с "визуальным обрывом" стали использовать приборы для регистрации частоты сердечных сокращений, обнаружилось, что уже 2-месячные младенцы способны различать "мелкую" и "глубокую" стороны установки. Однако, хотя эти результаты доказывают существование восприятия глубины в очень раннем возрасте, они не позволяют сделать однозначный вывод о врожденном характере этого вида восприятия у детей. И все же, когда детеныши животных, к примеру, козлята демонстрируют восприятие глубины в возрасте всего одного дня (!), это подтверждает возможный вывод о том, что такое восприятие является врожденным и у людей.

Восприятие паттернов. Для определения того, способны ли младенцы различать паттерны, использовалась методика зрительного предпочтения. Этот метод заключается в предъявлении младенцам двух различных плоских изображений (узоров, орнаментов и т. п.). Наблюдая за младенцем через смотровое отверстие и регистрируя направление его взора, экспериментатор может определить, на какой из паттернов младенец больше смотрит. Предпочтение одного паттерна другому свидетельствует о способности младенца визуально различать их.

Пионерские исслед. Фанца были посвящены изучению зрительных предпочтений младенцев в возрасте нескольких дней. Оказалось, что малыши демонстрируют неожиданно высокую остроту зрения, или способность различать мелкие детали. Особый интерес вызвала способность младенцев выделять паттерны, напоминающие челов. лицо, из прочих паттернов. Эти данные позволили предположить, что лица наделены неприобретенным (unlearned), первичным значением, к-рое младенцы "понимают" уже через несколько дней после рождения. К 2 месяцам младенцы демонстрируют явное предпочтение похожим на челов. лицо паттернам в сравнении с изображением лица с измененным местоположением элементов (глаз, носа, рта и т. д.) или с паттерном, не похожим на лицо, но эквивалентным ему по суммарной стимульной энергии. Др. исслед. показало, что уже в 3 месяца ребенок способен узнать лицо своей матери на фотографии.

Обнаружение новых стимулов. Привыкание возникает, когда повторяющийся стимул становится знакомым и больше не вызывает ответной реакции. Изменение уровня реактивности при предъявлении др. стимула свидетельствует о том, что различие между старым и новым стимулами было обнаружено. Т. о., сравнение реакций на знакомый и новый стимулы дает нам др. подход к изучению перцептивного мира младенца. Из множества исслед., в к-рых применялась эта методика, становится очевидным, что замену старого стимула на новый можно использовать для возврата интереса младенца почти с момента рождения. Отсюда можно сделать вывод: младенцы - отнюдь не пассивные реципиенты средовой стимуляции, они реагируют на новизну и изменения.

К множеству перцептивных процессов, для исслед. к-рых применялась методика привыкания, относится и восприятие цвета. Когда 4-месячные дети привыкали к световому раздражителю с определенной длиной волны, они вновь обнаруживали интерес к световому раздражителю, если его длину волны изменяли таким образом, чтобы он воспринимался взрослыми как стимул др. цвета, - свидетельство того, что младенцы обладают цветовым зрением, сходным с таковым у взрослых.

Активный поиск зрительной стимуляции. Исслед. активного включения младенцев в поиск зрительной стимуляции проводились с помощью методик, использующих склонность маленьких детей сосать попавшие в рот объекты. В таких исслед., в качестве награды за более энергичное или частое сосание пустышки (датчика, чувствительного к изменениями силы и частоты сосательных движений), младенцу показывали с помощью специального проектора определенные видовые картины. Оказалось, что младенцы сосут пустышку более интенсивно, чтобы иметь возможность рассматривать изображение на экране. В др. исслед. обнаружилось, что младенцы способны изменять режим сосания с целью получения возможности рассматривать четкие изображения вместо расплывчатых. Эти и др. исслед. показали, что младенцы обладают высоко развитыми зрительными умениями с момента или вскоре после рождения. Можно ли это сказать в отношении не только видимого, но и слышимого младенцем мира?

Слуховые умения младенца

Младенцы способны слышать, так же как и видеть, с самого рождения. Вряд ли стоит удивляться, что большинство исслед. слуха младенцев было сосредоточено на изучении восприятия речи. Представляет интерес тот факт, что так же как младенцы реагируют на челов. лицо очень рано, они, по-видимому, столь же рано настроены особым образом на восприятие речи и челов. голоса.

Вместо того, чтобы быть пассивными слушателями, младенцы активно реагируют на речь взрослого. В одном исслед. обнаружено, что движения младенца синхронизируются или совпадают по времени с речью взрослого уже с рождения или немного позднее. Младенцы реагировали на английскую и китайскую речь, но не обнаруживали никаких реакций на такие звуки, как несвязные гласные или постукивание. Такая чувствительность к речевым паттернам, возможно, играет какую-то роль в подготовке младенца к последующему овладению языком.

В ряде исслед. было показано, что младенец в возрасте от нескольких дней до 1 месяца уже способен отличить голос матери от голосов др. женщин и может даже реагировать на свое имя, при условии его отчетливого произнесения матерью. Такое слуховое узнавание матери предшествует развитию зрительного узнавания и, вероятно, играет важную роль в формировании привязанности младенца к матери.

Различение звуков речи. К 6 месяцам дети способны дифференцировать любые две фонемы, входящие в состав языка.

Реакция на эмоциональный тон речи. К 7 месяцам дети в состоянии соотносить голоса и лица, выражающие одинаковые эмоции. Младенцы ожидают услышать веселый голос от изображения чел. с веселым лицом, а сердитый голос - от изображения чел. с сердитым выражением лица.

Пренатальное слушание. Когда будущим матерям на протяжении двух последних месяцев беременности читали вслух рассказы, их дети, к-рых обследовали через 1-2 дня после рождения, предпочитали слушать те рассказы, которые они уже слышали в утробе матери, а не новые. Т. о. развитие слуховых умений начинается еще до рождения.

Перцептивные умения в области других чувств

Осязание. Чувство осязания младенца в том виде, как оно проявляется в рефлексе поиска груди, вносит важный вклад в раннее пищевое поведение. Если прикоснуться к щеке малыша, он откроет рот и повернет голову, энергично пытаясь отыскать сосок груди. Когда рот ребенка встречается с соском, он автоматически начинает его сосать.

Вкус. Младенцы в первый день жизни обнаруживают вкусовую чувствительность и предпочитают сладкие жидкости безвкусным. Однако, не вполне ясно, имеет ли вкусовая чувствительность врожденный или приобретенный характер. Исслед. на крысах показывают, что питание самки во время беременности сильно влияет на вкусовые предпочтения новорожденных крысят.

Обоняние. Младенец может отличить запах матери от запаха чужого чел. - способность, к-рая обнаруживается у детей в возрасте примерно 6 недель. Т. о., вместе с видом и звуком матери, ее запах может играть определенную роль в формировании привязанности младенца к ухаживающему за ним чел.

Пересмотренный взгляд на перцептивные умения младенца

Перцептивный мир младенца определенно отличается от "беспорядочной смеси мельканий и шумов", о к-рой писал У. Джемс.

Гораздо менее определенными яв-ся выводы, касающиеся такого спорного вопроса, как "природа или воспитание". Как предложил Гибсон, лучше прекратить спорить, поскольку вполне возможно, что это неправильно поставленный вопрос, и направить все исследовательские силы на выяснение механизмов взаимодействия природы и воспитания. Др. направление исслед. касается точного определения того, какого рода средовую сенсорную информацию младенцы улавливают и какова ее роль в когнитивном развитии. Неисчерпаемая изобретательность исследователей, проявляемая в поисках новых способов ведения разведки перцептивного мира младенца, будет служить гарантией того, что перцептивные умения маленьких детей будут оставаться притягательным и плодородным объектом исследовательской деятельности.

См. также Связь и привязанность, Когнитивные (познавательные) способности, Развитие в раннем детстве, Развитие младенца, Перцептивное развитие

Ф. М. Кодл

Перцептивный стиль (perceptual style)

П. с. предполагает наличие у каждого чел. характерного способа восприятия мира. Мысль о том, что люди воспринимают мир разными и, главное, своеобразными способами, выглядит довольно заманчиво. Уже высказывались предположения, что сугубо индивидуальное и отчасти нарушающее законы восприятия использование цвета и формы некоторыми современными художниками основывается на возможных дефектах их зрения, так что каждый такой художник в точности переносит свой субъективный опыт на картину. Однако это предположение трудно доказать, как, впрочем, и др. гипотезы. Действительно ли своеобразие цветовой гаммы и форм у художников определяется особенностями их восприятия в точном смысле слова или здесь сказывается влияние когнитивных факторов, в частности, особенностей интерпретации видимого мира? В какой-то мере, когнитивные стили, имеющие отношение к способу мышления людей, представляются более нейтральным понятием по сравнению с П. с. В добавок ко всему, в этой области исслед. всегда существует проблема получения надежных и повторяемых данных.

Что касается маленьких детей, то тут действительно можно утверждать, что они воспринимают мир более глобально и менее дифференцированно, чем взрослые. Об этом можно судить не только по их недостаточно развернутым словесным описаниям, но и по гораздо менее дифференцированным и менее точным паттернам движений глаз и рук (в ходе ориентировочно-исследовательской деятельности) по сравнению с таковыми у старших детей и взрослых.

В 1950-х - 1960-х годах Г. Виткин использовал понятия "поленезависимость" и "полезависимость" для описания индивидуальных различий в результативности выполнения перцептивных задач. Виткин предлагал испытуемым 3 главные задачи: тест замаскированных фигур, тест стержня и рамки и тест наклонной комнаты. Поленезависимые испытуемые могут игнорировать конфликтующую (с целевым объектом) визуальную среду при отыскивании скрытой фигуры (в тесте замаскированных фигур) или определении истинной вертикали (в тестах стержня и рамки и наклонной комнаты). Полезависимые более подвержены влиянию визуальной среды, что приводит к худшим результатам при выполнении теста замаскированных фигур и к опоре на зрительную, а не на гравитационную систему отсчета при выполнении других заданий. Показатели успешности выполнения 3-х этих задач коррелируют между собой. Виткин также показал связь результатов выполнения перцептивных задач с различными измерениями личности. Поленезависимость и полезависимость до сих пор остаются предметом интенсивных исслед.

Пожалуй, единственным твердо установленным "перцептивным стилем" яв-ся "стиль незрелости". Дети в меньшей степени способны дифференцировать зрительное поле, чем взрослые. Помимо детей, те же эффекты демонстрируют взрослые с определенными локальными поражениями головного мозга.

См. также Контекстуальные ассоциации, Восприятие (перцепция), Перцептивный транзакционализм

Р. Д. Уолк

Перцептивный транзакционализм (perceptual transactionalism)

Восприятие направляется прошлым опытом, предположениями воспринимающего и индивидуальными различиями в прошлом опыте.

Все наиболее известные доказательства этого утверждения основываются на неопределенностях чисто геометрических проекций. Прежде всего, к ним можно отнести результаты опытов с "перекошенной комнатой" Эймса, вращающимся трапецивидным окном и знакомыми предметами, размер проекций к-рых изменяют в пустом пространстве.

"Перекошенная комната" построена по законам элементарной геометрии: бесконечное количество неподвижно закрепленных плоскостей при меняющемся расстоянии от них до наблюдателя могут давать совершенно одинаковые проекции. "Перекошенная комната" Эймса создавалась с таким расчетом, чтобы сетчаточная проекция в глазу наблюдателя соответствовала обычной прямоугольной комнате, даже если один ее угол находится от него на гораздо большем расстоянии, чем другой. Человек, стоящий в ближнем (к наблюдателю) углу такой комнаты, выглядит великаном, а находящийся в дальнем углу - карликом. Эта иллюзия предполагает, что наблюдатель смотрит одним глазом и держит голову неподвижно. Подобные курьезы геометрической перспективы хорошо известны, и первые упоминания о них датируются, по меньшей мере, XVI в.

Находящийся в "перекошенной комнате" человек, с к-рым у наблюдателя сложились прочные эмоциональные связи (напр. супруг или возлюбленный), воспринимается с существенно меньшими искажениями, чем незнакомец.

Вращающееся трапецивидное окно представляет собой раму окна, выкрашенную под трапецию т. о., что ее большее основание находится ближе к наблюдателю. При вращении такого окна (вокруг вертикальной оси) оно будет выглядеть раскачивающимся взад и вперед, тогда как обычное прямоугольное окно при его вращении будет выглядеть вращающимся, и только. Принято считать, что этот эффект обусловлен нашим опытом восприятия окон.

Предметы, рассматриваемые в "зрительном вакууме", подразумевающем наличие одного только видимого объекта без к.-л. признаков промежуточной или окружающей среды, кажутся наблюдателю находящимися на расстоянии, к-рое соответствует их привычному размеру. Так, игральная карта в половину своего обычного размера выглядит как находящаяся дальше от наблюдателя, чем карта обычного размера, хотя обе они предъявляются ему на одинаковом расстоянии.

См. также Воспринимаемый размер, Иллюзии, Восприятие (перцепция), Перцептивные искажения

Р. Д. Уолк

Пиковые переживания (peak experiences)

Первооткрыватель П. п., А. Маслоу, описывал их как необычные, волнующие, океанические, захватывающие, жизнеутверждающие и возвышающие переживания, к-рые выражают собой высшую форму восприятия реальности и даже оказывают мистический и магический эффект на испытывающего их чел.

Девятнадцать характеристик. Предложенные Маслоу понятия "самоактуализации" и постижения бытия иногда использовались попеременно с термином "П. п.". Девятнадцать характеристик, содержащихся в его оригинальной работе, вероятно, представляют наилучшее описание этого океанического и позитивного опыта.

В наиболее концентрированном виде их можно изложить следующим образом. Существует некое переживание целостности, единства, процессом восприятия к-рого полностью поглощен чел. Восприятия становятся богаче. Возникает дезориентация во времени и пространстве - чел. теряет из виду свое непосредственное окружение. Это положительный, а вовсе не болезненный или отрицательный опыт. Самоактуализировавшийся чел. легко уживается с противоположностями. Чел., находящийся на вершине, богоподобен, особенно в абсолютном, полном любви, неосуждающем, сострадающем и радостном принятии этого мира и любого др. чел. П. п. лишены страха, и поведение такого чел. характеризуется детской непосредственностью.

Положительный опыт. Маслоу уделил меньше внимания всему спектру положительного опыта, однако признавал существование "предгорья" или менее значительных, но все еще положительных, переживаний, вносящих свой вклад в самоактуализирующуюся личность. Для описания этих разновидностей положительного опыта часто используются семь категорий: божественный опыт, достижение вершин мастерства, душевное волнение, челов. взаимоотношения, красота, заслуженный успех и завершение.

Другие исследователи и теоретики пиковых переживаний. Мн. гуманистически ориентированные психологи и даже нек-рые бихевиористы рассматривали П. п. как вполне перспективные для научного исслед. Литература показывает, что высказывания Маслоу вызвали весьма широкую и разнообразную реакцию исследователей. Их обсуждение подняло многочисленные теорет. и филос. вопросы.

Однако опыт любого рода не приветствовался в качестве предмета исслед. в психол. лабораториях США. Маслоу ратовал, наряду с др., за "достойное место для опытных данных". Феноменология как изучение данных восприятия в противоположность объективным данным яв-ся естественной средой обитания пикового опыта. Говард Розенблатт и Айрис Бартлетт обнаружили связь пикового опыта с двумя важнейшими феноменологическими понятиями: парадоксальной интенцией и интенциональностью, а Томас Армор поддержал положение о том, что пиковый опыт представляет собой "трансценденцию обычной формы сознания, общей для всего челов. рода".

Пиковые переживания в образовании и искусстве. Маслоу считал, что двумя наикратчайшими путями инициирования П. п. яв-ся классическая музыка и секс. Утверждая, что музыка яв-ся механизмом инициирования пикового опыта, Маслоу, тем не менее, был горячим сторонником ритмических упражнений, спорта и танцев. Однако он тж рассматривал в качестве возможного пути к продуцированию П. п. мат. образование.

Поддержка нек-рых из этих предположений не замедлила прийти в форме эмпирических исслед. В ответ на вопросы, поднятые Маслоу в отношении образования, Нэнси Уилгенбуш рассмотрела возможность реализации призыва Маслоу к развитию челов. потенциала в области образования учителей.

Исследователи в области музыки тж ответили на этот призыв Маслоу. Дж. А. Пеннингтон разраб. процедуру количественного измерения пикового опыта в музыке.

Эмпирические данные и изучение отдельных случаев придают достоверность идее взаимосвязи между иск-вом и пиковым опытом.

Наркотический опыт. В своих ранних описаниях пикового опыта Маслоу допускал возможность рассмотрения наркотических переживаний как обладающих определенным сходством с пиковым опытом. Однако он категорически отрицал такую возможность в своих поздних работах, как об этом пишет Милдред Хардимен. П. п., к-рые способны реально изменить чел., возникают как закономерное следствие и награда за его труды.

См. также Эмоции, Феноменологический метод

Т. Лэндсмен