_Г_ (I)

Галилеево и аристотелевское мышление (Galilean / Aristotelian thinking)

Два контрастирующих способа научного мышления, или два типа логики, характеризовали развитие науки с древнейших времен - аристотелевский и галилеев. Обычно считается, что первый из них, аристотелевский образ мышления, задержал развитие совр. науки. Заметный прогресс в физике, биологии, а позднее и в психологии наметился только после появления галилеевой логики научного мышления.

Аристотелевский способ научного мышления. В системе мышления Аристотеля особое место отводится "локальному определению" (local determination). Причинность заключена в собственной природе объекта, а не в окружающей среде. Среда служит лишь источником "возмущений", к-рые время от времени изменяют поведение объекта. Кроме того, аристотелевская логика придает главное значение дихотомии, как это имеет место в разграничении небесных и земных процессов, используемых в физике Аристотеля. В психологии подобный подход проявился в виде тенденции к противопоставлению людей, которые рассматривались как нормальные либо анормальные, как умные либо лишенные разума и т. д. Другой особенностью этого способа мышления является его акцент на оценочных понятиях: некоторые формы движения, такие как круговое или прямолинейное, оценивались как "хорошие" или "высшие". В совр. психологии эта особенность находит отражение в тенденции проводить границу между нормальным и патологическим поведением.

Галилеев способ научного мышления. В отличие от аристотелевской галилеева научная логика подчеркивает интерактивную природу объекта и его среды. Для физиков, мыслящих в галилеевой парадигме, причина поведения объекта заключена не в его предрасположениях, а в функциональных отношениях этих предрасположений и окружающей среды. Галилеева логика требует рассматривать поведение объектов и людей как ситуационно-специфичное. Согласно этой логике, первейшей задачей является изучение условий, при которых происходят определенные события или действия. Кроме того, эта форма логики подчеркивает непрерывный характер переменных и является безоценочной. Люди не делятся на два типа: нормальных и анормальных; скорее существуют степени нормальности, так же как существуют уровни интеллекта.

См. также Философия науки

М. Гринберг

Галлюцинации (hallucinations)

Г. традиционно определяется как ложное сенсорное впечатление. Слово "ложное" в этом определении указывает на отсутствие внешнего набора референтов, к-рые объясняли и подтверждали бы стороннему наблюдателю описание события индивидуумом. Сновидение рассматривается нек-рыми как общеизвестный пример галлюцинаторного опыта, сопровождающегося при засыпании у нек-рых людей гипнагогическими Г., а при пробуждении - гипнопомпическими Г.

По различным оценкам, от 1/8 до 2/3 нормальной популяции имеют Г. при пробуждении. Это явление обнаруживается тем чаще, чем шире оно исследуется, причем тактильные Г. регистрируются значительно чаще, чем слуховые. Наличие Г. совсем не обязательно указывает на психопатологию. Поузи и Лош доказали это на основе данных интервью и результатов MMPI, взяв в качестве испытуемых 375 студентов своего колледжа. Эти авторы обнаружили, что наиболее частые слуховые Г. представлены случаями, когда находящийся в одиночестве человек слышит голос, зовущий его по имени (36%), и когда человек слышит свои собственные мысли, как если бы они произносились вслух (39%).

У детей дошкольного возраста Г. могут быть составной частью нормального развития. Шрейер и Либоу установили, что дети в возрасте от 2 до 5 лет, имевшие фобические Г., отличались ровным, веселым настроением и независимостью.

У большинства нормальных людей и психич. больных типичная картина фаз развития Г. состоит из: а) реакции испуга при столкновении с конкретным сенсорным впечатлением, б) организации (совладания) и в) стабилизации.

Распространенность, характер и частота переживания Г., по-видимому, опосредуются культурой. Среди культурных групп стран третьего мира - в особенности населения африканских, западно-индийских и южно-азиатских стран - Г. встречаются чаще, чем у жителей промышленно развитых стран. В США афро- и испано-американцы сообщают чаще о слуховых Г., чем белые американцы, что ведет к повышенному риску постановки ошибочного психопатологического диагноза. Судя по опубликованным данным, говорить о гендерных различиях нет оснований.

В отношении непсихиатрических популяций известно, что вызывающими Г. факторами являются: а) истощение организма, как на последней стадии цикла ОАС (общего адаптационного синдрома); б) лишение сна; в) соц. изоляция и отвержение; г) тяжелая реактивная депрессия; д) ампутация конечностей, как при восприятии фантомной конечности с кинестетическими ощущениями; е) медикаментозное лечение и ж) вторичные последствия интоксикации, вызванной галлюциногенами (напр., ЛСД, мескалином, псилоцибином) и др. наркотическими веществами (напр., морфином, героином, кокаином). Такая тактильная Г., как ползущие по телу (под кожей) мурашки, может, к примеру, переживаться лицами, употребляющими кокаин.

При органических мозговых синдромах Г. могут вызываться множеством факторов, включая: а) делирий; б) опухоли, сопровождаемые повышением внутричерепного давления; в) поражение височной доли мозга; г) нек-рые виды припадков (приступов); д) алкогольные энцефалопатии; е) ушибы головы, как в случае посткоматозных состояний и дезориентации; и ж) раздражение различных сенсорных путей, таких как проходящие через височные доли волокна зрительного тракта, при раздражении к-рых возникают микроптические Г., или обонятельный тракт, раздражение к-рого вызывает Г. характерных запахов, напр., горелой резины.

Не все Г., вызываемые органическими поражениями мозга, представляют собой восприятие др. реальности. При органическом галлюцинозе, напр., Г. (обычно слуховые) могут возникать в состоянии полной ясности сознания и ориентации в происходящем. В случае микроптических Г. больной с органическим поражением мозга знает, что миниатюрные фигуры не являются реальными; такие Г. не связаны с бредом.

То, что поражение головного мозга может являться причиной нек-рых Г., подтверждается данными исслед. латерализации. Чаморро с соавторами описали случай 41-летней женщины с подкорковым инсультом, испытывавшей при проявлении похмельного синдрома зрительные Г., ограниченные правой частью пространства. Де Морсье сообщил о зрительных Г., локализованных в левой половине зрительного поля, у больного с сенсомоторным гемипарезом. Хан, Кларк и Ойбоуд сообщили о 72-летней женщине, страдавшей унилатеральными слуховыми Г., связанными с глухотой на это же ухо, к-рые исчезали при использовании слухового аппарата. Танабе с соавторами описали случай вербальных Г., слышимых правым ухом, к-рые сочетались с флюентной афазией и инсультом в области верхней височной извилины коры левого полушария. Другие исслед., поддерживающие объяснение Г. поражениями представлены в табл. 1.

Таблица 1. Галлюцинации, коррелирующие с поражениями головного мозга

Слуховые галлюцинации

Сниженная активность МАО тромбоцитов (Schildkraut et al., 1980)

Гипотиреоидизм (Pearce & Walbridge, 1991)

Болезнь Альцгеймера (Burns, Jacoby, & Levy, 1990)

Атрофия верхней височной извилины коры левого полушария (Barta et al., 1990)

Зрительные галлюцинации

Сосудистая недостаточность височно-теменно-затылочных областей (Schneider & Crosby, 1980)

Правостороннее поражение промежуточного мозга (DeMorsier, 1969)

Подкорковый инфаркт, прерывающий стриато-кортикальные проводящие пути (Chamorro et al., 1990)

Закупорка передней мозговой артерии (Nakajima, 1991)

Тактильные и прочие галлюцинации

Педункулярный галлюциноз, связанный с парамедиальным таламическим нарушением (Feinberg & Rapcsak, 1989)

Стереогностические галлюцинации и гаптические ощущения, связанные с бипариетальными поражениями (Stacy, 1987)

Большие психотические расстройства нередко сопровождаются Г. Яркие, живые Г. могут наблюдаться при всех формах шизофрении. С Г. сталкиваются и в случаях аффективных расстройств. При большой депрессии, напр., клиницист, проводящий обследование в соответствии с DSM, должен установить, согласуются ли описанные Г. с настроением больного или нет. Шизоаффективный психоз - как своего рода соединение расстройства мышления и аффективного психоза - часто имеет в качестве сопутствующего признака Г.

В качестве примера ранних исслед., построенных на предположении, что различные психич. состояния связаны с разными типами Г., можно привести исслед. Элперта и Силверса. Было обследовано в общей сложности 80 стационарных больных, часть к-рых страдала алкоголизмом, а часть - шизофренией, причем у всех у них были Г. Были обнаружены следующие различия в Г. У алкоголиков: а) появление Г. отмечалось на сравнительно ранних стадиях болезни; б) слуховые Г. состояли из неречевых звуков или неразборчивых голосов; в) воспринимаемый источник находился вне тела больного; г) систематическая зрительная стимуляция снижала частоту Г.; д) возбуждение повышало частоту Г.; е) бред редко сопровождал Г.; ж) отмечалось сильное желание обсуждать (галлюцинаторный) опыт. В отличие от алкоголиков у больных шизофренией: а) появление Г. отмечалось на более поздних стадиях болезни; б) голоса были обычно отчетливыми и разборчивыми; в) Г. воспринимались как возникающие внутри тела; г) и д) систематическая зрительная стимуляция и возбуждение не вызывали изменений частоты Г.; е) эпизоды бреда были более частыми; ж) отмечалось нежелание делиться своим галлюцинаторным опытом.

Г. могут вызываться множественными или слабо связанными событиями. Тактильные (гаптические) Г. могут быть вторичными по отношению к шизофрении, синдрому отмены алкоголя или наркотической интоксикации. Обонятельные и вкусовые Г. часто переживаются вместе с такими состояниями, как височная эпилепсия и шизофрения. Рефлекторные (отраженные) Г. возникают в сфере одного анализатора при действии раздражителя на др. анализатор (напр., зубная боль, провоцирующая слуховую Г. у больного шизофренией). Наконец, кинестетические Г. включают ощущение измененных состояний органов тела, когда этот опыт невозможно объяснить никаким рецепторным аппаратом. Эти Г. обнаруживаются у больных, страдающих психозами, и больных с органическими мозговыми синдромами (напр., ощущение жжения в мозгу, вызванное шизофренией или тяжелой депрессией). Синдром таламической боли тж может являться причиной такого ощущения.

И в нормальной и в психиатрической популяциях Г. могут выполнять адаптивную функцию. 30 пациентов Бенджамина, страдающих психич. расстройствами, сообщали о цельной, гармоничной и взаимодополняющей связи со своими слуховыми Г.

Г. являются универсальными и адаптивными и встречаются как у тех, кого считают психически нормальными, так и у всех категорий психически больных людей. Специалисты не оставляют попыток дать теорет. объяснение этиологии (напр., объяснение Г., связанных с мозговым инсультом, отключением тормозящих нейронных механизмов). Психол. объяснения столь же правомерны (напр., предположение, что Г. отображают внутриличностную и межличностную динамику, помогая индивидууму приспособиться к меняющемуся и часто угрожающему окружению). Созданию как неврологических, так и психол. теорий мешает отсутствие прямых методов измерения Г.

Терапевтические вмешательства варьируют от ожидания спонтанного выздоровления до инвазивной лекарственной терапии, к-рая нередко сама вызывает Г. как токсический побочный эффект. Определенный интерес вызвало применение методов когнитивно-поведенческой терапии (табл. 2). Количество исслед. этой области челов. поведения увеличивается в силу усилившегося интереса к измененным состояниям сознания.

Таблица 2. Уменьшение слуховых галлюцинаций

Метод
Состояние
Источник
Релаксационные магнитофонные записиШизофренияHustig et al. (1990)
Стимулирующие магнитофонные записиШизофренияHustig et al. (1990)
Повышение уровней шума окружающей среды (с помощью слухового аппарата)Тревога и депрессияFenton and McRae (1989)
Методика "остановись и назови" (stop-and-name technique) (с перекрытым слуховым входом через ухо)ШизофренияBirchwood (1986)
Переключение (концентрация на визуальном стимуле)Непрерывнотекущая шизофренияHeilbron et al.(1986)
Блокировка (повторение слов, игнорируя последующие слова)Реактивная шизофренияHeilbron et al.(1986)
Стратегии отвлечения вниманияШизофренияAllen et al. (1985)
Терапия насыщением (пролонгированное подвергание воздействию голоса)Навязчивые мыслиGlaister (1985)

X. В. Холл

Галлюциногены (hallucinogenic drugs)

Вещества, вызывающие галлюцинации, известны человечеству на протяжении столетий. Большинство из них использовалось в связи с религиозными церемониями или специфическими культурными событиями; злоупотребление ими порицалось. Г. по определению обладают способностью вызывать галлюцинации (чувственное восприятие в отсутствие внешних раздражителей). Однако большинство Г. оказывают такой эффект лишь в весьма высоких дозах, что, в свою очередь, вызывает такие неприятные физ. и эмоциональные побочные эффекты, как тошнота и паника. В этой связи нек-рые авторы считают термин "психотомиметики" (букв. "имитирующие психоз") более подходящим для обозначения этого класса веществ, имея в виду вызываемые ими поведенческие и эмоциональные изменения.

Хотя существенные поведенческие и эмоциональные изменения действительно имеют место, столь же верно и то, что важным различием между истинным психотическим и спровоцированным психотомиметиками состоянием является способность индивидуума под действием Г. отличать реальное от нереального. Кроме того, большинство этих препаратов вызывают нек-рые из когнитивных, эмоциональных, личностных и перцептивных изменений, связанных с психотическим восприятием. Поэтому третья группа экспертов считает более правильным использование для обозначения этих веществ термина "психоделический" или "расширяющий сознание". Эти авторы утверждают, что в большинстве случаев такие препараты принимаются не ради их галлюцинаторного эффекта и, разумеется, не в связи с их способностью вызывать психотическое состояние, а с тем, чтобы создать состояние расширенного восприятия, в к-ром становится возможным увидеть вещи в иной перспективе или пережить нечто, ранее незнакомое индивидууму. В настоящей статье для обозначения этого класса препаратов термины "галлюциногенный", "психотомиметический" и "психоделический" используются как взаимозаменяемые.

Хим. и фармакологические классификационные системы Г. тж являются предметом споров. Р. Джулиан предлагает разделение, основанное на принципе наибольшего воздействия препарата на определенную нейрохимическую систему: ацетилхолиновые психоделики (атропин, скополамин, малатион), норэпинефриновые психоделики (мескалин, СТП) и серотониновые психоделики (ЛСД, диметилтриптамин, псилоцибин).

Нек-рые авторы относят тж амфетамины к категории психотомиметических средств. Такая классиф. препаратов, иначе называемых стимуляторами ЦНС, определяется их способностью вызывать реакции, весьма сходные с проявлениями развернутого параноидного психоза, когда препарат используется продолжительное время в высоких дозах.

Наконец, марихуана классифицируется по-разному, что обусловлено оказываемыми ею различными эффектами. В зависимости от дозировки марихуана является слабым снотворным или седативным средством. В более высоких дозах активный компонент тетрагидроканнабинол способен вызывать психоделический эффект, сходный с таковым при приеме ЛСД. Гашиш - вещество с высокой концентрацией конопляной смолы - в особенности способен вызывать эти психоделические эффекты. Точная фармакодинамика тетрагидроканнабинола в настоящее время неизвестна.

Авторитетные специалисты в этой области обычно соглашаются с тем, что эффекты, вызываемые Г., весьма разнообразны, в зависимости от типа и количества препарата. Однако разнообразие воздействий объясняется тж психич. состоянием индивидуума в момент приема препарата, его знакомством с эффектом, вызываемым этим и аналогичными препаратами, а тж актуальным окружением, в к-ром он принимает препарат.

Г. обычно поступают в организм при оральном приеме, парентеральное введение используется редко. Каннабиоиды обычно вводятся при курении, что приводит к быстрому их поступлению в кровоток через легкие. Эффект обычно наступает в пределах 5 мин. При оральном поступлении каннабиоидов или др. психоделических средств субъективное ощущение эффекта наступает примерно через 30 мин. Длительность действия препарата различна в зависимости от его дозы и типа. Эффект у каннабиоидов несколько более кратковременный (примерно 3 ч), в то время как действие таких средств, как ЛСД, обычно продолжается 12 ч и более.

Психотические реакции - лишь одна из проблем, вызываемых группой сильных Г. Люди, принимающие эти препараты, в особенности ЛСД, сообщают о повторных вспышках психотических переживаний вне приема препарата ("флэшбек"). Пусковыми фактором для появления флэшбек могут быть др. психоактивные вещества, алкоголь и стрессовые ситуации, но иногда они возникают и без видимой причины.

И наконец, осторожное отношение к этой группе веществ диктуется тем, что они вызывают комбинацию сенсорных и эмоциональных нарушений. Может возникнуть то состояние, к-рое наркоманы называют "скверным путешествием", сопровождающееся искажением восприятия, паникой и поведением, к-рое может иметь фатальные последствия.

В основном эти разнообразные неблагоприятные реакции на Г. стали причиной того, что их перестали использовать как вспомогательное средство при проведении психотер.

См. также Амфетаминовые эффекты, Химическая стимуляция мозга, Марихуана, Нейрохимия, Психофармакология, Стимуляторы

Р. Каппенберг

Гандикап (handicaps)

Г. представляет собой состояние, при к-ром сочетание физ., умственных, психол. и/или соц. качеств или процессов затрудняет приспособление человека, не позволяя ему достичь оптимального уровня развития и функционирования. Полезно отличать инвалидность - физ. или психич. дефект, нарушающий функционирование индивидуума, от Г. - определенного комплекса соц. и психол. реакций на это состояние. К сожалению, в литературе во мн. случаях это различение не используется и два термина употребляются как взаимозаменяемые. Мы проводим такое разграничение и делаем акцент на том, что инвалидность не обязательно включает в себя Г.

Два осн. подхода к концептуализации Г. иллюстрируют сложность превращения инвалидности в Г. Господствующий подход использует понятие болезни для объяснения индивидуальных различий или отклонений, характеризующих инвалидность. Инвалидность представляется негативной особенностью, к-рая отдаляет инвалида от "нормальных" людей и требует таких медицински ориентированных вмешательств, как диагностика и лечение.

На настоящий момент эта мед. ориентация доминирует в сфере здравоохранения и гос. политике. Др. параметрами, важными для классиф. инвалидизирующих состояний, являются степень тяжести, а тж признание сосуществования этих состояний, что отражено в понятии множественно инвалидизированного индивидуума. Далее, областью, в к-рой Г. находит свое отражение в классификационной схеме, является образование, где имеется понятие образовательного Г. - состояния, к-рое негативно сказывается на школьной успеваемости. Каждое из таких состояний нарушает или ограничивает функционирование человека и потенциально угрожает его развитию и адапт.

При альтернативном подходе к концептуализации Г. он рассматривается как соц. конструкция, а не как свойство, присущее инвалиду. Нетти Бартель и Сэмюель Гаскин так излагают сущность этого подхода: "Г. - это соц. состояние, состояние, созданное об-вом. Физ. или поведенческие особенности чел. становятся Г. лишь до той степени, в к-рой об-во, др. люди или сам чел. считают их выделяющимися и нежелательными... В результате такого соц. определения возникает характерная обстановка и стиль поведения, к-рые последовательно все больше и больше отдаляют чел. от нормального стиля жизни и, с течением времени, убеждают всех имеющих к этому отношение в его действительной неполноценности."

Концепция Г. как соц. конструкции подразумевает проведение параллели между лицами с Г. и др. меньшинствами или социально обделенными группами. "Гандикапизм" - предрассудки по отношению к инвалидам и лицам с к.-л. отклонениями от нормы - становится, т. о., разновидностью расовых и гендерных предрассудков, существующей в нашем об-ве как в открытых, индивидуальных и институциональных, так и в скрытых формах.

Движение за гражд. права способствовало повышению осознания наличия этой проблемы и ответственности об-ва за инвалидов. Ряд законодательных и судебных решений продвинули наше об-во в направлении более гуманных и плюралистических подходов к ним. Закон о реабилитации от 1973 г. (Rehabilitation Act of 1973) и Закон об образовании для всех детей-инвалидов (Education for All Handicapped Children Act) отражают этот важный прорыв к обеспечению образовательных, гражд. и челов. прав для инвалидов, в рамках к-рого определены обязательства государства - гаранта их психол. и физ. благополучия. Основу этого подхода составляют, в частности, такие концепции и политические стратегии, как деинституционализация, интеграция в об-во и нормализация. Деинституционализация представляет собой стратегию "перевода" инвалидов из институциональной и сегрегирующей среды в здоровую среду с обеспечением удовлетворения их специфических нужд в открытом об-ве. Это предполагает интеграцию инвалидов в минимально ограничивающую обстановку, повышающую для них возможность оптимального, нормализованного развития.

Д. Л. Вертлиб

Гарантированность работы (job security)

Нек-рые теоретики, напр. А. Маслоу, выделяли Г. р. в качестве одного из осн. компонентов профессиональных аттитюдов и интересов работников. Угрозы Г. р. могут возникать либо вследствие действия экономических факторов, к-рые ведут к снижению спроса на рабочую силу, либо в результате решения работодателя уволить работника за плохо выполненную работу, невыполнение работы или по др. причинам подобного рода. Против каждой из этих угроз существует множество способов защиты. Профсоюзы возглавили движение за выработку процедур разрешения трудовых конфликтов и использование третейского суда в целях защиты работников от увольнений по причинам, к-рые нельзя считать обоснованными, т. е. от произвольных увольнений, не вызванных ни экономическими, ни производственными причинами. Правила, касающиеся сроков трудового найма, индивидуальные трудовые контракты, положения о гос. гражд. службе и различные законы, препятствующие дискриминации по расовым, возрастным, половым, религиозным, национальным признакам, а тж на основании членства в профсоюзе, - все это дополнительно ограничивает права работодателей при увольнении работников.

Экономические угрозы Г. р. могут вести либо к временной потере работы, либо к приостановке деятельности предприятия в результате спада деловой активности, либо к постоянной или полной потере работы. Защитить работника от потери работы по экономическим причинам труднее, чем защитить его от незаконных увольнений. Среди наиболее распространенных способов защиты - учет трудового стажа работника. Нек-рые компании и профсоюзы ввели в результате договоренности или административным порядком практику перераспределения работы, при к-рой они урезают рабочие часы, вместо того чтобы отправлять работников в вынужденный отпуск вследствие приостановки деятельности предприятия. Др. работодатели участвуют в программах планирования челов. ресурсов, организуя работу и распределяя ее т. о., чтобы свести к минимуму незанятость работников.

Наконец, был разработан ряд компенсационных программ, призванных сократить финансовые потери, связанные с утратой работы. Несмотря на это, угроза потери работы влечет за собой серьезные экономические затраты и может причинить значительный соц. и психол. ущерб работникам и их семьям в форме стресса, потери самоуважения и повышенного напряжения в семье и в отношениях с окружающими. Поэтому Г. р. остается одной из наиболее актуальных соц. и экономических задач индустриального об-ва.

См. также Практика найма рабочих и служащих

Т. Кочан

Гендерно-ролевой стресс (gender role stress)

Термин "гендер" в настоящее время подвергается переоценке в литературе; термин "роль" не дифференцирует многообразие ожиданий, а "стресс" является настолько неопределенным понятием, что нек-рые психологи предпочитают его не использовать. Термин "гендер" был введен в употребление в поведенческих и соц. науках с целью отличить обозначаемое им понятие от понятия пола. Такое разделение этих понятий возникло в феминистской литературе, чтобы подчеркнуть, что анат. не есть судьба, поскольку пол задается биологически, а гендер создается культурой. "Мужской" и "женский" - пример разграничения по половому признаку, тогда как "маскулинный" и "феминный" - пример гендерного описания. Термин "половая роль" все же иногда используется в психол. литературе как синоним "гендерной роли" в силу сложившейся традиции.

Разнообразные ожидания, связанные с ролями, часто конфликтуют между собой. Антропологи дихотомизировали эти традиционные гендерные роли как роли, совмещенные с природой - для женщин и с культурой - для мужчин, или как роли в области личных, семейных и домашних занятий, предназначенные для женщин, и роли в области общественных и политических занятий, предназначенные для мужчин.

Исслед. стресса обычно включают изучение: а) стрессоров, б) развития стресса, напр. восприятия и переживания опасности или утраты контроля, и в) реакций на стресс, таких как психосоматические заболевания. Как правило, источники стрессоров является внешними, однако люди могут тж создавать их для себя сами. Напр., женщины, занимающие руководящие должности, могут считать, что они должны работать гораздо лучше, чем их коллеги-мужчины. Индивидуальная предрасположенность и когнитивная оценка играют важную роль при определении степени напряженности ситуации. Ситуация, к-рую одни считают потенциально стрессовой, может расцениваться другими как благоприятная. Не все стрессы дисфункциональны. Нек-рые люди нуждаются в стрессовых ситуациях, напр. занимаются альпинизмом или прыгают с парашютом. Стресс тж может быть скрытым и не замечаться наблюдателем или даже оказавшимся под его воздействием человеком.

Г.-р. с. возникает преим. тремя путями. Во-первых, стресс может быть результатом соц. определенных гендерных ролей и связанных с гендером аттитюдов и занятий (напр., достойная и квалифицированная работница не повышается в должности вопреки официально провозглашаемой политике компании). Во-вторых, стресс может возникать вследствие нарушений соц. определенных гендерных ролей. Традиционные половые и гендерные различия осн. на дихотомии мужчин и женщин в типовых взаимоотношениях как единственно приемлемой соц. нормы. За нарушение этой нормы следуют негативные санкции. Традиционные понятия гендерных ролей оказываются слишком ригидными и узкими в условиях существования мн. вариаций в челов. взаимоотношениях. Напр., высокий процент самоубийств и суицидальных попыток среди лесбиянок в США, вероятно, является следствием их неспособности справиться с отрицательными аттитюдами и отчаянием. Третья причина стресса проистекает из двусмысленностей, обнаруживаемых в самом определении гендерных ролей, к-рые не являются статичными. Понятие семьи геев или лесбиянок для многих представляет собой проблему из-за предрасположенности об-ва рассматривать семейные отношения в аспекте деторождения, пола и власти.

Анализ ролевого стресса может фокусироваться на одной или неск. группах переменных и осуществляться в контексте трех параллельных, но взаимосвязанных систем: а) физиологической, б) психологической и в) социальной. Из множества возможных компонентов и субкомпонентов соц. системы здесь будут частично и кратко рассмотрены только пять: а) соц. ин-ты (работа и сфера занятости, семья), б) соц. связи, в) соц. стадии, или жизненный цикл, г) соц. образы и идентичность, и д) соц. изменения.

Гендерно-ролевой стресс у женщин

Физиологическая и психологическая системы. Физиолог. и психол. воздействие стресса на мужчин и женщин различно. Хотя процентное соотношение психич. расстройств среди мужчин и женщин практически одинаковое имеются значительные гендерные различия в типах расстройств. Женщины имеют более высокие показатели депрессии, фобий, а тж обсессивных и компульсивных расстройств. Это может быть объяснено различными жизненными ситуациями, с к-рыми сталкиваются женщины, постановкой диагноза врачами-мужчинами и готовностью женщин говорить о своих проблемах и обращаться за помощью.

Социальные системы. Работа и семья - две осн. сферы деятельности всех мужчин и женщин. Исторически, за исключением периода Второй мировой войны, большая часть женщин была вынуждена осваивать предопределяемые гендером профессии и работать в традиционных для женщин сферах. Женщины зарабатывают меньше мужчин, и для них существует т. н. "стеклянный потолок". Труд женщин зачастую меньше ценится. Исторически заслуги женщин в области иск-ва и науки нередко игнорировались или присваивались мужчинами.

Половая дискриминация глубоко укоренилась в сфере труда, начиная с объявлений о вакансиях и заканчивая пенсионным обеспечением. Сексуальные домогательства на рабочем месте являются типичной ситуацией для женщин.

Дом и место работы оказались разделенными в результате промышленной революции. Мужчины уходили из домов работать на фабрики, в шахты и офисы, а женщины оставались дома. Даже с ростом числа работающих женщин домашний труд по-прежнему остается преим. уделом женщин. Женщины, пытающиеся управляться со своими обязанностями и дома и на работе, сталкиваются с неадекватными льготами по уходу за детьми и отпусками по материнству.

Неравноправие в браке и после развода является еще одним источником стресса. Развод - главное травматическое событие в жизни женщины и осн. фактор феминизации бедноты. Оказавшись в роли единственного родителя, женщины сталкиваются с целым рядом проблем и ограничений. Вследствие предубеждений и дискриминации они испытывают стресс и в др. областях, таких как образование, религия, право и политика.

Угроза насилия означает, что женщины должны ограничивать свою активность и участие в соц. жизни. Изнасилование на свиданиях, супружеское насилование, сексуальное развращение девочек, сексуальные домогательства на работе, непристойные телефонные звонки, жестокое обращение супруга и др. формы насилия - все это проблемы, с к-рыми сталкиваются женщины.

Женщины испытывают стресс на всем протяжении их жизненного цикла. Стресс, связанный с менструацией и менопаузой, знач. варьирует в зависимости от индивидуальных и культурных различий. Женщины сталкиваются с дополнительными источниками стресса во взрослой жизни, включ. беременность, рождение ребенка, материнство и синдром опустевшего гнезда.

В отличие от мужчины, идентичность к-рого устанавливается через его соц. и профессиональный статус, идентичность женщины, как правило, определяется через ее соотнесение с мужчинами или через ее семейные роли. Ученые, стоящие на позициях феминизма, указывают на то, что идентичность женщины лучше всего описывается как "другая" и через непринадлежность к данному кругу (outsider). В созданном мужчинами языке женщина часто включается в категорию man (англ.: [1] человек; [2] мужчина), к-рая отказывает женщине в ее отдельной идентичности.

Женское тело используется в качестве объекта сексуального вожделения для лучшей продажи потребительских товаров и пр-ва порнографической продукции. Существует множество действий, связанных с женским телом и ограничивающих его движения, напр. связывание ступней у девочек в Китае.

Важные соц. изменения привели к возникновению двойственности и неопределенности в трактовке гендерных ролей и различным типам стресса. Напр., признание того, что женщина может делать профессиональную карьеру, обозначило необходимость в обеспечении льгот по уходу за детьми. Мн. матери испытывают чувство вины, оставляя детей на попечении др. человека. Включение в профессиональную деятельность поставило перед мн. женщинами дилемму - заводить ли им детей, пока они еще способны к этому биологически, или делать профессиональную карьеру. Требования со стороны женщин равноправия и равных возможностей не могут сдвинуть дело с мертвой точки.

Проблема абортов оказывается одним из серьезнейших источников стресса из-за ее тесной связи с проблемами соблюдения гражд. прав женщины, права на собственное тело и др. затрагивающих челов. жизнь и челов. права этических проблем. Введение статьи об абортах в Американский гражданский кодекс (RU 486) стало "успокоительной пилюлей" в установлении более гибкой политики в отношении проблемы абортов и приведении ее в большее соответствие с междунар. стандартами.

Гендерно-ролевой стресс у мужчин

Физиологическая и психологическая системы. Наиболее распространенным последствием стресса для мужчин являются сердечно-сосудистые заболевания. По сравнению с женщинами мужчины имеют более высокие показатели алкогольной и иных наркотических зависимостей. В отличие от женщин, склонных обращаться за помощью во время стресса, мужчины стремятся справляться со своим стрессом сами либо вообще ничего не предпринимают.

Социальные системы. Профессия обычно является центром средоточия видов трудовой активности мужчин, удерживая лидирующее положение среди всех др. ролей. Профессиональные роли и семейные роли мужчин настолько широко разделены, что в данных переписи нет сколько-нибудь сопоставимых цифр для сравнения числа "работающих отцов" и "работающих матерей". Вследствие этой центральной позиции профессиональной деятельности связанные с работой роли составляют осн. источник стресса для мужчин.

Семейные роли оказываются важными для мужчин, на к-рых традиционно возлагаются ожидания как на осн. кормильцев, зачастую являющихся единственным финансовым источником для семьи. Супружество и развод вызывают у мужчин др. типы стресса, нежели у женщин. После развода мужчины сталкиваются с такими проблемами, как уменьшение соц. сети, посещение детей и необходимость оказания им денежной помощи. Поскольку после развода дети обычно остаются у матерей, мужчины зачастую чувствуют себя посторонними или чужими своим детям.

Соц. контакты и дружеские отношения мужчин в основном связаны с их работой, спортом или увлечениями. В результате у мужчин обычно неск. хороших друзей, при этом мужья чаще считают своих жен близкими друзьями, нежели жены своих мужей. От мужчин ожидают принятия активной или агрессивной роли в отношениях с женщинами, к-рая сопряжена с риском получения отказа или неудачи. Мужчины неохотно идут на откровенное и открытое общение по поводу своих личных проблем, ограничивая тем самым свой репертуар стратегий совладания со стрессом. Поощряемый в мужчинах с детства дух соперничества находит свое отражение во мн. жизненных сферах. Соперничество принимает различные формы, и победа может стать для мужчины самым главным в жизни. В прошлом мужчины соперничали в своей профессиональной деятельности с др. мужчинами. Сейчас женщины тж составляют им конкуренцию в профессиональной деятельности, традиционно считающейся мужской.

Мужчины проходят через меньшее количество четко дифференцированных стадий биолог. и соц. изменений, чем женщины. Они подвергаются стрессу на стадиях юношества, супружества, отцовства, отхода от дел. Мужчины мечтают о выходе на пенсию, однако многие, оказавшись не у дел, чувствуют себя бесполезными.

Соц. образ мужчины рисует его сильным, немногословным, энергичным, ориентированным на соперничество и контролирующим свои эмоции. С др. стороны, мужчин критикуют за их агрессивность, склонность к насилию, неразговорчивость, грубость, неумение выражать свои чувства и недостаточную способность к состраданию. Такие конфликтующие ожидания создают источник стресса для мужчин.

Соц. изменения вносят двойственность и неопределенность в соц. роли, особенно в гендерные роли. Кризис маскулинности существует вследствие неспособности мужчин к переопределению маскулинности в терминах, приемлемых как для мужчин, так и для женщин. Мужчины чувствуют угрозу со стороны изменения норм сексуальности и считают такое изменение неадекватным. Однако эти изменения не обязательно порождают стресс. Напр., такие организации, как Национальная организация мужчин против сексизма (National Organization for Men Against Sexism), свидетельствуют о положительной реакции на феминистское движение и признании необходимости перемен.

См. также Кросс-культурная психология, Культурный детерминизм, Развитие на протяжении жизни, Половые роли, Социальное равенство, Социальное влияние, Последствия стресса

С. Р. Соннад

Генерализация раздражителя (stimulus generalization)

Как следует из самого названия, Г. р. относится к способности реакции, предварительно выработанной на специфический раздражитель, вызываться впоследствии др., сходными с ним раздражителями. И. П. Павлов впервые продемонстрировал этот феномен в лабораторных экспериментах с собаками. После предъявления собаке серии сочетаний между раздражителем и реакцией, напр. звуковым сигналом и пищевым подкреплением, ей предъявлялся раздражитель сходного характера, однако неск. отличавшийся от первоначального звука, без последующего подкрепления. Эта процедура привела к установлению ныне хорошо известного градиента генерализации возбуждающего раздражителя (excitatory gradient of generalization), согласно к-рому интенсивность реакции животного на проверочный раздражитель прямо пропорциональна его сходству с обучающим раздражителем.

Павлов придавал большое значение Г. р. Он считал ее одним из решающих условий выживания. Распространение реакции на отличающиеся от исходного раздражители позволяет животным компенсировать нестабильность среды обитания. Этот ранний акцент на адаптивной ценности Г. р. привел последующих теоретиков к ее трактовке как базисного и несводимого к другим процесса научения. Однако впоследствии др. психологи выразили сомнение в правильности такого взгляда на генерализацию. По их мнению, генерализация является артефактом процесса дифференцировки или, иначе, дискриминации.

Теория научения дискриминации Спенса (Spence's theory discrimination learning) - наиболее известная ил. этого первого подхода. Она осн. на идее, что возбуждение (тенденция реагировать) развивается на раздражитель, сочетаемый с подкреплением, и что это возбуждение распространяется на сходные раздражители.

Лешли и Уэйд предложили диаметрально противоположную подходу Халла - Спенса т. зр. на генерализацию. Лешли и Уэйд утверждают, что раздражитель приобретает контроль над реакцией лишь в том случае, если этот раздражитель контрастирует с др. раздражителем. Чаще всего перед проверкой на генерализацию животные испытывают воздействие одного обучающего раздражителя. Поскольку этот обучающий раздражитель репрезентирует лишь одно значение на существующем континууме раздражителей, животное не обнаруживает различий между обучающим и проверяющим раздражителем. Неудача в дискриминации между ними приводит к возникновению градиента генерализации.

Несмотря на существование многочисленных свидетельств, противоречащих гипотезе неудачи в дискриминации, предпринимаются попытки согласовать эти две интерпретации.

Недавно появилось когнитивное объяснение Г. р., конкурирующее с этими более ранними интерпретациями. Этот подход рассматривает Г. р. как частный случай классиф. стимулов. Организм классифицирует незначительно отличающиеся друг от друга события как эквивалентные и реагирует на них исходя не из их специфичности, а из их принадлежности к определенному классу.

См. также Классическое обусловливание

Э. Рикерт

Генетика поведения (behavioral genetics)

Г. п. есть не что иное, как приложение генетических принципов и законов к изучению поведенческих переменных. Интеллект, личность и психол. аномалии составляют три осн. области исслед. в психологии, где нашли широкое применение методы Г. п. По существу, Г. п. - это подраздел биометрической генетики, к-рая изучает приложение законов Менделя к полигенной наследственности. Долгое время ошибочно считалось, что эти законы можно применять лишь к моногенно наследуемым признакам; однако биометрическая генетика распространила их действие и на те признаки, экспрессия к-рых детерминируется двумя и более генами.

Одиночный ген дает начало, но сути дела, одному из двух фенотипических проявлений контролируемого им признака - напр., высокий/низкий стебель, красные/белые цветки, крупные/мелкие семена. Если же признак детерминирован более чем одним геном, множество его фенотипических проявлений образует континуум, все более приближающийся к нормальному распределению по мере увеличения количества генов, участвующих в контроле данного признака.

"Многофакторная гипотеза" характеризуется двумя принципиальными положениями: а) определяющие факторы (или гены) наследуются в соответствии с менделевской моделью; б) воздействия этих факторов на наблюдаемый признак примерно одинаковы по силе, добавляются одно к другому и достаточно слабы по сравнению с ненаследуемой - или, по крайней мере, общей - изменчивостью (дисперсией), так что их дискретность становится неразличимой в фенотипическом распределении. Т. о., за плавной, непрерывной фенотипической изменчивостью может стоять прерывистая, скачкообразная изменчивость генотипа. Безусловно, постулирование этих многофакторных, или полигенных, систем таит в себе определенную опасность. Гены-конституэнты, постулируемые при полигенном расщеплении, по своим эффектам настолько сходны между собой и настолько трудноотличимы от ненаследуемых факторов, что крайне сложно идентифицировать каждый из них в рамках установленных систем. Соответственно чрезвычайно трудно, а может быть и невозможно, отследить такие гены с помощью простого менделевского метода, к-рый не дает ответа на вопрос об их отношении к определенным хромосомам и поэтому ограничивается менделирующей наследственностью.

Бытует мнение, что осн. целью Г. п. является установление наследуемости определенных черт. Однако это не так. Генетики, работающие в этой области, считают свой метод ключом к разгадке генотип-средовой структуры поведения и проявляют не меньший интерес к средовым факторам и их вкладу в построение поведения, чем к факторам наследственности. Кроме того, они раскладывают генетическую изменчивость (дисперсию) на такие отдельные компоненты, как аддитивная генетическая дисперсия, эффекты доминантности, эффекты, обусловленные ассортативным скрещиванием, и эффекты, обусловленные эпистазом. Слишком хорошо известно, что доминантно рецессивная природа наследственности нуждается в тщательном и всестороннем исслед. Ассортативное скрещивание попросту означает, что система скрещиваний не носит характера панмиксии (случайного подбора пар): образование пар осуществляется либо по типу подбора подобного к подобному (позитивное ассортативное скрещивание), либо по типу подбора неподобных друг другу (негативное ассортативное скрещивание). У людей практически все модели образования пар можно отнести либо к ассортативным, либо к панмиктическим; негативные ассортативные браки встречаются крайне редко. Что касается эпистаза, то его можно охарактеризовать как неаддитивную генетическую дисперсию, обусловленную взаимодействием разных локусов гена.

Обычно генетики рассматривают тж взаимодействие наследственности и среды, тщательно разграничивая два типа такого взаимодействия. Первый тип можно назвать статистическим взаимодействием, суть к-рого в том, что различные генотипы могут давать различные фенотипические проявления при одинаковом средовом воздействии. Если, к примеру, какое-то отдельное изменение среды повышает IQ каждого генотипа на равное количество пунктов, говорят об аддитивном средовом эффекте. Если же одни генотипы прибавляют по 20 или 10 пунктов, а другие не прибавляют совсем ничего, мы говорим о взаимодействии средовых изменений с генотипами, вызывающем различные фенотипические эффекты у разных генотипов.

Второй тип взаимодействия - это т. н. ковариация генотипов и сред, к-рая появляется в тех случаях, когда характеристики генотипа и среды коррелируют друг с другом в популяции.

На сегодняшний день мы можем определить наследуемость как отношение генетической дисперсии к общей, или фенотипической, дисперсии: h2 = VG / VP Генетическая дисперсия, VG, раскладывается на четыре компоненты: аддитивную генетическую дисперсию; неаддитивную генетическую дисперсию, обусловленную доминантностью по одинаковым локусам гена; неаддитивную генетическую дисперсию, обусловленную взаимодействием между различными локусами гена (эпистазом), и генетическую дисперсию, обусловленную ассортативностью скрещиваний. Т. о., VG = VA + VD + VEp + VAM

Фенотипическая дисперсия VP (наблюдаемая вариативность по конкретному признаку) состоит из следующих компонент:

VP = VG + VE + VGE + Cov GE + Ve

где VG, как и в предыдущей формуле, - генетическая дисперсия; VE - аддитивная средовая дисперсия, независимая от генотипа; VGE - дисперсия, обусловленная взаимодействием (или неаддитивные эффекты) генотипов и сред; Cov GE - ковариация генотипов и сред, a Ve - ошибка дисперсии, обусловленная ненадежностью измерений.

В учебниках иногда пишут, что невозможно оценить относительную значимость наследственности и среды, так же как невозможно сказать, что важнее при определении площади земельного участка - длина или ширина. Это говорит о том, что мн. люди недостаточно хорошо понимают суть проблем и методов Г. п. Мы постоянно имеем дело с разделением дисперсии на компоненты; очевидно, что одиночный земельный участок не имеет дисперсии, и потому вышепоставленный вопрос по отношению к нему лишен всякого смысла. Но если мы возьмем тысячу участков, варьирующих по площади (длине и ширине), то простая процедура дисперсионного анализа могла бы показать нам, какой фактор - длина или ширина - играет более важную роль в определении различий их площади, а тж оценить относительные веса этих факторов. Ничто не мешает нам применять этот подход и к генетическому анализу.

То, что нам все время приходится иметь дело с дисперсиями, автоматически превращает получаемые нами результаты в оценки параметров популяции. Это означает, что наши данные относятся к конкретной, четко выраженной, популяции, и потому мы не имеем права распространять их на др. группы. Строго говоря, все наши обобщения не должны выходить за пределы изучаемой популяции.

Отсюда становится ясно, что и понятие наследуемости применяется к группам, а не к индивидам.

Базисная модель, лежащая в основе всех вышеперечисленных формул, строится на том простом факте, что фенотипические проявления каждого признака обычно детерминируются как генетической конституцией индивида, так и средой его обитания. В его базисной форме фенотип (Р) выражается в виде простой суммы генетических (G) и средовых (Е) эффектов: Р = G + Е. У лабораторных животных мы без труда можем измерить величины G и Е, выращивая, к примеру, принадлежащих к различным линиям мышей в варьирующих (в заданном диапазоне) средах и наблюдая за усредненными характеристиками результативности их поведения. Оценить эффекты G и Е у людей гораздо сложнее, т. к. мы можем лишь в ограниченной степени контролировать генетическую конституцию человека и условия его жизни. Однако наше положение ничуть не сложнее, чем в др. областях соц. наук, где полный контроль эксперим. ситуации невозможен. В действительности оно даже лучше, поскольку биолог. механизмы менделирующей наследственности обеспечивают значительную степень рандомизации генетических и средовых влияний.

Логика близнецовых исслед. крайне проста. Все близнецы делятся на монозиготных и дизиготных на основании сходства (МЗ) или различия (ДЗ) очевидных физ. характеристик, про к-рые известно, что они в значительной степени детерминированы генетически. Такими характеристиками могут быть, напр., отпечатки пальцев или множество факторов групп крови. Затем у них измеряют выраженность черты, интересующей исследователей, и то, насколько больше сходства по этой черте обнаруживают МЗ близнецы по сравнению с ДЗ, воспринимается как свидетельство относительной значимости генетических влияний.

Дисперсионный анализ близнецовых пар разделяет общую изменчивость IQ на два источника: между парами (ВР) и внутри пар (W). От степени сходства между парами зависит то, насколько средний квадрат между (В) будет больше среднего квадрата внутри (W), и потому отношение (В - W) (В + W) используется в качестве меры сходства, известной как внутриклассовая корреляция. Именно благодаря средним квадратам или получаемым из них корреляциям мы имеем возможность составлять уравнения для средовых и генетических компонентов - VG и VE.

Средовую составляющую (Е) следует разложить на две компоненты. Одна из них отражает воздействия общего (из одной семьи) происхождения и одинаковых (или одинаково переживаемых) жизненных событий, тогда как вторая отражает воздействия той части жизненного опыта, к-рый существенно различается у сиблингов, даже если они воспитываются вместе. Межсемейную средовую дисперсию принято связывать с влиянием общей среды (CE), а внутрисемейную, соответственно, с влиянием специфической среды (SE). Это приводит к следующему уравнению фенотипической дисперсии:

V(P) = V(G) + V(CE) + V(SE).

Дисперсионный анализ близнецовых данных позволяет нам раздельно оценить эти его компоненты.

Ненадежность оценки дисперсии (равную единице минус коэффициент надежности) можно скорректировать простым вычитанием ее из V(SE), а затем заново пересчитать общую дисперсию и выразить V(G) в виде доли от этой дисперсии.

В дополнение к близнецовому методу в сфере изучения интеллекта, личности, аттитюдов и анормального поведения использовалось множество др. подходов, в числе которых - изучение разлученных МЗ близнецов, сравнение усыновленных детей с их приемными и биолог. родителями, изучение генетической регресии "родители - потомство", корреляций между родственниками и т. д. Главные результаты, полученные в этих областях, к сожалению, невозможно даже кратко рассмотреть в рамках этой статьи. Однако есть все основания утверждать, что генетические факторы оказывают мощное влияние на челов. способности, личность, темперамент, соц. установки и анормальное поведение в целом. Разработанные нами методы и эксперим. планы постоянно совершенствуются, а допустимый предел ошибки статистических оценок становится все более строгим. Г. п. - очень мощный инструмент для исслед. челов. поведения; вызывает сожаление лишь то, что не расширяется ее преподавание студентам, изучающим психологию.

См. также Наследуемость, Закон регрессии потомков, Генетическая доминантность и рецессивность

Г. Ю. Айзенк

Генетическая приспособленность (genetic fitness)

Существуют убедительные факты, свидетельствующие о том, что поведенческие паттерны эволюционируют точно так же, как др. признаки животных. Для того чтобы происходила эволюция поведения, генетика каким-то образом должна оказывать на него влияние; эволюция не могла бы происходить, если бы поведение не было в определенной степени отражением генотипа. (Здесь, однако, следует подчеркнуть тот факт, что из этого отнюдь не следует, что гены "определяют" поведение, что окружающая среда оказывает лишь незначительное воздействие или что подобное поведение неизменно.) Главной движущей силой эволюционных изменений является естественный отбор. Суть естественного отбора составляет понятие Г. п. Т. о., Г. п. имеет принципиальное значение для понимания эволюции поведения и того, каким образом поведение влияет на последующие эволюционные изменения. Хотя необходимо уточнить нек-рые аспекты этого первого определения, Г. п. можно рассматривать как относительный вклад аллели, вносимый различными индивидами в генофонд будущих поколений. Обычно последствия исследуют только с т. зр. следующего поколения; тем не менее долгосрочные последствия, проявляющиеся на протяжении мн. поколений, представляют особый интерес и заслуживают пристального внимания. Необходимо отметить, что включение понятия приспособленности в это определение - в какой-то степени тавтология. Животное, производящее на свет более многочисленное, жизнеспособное и плодовитое потомство по сравнению с др. особями, является по определению более приспособленным. Г. п. не имеет ничего общего с физ. "пригодностью", навыками или желательностью, указывая только на относительное количество оставленных индивидом жизнеспособных, плодовитых потомков. Тавтологии можно избежать, показав, какие факторы влияют на приспособленность.

Уровень отбора

Мн. из написанного за последние десятилетия было посвящено вопросу уровня, на к-ром действует естественный отбор, и, следовательно, тому, на каком уровне можно применять понятие приспособленности. Существует общее убеждение, что животные размножаются ради "сохранения вида". Поведение часто рассматривают как фактор, служащий скорее благу группы или вида, а не выгоде индивида или особи. Уинн-Эдвардс, напр., изложил детально разработанную теорию, осн. на представлении о том, что животные регулируют размеры своей популяции для блага этой группы, поэтому не производят потомства больше, чем может выдержать среда обитания.

Идея о том, что естественный отбор часто действует на уровне группы, была в целом опровергнута. Возможно, гораздо полезнее исследовать отбор на уровне гена, чем на уровне популяции или вида. Это приводит нас к идее об "эгоистичном гене". Однако понятие приспособленности, в общем, применимо на уровне индивида или, точнее, его генотипа. Первая проблема с предположением о том, что отбор работает на уровне группы, касается относительной скорости проявления эффекта. Мат. модели демонстрируют, что популяции должны были бы образовываться и вымирать с неправдоподобно большой скоростью для того, чтобы последствия поведения индивида для группы были бы важнее, чем для него самого. Т. о., хотя "эгоистичное" поведение может наносить группе ущерб, в большинстве случаев его перевешивают те выгоды, к-рые получает индивид по сравнению с др. членами группы.

Исследуя действие отбора на регуляцию популяции, можно увидеть проблему, связанную с мышлением на уровне групп. отбора. Предположим, как допустил Уинн-Эдвардс, что по мере роста популяции нек-рые индивиды сокращают репродукцию во имя блага группы. Гены, связанные с признаками, вынуждающими животное сокращать репродукцию, будут встречаться в следующем поколении гораздо реже. Наиболее распростр. станут гены именно тех индивидов, к-рые не снижают репродуктивной деятельности. Т. о., механизм естественного отбора будет работать против альтруистических индивидов, действующих во благо всей группы и наносящих ущерб собственной приспособленности, если скорость исчезновения групп невысока. Индивиды могут сокращать репродукцию временно, но такое поведение, по-видимому, максимизирует производство жизнеспособного потомства индивидом в долговременной перспективе.

В этом контексте можно мн. понять и объяснить в поведении животных. Самец тонкотелой обезьяны, отнимающий стадо у др. самца, часто убивает в нем весь молодняк. Сиблицид (убийство родных братьев и сестер) весьма распространен у мн. видов птиц. У чаек, гнездящихся в колониях, яйца, оставшиеся без присмотра, нередко поедают соседи. Подобные модели поведения было бы трудно понять, придерживаясь аргументов "блага во имя группы", но они явно имеют смысл, хотя мы и можем считать их предосудительными с позиции максимизации уровней индивидуальной приспособленности.

Прямая и косвенная приспособленность

Действие естественного отбора гораздо сложнее, чем предполагали до сих пор. В основе приспособленности лежит обеспечение представительства копий чьих-либо генов в будущих поколениях. Однако копии генов индивида находятся не только в его теле, но и в телах его близких родичей. Коэффициент родства показывает долю общих генов, унаследованных двумя индивидами от предков. У большинства видов индивиды обладают 50% общих генов с каждым из своих родителей и со своим потомством. В среднем они имеют 50% общих генов со своими сиблингами и 25% - со своими двоюродными братьями и сестрами. Индивиды могут обеспечить представительство своих генов в будущих поколениях, увеличивая производство копий этих же генов, находящихся в телах их близких родичей. Приспособленность, достигаемая путем воспроизводства прямых потомков, называется прямой приспособленностью. Приспособленность, достигаемая путем содействия выживанию и размножению близких родичей (за исключением прямых потомков), называется косвенной приспособленностью. Сумма прямой приспособленности организма и косвенной (увеличения уровня приспособленности семьи, за к-рую отвечает этот организм) является его совокупной приспособленностью. Именно совокупная приспособленность, рассматриваемая с позиции продолжительности жизни животного, - основа процесса естественного отбора.

Альтруизм

Действие косвенной приспособленности часто называют отражением отбора родичей. Уровни совокупной приспособленности иногда могут повышаться, когда индивид совершает действия, снижающие его собственную прямую или личную приспособленность, если они увеличивают косвенную приспособленность этого индивида настолько, что это перекрывает потери. Такие действия называют альтруистическими. Альтруистическое поведение влечет за собой рост прямой приспособленности одного или более близких родичей за счет уровня прямой приспособленности индивида, демонстрирующего такое поведение. По большей части заботливое поведение в отношении др. индивидов и мн. из таких моделей поведения, как сигналы, предупреждающие о приближении хищников, можно рассматривать как альтруистические и понимать как отражение действия непрямого отбора. Возможно, предельный случай - существование стерильных каст у нек-рых насекомых, по всей видимости, повышающих свою приспособленность за счет оказания помощи семье.

Поскольку непрямой отбор работает только в случае близких родичей, очень важно, чтобы животные могли избирательно направлять свое поведение на семью. Это вынуждает к развитию механизмов, с помощью к-рых можно различать родичей и неродичей. За последние годы удалось открыть неск. подобных механизмов.

Даже альтруистическое поведение вызывает повышение совокупной приспособленности, потому что потери в уровне прямой приспособленности более чем достаточно компенсируются повышением уровня косвенной приспособленности. Как гласит пословица, "оцарапай альтруиста и понаблюдай за окровавленным лицемером". Поведение, влекущее за собой снижение совокупной приспособленности, не смогло бы развиться в процессе эволюции.

Реципрокный альтруизм

Др. возможное направление эволюции альтруистического поведения связано с ситуацией, когда две особи, не состоящие в родстве, ведут себя по отношению друг к другу т. о., как будто они заключили пакт о взаимопомощи; такую форму поведения называют реципрокным (взаимным) альтруизмом. Реципрокный альтруизм представляет собой поведение не связанных родством индивидов в соответствии со следующим правилом: индивид, к-рому при определенных обстоятельствах была оказана помощь др. индивидом, ответит взаимностью и окажет тому помощь, когда возникнет аналогичная ситуация. Акт альтруизма влечет за собой непосредственные затраты, но взаимность должна принести долгосрочную выгоду, к-рая перевесит краткосрочные расходы, поскольку расходы и выгоды всегда оцениваются с т. зр. совокупной приспособленности. В общем, следует ожидать, что паттерны поведения, возникшие в ходе эволюции благодаря реципрокному альтруизму, принесут относительно малые затраты по сравнению с выгодой.

Главная опасность эволюции поведения через реципрокный альтруизм - появление "обманщиков" - особей, к-рые пользуются благами альтруистических актов, но не склонны к взаимности и поэтому не несут никаких убытков. В силу этих причин считается, что это поведение может возникать в процессе эволюции только у долгоживущих видов, способных к распознаванию индивидов. В этом случае они могут проводить в жизнь определенные правила взаимности и осуществлять меры, направленные против особей, не соблюдающих эти правила.

Наглядный пример поведения такого рода дают нам самцы бабуинов, образующих иерархические соц. структуры. Два самца, не состоящих в родстве, могут постоянно помогать друг другу, независимо от борьбы за доминирование, и их коалиция может успешнее бороться за ресурсы, чем они делали бы это поодиночке.

Окружающая среда

Может показаться, что единственная альтернатива всегда м. б. самой адаптивной, в том смысле, что она ведет к максимальному уровню совокупной приспособленности. Это чрезмерное упрощение. Различные альтернативы могут вести к максимизации приспособленности в различной окружающей среде. То, что оказывается эффективной стратегией в одной окружающей среде, м. б. бесполезным в др.

Окружающая среда включает не только неодушевленные объекты и представителей др. видов. Сюда относятся и особи того же вида. Какая стратегия является лучшей, часто зависит от того, что делают др. члены популяции. Это подводит нас к понятию эволюционно стабильной стратегии (ЭСС). Формально ЭСС - это такая стратегия, к-рая, если ей следует большая часть составляющих популяцию особей, не м. б. улучшена в том смысле, что не существует альтернативной стратегии, ведущей к более высокому уровню приспособленности. ЭСС подразумевает, что оптимальная альтернатива варьирует в зависимости от того, какие альтернативы выберут остальные особи в популяции. Хорошим примером может служить соотношение полов. Поскольку у каждой особи одна мать и один отец, общая приспособленность самцов и самок в популяции должна быть равной. Т. о., если остальные члены популяции рождают самцов больше, чем самок, выгодным окажется больше вкладывать в самок; прямо противоположные действия будут выгодны в том случае, если выявится нехватка самцов. Не существует какой-то одной наилучшей альтернативы; альтернатива, ведущая к максимальным уровням приспособленности, зависит от того, что делают остальные члены популяции. Понятие Г. п. составляет самую суть всех идей об эволюции поведения и адаптивных последствиях альтернативных поведенческих паттернов. Поведение можно рассматривать в связи с его последствиями для эффективного попадания генов из генотипа индивида в генофонд следующих поколений. Анализ приспособленности, несмотря на трудности измерений в этой области, играет главнейшую роль в изучении поведения.

См. также Адаптация, Естественный отбор, Видоспецифичное поведение

Д. А. Дьюсбери

Гениальность (genius)

Как понятие, Г. тесно связана с одаренностью, креативностью и ранним развитием. Начиная с исслед. Ф. Гальтона в 1869 г., посвященного выдающимся людям его времени, вокруг определения Г. не утихают споры. Хотя Г. и одаренность иногда считаются синонимами, Г. подразумевает особенно редкие и выдающиеся достижения, в то время как одаренность, в частности в контексте способности к учебе или творческому таланту, определялась менее строго. Осн. на оценке продуктивности определение Г. дал Алберт: гений - это человек, "к-рый выполняет в течение продолжительного времени ... значительную работу, оказывающую сильное влияние на мн. (др. людей) долгие годы" - работу, приводящую к "коренному сдвигу" в восприятии или идеях.

Биографические исслед., проводившиеся с 1869 по 1940-е г. и посвященные выдающимся людям, позволили установить, что, вопреки сложившимся представлениям, заметные ист. фигуры происходили из высокообразованных семей, отличались хорошим здоровьем и характером. Не было выявлено связи между Г. и к.-л. патологией либо болезненностью.

Были проведены многочисленные исслед. совр. ученых, художников и специалистов, отличавшихся необычайной продуктивностью или творческими способностями. Помимо высокого интеллекта всех этих людей объединяли нек-рые черты личности, мотивация к работе и перцептивный стиль. Эта работа перекликается с изучением креативности, что позволяет расширить понятие одаренности за пределы традиционных, осн. на коэффициенте интеллекта, определений, включив в него оригинальность и богатое воображение. Разработаны и исследуются многочисленные методы оценки творческих способностей.

См. также Одаренные и талантливые дети, Интеллект человека

Э. Б. Пратт

Гериатрическая психология (geriatric psychology)

Г. п., являясь междисциплинарной по происхождению и по развитию, представляет собой науку о поведении людей старческого возраста. Благодаря своим мед., неврологическим, психиатрическим и физиолог. акцентам, она связана с поведенческими, биолог. и соц. науками. Важность кросс-культурных и межнациональных исслед. в Г. п. все больше признается специалистами.

Г. п. - относительно новая область интересов; эксперим. исслед. старения стали предметом особого внимания лишь в последние 50 лет. Г. п. должна заниматься такими проблемами, как страх одиночества в старости, переживания стариков по поводу возможных болезней или помещения в приют, обеспокоенность финансовым положением или утрата душевного равновесия в связи с тем, что одно поколение посягает на жизнь другого. Г. п. должна исходить из того, что старение не синонимично болезни, что старость - это не состояние нездоровья и что приковывающая к постели, продолжительная болезнь не является неизбежной стороной надвигающейся старости. Однако она должна способствовать пониманию интеллектуальных и эмоциональных проблем старческого возраста, поскольку накопленные физ. заболевания и дефекты вместе с общим ухудшением телесных функций еще более отягощают любую эмоциональную травму, к-рая могла образоваться у человека раньше.

"Поседение" Америки - серьезная демографическая проблема. По предварительным прогнозам, общая численность пожилых американцев возрастет к 2030 г. примерно с 30 до 55 млн чел. Возрастная группа от 75 лет и старше - самый быстро растущий сегмент населения.

Душевные болезни более распространены среди пожилых, чем среди молодых взрослых. По оценкам специалистов, от 15 до 25% пожилых людей имеют значительные проблемы с психич. здоровьем. Число психозов возрастает после 65 и, еще больше, после 75 лет. 25% всех зафиксированных самоубийств совершается в США пожилыми людьми. Хронические проблемы со здоровьем, мучающие 86% стариков, и финансовые затруднения, с к-рыми сталкиваются многие из них, безусловно способствуют усилению стресса. Стрессы, отражающиеся на психич. здоровье пожилых людей, имеют множественный и распространенный характер.

Основная гериатрическая проблема психол. свойства касается пожилых людей, живущих одной семьей со своими детьми, внуками и др. родственниками. Хотя и произошло определенное снижение как абсолютного, так и относительного числа многопоколенных семей, оно оказалось более существенным для "предстарческого" (от 65 до 74 лет), чем для "старческого" (от 75 лет и старше) возраста, с единственной небольшой разницей в количественном соотношении "одиноких" мужчин и "одиноких" женщин старческого возраста, живущих в многопоколенных семьях. Несмотря на это снижение, многопоколенная семья сохраняет жизнеспособность, в таких семьях живут в настоящее время ок. 2 млн пожилых людей.

Главной причиной помещения стариков с когнитивными нарушениями в дом престарелых является невозможность ухаживающих за ними близких продолжать оказывать им непрерывную помощь и поддержку, а не тяжесть нарушений как таковых. Субъективные оценки обременительности ухода за престарелыми значимо коррелируют с частотой посещений, но не имеют значимых связей с др. переменными, такими как тяжесть когнитивных нарушений и частота мнемических и поведенческих проблем. Эти данные наводят на мысль о том, что необходимо способствовать функционированию естественных систем поддержки, и это должно являться существенной частью предоставления услуг семьям престарелых инвалидов. Разумеется, физ. проявления старости - это лишь малая часть процесса старения. Меняющимся аттитюдам, поведению и личности в целом, - часто в результате общественного давления - теперь отводится столь же важное место в составе предмета Г. п.

Биррен и Слоан писали: "Группа психич. расстройств и дисфункций, связанных со старением, в силу их распространенности и больших издержек представляет собой наиболее серьезную проблему для национального здравоохранения... Возможно, еще важнее те издержки, к-рые мы не в состоянии измерить или табулировать: ослабление челов. потенциала и утрата пораженным болезнью челов. приспособляемости и способности вносить вклад в общественное благосостояние".

Г. п. тж изучает - экспериментально и теоретически - признаки и симптомы течения болезней. Такие широко распространенные и сравнительно легко переносимые недуги, как воспаление, окоченение мышц, кашель, боли и лихорадка, у пожилых людей имеют острое течение. Старики с трудом переносят такие крайности, как жара, холод, переедание, голодание и обезвоживание организма. Пожилой человек накопил множество "шрамов" от знакомства с опасными сторонами жизни: вредными привычками, плохим питанием, интоксикациями, инфекциями и подлинными травмами, включая психол. травмы, неизбежные в долгой жизни.

Еще один важный аспект Г. п. - сексуальность пожилого человека. Мужчины и женщины сохраняют физиолог. способность к половой жизни, хотя у большинства пожилых людей интерес к сексуальным отношениям и фактический уровень сексуальной активности снижаются с возрастом. Пожилые мужчины проявляют больший интерес к этой стороне жизни и более сексуально активны, чем пожилые женщины.

Паррон, Соломон и Родин подчеркивают назревшую потребность в том, чтобы переориентировать поведенческие науки на изучение более широкого круга проблем здоровья человека, чем только сфера психич. здоровья, к-рая их традиционно интересовала, скоординировать усилия биомедицинских и поведенческих наук и стимулировать междисциплинарные клинические и фундаментальные исслед. Они обращают внимание на то, что в первую очередь следовало бы провести исслед. меняющейся уязвимости пожилых людей к болезням, взаимосвязей аттитюдов и мнений в отношении здоровья и нездоровья, влияющих на здоровый образ жизни стариков, и взаимоотношений между престарелым пациентом и теми, кто обеспечивает его лечение и уход за ним.

Не менее важно, чтобы практикующие специалисты в области психич. здоровья уделяли должное внимание иммунологическому состоянию пожилого человека (напр., воздействию поведенческих процессов адапт. на иммунную функцию, влиянию возрастных изменений иммунологического функционирования на поведение и роли иммунной системы в опосредовании взаимосвязей между поведенческими процессами адапт. и сохранением здоровья/развитием болезни).

Одна из насущных проблем в работе гериатрического психолога - проблема хронических, "дегенеративных" болезней. Большинство старческих недугов имеют неясную этиологию. Обычно они являются результатом действия внутренних факторов, крайне изменчивы и годами протекают в скрытой форме, пока не появятся внешние признаки. До того как будут твердо установлены причинные факторы хронических заболеваний, Г. п. должна направлять усилия скорее на контроль, чем на лечение, и на предупреждение посредством усиления наблюдения за престарелыми людьми и улучшения их образа жизни.

Осн. принцип Г. п. - принцип индивидуализации. Каждого пожилого человека нужно оценивать и описывать отдельно. Вызываемые старостью психол. изменения весьма многообразны. Фактически, распознавание "анормальных" когнитивных и эмоциональных особенностей у лиц преклонного возраста до сих пор остается одним из камней преткновения практ. медицины. Ни в одной др. области психиатрии, неврологии и Г. п. холистические принципы практики не имеют такого большого значения, как в области лечебной работы с гериатрическими пациентами, поскольку психич. состояние старого человека всегда будет осложняться разного рода органическими нарушениями.

Исслед. здорового образа жизни пожилых людей должны принимать в расчет не только соц. условия, но и происходящие с возрастом физ. и психол. изменения. Эти изменения выполняют роль субстрата для влияния возраста и отображения болезни, реакции на лечение и случающихся осложнений. Особый интеpec здесь представляет внутрииндивидная и межиндивидная вариабельность физиолог. изменений. Понимание взаимосвязей между ЦНС, эндокринной и иммунной функциями организма может помочь в выявлении основы этой вариабельности.

См. также Изменение поведения в процессе взросления и старения, Геронтология, Развитие на протяжении жизни

X. Л. Силвермен

Героиновая наркомания (heroin addiction)

Получение и прием

Героин (диацетилморфин) - производное опия, представляет собой смолистую смесь 18 алкалоидов, получаемых из опийного мака (Papaver somniferum). Алкалоид морфин имеет наибольшую концентрацию в опиуме, составляя около 10-15% смеси.

Героин, запрещенный наркотик, продается в виде порошка, обычно смешанного с сахаром или хинином в пропорции 1:9. Героин может вводиться в организм подкожно, а тж при курении или вдыхании. Однако осн. способ приема героина - инъекции в вены конечностей или под язык.

В XIX в. опиаты, включ. морфин и героин, широко использовались в разных лекарственных смесях и были вполне доступны для потребления. Проблемы, вызываемые их аддиктивными свойствами, потребовали законодательного регулирования на федеральном уровне. Первоначальные законы игнорировались, но с ужесточением законодательства в 20-е гг. потребление опиатов снизилось.

Физиологические и поведенческие эффекты

Героин в жировой нерастворимой форме поступает в мозг через гематоэнцефалический барьер и быстро связывается специфическими рецепторами ЦНС. Два или более локуса рецепторов являются отдельными медиаторами эйфорического и анальгезирующего действия героина. Эти рецепторы связывают тж эндогенные опиаты (энкефалины и эндорфины), действие к-рых сходно с эффектом, производимым экзогенными опиатами. Полный метаболизм в печени героин проходит за 4-5 ч после приема.

Поведенческие и системные эффекты героина у разных лиц могут проявляться по-разному, но их можно разделить на две стадии: "приход", за к-рым следует устойчивое чувство эйфории. "Приход" характеризуется чрезвычайно приятным оргазмом всего тела продолжительностью примерно 1-15 мин; стадия эйфории длится 3-5 ч. Во время этой последней фазы резко снижаются такие аверсивные чувства и ощущения, как страх, тревога, озабоченность и боль. Снижаются тж аппетитивные побуждения - голод, жажда и сексуальные импульсы. К физиолог. признакам приема героина относятся сужение зрачков, повышение тонуса скелетной мускулатуры, торможение функции дыхания и желудочно-кишечной перистальтики, подавление быстрых движений глаз в REM-фазе сна и признаки сонливого состояния на ЭЭГ.

Формирование толерантности, эффекты отмены и зависимость

Постоянный и частый прием героина сопровождается формированием толерантности к опиатам (т. е. для получения того же эффекта требуются все более высокие дозы). Степень толерантности варьирует индивидуально и прямо пропорциональна величине дозы и частоте приема. Развивается тж перекрестная толерантность между опиатами.

Эффекты, связанные с прекращением приема, наблюдаются по завершении процесса метаболизма героина; выраженность синдрома отмены прямо соотносится с частотой приема, средним уровнем дозировки и длительностью употребления. На выраженность абстинентного синдрома влияет тж стиль поведения наркомана и соц. обстановка, в к-рой развивается синдром отмены.

При частом употреблении синдром отмены проявляется тревогой, горячими и холодными приливами, зевотой, выделениями из носа, слезотечением, учащением дыхания и сердцебиения, профузным потоотделением, поносом и рвотой, спазмами кишечника, двигательным беспокойством, болями в спине и конечностях, обезвоживанием организма, потерей веса и сильной тягой к героину. Эти симптомы часто достигают наибольшей выраженности за 30-40 ч и могут длиться 3-5 дней. Они стихают через 3-5 мин после введения опиатов.

Существуют значительные различия в проявлениях абстинентного синдрома у разных наркоманов. У нек-рых из них отмечаются лишь мягкие, кратковременные симптомы, в то время как у других они гораздо более интенсивны и длятся неск. дней. Мн. героиновые наркоманы периодически предпринимают отмену препарата с целью снизить уровень толерантности, чтобы эйфорический эффект мог вызываться меньшим количеством героина. В отличие от абстинентного синдрома при нек-рых др. психоактивных препаратах, напр. барбитуратах, отмена опиатов редко сопровождается угрозой для жизни.

Абстинентный синдром является главной определяющей чертой наркотической зависимости. О зависимости можно говорить, если нормальное функционирование индивидуума нельзя поддержать в отсутствие лекарства; обычно оно возникает после регулярного приема героина в течение 30 дней. Зависимость может определяться спецификой ситуации и быть ограниченной во времени.

Общее количество героиновых наркоманов в США трудно оценить, но большинство авторов приводят данные, близкие к 750 тыс. Больные проживают гл. обр. в больших городах, но их число в пригородных зонах и небольших городах растет. Распространенность Г. н. достоверно выше среди национальных меньшинств.

Определяющие факторы наркомании

В ряде работ были предприняты попытки идентифицировать личностные или поведенческие признаки, связанные с приемом героина. Подавляющее большинство наркоманов не укладывается в какую-то определенную категорию личности, демонстрируя большое разнообразие поведенческих и личностных паттернов.

Личные и социальные последствия

Частый и постоянный прием героина может вызвать значительные нарушения повседневного функционирования, что может повлечь за собой потерю работы и семьи. Помимо этого вследствие стиля жизни и способов употребления героина наркоманы часто страдают от недостаточного питания, различных респираторных, сердечно-сосудистых заболеваний и снижения сопротивляемости инфекциям. Однако наиболее серьезные негативные последствия Г. н. связаны с тем, что продажа героина запрещена. Запрет на легальную продажу приводит к тому, что поддержание привычки может стоить наркоману неск. сотен долларов в день, что толкает многих из них на преступления.

Лечение

Традиционные программы лечения героиновых наркоманов включают начальные меры по борьбе с абстинентным синдромом, за чем следует личное консультирование, групповая терапия и обучение навыкам профессиональной и повседневной адапт. Эти программы ориентированы на формирование нового репертуара соц. и производственных навыков, получение инсайта у больных на мотивацию к приему наркотика и смягчение испытываемых нек-рыми из них чувств несостоятельности и беспомощности. Эффективность этих программ достаточно низка. Число больных, остающихся абстинентами после завершения лечения, составляет 10-25%.

Больше надежд вселяет лечебный подход, осн. на интенсивной тренировке навыков с использованием рецепторного агониста опиатов метадона (гидрохлорид метадона), связываемого тем же самым локусом рецептора. Метадон - это синтетический наркотик, вызывающий значительное пристрастие. Являясь агонистом героина, он снижает один из главных стимулов к приему героина - вызываемые им "приход" и эйфорию. Метадон не вызывает повышения толерантности в той же степени, что и героин, абстинентные проявления протекают мягче. Метадон может быть выписан врачом; разрешение на его легальную продажу делает его недорогим.

Предлагалась легализация героина как метод снижения негативных соц. последствий наркомании. Запрет на легальную продажу делает наркотик очень дорогим, стимулирует криминальный контроль поставок, снижает мотивацию больных к обращению за помощью, повышает преступность среди наркоманов, стремящихся сохранить свою привычку, и требует значительных усилий со стороны правоохранительных органов. Легализация продажи героина в Великобритании хотя и не решила всех связанных с этим проблем, но все же позволила снять нек-рые из них.

См. также Амфетаминовые эффекты, Химическая стимуляция мозга, Эндорфины/энкефалины, Нейрохимия, Психофармакология, Злоупотребление психоактивными веществами

С. Н. Хейнс

Геронтология (gerontology)

Г. - это наука о старении. Она отличается от гериатрии - науки о лечении и предупреждении болезней у стариков. Г. частично перекрывает гериатрию и охватывает гораздо более широкую область. Как наука, Г. изучает процессы старения и состояния стариков. Т. о., часть геронтологов занимается фундаментальными исслед. и разработкой теорий старения. Др., несравнимо большая их часть, работая в области прикладной Г., занимается оказанием требуемой помощи престарелым людям либо непосредственно, либо косвенно, через проведение оценочных обследований, разработку и реализацию соц. политики, организацию программ оздоровления и соц. обеспечения и руководства такими программами.

Область исследований Г. неизбежно является междисциплинарной. Все дисциплины соц. и поведенческих наук, равно как и мн. области биолог. наук, имеют отношение к старению и старикам.

Старение связано с биолог. изменениями. Нек-рые происходящие с возрастом изменения явно вызваны действием биолог. фактора, что неоспоримо подтверждается нек-рыми заболеваниями. Др. возрастные изменения могут быть обусловлены либо биолог. процессом, либо переменами в условиях жизни конкретного человека, к-рые, в свою очередь, ускоряют ход биолог. изменений. Ситуационные изменения могут варьировать от междунар. экономических и политических событий до таких сугубо личных событий, как выход на пенсию, смерть супруга и душевный разлад. Что касается биолог. наук, первостепенный интерес для Г. представляют такие их области, как биология клетки, эндокринология и фармакология, генетика и долголетие, иммунология, молекулярная биология и биохимия, морфология, нейробиология, диетология и физиология.

Г. связана практически со всеми специальностями клинической медицины. Особый интерес для Г. представляют такие ее области, как кардиология, дерматология, эндокринология, гастроэнтерология, гинекология, гематология, ревматология, нефрология, неврология, онкология, офтальмология, ортопедия, отоларингология, фармакология, психофармакология и урология. Примером области Г., в к-рой активно могут работать психологи-практики и в к-рой могут проводится психол., социологические и/или соц. исслед., является удаление от дел (выход на пенсию).

Любая область или предмет интереса психологии, поведенческих и соц. наук, а тж наук о жизни и здоровье, за исключением сугубо специфичных для др. возрастной группы, представляются подходящими для исследований в Г. Важнейший и наиболее трудный вопрос во всех чисто геронтологических исслед. - определение изменений, вызванных возрастом или старением как таковыми, т. е. изменений, являющихся всеобщими и связанными исключительно со старением, а не с соц. или культурными факторами, действие к-рых может отличаться в разных популяциях. Растущее признание в Г. важности кросс-культурных и межнациональных исслед. отражает попытки сконцентрировать внимание на этом вопросе и исследовать эффективность отличающихся в разных культурах принципов и методов борьбы со старением.

См. также Изменение поведения в процессе взросления и старения, Кросс-культурная психология, Гериатрическая психология, Выход на пенсию

Г. Мэнистер

Гетеросинаптическое облегчение (heterosynaptic facilitation)

Г. о. относится к осн. механизмам изменяемого функционирования ЦНС и, предположительно, связано как с неассоциативным научением (сенситизацией), так и с ассоциативным научением (образованием классических условных рефлексов). Г. о. - это распространение эффекта стимуляции одного нерва на афферентные нервы, не стимулируемые в данный момент времени. Г. о. представляет собой устойчивый феномен повышенной синаптической передачи в конвергентных (сходящихся) нейронных цепях. Одно короткое раздражение может вызвать облегченную передачу нервных сигналов, продолжающуюся от неск. минут до неск. часов (кратковременное облегчение), тогда как серия раздражений, повторяемых с интервалом в неск. дней, может вызвать облегченную передачу, сохраняющуюся в течение недель (долговременное облегчение). На нейронном уровне кратковременное облегчение характеризуется расширением пресинаптического потенциала действия, а долговременное облегчение - нейронным ростом, выражающимся в увеличении количества узелков (varicosities) и числа активных зон в окончаниях.

Г. о. впервые проанализировали Кэндел и Таук, и с того времени Г. о. широко исследовалось на модели "нейронной цепи рефлекса втягивания жабры" морской улитки - аплизии (Aplysia) - по причине относительной простоты ее НС с крупными, легко идентифицируемыми нейронами. Если прикоснуться к мантийному выступу или сифону аплизии, она втягивает сифон, мантийный выступ и жабру. Сенситизация этого защитного рефлекса происходит в том случае, если хвост улитки подвергнуть действию ядовитого вещества. Сенсорные нейроны хвоста активируют облегчающие промежуточные нейроны, к-рые контактируют с синаптическими окончаниями сенсорных нейронов сифона или мантии аплизии. Эта аксо-аксональная активация сенсорных нейронов сифона приводит к изменению в их окончаниях.

На модели аплизии тж. был продемонстрирован эффект Г. о. в образовании простых условных рефлексов и дифференцировки. Если вслед за легким касанием сифона аплизии (условный раздражитель (УРЗ)) наносится сильный удар по ее хвосту (безусловный раздражитель (БРЗ)) и если это последовательное сочетание раздражителей повторяется каждую вторую минуту в неск. пробах, то в конечном счете будет достаточно одного УРЗ, чтобы вызвать усиленный рефлекс втягивания.

Ассоциативное научение требует временной смежности и ситуационной сопряженности УРЗ и БРЗ. При работе с аплизией УРЗ должен всегда предшествовать БРЗ в границах примерно секундного интервала. Хоукинс, Кэрью и Кэндел показали, что спайковая активность сенсорных нейронов сифона аплизии становится наиболее эффективной, когда УРЗ опережает БРЗ на 0,5 с. Разрыв в 2 с уже препятствует образованию ассоциативной связи между УРЗ и БРЗ. При выработке дифференцировки было доказано, что экстрацеллюлярный постсинаптический потенциал (ЭПСП) представляет собой зависимую активность. Это означает, что ЭПСП нейрона спаренной цепи гораздо больше, чем ЭПСП нейрона неспаренной цени (возможно, вследствие габитуации в неспаренной цепи).

Межнейронные механизмы Г. о. представляют особый интерес. По крайней мере нек-рые из облегчающих промежуточных нейронов являются серотонинергическими. Выделение серотонина увеличивает высвобождение медиатора из сенсорных нейронов благодаря стимулированию аденилатциклазы - фермента, к-рый способствует увеличению внутри клетки циклического аденозинмонофосфата (цАМФ). Результатом этого становится уменьшение наружного калиевого тока, пролонгирующее потенциал действия и тем самым обеспечивающее более длительный период притока ионов кальция (Са2+). Как и в случае сенситизации, было показано, что образование классических условных рефлексов зависит от повышенного синтеза цАМФ. Т. о., за увеличение длительности спайка во время сенситизации и классического обусловливания, по-видимому, отвечают сходные молекулярные механизмы. Абрамс доказал, что приток Са2+ является критическим условием как внутриклеточный аналог УРЗ. Абрамс, Карл и Кэндел на основе молекулярных механизмов объяснили временные требования при выработке классических условных рефлексов. Оптимальное обусловливание требует, чтобы импульс Са2+ частично перекрывал по времени добавление облегчающего медиатора. Результаты экспериментов показали, что кальмодулин Са2+ может обслуживать восполнение аденилатциклазы для оптимального стимулирования облегчающим медиатором. Впрочем, эти частности могут варьировать в зависимости от биолог. вида животного.

У аплизии спайковая активность постсинаптического нейрона не является необходимой или достаточной для вызывания Г. о. и, по-видимому, не участвует в обусловливании рефлекса втягивания жабры. Однако у др. видов, таких как крысы, кошки и люди, зависимые от активности синаптические изменения действительно требуют постсинантической активности в соответствии с моделью Хебба. Более того, эти изменения оказались прямо связаны с научением и памятью у млекопитающих. Имеющийся у млекопитающих аналог Г. о. - это долговременная потенциация (long-term potentiation, LTP). LTP была зарегистрирована в неск. областях мозга, включ. гиппокамп, зрительную, префронтальную и фронтальную кору.

См. также Животные как модели, Генетика поведения, Электродермальная активность, Нейронные механизмы научения, Модели нейронных сетей, Сенсомоторные процессы

Ф. К. Йеллестад

Гештальт-тест Бендер (Bender gestalt)

В 1938 г. Лауретта Бендер опубликовала монографию под названием "Визуально-моторный гештальт-тест и его клиническое использование" (A visual motor Gestalt test and its clinical use). Этот простой тест состоит из 9 геометрических фигур, образованных точками, линиями, углами и кривыми. Эти фигуры предъявляются испытуемому в определенной последовательности и срисовываются им. Сами фигуры были позаимствованы из классической работы Макса Вертгеймера по теории гештальт-психологии. Фигуры разрабатывались с целью ил. гештальт-принципов нормальной перцептивной организации (напр., близости, непрерывности, замыкания), применяемых к группированию и структурированию стимулов. Отклонения от этих нормальных законов рассматриваются в Г. т. Б. в качестве симптомов. Т. к. Бендер интересовало развитие этих законов в период с раннего детства до взрослости, простейшим способом проверки того, как воспринимались эти фигуры, было получить от испытуемого их копию в виде рисунка. Так в процедуру измерения оказался включенным критический моторный фактор, к-рый имеет собственные законы развития; и задача трансформировалась в перцептивномоторную задачу.

В результате попыток стандартизовать проведение и обработку результатов оригинального теста Бендер появилось неск. его адаптации. Безусловно, самой новаторской из них оказалась переработка этого теста Хаттом в инструмент для оценивания личностной динамики, включ. символическую психоан. интерпретацию. Результатом всех этих конфликтующих адаптации стали существенные расхождения в данных, получаемых от одного исслед. к др., низкая согласованность в отношении критических показателей для различных диагнозов и неудачи в валидизации этого теста. Однако большинство клиницистов считают данный тест полезным инструментом для обнаружения поражений головного мозга и психозов.

См. также Клиническая оценка, Гештальт-психология, Проективные методики

Э. М. Сиипола

Гештальт-психология (gestalt psychology)

Г. возникла в начале XX в. как дополнение к традиционному методу научного анализа. Общепринятый способ анализа сложных явлений заключался в описании частей и воссоздании целого путем суммирования полученных описаний. Однако новые достижения в биологии, психологии и социол. поставили под сомнение применимость такой процедуры к явлениям, представляющим собой полевые процессы, т. е. данности, образованные взаимодействующими силами. Потребность в ревизии метода сначала появилась у наук о жизни, но затем с неизбежностью обнаружила себя и в науках о неживой природе. Т. о., Г. явилась составной частью более широкой теории гештальта, касающейся научного метода вообще.

Это распространение на область наук о физ. мире стало неотъемлемой стороной гештальтистского подхода но двум причинам. Во-первых, мн. психол. явления, особенно феномены восприятия, м. б. охарактеризованы, но не м. б. объяснены тем, что доступно наблюдению на уровне сознательного опыта. Опираясь на законы или правила, можно определить, какие условия приводят к определенным последствиям, но единственный способ указать причины таких явлений - обратиться к физиолог. эквиваленту наблюдаемых явлений.

Подобный подход базировался на идее параллелизма между психол. опытом и коррелирующими с ним процессами в НС. Ее сторонники исходили из того, что законы, управляющие деятельностью мозга (и распространяющиеся тж на мир в целом), отражаются и в психич. деятельности. Эта т. зр. - вторая причина, по к-рой гештальт-психологи подчеркивают связь своей науки с науками о физ. мире, - сделала возможным согласование функционирования разума с органическим и неорганическим миром как единым целым.

В учебниках психологии гештальтистский подход часто иллюстрируется примерами "принципов группировки". Хотя эти принципы легко согласуются с традиционным анализом, они были введены в научный оборот М. Вертгеймером в процессе подготовки того, что могло бы быть названо "коперниковским поворотом" от простого связывания элементов "снизу" к первоначальному рассмотрению "сверху" целостной структуры феномена.

В своей статье "Законы орг-ции воспринимаемых форм" (Laws of organization in perceptual forms) Вертгеймер показал, что образование целостных форм направляется высшим принципом, к-рый он называл тенденцией к "хорошей форме", или законом прегнантности, подразумевая под этим строго объективную тенденцию к наибольшей простоте и регулярности.

Эта тенденция к наипростейшей структуре, какая только доступна при данных конкретных условиях, или, используя родственный критерий, к наименьшему из возможных уровней напряжения, оказалась исключительно полезной для объяснения ряда явлений, особенно при изучении чувственного восприятия. Однако одного принципа простоты оказалось недостаточно для объяснения перцептивных гештальтов. Если бы действовал только этот единственный принцип, он бы довел перцепты до уровня аморфной однородности, предельного случая структуры. Необходима противодействующая, анаболическая тенденция, к-рая накладывала бы ограничения на организующие силы поля. Что касается восприятия, то главным поставщиком таких ограничений выступает мир стимулов, воздействующих на рецепторы всех органов чувств, и прежде всего на зрительные, слуховые и тактильные рецепторы.

На ретинальном уровне орг-ция гештальта если и имеет место, то лишь в очень незначительной степени. (Рецептивные поля, обнаруженные недавно в клетках сетчатки или коры головного мозга нек-рых животных, не инициируют гештальт-процессы.) На более высоких уровнях зрительного аппарата стимульная конфигурация сдерживает физиолог. полевой процесс, к-рый определяется в первую очередь тенденцией к наипростейшей структуре (т. е. физиолог. эквивалент перцепта принимает наипростейшую структуру, совместимую со стимульной ситуацией). Гештальт образуется благодаря взаимодействию стимульной конфигурации и организующих сил зрительного поля.

Именно это взаимодействие между увеличивающими и уменьшающими напряжение силами приводит к тому состоянию, к-рое Вертгеймер назвал прегнантностью.

Структуры гештальта располагаются на непрерывной шкале между двумя гипотетическими полюсами. Один из этих полюсов соответствует состоянию полного взаимодействия частей, второй - состоянию, при к-ром части целого полностью независимы друг от друга, так что изменение, происходящее в одном месте такой констелляции, никак не отражается на остальных ее частях.

Взаимодействие в контексте гештальта диаметрально противоположно функционированию машин, в к-рых, по выражению В. Кёлера, форма действия в системе целиком и полностью предписывается конкретным ограничивающим условием. Машина работает так, как ей предписано, в соответствии со своей конструкцией, и никак иначе. Машины тж могут служить в качестве иллюстративных моделей сетей определенных понятий, к-рые составляют рациональное обоснование, такое как научные теории. Сразу необходимо пояснить, что хотя и в психологии, и в др. науках полевые процессы должны рассматриваться и пониматься как гештальты, любое научное положение, по самой природе своей, никогда не м. б. гештальтом. Гештальты существуют в восприятии, в умственных образах, в динамике челов. личности, в физиолог. и физ. состояниях взаимодействия, но они м. б. концептуализированы только через системы отношений. Достоверность научного описания зависит от того, насколько точен создаваемый им (с помощью собственных средств) эквивалент целостных структур, или гештальтов.

Гештальтистский подход требует, чтобы разбиение целого на более мелкие составные части осуществлялось в строгом соответствии с линиями разбиения, свойственными самой этой структуре. Практически это означает следующее: границы выбираемой для исслед. проблемы не могут устанавливаться произвольно, но находятся в строгой зависимости от того, что релевантно изучаемым процессам. Определить истинные границы проблемы почти столь же трудно, как и найти ее решение.

Гештальтистский подход распространяется не только на восприятие пространственных форм, но и на восприятие времени; принципы, управляющие восприятием времени и пространства, весьма сходны. Гештальтистский анализ пространственных отношений почти не вызвал споров и возражений, но когда он был применен к временным последовательностям элементов, Г. пришлось столкнуться с традицией объяснения всех временных связей законами ассоц. Аристотель, впервые изложивший законы ассоц., утверждал, что ассоциативные связи основываются либо на чем-то сходном с тем, к чему мы стремимся, или на противоположном ему, либо на чем-то смежном с ним (во времени). Такие критерии не противоречили усилиям гештальтистов вывести связи из структурной орг-ции. Но утверждение, что ассоц. - явление, зависящее просто от частоты событий, вызвало активную критику сторонников гештальтистского подхода. Учение, согласно к-рому любое явление может ассоциироваться с любым явлением, лишь бы они достаточно часто оказывались по соседству друг с другом, заменяло имеющую физ. смысл принадлежность непредсказуемой субъективностью.

Гештальт-психологи считали обусловливание посредством простого повторения низшей формой научения и противопоставляли ему научение через понимание. Как теперь утверждалось, продуктивное научение происходит в тех случаях, когда чел. или животное действуют в соответствии с требованиями данной структуры. Обучение м. б. эффективным лишь при условии, что ученик воспринимает связи между решающими элементами данной ситуации посредством того, что было названо "инсайтом".

Здесь уместно упомянуть о существенном различии между чисто перцептивным "схватыванием" данной структуры и "проблемной ситуацией" в более точном смысле этого термина. При простом восприятии решение задачи ограничивается обнаружением структуры в стимульной информ. Когда же наблюдатель сталкивается с ситуацией, предстающей в таком виде, что связи, необходимые для принятия решения, оказываются замаскированными, перед ним возникает более сложная задача. Для реструктурирования ситуации иногда достаточно просто взглянуть на нее под др. углом зрения, но иногда может возникнуть необходимость в перегруппировке компонентов.

Переструктурирование гештальта - в высшей степени динамическая активность сил поля, но именно этим характеризуется любое структурирование. В действительности, каждая структура - по определению - никогда не перестает быть констелляцией сил. Даже такая, казалось бы, стабильная соц. структура, как семья, никогда не перестает быть более или менее сбалансированной системой мотивационных тенденций, так что в ее внешних проявлениях чувствительный глаз сразу увидит систему векторов, направленных в разные стороны и уравновешивающих друг друга. Это отражение соотв. сил физиолог. поля в опыте и представляет собой то, что гештальт-психологи называют перцептивной (воспринимаемой) экспрессией. Экспрессивные качества являются аутентичными и объективными свойствами всех перцептов. Их можно даже назвать первичными качествами, к-рые передаются воспринимаемыми формой, размером, движением, интенсивностью, тембром и т. д.

Возможно, наиболее характерная особенность гештальтистской т. зр. - полное признание "данности" мира как объективно существующего Космоса, единство к-рого зиждется на законе и порядке. Подобная т. зр. ведет к теории ценностей, осн. на критерии объективной необходимости. Г. считает любую ценность - будь то иррациональное давление инстинкта или требования категорического императива - силой поля, т. е. силой, отнюдь не всегда исходящей от потребностей эго того чел., к-рый определяет ценности. А это значит, что Г. находится в убежденной филос. оппозиции взглядам на мир, согласно к-рым ценности исключительно субъективны и произвольны, а потому - как сугубо индивидуальные особенности - должны быть исключены из научной картины мира.

См. также Теория поля, Восприятие (перцепция), Теория систем

Р. Арнхейм

Гештальт-терапия (gestalt therapy)

Г.-т. представляет собой экзистенциальный и феноменологический подход, осн. на принципах фокусирования сознания на актуальной действительности и на непосредственном опыте. Индивидуум в ходе терапии побуждается к возможно большей полноте сознавания текущих мыслей, чувств и телесных ощущений для того, чтобы он смог обнаружить свой собственный вклад в блокирование потока сознания и жизненной активности. Принимая на себя большую ответственность за содержание субъективного опыта, он приучается рассчитывать на собственные возможности и становится менее зависимым и менее поддающимся манипулированию в отношениях с другими. Г.-т. - не ветвь аналитического направления, она не прибегает к интерпретации. Здесь пациенты стимулируются к поиску своих собственных смыслов, постановке собственных целей и самостоятельному выбору.

Происхождение

Г.-т. разработана Фредериком (Фрицем) Перлзом. Широкие интересы Перлза - к экзистенциализму, восточным религиям и гештальт-психологии - привела его к отказу от фрейдистских взглядов и созданию собственной теории и метода терапии. Перлз рассматривал человека как целостный организм, единство психич., физ., эмоциональных и сенсорных процессов, проявляющихся в текущий момент.

Главные теоретические понятия

Теория гештальта исходит из того, что организм имеет естественную тенденцию к росту и удовлетворению базовых потребностей. Здоровый индивидуум чувствителен к внутренним побуждениям и полагается на них как на основу для выбора и решений. Отрицание аспектов собственного бытия путем блокировки сознания или попытки заковать себя в прочную броню императивов "морального долга" приводит к потере способности адекватного функционирования и отчуждению от своих внутренних стремлений и ресурсов. В сознание входит непрерывный поток потребностей и желаний, каждое из к-рых можно считать фигурой, фокусом или гештальтом, образующимся из недифференцированного фона опыта. При здоровом функционировании организм мобилизуется для удовлетворения каждой потребности, вступая в контакт с аспектами окружающей среды, подходящими для удовлетворения той или иной потребности. Таким способом восстанавливается равновесие в организме.

Для нормального осуществления этого саморегулирующегося процесса важно, чтобы организм в достаточной степени обладал сознанием (awareness), т. е. сознавал появление мыслей, чувств и ощущений в каждый конкретный момент. Поскольку сознание может быть сфокусировано только в одной точке за раз, человек, погруженный в прошлое или будущее, не сознает того, что происходит в настоящем.

Перлз подчеркивал важность принятия на себя ответственности за собственное поведение. Вместо того чтобы отрицать, порицать, проецировать и перекладывать на других ответственность за свой опыт, индивидуума побуждают принять мысли, чувства и действия как части себя (the self). He нужно списывать на внешние условия нашу кажущуюся неспособность что-то сделать для себя; напротив, все мы должны "делать свою собственную работу", на свой страх и риск, и т. о. узнать, кто мы такие и на что мы способны.

В теории гештальта ключевым понятием является "незаконченное дело" (unfinished business): незавершенные ситуации из прошлого, сопровождаемые невыраженными эмоциями, к-рые никогда не были до конца прочувствованы или разряжены. Переносясь в настоящее, эти незавершенные переживания (experiences) препятствуют сознаванию текущего момента и аутентичным связям с др. Перлз считал, что невыраженное недовольство является наиболее частым источником незаконченного дела. Незаконченное дело может быть разрешено путем повторного воспроизведения первоначальной ситуации (открыто или в воображении), переживания и выражения связанного с ней аффекта. Т. о. достигается завершение, уходит озабоченность прошлым, и индивидуум может перенаправить свое внимание и энергию на открывающиеся возможности.

Терапевтические цели и роль психотерапевта

Цель Г.-т. - не просто устранение симптома, но личностный рост. Терапевт помогает пациенту достичь большего самопринятия, большей личной ответственности, реинтеграции отчужденных или отщепленных аспектов личности, стать более аутентичным и менее доступным манипуляциям со стороны окружающих. Обнаружив расхождения между тем, что пациент говорит, и тем, что он делает, терапевт предпринимает вмешательства, осн. на актуальном поведении пациента. Вмешательства по содержанию являются скорее описательными, чем интерпретирующими.

Терапевт не только наблюдает поведение больного, но и привносит во встречу с ним свою собственную индивидуальность. Гештальт-терапевт исходит из того, что он является таким же компонентом терапевтического взаимодействия, как и пациент, и отвечает за представление себя пациенту в наиболее прямой, спонтанной и самораскрывающей манере.

Методики гештальт-терапии

Гештальт-терапевтами описано много технических приемов (нек-рые из них высокоэффективны и выглядят весьма впечатляющее), к-рыми они пользуются, чтобы обострить непосредственный опыт, повысить уровень конфликта и поляризации, содействовать большей свободе выражения или сознаванию механизмов блокировки и избегания. Перлз, однако, предостерегал терапевтов от чрезмерного увлечения технической стороной дела, чтобы не попасть в зависимость от набора технических "трюков".

В Г.-т. по Перлзу занятие клиентом "горячего стула" (taking the "hot seat") означает готовность вступить в контакт с психотерапевтом. Дополнительный "пустой стул" рядом с клиентом может "заниматься" воображаемым значимым другим или отчужденной частью себя для ведения воображаемого диалога с ними. С помощью методики диалогов идентифицируются проецированные и отрицаемые компоненты личности. Используя два стула и перемещаясь с одного на другой, клиент ведет "беседу", разговаривая за себя и за воображаемую сторону. По мере того как взаимодействие между этими полярными противоположностями нарастает и они начинают все глубже осознаваться, становится возможной их интеграция благодаря большему принятию себя клиентом.

Гештальт-терапевты обращают внимание на всю полноту экспрессии пациента, а не только на слова. Такие невербальные признаки, как поза, жесты, тон голоса часто отражают неосознаваемые пациентом аспекты функционирования. Терапевт может, напр., попросить пациента преувеличить или повторить жест, и эта интенсификация экспрессии позволяет пациенту открыть функцию или значение жеста.

Метод работы со сновидениями пациентов, используемый в Г.-т., возник из убеждения Перлза в том, что сновидения - это один из самых спонтанных видов продукции. Считается, что каждое сновидение содержит экзистенциальное послание - выражение каких-то аспектов жизни индивидуума в настоящем. Становясь любым объектом или персонажем во сне (как одушевленным, так и неодушевленным), индивидуум может идентифицировать себя с ним и, т. о., вновь ощутить проекции, конфликты и незавершенные ситуации, отраженные в сновидении.

Применение гештальт-терапии

В первоначальной практике Перлза Г.-т. проводилась индивидуально - частным образом или в присутствии обучающихся методу студентов. Др. гештальтисты применяют ее в групповой форме, стимулируя т. о. взаимодействие членов группы между собой. Они работают с самыми разнообразными клиентами и широким спектром состояний.

Оценка эффективности и текущее состояние

Г.-т. в ее наилучшем варианте обеспечивает подъем жизненных сил и энергии за счет фокуса на прямом контакте и экспрессивности, сосредоточения на чувствах и телесном опыте при минимуме теоретизирования и интерпретаций. Критики, однако, указывали на то, что этот подход может быть антирациональным, чрезмерно опирающимся на технические приемы, открыто конфронтационным и ориентированным лишь на хорошо мотивированных и готовых к ведению диалога клиентов. В связи с тем что приемы Г.-т. могут способствовать высвобождению сильного аффекта, Ирма Ли Шеферд выражала озабоченность относительно адекватности их применения к больным с острыми расстройствами и низким контролем импульсов. Имеется общее согласие в том, что отрицательные последствия можно предупредить, если лечение проводится психологически зрелым, хорошо обученным терапевтом, имеющим основательные теорет. познания в области основ Г.-т. и достаточный опыт работы с определенными категориями пациентов.

См. также Гештальт-психология, Психотерапия, Методики психотерапии

Т. Гласс

Гиперактивность (hyperactivity)

Термин "Г." используется для количественной и качественной характеристики особенностей двигательного поведения или подвижности, неспецифического симптома при различных мед. и поведенческих расстройствах и часто встречаемого синдрома детской психопатологии, впервые идентифицированного более 100 лет назад. При наличии такой широты понимания неудивительно, что ведутся споры относительно правильного использования этого термина, а тж ряда синонимически используемых смежных терминов и концепций.

"Уровень активности" является одной из категорий темперамента - конституционально обусловленных качеств реагирования, проявляющихся в зримой и постоянной форме с момента рождения (а возможно, и до него). Как таковой, параметр уровня активности характеризует индивидуальные различия между людьми, имеющие существенное значение для их развития и адапт. Как статистическая или клиническая крайность, Г. имеет особое значение для проблем, возникающих в ходе развития и адапт. Если активность не является оптимальной или если она не соответствует ожиданиям соц. окружения, высокий уровень активности, или Г., может идентифицироваться или рассматриваться в качестве поведенческой проблемы или симптома.

Несмотря на частое употребление термина в этом смысле, Г. в действительности не представляет собой синдрома в техническом смысле слова. Отдельные стили поведения и сочетания факторов не образуют единообразного комплекса, нет тж убедительных доказательств наличия общей этиологии - оба эти аспекта являются непременными характеристиками понятия "синдром". С одной стороны, Г. как симптом является частью др. синдромов, с др. стороны вполне вероятно, что сегодняшний синдром Г. когда-нибудь будет разделен на отдельные различные синдромы.

Распространенность синдрома оценивается на данный момент в рамках от 0,01 до 3%, хотя были сообщения о верхнем уровне в 11%. Мальчики заболевают намного чаще девочек, соотношение здесь ориентировочно равно 10:1. Различия в данных о распространенности вызваны несходством критериев и проблемами надежности диагностики. Недавние исслед. показали, что расстройство появляется в дошкольном возрасте; есть данные о возможности обнаружения синдрома Г. на поздних сроках беременности. После подросткового возраста расстройство диагностируется по таким стойким симптомам, как нарушение внимания и импульсивность.

Этиология расстройства остается неясной, клинические и эмпирические обоснования есть у различных гипотез. Определенное признание получили гипотезы генетического, органического, психол. и средового происхождения. Авторы психол. гипотез указывают на определенные стили воспитания и обучения детей. К факторам окружающей среды относятся такие токсины, как свинец, радиация, связанная с бытовым люминесцентным освещением, пищевые добавки и эффект, производимый на плод курением и алкоголизацией матери. Наиболее вероятной представляется многофакторность этиологии.

Диагностика и лечение расстройства столь же разнообразны, сколь и гипотезы о его происхождении. Нейропсихологические, психол. и психопедагогические подходы обычно идентифицируют расстройство в концептуальных рамках каждого из них. В клиническом обследовании применяются разнообразные электроэнцефалографические, телеметрические и электрофизиологические методы, более близко ориентированные на такие параметры расстройства, как концентрация внимания и активация ЦНС. Всестороннее мультидисциплинарное обследование представляется в особенности желательным при диагностике ГРДВ.

Психофармакологическое лечение такими стимуляторами, как метилфенидат или декстроамфетамин, является наиболее распространенным, эффективным, но все же спорным подходом. В соответствии с прежним понятием о множественности синдромов лекарственное лечение в нек-рых случаях оказывается весьма успешным. В целом признается, что изолированная фармакотерапия даже у этих детей может не оказаться достаточной для воздействия или на первичные расстройства, или на вторичные реакции ребенка и значимых др. Поэтому консультирование, руководство, модификация поведения и психопедагогические вмешательства должны рассматриваться в качестве необходимых вспомогательных средств в дополнение к лекарственной терапии.

См. также Органические синдромы, Школьная адаптация

Д. Л. Вертлиб

Гипертония (hypertension)

Г. - расстройство, поражающее сердечно-сосудистую систему, обычно известное как высокое кровяное давление, представляет собой большую угрозу для здоровья. Она проявляется постоянным повышением диастолического и в особенности систолического давления крови без обнаруживаемой патологии кровеносных сосудов или сердца. Г. является главной причиной болезней, инвалидности и смерти взрослого населения США, обнаруживаемой примерно у 25-30 млн людей. Помимо этого она является наиболее значимым фактором риска появления атеросклероза, заболеваний печени, сердечной недостаточности, инфаркта и инсульта.

Давление крови имеет единый континуум без четкого разделения на нормальное и повышенное. Кроме того, цифры давления, вызывающие озабоченность врача, различаются в зависимости от возраста, пола и условий жизни пациента. В целом продолжительность жизни у взрослых прогрессивно снижается по мере того, как давление крови начинает постоянно превышать 100 мм ртутного столба при систоле и/или 60 мм при диастоле. Диагноз гипертонии обычно ставится, когда давление равно или превышает 160/95 мм ртутного столба. Г. устанавливается на основании непрямых замеров с помощью сфигмоманометра. Стратегия лечения зависит от этиологии болезни. О Г. говорят как о первичной, или эссенциальной, в случаях, когда причина ее неизвестна, и о вторичной, когда она является рез-том предшествующего действия определенных факторов, напр. дисфункции определенных эндокринных органов, коарктации аорты, беременности или приема пероральных противозачаточных препаратов. Хотя вторичная Г. и может устраняться хирургическим или медикаментозным путем, она представляет собой относительно небольшой процент всех случаев артериальной гипертензии.

В отличие от низкой заболеваемости вторичной Г. примерно у 80% лиц с повышенным давлением крови не обнаруживается определенной причины заболевания. Хотя этот тип Г. и не имеет специфической этиологии, уже давно признается, что эмоциональные факторы, стресс и напряженный образ жизни способствуют повышению кровяного давления. В этой связи много исследовательских усилий было направлено на поиск эффективной поведенческой терапии.

Лечение состоит из различных комбинаций гипотензивных препаратов, прогрессивной мышечной релаксации, медитации, упражнений по системе йоги, аутогенной тренировки, релаксации с помощью биологической обратной связи и контроля кровяного давления с использованием аппаратуры биологической обратной связи.

См. также Биологическая обратная связь, Медитация, Мышечная релаксация, Стресс

У. У. Венрих

Гипноз (hypnosis)

Трудно дать удовлетворительное определение Г. Большинство авторов согласны с тем, что Г. происходит а) в контексте специфических отношений между гипнотизируемым и гипнотизером, в ходе к-рых б) внушенные искажения когниций, восприятия, памяти и аффекта могут восприниматься в) нек-рыми индивидуумами. Споры о природе Г. зависят от того, какой из этих трех аспектов находится в центре теории и исследований. Т. о., Г. характеризуется способностью субъекта временно воспринимать как реальность внушенные искажения восприятия, когниций и аффекта.

Краткая история

Начало совр. истории Г. связано с именем Франца Антона Месмера, к-рый, как и другие до и после него, пытался применить открытия, сделанные в физике - в данном случае принципы магнетизма, - к лечению психич. расстройств. Неск. изобретательных экспериментов, проведенных королевской комиссией под руководством Бенджамина Франклина, опровергли теорию Месмера о животном магнетизме. Случаи излечения объявили следствием "лишь воображения".

Термин "Г." (от греческого "hypnos" - сон) впервые предложил Джеймс Брэд в 1852 г. Жан Шарко считал Г. проявлением истерии. З. Фрейд находился под влиянием Шарко; его наблюдения, вместе с Брейером, знаменитого случая реагирования под Г., привели к развитию концепции о неосознаваемой мотивации. Ипполит Бернгейм видел в Г. проявление внушаемости - т. зр., продвинутая в первом крупном научном исслед. Г., проведенном Кларком Халлом.

Измерение гипноза

Разработан ряд стандартизованных шкал для оценки реакции на внушения, выбранные на основе консенсуса экспертов, что сделало возможным эмпирическое исслед. гипнотических состояний. Шкалы основаны преим. на объективных оценках поведенческих реакций на внушения, градуированных по степени трудности и отражающих широкую гамму субъективных ощущений, возникающих под действием внушения во время Г. У примерно 30% здоровых лиц и стационарных психич. больных отмечается высокий уровень гипнабельности, в то время как у 10-25% способность входить в состояние Г. весьма ограниченна.

Характеристики гипноза

Методологическая сложность совр. научных исслед. Г. значительна, поэтому они имеют значение для общей теории психологии.

Изучение Г. много дало для оценки разнообразных феноменов: субъективных переживаний, словесных отчетов, границ продуктивности человека, внимания и сознания, влияния социально-психологических факторов на психол. эксперимент и клинические приложения.

Уникальной характеристикой, обычно отсутствующей у неспособных впадать в состояние Г. лиц, к-рых попросили притвориться загипнотизированными, является трансовая логика, или способность переносить логические несоответствия. Напр., загипнотизированному индивидууму внушают, что его друг Джо сидит слева от него на стуле, в то время как тот в действительности сидит справа от него. Загипнотизированный индивидуум будет реалистическим образом разговаривать со своей "галлюцинацией". Если экспериментатор обратит его внимание на то, где на самом деле находится реальный Джо, он спокойно будет продолжать поддерживать двойственность реального и "галлюцинаторного" восприятия. Если его спросят, он легко сможет определить, что из того, что он видит, является галлюцинацией - спокойно продолжая воспринимать ее. При отсутствии истинного состояния Г. индивидуум будет отрицать существование реального Джо или "галлюцинация" исчезнет. На одном уровне человек знает, что реальность существует, но на др. уровне от нее можно отказаться, без усилий погрузившись в мир фантазии. Хотя искаженный и вымышленный материал может быть важным для терапии, было бы ошибкой использовать Г. для целей судебно-психиатрической экспертизы, поскольку сообщения загипнотизированного индивидуума необязательно правдивы. В состоянии Г. люди могут лгать так же легко, как и в бодрствующем состоянии. Г. может играть важную роль в контроле болевого синдрома. Гипнотическое обезболивание лучше всего может быть понято как два разных процесса: а) прямой эффект Г. на модуляцию боли - на сенсорном, физиолог. или первичном уровне (нек-рые недавние данные свидетельствуют о том, что эндорфины здесь не участвуют в отличие от др. методов обезболивания, включая акупунктуру); б) плацебо-эффект, наблюдаемый благодаря специфическому контексту, в к-ром происходит Г., вне зависимости от уровня гипнабельности индивидуума.

Эти характеристики Г., при к-ром гипнотизированный субъект настроен на множественные когнитивные пути и способен с легкостью искажать реальность, продолжая осознавать ее наличие на др. уровнях сознания - вместе с высокой стабильностью действия гипноза, даже в течение неск. лет, - привели мн. исследователей к мысли, что у нек-рых людей есть склонность к погружению в Г. Типичный гипнабельный индивидуум способен полностью погружаться во внушаемый материал (т. е. погружаться в мир воображения или эмпатически отождествлять себя с персонажем в пьесе или фильме) и испытывать его эмоции. Он, как маленький, общается с товарищами по играм.

Гипнабельные субъекты способны произвольно манипулировать памятью. Хорошо гипнотизируемые субъекты имеют прекрасную память, в особенности на события, происшедшие много лет назад. Гипнабельный субъект быстро засыпает ночью и имеет комплекс др. характеристик, вместе определяющих индивидуально специфичный параметр "контроля сознания", или базисное индивидуальное отличие в когнитивной гибкости. Этот параметр гибкости означает, что гипнабельный индивидуум имеет преимущество при лечении расстройств привычек и специфических симптомов. Гипнабельность является достоверным прогностическим фактором избавления от психич. заболеваний и способности отказаться от симптомов.

Клинический гипноз

Г. все шире используется в качестве вспомогательной терапевтической модальности, что связано с принятием возможности его использования и улучшением учреждений для практ. подготовки специалистов. Г. - это технический прием, а не наука или лечение. Он должен быть частью специализированных навыков профессионала в той области, в к-рой он компетентен. Как и при любом вспомогательном методе, иск-во врача - знать, что лечить, когда не лечить, возможные побочные эффекты и осложнения - определяет безопасность использования и эффективность технического приема.

Клинические приложения

Г. использовался в лечении разнообразных мед., психол. и поведенческих проблем. Тщательные исслед. эффективности обычно не предоставляют сенсационных результатов. Г. более эффективен при состояниях, имеющих известную этиологию, и относительно менее эффективен там, где затрагиваются вопросы психодинамики или контроля поведения. Точно тж Г. не поддаются расстройства привычек, в особенности те, к-рые легко частично подкрепляются (напр., нарушения пищевого поведения и избыточный вес). Однако Г. в особенности полезен в тех случаях контроля привычки, когда, чем бы это ни было обусловлено, пациент готов отказаться от симптома, но нуждается в легитимации этого и иногда в эффектном вмешательстве для оправдания изменения.

Г. полезен тж, если у пациента есть ресурсы для развития определенного самоконтроля и когнитивного влияния на свои симптомы.

Г. - полезное вспомогательное средство в поведенческих вмешательствах, в особенности потому, что фантазия и когнитивные искажения могут легко вызываться для содействия поведенческим и когнитивным методам терапии.

Клиническое применение Г. как специализированного технического приема далеко опережает наше понимание природы гипнотических феноменов. Роль социально-психологических переменных и взаимодействия гипнотизера и гипнотизируемого затрудняет изучение собственно гипнотического процесса.

См. также Гипноз как инструмент исследования, Гипнотерапия, Подпороговое восприятие, Терапия внушением

Ф. Эванс

Гипноз животных (animal hypnosis)

Если у вас есть свободное время и кролик, попытайтесь проделать следующий эксперимент. Бережно поднимите животное и положите его на спину на плоскую поверхность. Через неск. секунд и передняя и задняя части его туловища расслабятся, дыхание станет ровным, и он останется в таком положении в течение примерно еще 5 мин, после того, как вы его отпустите. Кролик тж останется неподвижным, если вы поместите его в положения, показанные на рис. 1. Такое поведение наз. Г. ж. Назв. восходит еще к тому времени, когда считали, что неподвижное животное находилось в состоянии, сходном с гипнозом чел., - мнение, подкреплявшееся продолжительностью времени, в течение к-рого животное оставалось неподвижным, и причудливостью его позы. Термин "Г. ж." нравился отнюдь не всем ученым: шел непрерывный поиск лучшего назв. Такое поведение называли тж месмеризмом, притворной смертью, тонической неподвижностью, пароксизмальным торможением, акинезом, рефлексом Тотстелла (Totstell reflex), рефлексом неподвижности, каталепсией, катаплексией, неподвижностью, вызванной ограничением, и т. д.

Рис. 1. Позы кролика голландской породы, с помощью к-рых можно продемонстрировать Г. ж.

a - нормальное положение, б - на животе, в - на боку, г - на спине (Источник: К. P. Flannigan and I. Q. Whishaw, 1977. Публикуется с согласия авторов)

Ч. Дарвин первым предположил, что гипноз, или "имитация смерти", служит защитой от хищников. После тщательной доработки эта идея превратилась в теорию, утверждающую, что ответные реакции жертвы изменяются в зависимости от расстояния до хищника. Если хищник находится далеко, то жертва может убежать; если хищник ближе, то жертва может замереть в неподвижности, чтобы остаться незамеченной; если хищник очень близко, то жертва может лежать неподвижно, чтобы избежать нападения. Эта теория получает растущую поддержку.

Очень мало известно о том, как функционирует НС во время Г. ж. Первое предположение на эту тему было выдвинуто русским физиологом И. П. Павловым, к-рый утверждал, что загипнотизированные животные находятся в состоянии сна. Рез-ты многочисленных исслед. электрической активности головного мозга ясно показывают, что у загипнотизированных животных она не отличается от таковой у животных, находящихся в обычном бодрствующем состоянии. Это открытие в сочетании с натуралистическими наблюдениями, демонстрирующими, что загипнотизированные животные настороженно ожидают возможности вырваться на свободу, и более строгими исследованиями, показывающими, что загипнотизированные животные могут распознавать объекты, - убедительный аргумент, опровергающий идею о том, что гипноз - это сон.

Помимо интереса к пониманию этого феномена самого по себе мн. люди предполагают, что информ., полученная о Г. ж., м. б. полезной для понимания мн. патологических состояний чел. Среди них следует упомянуть кататонию, или восковую неподвижность, присущую нек-рым шизофреникам; каталепсию, связанную с болезнью Паркинсона; и паралич, наз. нарколепсией, к-рый иногда поражает людей при пробуждении от сна. Полагают тж, что эти исслед. могут пролить свет на то, каким образом ужас мешает людям защищаться или проявлять инициативу в ситуациях боя или когда им угрожает к.-л. нападение. Наконец, существует мнение, что понимание феномена неподвижности поможет выяснить природу нек-рых челов. заболеваний, характеризующихся чрезмерной активностью, таких как мания или гиперактивность детей. Независимо от того, удастся или нет достичь намеченных целей, понимание такого явления, как Г. ж., даст ключ к дальнейшему пониманию того, каким образом животные (и люди) способны оставаться неподвижными во множестве др. ситуаций, когда неподвижность имеет приспособительное значение.

См. также Гипноз

Я. К. Уишоу

Гипноз как инструмент исследования (hypnosis as a research tool)

Традиционно научные исслед. с использованием Г. имели целью изучение природы гипнотических феноменов, измерение индивидуальных различий в восприимчивости к Г. и клиническое применение Г. в таких областях, как психотер., симптоматическое лечение и снятие болевого синдрома, сопровождающего тяжелые заболевания. В середине 50-х гг. Г. стал систематически использоваться с др. целью - как инструмент для научных исслед. психол. процессов в таких областях, как эмоции, эксперим. психопатология, психодинамика, память, мотивация и восприятие.

Манипулирование эмоциями использовалось неск. способами. Одним из наиболее старых и распространенных способов яв-ся прямое внушение в состоянии Г. того, что человек после пробуждения будет чувствовать себя счастливым, грустным, сердитым или огорченным, с амнезией на факт гипнотической инструкции. Второй прием заключается в передаче под Г. ложных воспоминаний, наз. парамнезиями (напр., того, что гипнотизируемый индивидуум украл деньги из бумажника друга), создавая тем самым эмоционально заряженный конфликт. Др. процедура заключается в том, что человека в состоянии Г. просят рассказать о личном опыте, связанном с определенными эмоциями, напр. тревогой или удовольствием. Наиболее значимый эпизод для каждого аффективного состояния затем "переживается повторно", эмоция в последующем теряет связь с вызвавшей ее ситуацией и затем к разным степеням выраженности "свободно плавающей" эмоции подбирается постгипнотический сигнал, на к-рый человек реагирует в бодрствующем состоянии, ничего не помня о гипнотическом программировании.

Хотя в большинстве гипнотических исслед. памяти целью было разъяснение природы постгипнотической амнезии с использованием концепций когн. психол., нек-рые исследователи использовали приемы Г. для изучения нормальных мнемических процессов. Напр., было установлено, что содержание, запечатленное в характерном ментальном контексте, созданном в состоянии Г., может быть восстановлено как в кратковременной, так и в долговременной памяти. Др. направлением исслед. является использование кратких экскурсов в состояние глубокого Г. в качестве способа исслед. уровня фиксации в памяти, или "реверберации" стимульного материала в интервале между его начальной регистрацией и последующим воспроизведением. Кроме того, было показано, что сообщение в период консолидации материала в памяти гипнотически запрограммированных состояний когнитивной активации разной степени выраженности - от максимального бодрствования и сосредоточения до субступорозного состояния - тж оказывает систематическое влияние на сохранение в памяти.

В сфере восприятия с помощью Г. исследовались зрительные галлюцинации негативного содержания - процесс, при к-ром стимулы, имеющиеся в зрительном поле, не получают доступа к сознательному восприятию. Кроме того, техника Г. использовалась как инструмент для создания аналогов реакций истерической конверсии. Обширная работа Э. Р. Хилгарда и сотрудников, посвященная гипнотической анальгезии, считающейся негативной галлюцинацией сознательной болевой перцепции, привела к формулированию теории разделенного сознания. Эта линия исслед. имеет прямое отношение к центральным вопросам когн. психол. (напр., параллельная или последовательная обработка информации).

Тренинг в состоянии Г. может быть использован для модификации таких переменных, как "свободно плавающая" тревога, в ее чистую форму с последующим систематическим снижением ее интенсивности. Наступление и снятие этих состояний может регулироваться с большей точностью. Эффекты усталости и монотонности могут быть минимизированы с помощью гипнотического внушения. Мощные взаимосвязи эмоций определенного типа и интенсивности с вербальными стимулами могут т. о. формироваться с большей скоростью, чем к.-л. иными способами. Далее, сложные состояния можно разложить на отдельные компоненты для эксперим. анализа (напр., отделение когнитивного аспекта активации от соматического). Поскольку гипнотически запрограммированные параметры обычно активируются в бодрствующем состоянии с помощью постгипнотических сигналов с амнезией на предшествовавший тренинг, снижается возможность искажения эксперим. данных спонтанным сознательным мышлением. Испытуемые получают специальную инструкцию в состоянии Г. не фиксироваться на своем состоянии при сознательном выполнении запрограммированного поведения. Напротив, отчеты по завершении эксперимента, проведенного с использованием Г., когда амнезия уже не применяется, часто дают ценную и недоступную иными способами информацию об исследовавшейся деятельности в бодрствующем состоянии.

Эти преимущества Г. как исследовательского инструмента имеют и ограничения, о к-рых следует упомянуть. Одной из очевидных проблем является сознательный обман, когда испытуемый лишь притворяется, что выполняет инструкции, полученные под Г. Более коварное препятствие заключается в том, что гипнабельные индивидуумы гораздо более чувствительны по сравнению с др. людьми к заданным характеристикам обстановки проведения эксперимента.

Др. ограничение вытекает из того, что к исслед. с помощью Г. привлекаются, из соображений экономии времени, лица, отобранные на основании высоких показателей по стандартным тестам восприимчивости к Г. Это заставляет серьезно задуматься о том, насколько экспериментатор вправе распространять полученные рез-ты на всю популяцию в целом. Еще одним недостатком исслед. с использованием Г. является обычно малый размер эксперим. групп. Др. стороной аргумента является то, что гипнабельный индивидуум - это идеальный "препарат" для эксперим. анализа, а тж и то, что статистическая обработка данных, полученных на одном испытуемом, в отличие от сравнения данных, полученных на разных испытуемых, представляет собой наиболее мощный способ выделения в чистом виде эксперим. эффектов.

См. также Методология (научных) исследований

Дж. Блюм

Гипнотерапия (hypnotherapy)

Г. - это не только лечение с помощью гипноза, это любая форма психотер., в рамках к-рой используются состояния измененного сознания, называемые гипнотическим трансом. Г. включает тж ряд специфических суггестивных и аналитических приемов, обычно не используемых, когда пациенты находятся в полностью сознательном, негипнотическом состоянии.

История. Лечение болезней с помощью внушений, сообщаемых больным, находящимся в состоянии транса, практиковалось, вероятно, на всем протяжении истории человечества. Однако первым современным гипнотерапевтом принято считать Антона Месмера.

В сороковые годы XIX века Джеймс Эсдейл провел в Индии свыше тысячи хирургических операций, используя гипноз как единственное средство обезболивания. Джон Эллиотсон и Джеймс Брэд в Англии использовали гипноз в лечении различных заболеваний. Во Франции появились эксперим. работы о терапевтической ценности гипноза, авторами к-рых были А. А. Льебо, Ипполит Бернгейм и Ж.-М. Шарко. Их идеи вдохновили Зигмунда Фрейда.

Во время Первой мировой войны Г. применялась Георгом Зиммелем в Германии и Дж. Хэдфилдом в Англии для лечения военных неврозов, а во время Второй мировой войны Джон Уоткинс продвинул этот подход дальше в лечении боевого шока. Милтон Эриксон разработал комплексные подходы в использовании гипнотической суггестии для лечения различных расстройств.

Показания для Г. Широкий спектр расстройств доступен гипнотерапевтическому воздействию. Хирурги и анестезиологи часто находят его полезным для контроля болевого синдрома, расслабления тревожного больного, снятия послеоперационной депрессии и контролирования тошноты. Больные в состоянии гипноза более охотно переносят неприятные диагностические процедуры - бронхоскопию, гастроскопию и ректороманоскопию.

Кожные заболевания в особенности поддаются эмоциональному и суггестивному воздействию; гипноз с успехом использовался в лечении бородавок и нейродерматита. Суггестивные или гипноаналитические процедуры часто дают хорошие результаты при лечении таких сексуальных расстройств, как импотенция и фригидность. Невротические и психосоматические заболевания с успехом лечатся Г. Акушеры находят гипноз полезным для снятия болевого синдрома и тревоги при беременности и для снятия стресса при родах. Поскольку пик внушаемости приходится на возраст 10-12 лет, педиатры и детские психологи находят множество показаний для использования гипноза.

Во многих клинических работах сообщается об успехах Г. в лечении таких расстройств, как энурез, кусание ногтей, заикание, курение, булимия и ожирение. Комбинация гипноза с методами поведенческой терапии дает более высокий результат, чем изолированное применение модификации поведения или суггестии.

Такие расстройства личности, как социопатия и наркотическая или алкогольная аддикции обычно считаются не поддающимися гипнотическому лечению. Гипноз в особенности показан при лечении амнезии и расстройства множественной личности. Однако, он редко используется при лечении психозов, хотя некоторые практики сообщают об успехах Г. этих состояний.

В целом можно сказать, что любое состояние, доступное психотер. воздействию, может лечиться с использованием Г. у гипнабельных пациентов. Гипнабельность может быть определена клинически и с помощью стандартизованных тестов. Чем слабее интеграция личности и чем мощнее насильственные бессознательные тенденции пациента, тем большие сензитивность и мастерство требуются гипнотерапевту. Неосторожное гипнотическое вторжение "в глубины" личности таких пациентов может дать начало неадаптивному или психотическому поведению и привести к ухудшению состояния пациента.

Методики гипнотерапии. Фактической терапии обычно предшествует "индукция" и некоторый тип "углубления" транса. Состояния гипнотического "транса" лежат на континууме, простирающемся от гипноидного мышечного расслабления до "глубоких" состояний вовлеченности. Хотя многие пациенты дают благоприятные реакции на внушения находясь в состоянии легкого гипноза, обычно считается, что для достижения наилучших результатов лечения перед его началом следует вызвать у пациента как можно более глубокое гипнотическое состояние. Существует множество методик гипнотической индукции, однако большинство из них включают формулы внушения мышечного расслабления, приемы монотонной стимуляции, вовлечение в фантазирование, активацию бессознательных мотивов и инициирование регрессивного поведения.

Искусство гипнотерапевта заключается в умении формулировать внушения в соответствии с мотивационными потребностями пациента (как сознательными, и так и бессознательными). Внушения могут быть простыми и прямыми или носить сложный характер. Кроме того, они могут быть рассчитаны на немедленный эффект или на постепенное улучшение в постгипнотическом состоянии.

Комплексные методики гипнотерапии (гипноанализ). Иногда для изменения состояния пациента оказывается недостаточно поддерживающих и директивных методов суггестивной Г. Бессознательные конфликты продолжают содействовать сохранению симптома, и потому необходимо применение методов более глубокого воздействия на личность. В этих случаях практики обращаются к гипноаналитическим процедурам.

Интервью, проведенное с находящимся в гипнотическом состоянии субъектом, обычно богаче деталями, чем интервью, полученное в состоянии бодрствования. Различия между тем, что сообщается иод гипнозом (когда снижена критичность), и тем, что говорится открыто, могут быть крайне важными. Однако исследователи расходятся в оценках того, насколько полными и точными могут быть воспоминания, касающиеся того периода жизни (часто раннего), к к-рому пациент был возвращен в гипнотическом состоянии.

Регрессия пациента к травматическим эпизодам в прошлой жизни вызывает оживление эмоциональных переживаний (абреакций), заставляя испытывать их до наступления момента физ. и эмоционального опустошения.

Под гипнозом пациенты часто сообщают о сновидениях, по-видимому, забываемых в сознательном состоянии. Кроме того, они дают более детализированные описания сновидений, о к-рых мало что могут вспомнить в обычном состоянии сознания.

Сновидения могут вызываться под гипнозом. Такой субъективный опыт согласуется с выводами Джозефин Хилгард о том, что восприимчивость к гипнозу (hypnotizability) значимо связана с способностью фантазировать (ability to fantasize).

Диссоциация может специально использоваться для создания "защиты разоблачения" (revealing defense), т. е. для установления дистанции между неприемлемым импульсом и открытой реакцией. Если мы хотим, чтобы индивидуум достиг истинного инсайта и изменения поведения, то такие приемы должны сопровождаться "проработкой" (working through) и интеграцией эго, как это происходит в др. видах аналитической терапии. Те же самые реакции переноса (трансфера), к-рые характерны для др. видов аналитической терапии, возникают и в ходе гипноанализа, зачастую раньше и в более сильной форме, поэтому гипноаналитик должен быть подготовлен к конструктивному разрешению этих проблем.

Гипноаналитическая терапия эго-состояний - это новый терапевтический подход, основанный на выводе о континуальной природе диссоциации. Состояния эго представляют собой скрытые паттерны поведения и опыта, к-рые под гипнозом начинают проявлять себя как отдельные идентичности личности или несознаваемые множественные личности. Однако внутренний конфликт между ними может вызывать тревогу, невротические симптомы или неадаптивные поведенческие реакции.

Под гипнозом терапевт активизирует каждое эго-состояние по отдельности и изучает его истоки, потребности, чувства и отношения с др. подобными состояниями и с целой личностью. В этом случае терапевт прибегает к своего рода внутренней дипломатии, напоминающей стратегии групповой или семейной терапии, за исключением того, что "семья" эго-состояний существует внутри одного чел.

Гипнотерапия не заменяет собой никакие др. виды психотер., однако благодаря своей способности придавать силу внушениям, создавать или аннулировать диссоциации, инициировать фантазии, стимулировать воспоминания и вызывать повторное переживание прошлого опыта, она предоставляет терапевтам (психоаналитической, поведенческой, когнитивной или гуманистической ориентации) возможность проявить больше гибкости в достижении целей лечения.

Гипноз в судебной практике. У юристов и психологов периодически возрастает интерес к использованию гипноза в целях прорыва амнезии и улучшения воспоминаний свидетелей. Вследствие реальной возможности извлечения ложных воспоминаний, Орн предложил меры безопасности, нацеленные на минимизацию контаминации. Значительную озабоченность вызывает также вопрос о том, следует ли доверить проведение такого гипноза только имеющему определенную квалификацию персоналу (врачам и психологам) или можно разрешить его применение следователям полиции.

См. также Гипноз, Гипноз как инструмент исследования

Дж. Уоткинс

Гипнотическая (внушенная) регрессия возрастов (hypnotic age regression)

Сообщение о Г. р. в. - восстановлении в состоянии гипноза ранее приобретенных, но в последующем забытых или угашенных реакций, эмоций и/или воспоминаний было впервые опубликовано Робертом фон Краффт-Эбингом в 1889 г.

Механизм этого феномена не был раскрыт. Для объяснения наблюдений индивидуумов при Г. р. в. выдвинуты две теории - теория функциональной ампутации и теория принятия роли. Согласно первой, усвоенное зрелое поведение, появившееся после того возраста, до к-рого регрессировал индивидуум, оказывается функционально отсеченным формулами гипнотического внушения и недоступным как часть поведенческого репертуара индивидуума. Теория принятия роли исходит из того, что индивидуум играет роль, свойственную более раннему возрасту так, как он ее себе представляет, стараясь при этом соответствовать ожиданиям гипнотизера. Ни одна из этих теорий не оказалась полностью подтвержденной. Реакции лиц при Г. р. в. представляют собой смесь паттернов поведения, как адекватных для возраста регрессии, так и более свойственных действительному биографическому возрасту загипнотизированного человека. Регрессивные реакции носят на себе отпечаток более позднего возраста; полной функциональной ампутации не происходит, как нет и полного принятия роли.

Г. р. в. клинически используется в контексте курсов психо- и гипнотерапии, прежде всего как метод, позволяющий стимулировать вспоминание или осознание событий, ощущений и эмоций из прошлого.

Эксперим. исследования Г. р. в. имели целью восстановление младенческих и неонатальных реакций, паттернов детских иллюзий, стадий нравственного развития в детстве по Пиаже, угашенных условных рефлексов, изменений электрофизиологической активности мозга и ритма сердечных сокращений, детского поведения, градуированного по разработанным Пиаже задачам, задержки умственного развития, соотносимого с возрастом, идентифицированной по тестам интеллекта, и инфантильных ответов в проективных методиках. Предпринимались тж исслед., посвященные форсированию воспоминаний (т. е. точных дат определенных событий, предварительно заученных бессмысленных слогов и стихов). Наряду с положительными данными были и сообщения о негативных результатах; для того чтобы определить, насколько Г. р. в. лучше способствует восстановлению раннего стиля поведения, нежели др. терапевтические и эксперим. процедуры, необходимы дальнейшие исслед.

См. также Гипноз, Множественная личность, Интеграция личности

У. Эдмонстон-мл.

Гипоталамус (hypothalamus)

Г. - это группа ядер (или центров) головного мозга, принимающих участие в регулировании вегетативных реакций, в частности температуры тела, повышенного АД, потоотделения и расширения зрачков глаз.

Г. осуществляет эту регуляцию посредством двух различных механизмов: а) воздействует на активность др. групп клеток, как вегетативных, так и соматических, к-рые расположены в стволе мозга и в др. отделах ЦНС; б) функционирует как главный нервный центр регуляции деятельности эндокринных желез.

Бард продемонстрировал, что даже при удалении всей мозговой ткани над Г. у кошки можно наблюдать полноценно выраженную реакцию ярости. Но если вместе с этой мозговой тканью удалить и Г., можно вызвать лишь отдельные компоненты реакции ярости.

Г. принимает участие в регуляции полового поведения, осуществляемой с помощью нервных и гормональных механизмов.

Г. играет ключевую роль в регуляции температуры тела и активности гипофиза, наз. иногда "главной железой" за его участие в регулировании деятельности др. желез.

См. также Мозг, Лимбическая система

С. X. Бартли

Гипотеза "фрустрация-агрессия" (frustration-aggression hypothesis)

Г. "ф. - а." наз. теорет. модель, впервые предложенную Доллардом, Дубом, Миллером, Маурером и Сирсом в их классической работе "Фрустрация и агрессия" (Frustration and aggression), в к-рой они попытались объяснить челов. агрессию исходя из ограниченного набора базовых понятий. Отвергая фрейдовское понятие врожденной и накапливающейся агрессивной энергии, данная модель предполагает существование определенной врожденной тенденции к агрессивному реагированию в результате фрустрации. Фрустрация всегда приводит к агрессии, а агрессия всегда вызывается фрустрацией. Фрустрация определяется как препятствие в реализации поведения, направленного на достижение конкретной цели. Фрустрация приводит к латентному агрессивному состоянию, к-рое эти авторы назвали "провоцированием" (instigation). Степень фрустрации и сила провоцирования зависят от силы целенаправленного поведения (т. е. того, насколько сильно мотивирован индивидуум к достижению данной цели), серьезности препятствия (просто ли откладывается достижение цели или полностью блокируется) и количества случаев блокируемого препятствием целенаправленного поведения (агрессивные тенденции будут суммироваться в результате повторяющихся фрустраций).

Эта модель включает тж понятие сдерживания (inhibition). Сдерживание пропорционально предполагаемой вероятности и серьезности наказания за агрессивное поведение. Когда провоцирование оказывается сильнее сдерживания, в отношении фрустрирующего агента возникает агрессивное поведение. Если сдерживание оказывается сильнее провоцирования, происходит смещение агрессии на альтернативные цели. Если фрустрация будет продолжаться, провоцирование в конечном счете возобладает над сдерживанием, что повлечет за собой агрессию в направлении фрустрирующего агента.

Этот классический вариант Г. "ф. -а." не получил подтверждения в эмпирических исслед. Лабораторные и полевые исслед. продемонстрировали, что, хотя фрустрация действительно может приводить к агрессии при нек-рых обстоятельствах, этого не происходит во всех случаях и что фрустрация может тж вызывать отказ от цели и др. формы поведения. Более того, не всегда агрессии предшествует фрустрация, поскольку агрессия зачастую используется в качестве инструмента для достижения цели.

Несмотря на то что неудача в обеспечении адекватной эмпирической поддержки Г. "ф.-а." побудила мн. психологов отказаться от нее, Леонард Берковиц модифицировал эту гипотезу т. о., чтобы был учтен факт неоднозначной связи фрустрации с агрессией и важная роль ситуационных факторов. Он предположил, что фрустрация порождает только готовность (readiness) к агрессивным действиям, а для того, чтобы вызвать агрессию, требуются соотв. средовые сигналы, играющие роль "релизоров" ("releasers"), либо указателей на ее допустимость или уместность.

Впоследствии Берковиц расширил и видоизменил свой модифицированный вариант этой гипотезы, акцентировав роль аверсивных стимулов в возникновении агрессии. (Инструментальная агрессия, к-рая сознательно направляется на достижение нек-рой цели, исключается из области применимости данной гипотезы.) Он утверждает, что причина, по к-рой фрустрации вызывают агрессивные тенденции, заключается в их аверсивном характере для индивидуума, т. е. фрустрации вызывают негативный аффект, и именно этот негативный аффект вызывает агрессивные тенденции. Т. о., фрустрация не является необходимым условием агрессии, поскольку др. аверсивные события тж могут вызывать негативный аффект, к-рый, в свою очередь, может порождать агрессивные тенденции.

Аверсивные события могут иметь физ. (напр., боль и сильная жара) или психол. (напр., пугающая информ.) природу. Несмотря на очевидное присутствие в результирующей агрессивности защитного компонента (индивидуум пытается устранить источник неприятностей), в его действиях будет тж проявляться активная тенденция нанести вред соотв. целевым объектам. Факторы соц. научения, осн. на истории подкрепления, будут или увеличивать, или снижать вероятность агрессии, а тж определять целевой объект и форму самой агрессии.

В этой новой модификации гипотезы важная роль отводится когнитивным факторам. Когнитивная оценка ситуации будет влиять на то, в какой степени фрустрации будут возбуждать отрицательные чувства - будь то досада, уныние, боль или др. неприятные переживания. Когда такой негативный аффект вызывается внешним стимулом, в отношении этого стимула возникает раздражение. Последующая когнитивная активность будет либо приводить к разрядке этого раздражения в агрессивном поведении, либо сводить его эффекты к нулю. Напр., ожидаемая неудача в достижении цели будет меньшей неприятностью, чем неожиданная неудача. Люди тж более склонны испытывать ярость и атаковать свои фрустраторы, если они считают, что данная фрустрация была умышленной и направленной против них.

Представители теории соц. научения оспаривают Г. "ф. -а." и утверждают, что фрустрация (и аверсивная стимуляция в целом) производит только генерализованное возбуждение и что именно соц. научение определяет то, как это возбуждение будет влиять на поведение. Согласно этой т. зр., агрессивные реакции приобретаются, поскольку они оказываются эффективными. Т. о., люди научаются осуществлять агрессивные действия и распознавать обстоятельства, при к-рых агрессивное поведение будет получать вознаграждение.

См. также Агрессия, Сотрудничество / соперничество, Теснота, Повиновение, Наказание, Вознаграждения, Садомазохизм, Самоконтроль, Теория социального обмена

Дж. Элкок

Гипотеза буферизации (buffering hypothesis)

Буфер - это защитный барьер, поглощающее устройство или процедура для смягчения удара. Г. б. в том виде, как она применяется в психологии, состоит в утверждении, что соц. поддержка служит защитой от стресса, вызывающего психол./физиолог. расстройство или болезнь.

При проведении исслед. с целью проверки Г. б. возникает ряд проблем. Одна из них связана с измерением изучаемых переменных, стресса, соц. поддержки и наблюдаемого исхода. Психол, стресс часто оценивается на основе отчета человека о происшедших в его жизни за последние неск. месяцев важных событиях, таких как изменения на работе или в семейных отношениях, к-рым затем приписываются весовые коэффициенты с тем, чтобы можно было получить суммарный показатель стресса. Реже используется такая мера стресса, как оценка "мелочей жизни", в качестве примера к-рых можно назвать рутинную домашнюю работу или застревание в дорожных пробках. Соц. поддержка измеряется трояким образом: а) членство в соц. сети (часто наз. соц. интеграцией), напр. семейная жизнь, членство в клубе, посещение церкви; б) воспринимаемая соц. поддержка, напр., когда в самоотчете отмечаются люди, с к-рыми можно поговорить о проблемах и к-рые, в случае необходимости, могут оказать материальную помощь; в) поддерживающее поведение, напр. оказание помощи нуждающемуся в ней человеку, оцениваемое по отчетам или наблюдениям. Первые два метода получили наибольшее внимание исследователей. Наблюдаемый исход, или зависимые переменные, - это состояние здоровья либо соматические и психол. расстройства, такие как депрессия, выздоровление после хирургической операции, отказ от курения, развитие рака или симптомов СПИДа у инфицированных людей.

В исслед. с использованием первых двух мер соц. поддержки были получены положительные результаты. Шелдон Коэн пришел к следующему заключению: "Эпидемиологические данные о роли соц. интеграции в динамике показателей заболеваемости и смертности ясно показали, что соц. среда играет важную роль в сохранении здоровья и благополучия, ... [а] при использовании такой меры, как воспринимаемая доступность соц. поддержки, эти эффекты достоверно обнаруживаются при предсказании психол. и соматических симптомов".

Помимо этих, в целом положительных, выводов необходимо получить ответы на целый ряд теорет. и методологических вопросов. Так, спорным остается вопрос о том, являются ли полученные данные следствием главных эффектов или эффектов буферизации. Действительно ли соц. поддержка является истинным эффектом буферизации, влияние к-рого целиком обусловлено наличием стресса и не обнаруживается при его отсутствии? Др. спорный вопрос из того же ряда касается места соц. поддержки в цепи сложных причинно-следственных связей, как видно на примере теорий стресс-диатеза в области психопатологии (diathesis-stress theories of psychopathology). Диатез относится к группе предрасположенностей к расстройству вследствие биолог. или связанных с ранним опытом причин. Соц. "поддержка" и ее "отсутствие" взаимодействуют с др. переменными на протяжении жизненного цикла.

Объединение мн. возможных переменных в одну модель, объясняющую пути и причины действия соц. поддержки, проясняет Г. б. Коэн предложил транзактную модель, учитывающую осн. представления о соц. сетях, стрессовых событиях, факторах личности, включ. воспринимаемую соц. поддержку, оценку стресса и поддерживающее поведение, к-рые в конечном счете влияют на развитие расстройства. Коэн отмечает, что одна особенность личности, по-видимому, особо заслуживает того, чтобы включить ее в модель дополнительно к соц. поддержке, и эта особенность - чувство интернализованного контроля, или самоэффективность. Стили совладания представляют собой др. психол. переменные, к-рые необходимо включить в единую теорию связи между стрессом и расстройством, охватывающую Г. б. В более широком масштабе потенциальным буфером против стресса является общественное окружение (community settings), в к-ром живут люди.

См. также Адаптация, Когнитивная сложность, Совладание, Средовой стресс, Общий адаптационный синдром, Психология здоровья, Локус контроля, Перцептивные искажения, Интеграция личности, Стресс, Последствия стресса

Н. Д. Сандберг

Гипотетико-дедуктивное мышление (hypothetical-deductive reasoning)

Эта модель психол. исслед. более точно наз. гипотетико-дедуктивным методом и связывается с именем К. Л. Халла. Такой метод сочетает в себе формулирование гипотез из наблюдения или эксперимента (индукция) с выработкой более широких постулатов, из к-рых могут быть выведены новые предсказания (дедукция). Эти предсказания могут впоследствии подвергаться проверке, что вновь требует эмпирических исслед. В осн. работах Халла отражается его убежденность в том, что данный метод является мощным инструментом естественно-научной психологии: предсказания, к-рые подтверждаются в ходе проверки, способствуют усилению теории, а не получившие подтверждения сигнализируют о необходимости ее пересмотра. Яркие примеры использования гипотетико-дедуктивного метода содержатся в работах самого Халла в области научения животных и в последующих модификациях халловской теории К. У. Спенсом.

Во времена Халла нек-рые из философов науки, в особенности представители логического эмпиризма, разрабатывали концепции научного познания, в центре внимания к-рых находилась логика научной работы - логика, имевшая много общего с халловским методом. Когда этой философии был брошен вызов со стороны более поздних подходов, опиравшихся на социол. научного познания, основания халловских научных процедур стали казаться менее прочными и надежными, чем прежде. Мн. гуманистические психологи высмеивали халловскую психологию за ее ригидный характер, нерелевантный для насущных вопросов челов. бытия.

См. также Гуманистическая психология, Проверка гипотезы

Э. Б. Пратт

Гипофиз (pituitary)

Г. представляет собой железистое образование, расположенное позади гипоталамуса (отдел переднего мозга) в выемке черепа, наз. sella turcica (турецкое седло). Для удобства описания и в соответствии с эмбриогенезом и разными функциями Г. подразделяют на две доли: переднюю, или аденогипофиз, и заднюю, или нейрогипофиз. Эта железа соединяется с гипоталамусом через infundibulum (воронку), или ножку гипофиза. Схематическое изображение Г. приведено на рис. 2.

Рис. 2. Схема взаимосвязей между нейрогипофизом и гипоталамусом

Аденогипофиз функционально связан с гипоталамусом при помощи кровеносных сосудов (не показаны на рисунке), которые называются гипоталамо-гипофизарной портальной системой.

Г. часто называется "главной железой" организма в знак признания его роли в регуляции деятельности мн. др. эндокринных желез. На самом деле этого звания достойна только одна часть Г. - аденогипофиз (приставка "адено-" означает "железа").

См. также Надпочечники, Гипофизарные расстройства

Б. М. Торн

Гипофизарные расстройства (pituitary disorders)

Передняя доля гипофиза секретирует шесть гормонов, задняя - два. Все они важны для нормального функционирования организма чел. Гормоны передней доли гипофиза включают в себя: 1) соматотропный гормон (СТГ), стимулирующий рост тела; 2) адренокортикотропный гормон (АКТГ), регулирующий секреторную активность др. железы - коры надпочечников; 3) тиреотропный гормон (ТТГ), регулирующий интенсивность секреции тироксина, гормона щитовидной железы; 4) пролактин, стимулирующий развитие молочных желез и выработку грудного молока; 5) фолликулостимулирующий гормон (ФСГ) и 6) лютеинизирующий гормон (ЛГ). Последние два важны для нормального осуществления репродуктивной функции организма. Задняя доля гипофиза выделяет антидиуретический гормон, регулирующий выведение жидкости из организма, и окситоцин, стимулирующий сокращения матки при родах. Нарушения секреции гормона роста могут выражаться как в избыточной продукции СТГ (гиперсекреция), так и в его недостатке (гипосекреция). Гипосекреция в детском возрасте приводит к карликовости. Причиной гигантизма часто оказывается опухоль гипофиза, и если таковая обнаружена у пациента, для ее лечения используют гамма-терапию. Когда гиперсекреция СТГ наблюдается в постподростковом периоде, это не приводит к увеличению роста, но вызывает гипертрофию отдельных костей (в частности, костей носа, нижней челюсти, лба, кистей и стоп). Это патологическое состояние получило название "акромегалия".

Повышенная продукция АКТГ может привести к болезни Кушинга. Лицо и туловище становятся одутловатыми вследствие чрезмерных жировых отложений; отмечается тж воспаление сальных желез (прыщи) и избыточный рост волос на лице.

См. также Генетика поведения, Мозг, Гипофиз

Дж. Л. Андреасси

Гистрионическая личность (histrionic personality)

Термин "гистрионический" (актерский, театральный) для DSM-IV является относительно новым, он заменил собой термин "истерический". Концептуально классиф. истерии восходит к античному миру (Древняя Греция и Рим). В 40-е гг. XIX в. симптоматическая картина клинической истерии была расширена до типа личности, встречаемого преим., если не исключительно, среди женщин. Теодор Миллон перечислил осн. критерии для диагностики Г. л.:

1. Изменчивость аффекта: демонстрирует непродолжительный, наигранный и поверхностный аффект, легко возбуждается и столь же легко пресыщается.

2. Социабельный образ Я: считает себя общительной, стимулирующей и притягательной личностью; легко заводит знакомства и наслаждается динамичной соц. жизнью.

3. Межличностная обольстительность: активно ищет признания и манипулирует окружающими с целью получения внимания и одобрения; манеры привлечения к себе внимания театральны и инфантильны.

4. Когнитивная диссоциация: плохо интегрирует жизненный опыт, что проявляется в хаотичности обучения и некритичности мышления; суждения беглые, неточные и хаотичные.

5. Незрелое поведение в поисках стимуляции: не переносит пассивности, что ведет к необдуманному и импульсивному реагированию; испытывает склонность к мимолетной восторженности, легким приключениям и близорукому гедонизму.

См. также Руководство по диагностике и статистической классификации психических расстройств, Расстройства личности, Типы личности

Т. Миллон

Глаз (eye)

Защитная ткань Г. состоит из век, прозрачной слизистой оболочки, к-рая выстилает внутреннюю сторону век и переходит с них на глазное яблоко (конъюнктива), слезных желез (слезы защищают роговицу и конъюнктиву от высыхания и действуют как "смазка" между глазом и веками) и жировой ткани орбиты, выполняющей амортизирующую функцию.

Оптические ткани Г. включают роговицу, хрусталик, переднюю камеру, заполненную водянистой влагой, и стекловидное тело. Роговица - главная структура, отвечающая за преломление попадающего в Г. света. В дополнение к своей рефракционной функции роговица защищает Г. и придает ему форму и жесткость. Относительно этих последних функций уместно указать на то, что роговица является фактически продолжением склеры, той прочной белой оболочки, к-рая образует задние 4/5 Г. и в первую очередь отвечает за его форму и конструктивную жесткость.

Хрусталик находится за роговицей и радужной оболочкой и удерживается в одном положении ресничным пояском (zonula ciliaris), волокна к-рого связаны с ресничным (цилиарным) телом - окружающим хрусталик кольцевидным образованием, имеющим в своем составе ресничную мышцу. При сокращении ресничной мышцы хрусталик вследствие своей эластичности принимает более выпуклую форму, увеличивая тем самым преломление света. Это происходит одновременно с сужением зрачка и конвергенцией глаз как часть рефлекторной реакции аккомодации, к-рая возникает при приближении рассматриваемого объекта. Изображение объекта, сфокусированное на сетчатке Г. роговицей и хрусталиком, переворачивается (в соответствии с законами оптики) т. о., что его левая часть проецируется на правую сторону сетчатки, а верхняя - на нижнюю.

Сосудистая оболочка Г. (uvea), состоящая из радужки, ресничного тела и сети кровеносных сосудов (a. chorioidea), регулирует количество света, проникающего в Г., а тж выполняет питательную функцию. Радужка расположена позади роговицы и впереди хрусталика. Она реагирует на свет сокращением зрачка и т. о. ограничивает попадание света в центральную часть сетчатки. Кроме того, радужка реагирует сокращением зрачка при переводе фокуса с дальнего предмета на ближний, участвуя тем самым в рефлекторной реакции аккомодации.

Сетчатка (ретина) - это светочувствительная и интегративная часть Г., развивающаяся в процессе эмбриогенеза как вырост промежуточного мозга (глазной пузырь). В сетчатке энергия светового раздражителя преобразуется в нервный код, к-рый передается по оптическому нерву и зрительному тракту в головной мозг. Нервная организация сетчатки обладает достаточной сложностью для обеспечения интеграции большого количества зрительной информ. Фоторецепторные клетки сетчатки - палочки и колбочки - расположены в ее наружном (наиболее удаленном от центра глазного яблока) слое. Колбочки функционируют при дневном свете и отвечают за цветовое зрение. Палочки лучше функционируют при сумеречном освещении и обеспечивают изображение окружающего мира в оттенках серого. Палочек в сетчатке содержится больше, чем колбочек. Распределение палочек и колбочек тоже неодинаково: палочки более многочисленны на периферии сетчатки, тогда как колбочек становится больше по мере приближения к области наиболее ясного видения. Фовеа (центральная ямка), или желтое пятно в центральной области сетчатки, содержит только колбочки.

Процесс зрительного восприятия начинается с поглощения света фотопигментами, содержащимися во внешнем сегменте палочек и колбочек. В палочках содержится родопсин (зрительный пурпур). В колбочках же, по-видимому, используются как минимум три различных фотопигмента, к-рые имеют пики абсорбции для длин световых волн, соответствующих синему, зеленому и желтому цвету. Однако спектры абсорбции этих пигментов существенно перекрываются. Хим. реакции, вызываемые в фотопигментах палочек и колбочек при поглощении квантов света, служат причиной выработки фоторецепторами генераторных потенциалов.

См. также Аккомодация, Цветовое зрение, Зрительное восприятие

М. Л. Вудрафф

Глобальные кризисы (global crises)

В последней декаде XX в. от 15 до 20 млн чел. ежегодно умирало от причин, связанных с недоеданием. Эта ситуация усугублялась бурным ростом населения планеты, численность к-рого удваивается каждые 40 лет, сказываясь "практически на всех аспектах экосистем земли, [включая]... ускоряющееся ухудшение среды обитания человека и сокращение природных богатств, необходимых для ведения сельского хозяйства". К числу экологических проблем относятся загрязнение окружающей среды, кислотные дожди, опустынивание, сведение лесов, эрозия почв, уменьшение озонового слоя, накопление диоксида углерода, потепление вследствие парникового эффекта и вымирание мн. видов животных и растений.

Психологические корни глобальных кризисов

Причины совр. кризисов кроются в убеждениях, к-рые формируются у людей в отношении себя, других и мира в целом. Убеждения, касающиеся себя, включают предположения о своих ограниченных возможностях, такие как "Я ничего не могу сделать с этим". Убеждения, касающиеся других, нередко сводятся к обвинениям типа "Не мы, а они сами виноваты в том, что голодают". Подобная позиция может привести к тому, что Эрик Эриксон называет псевдовидообразованием.

Сумма антагонистических убеждений "мы против них" порождает мировоззрение, в к-ром мир представляется полем битвы, где силы света (мы) должны сражаться с силами тьмы (другие). Такие убеждения являются одновременно и причиной и следствием убежденности в том, что решения могут достигаться только путем установления господства.

Многочисленные сомнительные убеждения лежат в основе милитаристских стратегий, включ. такие печально известные примеры, как "Наращивание вооружений - гарантия безопасности" и "Ядерную войну можно выиграть". Подобные сомнительные убеждения относительно мира - "Все безнадежно" или "Ничего нельзя сделать" - усугубляют чувства апатии и отчаяния и могут стать самоисполняющимися пророчествами. Убежденность в том, что земля и все живое на ней существуют лишь в качестве ресурсов хозяйственной деятельности человека и не имеют самостоятельной ценности, поощряет бездумное растрачивание природных богатств и экологическое равнодушие. Заявления типа "Я предпочитаю не задумываться об этом" ослабляют мотивацию реагировать должным образом.

Психодинамика

Проекция провоцирует осуждение путем приписывания несознаваемых теневых аспектов Я-образа и мотивов другим, т. о. порождая то, что Джером Франк называет "образом врага". Даже примирительные действия "враждебной" стороны расцениваются как признаки обмана. Такие психол. механизмы, приведенные однажды в действие, могут приобрести смертоносную силу. Эмоциональное воздействие страданий других может ослабляться посредством интеллектуализации. Напр., "пропаганда ядерного оружия" ведется "сдержанным и бескровным языком, посредством к-рого разработчики стратегий ядерной войны высасывают реальность из своих действий". Результатом действия этих защитных механизмов является то, что Роберт Лифтон называет душевным онемением (наркотизацией сознания).

Поведенческие перспективы

Последствия экологических кризисов зачастую обнаруживаются и признаются с большой задержкой во времени (напр., фторуглеродное разрушение озонового слоя). Однако электорат обычно переизбирает политических лидеров, к-рые обещают скорые блага: принцип "после нас хоть потоп". Лица, принимающие решения, нередко отделены пространством и временем от последствий своих решений. Они могут развязывать войны на др. конце Земли, позволять миллионам людей голодать или принимать законы, разрешающие загрязнение окружающей среды.

Перспективы социального научения

Обзоры более 3000 научных исслед. показывают, что СМИ, особенно телевидение, оказывают огромное психол. и соц. влияние на поведение людей. При согласии с эксперим. доказательствами влияния телевидения как источника образцов поведения, к-рым следует многомиллионная аудитория, есть причины для беспокойства по поводу того, что с телеэкранов на зрителей обрушиваются потоки насилия криминального и военного характера, воздается хвала агрессивному и потребительскому стилям жизни, причем явное предпочтение отдается программам, обращенным к зрительским ощущениям и эмоциям и избегающим анализа серьезных глобальных проблем.

Психологические концепции Востока. Буддистская психология предлагает тонкий анализ индивидуальной и соц. патологии, утверждая, что все виды патологии можно проследить до трех осн. причин: "ядов" страсти (addiction), антипатии (aversion) и заблуждения (delusion). Др. азиатские психол. школы полагают, что страсть "подливает масла в огонь" жадности, стяжательства, фрустрации и снижает гибкость и способность к выбору. Антипатия - желание уклониться от встречи с неприятными раздражителями или атаковать их - это зеркальное отображение страсти и источник гнева, брани, страха и оборонительной позиции. Как восточным, так и западным психологам хорошо известно, что такое "отравленное" поведение вызывает лишь временное удовлетворение. Заблуждение (омраченность) ума, говорят азиатские психологи, - это состояние сознания, к-рому не хватает ни ясности (оптимальности), ни рациональности. Ложные убеждения фильтруют и искажают восприятие, мотивацию и чувство идентичности человека во мн. важных, но не признаваемых отношениях, к-рые редко сознаются в силу их общности для каждой данной культуры.

Многое в нашем мире и коллективном поведении иначе как безумием не назовешь. "Они говорят, что мир стоит на краю безумия", - гласил заголовок публикации Американской психол. ассоц., посвященной итогам Всемирного конгресса по психическому здоровью, состоявшегося в 1983 г. Осознание этого безумия необходимо для смягчения его проявлений и глобальных осложнений, грозящих жизни всего человечества.

Психологические основы предупредительного поведения

Ниже приводятся гипотетические основы эффективного реагирования на причины кризисов, выделенные в предыдущем разделе. Убеждения. "Базовые представления, сохраняемые культурой или отдельным чел., оказывают огромное влияние на судьбу их обладателя". Когда традиционные представления отстают от культурного прогресса и оказываются неадекватными при применении к новым ситуациям, начинаются периоды соц. нестабильности или даже кризиса. Наша культура, возможно, находится именно на такой стадии. Выбирая наши убеждения, мы тем самым выбираем и представления, к-рые будут ориентирами нашей культуры в будущем, потому что, как сказал Грегори Бейтсон, "мир отчасти становится таким, каким он представляется в нашем воображении". Ниже приведена выборка гипотетических убеждений, к-рые, став нашими личными убеждениями, могли бы принести пользу всем людям:

1. Убеждение относительно себя. Я способен сделать полезный и неповторимый вклад в общее благо.

2. Убеждение относительно других. Несмотря на различия культур и идеологий, все люди принадлежат к одному челов. роду, со сходными экзистенциальными предрасположениями (givens), страхами, защитами и устремлениями.

3. Убеждение относительно мира. Можно найти решения проблем, угрожающих выживанию человечества и экологической стабильности.

Это лишь часть убеждений, к-рые могли бы составить основу психологии выживания. Собранные вместе, такие убеждения могут поддерживать осторожный, отчасти самоосуществляющийся реализм и оптимизм в отношении мира, поощрять ответственность, самоэффективность и сознательный выбор каждого человека, а тж эмпатию и осознание челов. общности.

Образование. Поскольку причины мн. ложных убеждений и неправильного поведения кроются в невежестве, из этого следует, что существенная роль в их исправлении должна отводиться образованию. Г. Уэллс говорил: "Человеческая история все больше превращается в соревнование между образованием и гибелью". Лишь в неск. школах и ун-тах читаются удовлетворительные курсы по глобальным проблемам, и редкие кафедры психологии и психиатрии предлагают курсы, посвященные вопросам психол. значимости своих дисциплин. Здесь специалисты в области психич. здоровья могут реализовать свою жизненно важную роль.

Теория социального научения и СМИ. Принимая во внимание психол. и соц. влияние СМИ, решающее значение может иметь стимулирование выпуска программ с соц. направленностью. Специалисты в области психич. здоровья доказали вредное воздействие мн. популярных программ СМИ. Эту работу можно было бы продолжить в направлении расширения исслед. и просвещения публики, работников СМИ и законодателей в отношении последствий содержания вещания.

Общность, разделяемые цели и универсальность. Осознание общности важно хотя бы потому, что мн. трудности, с к-рыми люди сталкиваются в наше время, не признают традиционных границ. Нарушение экологического баланса, загрязнение и радиоактивное заражение окружающей среды не останавливаются из уважения перед пограничными знаками того или иного государства. Джером Франк говорит: "Стоящая перед психологией задача заключается в том, как заставить всех людей осознать, что независимо от того, нравится им это или нет, Земля становится единым сообществом". К этой задаче добавляется еще одна - как заставить людей осознать, что для решения глобальных проблем необходима кооперация, причем не только потому, что эти проблемы не под силу решить к.-л. одному народу, но и потому, что, как показывают исслед., сотрудничество в достижении желаемых целей, к-рых ни одна группа не в состоянии достичь в одиночку, возможно, является одним из самых эффективных путей преодоления взаимной враждебности.

Т. о., задача в том, чтобы изменить восприятие людей в неск. важных отношениях, а именно перейти: а) от сосредоточения на различии к сосредоточению на сходстве; б) от дуалистического акцента на конфликтующих группах и культурах к объединяющему пониманию общей челов. природы; в) от фрагментарного мировоззрения, разделяющего человека и природу (да и саму природу на части), к холистическому взгляду на мир, признающему единство и взаимосвязь всех его частей.

Специалисты в области психического здоровья и кризисы

Специалисты в области психич. здоровья способны внести существенный вклад в решение глобальных проблем. Они могут содействовать повышению уровня общего и специального образования, читая лекции, публикуя статьи и выступая в масс-медиа; открывать актуальные курсы; давать консультации частным лицам, группам и законодателям, занимающимся этими вопросами, а тж проводить профильные исслед.

См. также Альтруизм, Посредничество в конфликте, Распределительная справедливость, Этические проблемы в психологии, Локус контроля, Власть, Государственная политика, Социальные вмешательства, Социопсихологические детерминанты войны и мира, Дзен-буддизм

Р. Уолш