_Я_

Я-концепция (self-concept)

На протяжении столетий теологи, философы и общественные деятели сходились в том, что истоки и последствия представления людей о себе, или Я-к., заслуживают самого серьезного внимания. Однако при этом практически не предпринималось попыток дать достаточно строгое определение Я-к., к-рое позволило бы оценить степень сходства и различия во взглядах философов, политиков, ученых и др. профессиональных мыслителей на Я-к.

С конца XIX и до середины XX в. лишь нек-рые психологи, социологи и психиатры пытались изучать Я-к., преим. на абстрактном или теорет. уровне. Наиболее известным психологом, занимавшимся в XIX в. проблемой Я, был Уильям Джемс, к-рый основывал свои утверждения на повседневных, проницательных, неконтролируемых наблюдениях за собственными сознательными переживаниями, используя для этого свою модификацию метода интроспекции. Мэри Калкинс попыталась перенести изучение Я-к. в психол. лабораторию. В 1935 г. Курт Коффка выделил Я в качестве одной из важнейших самостоятельных тем исследований гештальт-психологов, использовавших т. н. феноменологическую интроспекцию, при к-рой наблюдатели отчитываются о своих сознательных переживаниях безо всяких искусственных ограничений или попыток их анализировать. Между тем социологи, такие как Чарльз Хортон Кули и Джордж Герберт Мид, указывали на важную роль соц. взаимодействий в формировании Я-концепций, к-рые, в свою очередь, рассматривались в качестве осн. детерминант соц. поведения людей; однако все эти дискуссии основывались на личных наблюдениях, а не на научных исслед.

Одновременно, целая плеяда врачей-клиницистов в Европе и США разрабатывала различные варианты идеи о том, что Я-к. важна для клинического понимания людей и для формулирования общих положений предлагаемых ими теорий личности. Однако в целом их идеи, практически целиком основывавшиеся на неконтролируемых клинических наблюдениях отдельных случаев, были недостаточно строги и недоступны эмпирической проверке, а порой даже отрицали положения научного детерминизма. Все это привело к тому, что их взгляды на протяжении неск. десятилетий были в стороне от общего направления научной психологии в США.

Детские психологи начали изучать развитие соц. познания - знания о других и о себе в отношении к другим. Сюда входили вопросы о предположительном существовании качественно различных стадий развития соц. познания и возможной связи возрастных тенденций развития речи с развивающимися представлениями о себе и других. Наряду с этим была тж поднята проблема влияния родительских качеств и родительского поведения на представления ребенка о себе; была тж очевидно, что теория и исслед. нравственного развития важны для изучения усвоения Я-к. и идеалов Я.

Соц. психологи признали важность переменных Я-к. в своих теориях межличностной аттракции, конформности челов. поведения и когнитивного диссонанса. Переменные Я-к. фигурируют и в теории атрибуции. Соц. психологи тж объединились с социологами в исслед. влияний переменных возраста, соц. класса, расы и пола на Я-к. Представители теории соц. научения выдвигали аргументы в пользу таких переменных, как локус контроля и выученная беспомощность, а каждая из них связывается (как в теории атрибуции) с условиями, при к-рых человек рассматривает свои характеристики или поведение как важные факторы в определении результатов.

Психологи, занимающиеся проблемами профессионального самоопределения и интенсификации труда, подчеркивали теорет. значение таких идей, как направляющая роль Я-к. в выборе профессии и эвентуальном развитии профессиональной Я-к. Т. о., теоретики и исследователи до сих пор рассматривали почти исключительно феноменальную, или сознательную Я-к., не затрагивая т. н. бессознательной Я-к.

1. Личная Я-к. (personal self-concept). Это описательные характеристики или поведенческие свойства индивидуума, какими он видит их. Эти характеристики могут варьировать от сравнительно специфических до весьма обобщенных. Следует отметить, что личная Я-к. включает не только физ., поведенческие и внутренние характеристики, но и такие аспекты, как половая идентичность, расовая/этническая идентичность, социоэкономическая классовая идентичность, возрастная идентичность и такое чувство, как "быть, в нек-рых отношениях, тем же самым человеком на протяжении определенного времени".

2. Социальные Я-к. (social self-concepts). Это описательные характеристики или поведенческие свойства индивидуума, как они, по его мнению, видятся другими.

Социальные Я-к. могут соответствовать, а могут и не соответствовать характеристикам собственного Я индивидуума, какими он видит их.

3. Я-идеалы, касающиеся личной Я-к. (self-ideals regarding one's personal self-concept). Это представления о том, каким бы хотел быть индивидуум на самом деле.

4. Я-идеалы, касающиеся социальных Я-к. (self-ideals regarding one's social self-concepts). Это представления о том, каким индивидуум хотел бы выглядеть в глазах других.

5. Оценки описательных личных Я-к. относительно соотв. личных Я-идеалов (evaluations of descriptive personal self-conceptions in relation to the ideals for self regarding those attributes). Иначе говоря, это оценки пункта 1 в сравнении с пунктом 3.

6. Оценки описательных социальных Я-к. относительно соотв. идеалов для социальной Я-к. (evaluations of descriptive social self-conceptions in relation to the ideals for one's social self-concept). Т. е., это оценки пункта 2 в сравнении с пунктом 4.

Самооценка

Большинство теорет. работ и эмпирических исслед. в области Я-к. так или иначе касаются самооценки (self-esteem). В литературе по Я-к. тж широко используется термин самопринятие (self ассерtance) для обозначения симпатии или уважения человека к себе несмотря на признание им своих недостатков.

Хотя исследователи достигли значительного согласия в отношении общего представления о том, что измерять, прогресс в области измерений шел медленно, что обусловлено а) чрезвычайной сложностью набора переменных; б) неудачными попытками выделить составные части в Я-к. и разработать для них адекватные измерения; и в) пренебрежением принятыми процедурами установления необходимых уровней надежности и конструктной валидности, предваряющих использование измерений в исслед.

Виклунд выдвинул гипотезу о том, что наблюдаемые связи между Я-концепциями и соотносящимися с ними видами поведения становятся сильнее, когда человек находится в состоянии "самоосознавания". Это состояние может вызываться при работе с зеркалом или магнитофонной записью своего голоса, оно может тж являться постоянной отличительной особенностью нек-рых людей в сравнении с другими.

Вследствие многочисленности факторов, предположительно связанных с Я-к., неск. тысяч опубликованных эмпирических работ рассеяны широким и тонким слоем по различным пересекающимся с этой темой предметным областям. Б. ч. опубликованных исслед. фокусируется на переменных, связанных с уровнями общей самооценки или с самопринятием. Др. значительная их часть посвящена Я-к., касающимся уровней относительно устойчивых способностей.

Факторы, к-рые исследователи наиболее часто пытались связать с переменными Я-к., - это достижения, интеллект и творческие способности; возраст и уровень развития; авторитаризм и догматизм; семейные переменные; пол; межличностная аттракция; психотер.; расовый/этнический статус; социально-экономический статус.

Поражает то, что были найдены практически нулевые или слабые взаимосвязи между самооценкой и каждой из ряда рассматриваемых переменных, с к-рыми самооценка - как с т. зр. теории, так и с позиций здравого смысла, - казалось бы должна иметь сильную связь, напр., возрастом, расой, полом, социально-экономическим уровнем, психотерапевтическим статусом, творческими способностями и убеждаемостью. Представляется очевидным, что более практичным и интересным результатам могла бы способствовать более тщательная проработка теорет. положений. Напр., большее внимание следовало бы уделить: а) компонентам самооценки; б) отношениям, в к-рых отдельные аспекты Я-к. достигают характерного отличия в определении самооценки (вероятно, варьирующих от одного человека к другому), и в) возможности того, что ни дети, ни взрослые не сравнивают себя с теми очень широкими, обобщенными референтными группами, важность к-рых имплицитно подразумевается исследователями, занятыми поисками влияний на самооценку со стороны пола, расы или соц. класса.

См. также Самооценка

Р. К. Уайли

Язвенная болезнь (peptic ulcer)

Я. б. представляет собой распространенное заболевание, происхождение и течение к-рого имеет выраженную психосоматическую обусловленность. Язвы образуются, когда излишнее количества кислотных пищеварительных соков разъедает защитную слизистую оболочку двенадцатиперстной кишки, желудка (менее часто) или (редко) пищевода. Язвы чаще встречаются у лиц среднего и позднего возраста, чем у молодых и, в западном обществе XX в., чаще у мужчин, чем у женщин. Основными симптомами яв-ся боли и рвота.

Предрасположенность к Я. б. связана с наследственными факторами и "напряженным" (связанным со стрессами) стилем жизни.

Несколько факторов могут модифицировать потенциальную возможность образования стрессогенной язвы в лабораторных условиях. Удар электрическим током чаще приводит к образованию язвы, если он внезапен, чем когда ему предшествует предупреждающий сигнал. Вероятность появления язвы ниже, если животное имеет возможность как-то активно реагировать на болевой раздражитель, напр., нападать на др. животных. Ограничение подвижности, принудительный бег и иные стрессоры снижают вероятность появления язвы, если тот же самый стрессор позже повторяется с большей интенсивностью. Однако, "иммунизация" экспозицией к действию слабого стрессора не обязательно распространяется на др. стрессоры.

Лечение Я. б. включает сон, отдых, прием антацидов и контролируемую диету. Алкоголь, аспирин и кислые пищевые продукты редко яв-ся причиной язвы, но они могут усугублять течение болезни, в связи с чем больным язвенной болезнью рекомендуется минимизировать их прием.

См. также Пищеварительная система, Последствия стресса

Дж. Калат

Язык человекообразных обезьян (language in great apes)

Проблема непрерывности эволюции разума яв-ся одним из главных факторов, стимулирующих исслед. Я. ч. о. В чем заключается уникальность вида Homo sapiens? Мн. утверждают, что наличие сознания и способности мыслить зависит от языка; для некоторых философов разум идентичен способности пользоваться языком.

На заре исслед. было предпринято несколько попыток обучить обезьян произносить слова. Последующие эксперименты показали, что человекообразные обезьяны лишены физиолог. аппарата, необходимого для того, чтобы продуцировать нечто, напоминающее челов. речь.

Преимуществом новаторской работы Беатрисы и Аллена Гарднеров было использование естественной для обезьян манеры употреблять жесты. Фрэнсин Паттерсон научила горилл подавать речевые знаки с помощью рук и понимать разговорный английский язык. Герберт Террейс и его сотрудники в процессе сбора данных широко применяли видеозаписи, что позволило им получить обширный материал о знаках, к-рые шимпанзе Ним подавала с помощью рук. В двух проектах, не связанных с использованием знаков, применяли искусственные визуальные конструкции: Сью Саваж-Румбо и Дуэйн Румбо прибегли к компьютеризованной системе лексиграмм, в то время как Дэвид Примак научил шимпанзе использовать куски пластмассы разной формы, выполняющие функции слов. В большинстве экспериментов подчеркивалась важность сильного положительного соц. взаимодействия между инструктором и обезьяной, поскольку подобные связи наверняка существуют у людей на начальных стадиях овладения языком.

На основании всех проведенных исслед. можно прийти к заключению, что знаки и элементы искусственных словарей функционируют так, как если бы они представляли объекты или события в реальном мире. До сих пор нет убедительных свидетельств тому, что порождаемые обезьянами высказывания (предложения) яв-ся грамматическими. Кроме того, скорость обучения у человекообразных обезьян несравнимо ниже, чем у детей; средняя длина высказывания мала; и, по-видимому, обезьяны часто повторяют и не добавляют ничего к тому, что им было только что сообщено. Т. о., приходится сделать вывод о том, что "языковая" продукция обезьян обладает всего лишь зачаточным сходством с челов. языком. Тем не менее, назвать продукцию маленького ребенка лингвистической тоже было бы довольно трудно, если бы мы не знали, что он вырастет во взрослого чел., владеющего языком. Проекты по исслед. Я. ч. о. действительно показали наличие у них когнитивных способностей и возможных ментальных (внутренних) состояний.

См. также Знаки и символы, Интеллект животных, Коммуникация животных

Д. Роббинс

Языковое развитие (language development)

Процесс овладение родным языком начинается в первые месяцы жизни и продолжается на протяжении всей взрослости. Наиболее быстрыми темпами обучение языку происходит в раннем детстве, когда к б годам дети овладевают произношением основных звуков, базовой грамматикой и почти всей (свыше 90%) базовой лексикой родного языка.

Теории языкового развития. Для объяснения челов. способности к овладению языком было предложено две совершенно разных теории. Одна, сформулированная Б. Ф. Скиннером и впервые изложенная в его книге Verbal behavior ("Вербальное поведение"), предполагает, что дети выучиваются говорить благодаря механизмам классического и оперантного обусловливания.

Др. теория, предложенная Ноамом Хомским и Дэвидом Мак-Нейлом, утверждает, что научение языку почти полностью обеспечивается врожденной способностью. Дело обстоит так, как если бы с самого рождения существовала особая ментальная структура - "механизм овладения языком", в программу работы к-рого уже заложены осн. лингвистические правила. Для усвоения любого языка, на к-ром говорят родители ребенка, последнему требуется лишь минимальное количество специфической информ.

Хотя обе эти теории имеют своих сторонников, данные эмпирических исслед. в большей степени подтверждают третью т. зр. на языковое развитие. Согласно этой теории, основу процесса овладения языком составляет взаимодействие между младенцем и ухаживающим за ним взрослым или, в общем, между двумя людьми. Доказательства того, что люди с рождения чувствительны к обучению языку, получены в исслед. как глухих, так и слышащих младенцев.

Аспекты языка. Исследовались четыре аспекта языкового развития: фонология (звуки), синтаксис (глубинная структура), семантика (значения слов и выражений) и прагматика (практ. навыки коммуникации).

Фонология. С момента рождения младенцы передают сообщения ухаживающим за ними взрослым с помощью разнообразных криков, указывающих на чувство голода, боль, потребность во внимании и др. состояния малыша. В 3 месяца младенцы смеются и "гулят", издавая (напоминающие гласные) звуки удовольствия, а в возрасте от 6 до 12 месяцев они уже произносят разнообразные цепочки звуков в форме лепета. В процессе такого "звукопроизводства" младенцы постепенно приобретают более выраженную коммуникативную интенциональность и более высокую чувствительность к сигналам извне. Они лепечут в ответ на обращенную к ним речь взрослого и затем ожидают от него ответной реакции на свой лепет задолго до того, как начнут понимать смысл произносимых взрослым слов. Примерно в 12 месяцев дети произносят свои первые слова. С этого момента продуцируемые ими звуки становятся все ближе к нормативным звуковым единицам (фонемам), хотя многие 5-летние дети все еще испытывают определенные трудности в артикуляции. В постпубертатном возрасте людям значительно труднее научится произносить речевые звуки, в продуцировании к-рых они не упражнялись в детстве.

Семантика. Младенцы понимают значения слов еще до того, как начинают говорить сами. К 18 месяцам большинство детей владеют примерно дюжиной (или несколько большим количеством) слов, относящихся к разговорной лексике, однако понимают, по всей видимости, гораздо больше слов. Где-то в возрасте 2-х лет происходит скачкообразное увеличение активного словаря ребенка, быстро пополняющегося новыми словами и выражениями, - т. н. "языковая эксплозия" (language explosion). Хотя смысловое понимание быстро прогрессирует в раннем детстве, ряд общеупотребительных слов вызывает у ребенка затруднения, поскольку понимание этих слов требует большей когнитивной искушенности, чем та, к-рой обладают маленькие дети. В нашей культуре лексическая сложность и точность, по-видимому, служат самым простым показателем интеллектуальной способности и образованности каждого чел.

Синтаксис. Дети демонстрируют определенное понимание структуры языка, когда они впервые соединяют два слова, чтобы построить предложение, - явление, наблюдаемое обычно в возрасте от 18 месяцев до 2-х лет. Улучшение синтаксического понимания с возрастом происходит в регулярной последовательности. Дошкольники обнаруживают впечатляющую способность к усвоению значительной части синтаксических структур, встречающихся в речи их матерей, тогда как в среднем детстве, отрочестве-юности и взрослости люди постепенно совершенствуют понимание и применение формальных правил синтаксиса.

Прагматика. Умение чел. общаться с помощью языка требует гораздо большего, чем удовлетворительное овладение фонологией, семантикой и синтаксисом. Оно предполагает умение придавать сообщению форму, соответствующую потребностям конкретных слушателей. Прагматика - это как раз та наука, к рая изучает подобные различия в коммуникации. Жесты и язык тела играют большую роль в прагматике и обнаруживают себя в первые месяцы жизни, когда младенцы размахивают руками при возбуждении или когда они отворачиваются, показывая этим, что не хотят больше играть. Трудно определить, насколько эти выразительные движения яв-ся интенциональными, но когда годовалый малыш поднимает свои руки, чтобы его взяли "на ручки", или показывает пальцем на понравившуюся игрушку, такое сообщение легко прочитывается взрослыми, особенно когда любой жест сопровождается настойчивыми вокализациями ребенка.

См. также Стадии развития поведения ребенка, Речевое развитие

К. С. Бергер