_Н_ (II)

Незаконченные предложения (incomplete sentences)

Метод Н. п. - это метод психол. оценки. Традиционно, первое слово или первые слова, предъявляемые проводящим обследование, наз. "основами". Примерами основ могут служить: Мне нравится...; Что меня раздражает...; Я хочу...; Большинство девушек... Данный метод применяется с различными специфическими целями, напр. для изучения личности, оценки аттитюдов, предсказания достижений и идентификации различий между группами.

Вероятно, наиболее заметную роль метод Н. п. сыграл в клинической оценке. В этом контексте он часто рассматривается как своего рода проективный тест. В процессе его использования люди сообщают значительное количество ценной информ. о своей личности. В то же время Н. п. гораздо менее неопределенны, чем др. проективные тесты, и в связи с этим их было бы лучше называть "полупроективными" инструментами. Наибольшую пользу Н. п. приносят в тех случаях, когда применяются для получения информ. о том, как индивидуум обычно ведет себя или какое впечатление он хочет произвести на других. Метод Н. п. может использоваться в групповом обследовании и потому относится к классу сравнительно экономичных методов. Хотя полученные этим методом данные плохо поддаются автоматизированной обработке, непрофессионалов можно довольно легко научить обрабатывать такие данные в рамках конкретных задач обследования.

За прошедшие годы были разработаны сотни разнообразных форм тестов завершения предложений. Наиболее известным и широко используемым из них является Бланк незаконченных предложений Роттера (ISB), разработанный Джулианом Роттером и его коллегами. ISB содержит 40 основ упомянутого выше вида. Его первоначальное назначение состояло в оценке общей адаптированности. Каждый ответ оценивается по 7-балльной шкале сообразно степени конфликтности. Затем отдельные оценки по каждому пункту (основе) суммируются и дают показатель общей адаптированности. Существуют многочисленные данные о надежности и валидности использования ISB с этой целью. Однако ISB может применяться и для др. целей.

См. также Оценка личности, Проективные методики, Тесты завершения предложений

Дж. Фарес

Незаметные измерения (unobtrusive measures)

Н. и. обычно относятся к зависимым переменным в исслед., к-рые не затрагивают реакционную способность испытуемого: т. е. Н. и. не изменяют реакции испытуемого, поскольку он обычно не сознает таких измерений. Интерес к Н. и. возник после опубликования в 1960-х гг. исслед., в к-рых была продемонстрирована широкая распространенность эксперим. артефактов, таких как эффект ожидания экспериментатора, боязнь оценки, эффект добровольного участия в исслед. и эффект соц. желательности (хорошего испытуемого). Кроме того, Н. и. обычно предполагают минимальные изменения в естественном окружении, поэтому рез-ты исслед., использующих Н. и., в большей степени допускают обобщение по сравнению с рез-тами исслед. в искусственной лабораторной ситуации. Н. и. особенно подходят для тех областей исслед., к к-рым часто обращается соц. психология Короче говоря, выбирая Н. и., соц. психологи жертвуют полным контролем над зависимой переменной ради большей обобщаемости рез-тов.

Физ. следы включают изучение степени износа, содержания мусорных корзин, вырванных страниц и фиксацию местонахождения объекта. Архивы включают изучение библиотечных карточек, выступлений, бюджетов, видео- и фотоматериалов, документов и патентов. Техническое оснащение Н. и. включает использование фотографирования, светочувствительных пленок, ультразвуковых приборов, датчиков передвижений, фотоэлементов и различного рода микрофонов.

Одна из трудностей, связанных с реализацией мн. Н. и., заключается в большом проценте "шлака", т. е. огромном количестве бесполезного материала (и потраченного времени), к-рый часто приходится собирать ради извлечения нужной информ. Наилучшим использованием Н. и. яв-ся не замена ими типичных лабораторных измерений, а применение их в сочетании с лабораторными замерами в др. условиях с целью подтверждения или отрицания правомерности обобщения полученных в лаборатории рез-тов.

См. также Измерение

Л. Бергер

Незрелая личность (immature personality)

Н. л. - это родовой термин, охватывающий ряд связанных, но различимых между собой черт личности. Главное его значение связано с понятием психол. зрелости. Психол. созревание можно охарактеризовать как достижение стадии интеллектуального и эмоционального равновесия, на к-рой индивидуум может совладать с неизбежными разочарованиями и конфликтами, проявляя при этом минимум инфантильного поведения и восприятия. Т. о., для Н. л. свойственно отсутствие эмоционального равновесия, при к-ром даже незначительные стрессовые воздействия вызывают расстройства эмоциональной сферы.

Теме Н. л. посвящено не много эмпирических исслед.; тем не менее иногда выдвигались клинические предположения об этиологической природе этого расстройства. У людей этого типа часто уже в детском возрасте обнаруживается эмоциональная нестабильность, низкая фрустрационная толерантность и выраженная стойкость черт, характерных для самого раннего детства. Считается, что мн. из них никогда не находились в обстановке зрелого, стабильного, внутренне согласованного соц. окружения. Предлагались тж теории этиологической роли генетических или перинатальных факторов, но они обычно не находят эмпирического подтверждения.

Н. л. как диагностическая единица отсутствует в американской нозологической систематике и не использовалась в европейских кругах в течение неск. лет.

В издании "Руководства по диагностике и статистической классиф. психич. расстройств (DSM) 1952 г. приводится нозологическая категория эмоционально неустойчивой личности, описываемая как расстройство черт личности, проявляющееся в повышенной возбудимости, неэффективности совладания со слабыми стрессовыми воздействиями, недостаточной рассудительности и нерегулярно изменяющихся эмоциональных отношениях к окружающим с плохим контролем интенсивно проявляемых чувств враждебности, вины и тревоги. Расстройство эмоционально неустойчивой личности чрезвычайно трудно поддается лечению, поскольку эти пациенты редко обращаются за помощью по собственному желанию и часто преждевременно прекращают терапию.

Приведенные в издании DSM 1952 г. три подтипа пассивно-агрессивной личности - пассивно-зависимый, пассивно-агрессивный и агрессивный - служат параллелью подкатегорий пассивной зависимости и агрессивности Н. л. Пассивно-зависимый тип характеризуется беспомощностью, нерешительностью и тенденцией льнуть к др., устанавливая зависимые отношения. Паразитический аспект отношений с окружающими побуждает такого чел. вести себя, как маленький ребенок, в постоянном ожидании того, что др. будут удовлетворять его потребности.

Пассивно-агрессивный тип склонен к конфликтам с начальством и выражению агрессии в форме обструкционизма, неэффективности, упрямства, враждебности, манипулирования и скрытого неповиновения. Они напоминают детей: маленький ребенок, не имея силы, смелости или способности открыто выражать протест, может демонстрировать медлительность, неэффективность, упрямство и затаенную обиду при выполнении требуемого от него задания. Рез-ты лечения м. б. положительными в случаях, когда индивидуум признает обреченную на поражение природу своего поведения.

Агрессивный тип характеризуется стойкими реакциями на фрустрацию, проявляющимися во вспышках раздражительности и деструктивного поведения, наряду с выраженной зависимостью от окружающих. Такие люди могут проявлять ничем не спровоцированную и бессмысленную ярость, после чего столь же непредсказуемо и быстро переходить к демонстрации мрачности, слезливости или чувства вины. Они редко выходят за пределы ограниченного уровня соц. или профессионального функционирования вследствие инфантильности и чрезмерной эмоциональной нестабильности. Сходство этих субкатегориальных типов очевидно; они часто сочетаются друг с другом.

См. также Неконформная личность, Пассивно-агрессивная личность, Расстройства личности, Типы личности

П. Магаро, Р. М. Эшбрук

Нейролингвистика (neurolinguistics)

Определяемая широко, Н. - это учение о языке и мозге. Формальная теория психолингв. развивается во взаимодействии трех научных областей: неврологии, психологии и лингвистики. Ларненделла настаивал на одновременной интеграции в формальной теории языка и мозга трех различных перспектив: открытого речевого и языкового поведения, скрытой нейроанатомии и нейрофизиологии и функциональной орг-ции речевой и языковой систем как возможной реальности. Он подчеркивал необходимость включения в состав нейролингвистической теории описаний систем невербальной коммуникации в челов. поведении, культурных и индивидуальных переменных, обнаруживаемых в процессе видоизменения среды, механизмов когнитивной обработки информ., а тж теории челов. познания.

Н. можно охарактеризовать как область изучения того, каким образом люди получают информ. посредством органов чувств, обрабатывают ее в нейронных цепях и сетях (включ. речевые зоны головного мозга) и выражают в речи и др. видах поведения. Наиболее важные сенсорные модальности для обработки и перевода информ. в речь включают зрительную, слуховую и кинестетическую. В оптимальном случае, информ. получается и выражается по всем каналам согласованно и с одинаковой эффективностью.

Обработка информ. производится в отношении двух типов символов: теорет., относящихся к языку, и качественных. Считается, что обработка этих разных типов символов зависит от функций, локализованных в левом и правом полушариях головного мозга. Теорет. символы, такие как зрительные лингв. единицы (напр., написанное слово), слуховые лингв. единицы (напр., устное слово), зрительные количественные единицы (напр., написанные цифры) и слуховые количественные единицы (напр., произносимые цифры), обрабатываются преим. в левом полушарии мозга.

Качественные символы сенсорного характера, такие как звуки, вкусовые ощущения или изображения, связываются с культурными кодами или со смыслами, извлекаемыми из невербальной экспрессии, исполняемых ролей, соц. дистанции или временных ограничений, и обрабатываются преим. правым полушарием. Билатеральная симметрия мозга обеспечивает возможность того, что виды и звуки, приносимые с информ. из внешней среды, будут обрабатываться обоими полушариями одновременно.

Нейролингвистические данные способствуют пониманию коммуникации, познания, культуры и их практ. применения. В дополнение к изучению нарушенного функционирования мозга, разработанные в этой области эксперим. методики использовались для изучения обработки речевой и языковой информ. у людей, не имеющих явных отклонений от нормы. Эти исслед. показали различия между считающимися нормальными испытуемыми в том, что касается реакций в сенсорных модальностях зрения и слуха.

Электрофизиологические эксперименты с применением слуховых и зрительных раздражителей показывают, что слуховые реакции существенно сильнее в левом полушарии, а зрительные - в правом.

Правое ухо превосходит левое по пороговым характеристикам и способности распознавания цифр при их одновременном предъявлении на оба уха - отражение доминантности левого (речевого) полушария. Явное преимущество левого уха было обнаружено в отношении восприятия мелодий и средовых шумов. Левое ухо имеет прямой доступ к правому полушарию, а оно, как известно, является доминантным в отношении музыки, аккордов и невербальных звуков.

Люди склонны смотреть вверх и в сторону, когда им задан вопрос и ответ на него обязателен. По-видимому, одни и те же неврологические проводящие пути и структуры используются и для обработки внешней стимуляции определенной модальности, и для обработки внутренних образов той же модальности.

Все люди, не имеющие установленных отклонений от нормы, наделены по существу эквивалентными сенсорными органами и структурами как в анатомич., так и в физиолог. смысле. Каждый конкретный человек опирается на ту или иную сенсорную систему как средство восприятия и понимания мира. С помощью Карты проверки сенсорных модальностей (The Sensory Modality Checklist) оценивается предпочитаемая индивидуумом сенсорная модальность касательно научения и самовыражения.

Нейролингвистическое программирование (НЛП) - это область изучения структуры субъективного опыта, или того, как конкретные люди воспринимают и понимают мир. НЛП - коммерческое название системы приемов и стратегий межличностной коммуникации, осн. на элементах трансформационной грамматики и на идентификации предпочитаемых сенсорных репрезентаций в отношении научения и самовыражения.

Бэндлер и Гриндер выявили процесс, свидетельствующий, что используемые людьми предикаты отражают предпочитаемые ими сенсорные модальности. Так, индивидуум, придающий особое значение зрительной системе, употребляет относящиеся к зрению слова и предикаты (глаголы, прилагательные, наречия), например, "ясный", "яркий", "видеть", "вид".

Бэндлер и Гриндер тж описывают невербальные и физиолог. признаки, используемые людьми бессознательно. Движения глаз, рисунок дыхания, позы тела и типы телосложения могут служить опорными признаками для предпочитаемой сенсорной модальности индивидуума.

Н. Э. Хейни

Нейромедиаторы (neurotransmitters)

Типичный нейрон состоит из клеточного тела, дендритов и аксона. Аксон заканчивается разветвлением более мелких терминальных волокон, образующих т. н. пресинаптические, или концевые бляшки. Концевые бляшки обеспечивают функциональный контакт с др. нейронами, а место осуществления этого функционального контакта наз. синапсом. Синапс представляет собой узкую щель, и передача нервного импульса через синапс почти всегда происходит хим. путем, с помощью веществ, наз. Н. (или нейротрансмиттерами). Н. вырабатываются в клеточном теле и накапливаются в мелких сферических образованиях, наз. синаптическими пузырьками.

Хим. природа синаптической передачи была наглядно доказана О. Леви. Леви раздражал блуждающий нерв одного изолированного сердца лягушки, что, естественно, вызывало снижение частоты сердечных сокращений, а затем переносил жидкость из этого сердца в другое, тоже изолированное, но не подвергавшееся электрической стимуляции: частота сокращений второго сердца падала так же, как если бы оно само подвергалось вагальному раздражению. Он сделал вывод, что стимуляция нерва первого сердца привела к высвобождению хим. вещества в синапсе между нервом и сердцем, и именно это вещество передавало сообщение сердцу биться медленнее. Поскольку Леви раздражал блуждающий нерв (п. vagus), он назвал это неизвестное вещество Vagusstoff. Сейчас оно называется ацетилхолин (ACh).

Когда Н., такой как ACh, проникает через синапс, он вступает в контакт с рецепторными нервными окончаниями др. нейрона. Этот нейрон наз. постсинаптическим, с рецепторными окончаниями, находящимися, в основном, на его дендритах и теле. Вещество-передатчик (т. е. медиатор) вызывает либо деполяризацию (возбуждение) постсинаптического нейрона, либо гиперполяризацию (торможение).

Будет ли постсинаптический нейрон генерировать потенциал действия (т. е. передавать сообщение дальше), зависит от суммации воздействий на него со стороны пресинаптических нейронов. Каждый нейрон может иметь сотни синапсов, и через одни к нему могут приходить возбуждающие сигналы, а через другие - тормозящие. Нейрон суммирует все эти воздействия и, в зависимости от результата, либо генерирует потенциал действия, либо нет.

Если бы Н. оставался в синапсе на какое-то время, это уменьшило бы число сообщений, к-рые могли быть преданы от одного нейрона к другому. Поэтому, почти сразу после высвобождения, вещество-передатчик инактивируется. В НС наиболее распространенным способом инактивации является быстрое возвращение Н. в аксонное окончание пресинаптического нейрона (т. н. обратный захват). Др. способ инактивации характерен только для ACh и наз. ферментативным расщеплением (enzymatic degradation). В этом случае ацетилхолинэстераза (AChE) расщепляет молекулу ACh на две части, ни одна из к-рых не обладает активностью целой молекулы.

ACh, вероятно, является наиболее известным Н. благодаря тому, что оказался первым обнаруженным веществом-передатчиком, да еще связанным с таких важнейшим органом, как сердце. Помимо др. органов, ACh обнаружен в головном и спинном мозге, и именно он передает сообщения по двигательным нервным волокнам к скелетной мускулатуре. Постмортальные исслед. головного мозга людей, при жизни страдавших болезнью Альцгеймера, выявили весьма значительное уменьшение содержания ACh, особенно в тех зонах, к-рые считаются связанными с памятью.

Головной мозг использует множество Н. В течение мн. лет считалось, что каждый нейрон высвобождает из всех своих концевых бляшек только один определенный медиатор. Сейчас известно, что большинство нейронов могут высвобождать 2-3 медиатора, а нек-рые - даже 5-6.

Н. делятся на 3 большие группы: биогенные амины, аминокислоты и пептиды. ACh - пример биогенного амина. В число др. важных биогенных аминов входят дофамин, норэпинефрин и серотонин. Обмен дофамина нарушается при двух заболеваниях головного мозга - при шизофрении и при болезни Паркинсона. В случае болезни Паркинсона происходит гибель клеток в области мозга, наз. substantia nigra (черное вещество). Т. к. клетки этой области синтезируют дофамин и отправляют его к части мозга, управляющей двигательной активностью, у больного развиваются такие характерные симптомы, как "тремор покоя" и бедность движений. Заместительная терапия - лекарства, увеличивающие содержание дофамина в головном мозге, могут помочь на нек-рое время, но болезнь продолжает прогрессировать. Одно из главных лекарственных средств при этой болезни - L-дофа.

Норэпинефрин (наз. тж норадреналином) - вещество-передатчик в мионевральных соединениях симпатической НС; кроме того, он выявлен во мн. отделах мозга. Считается, что пониженное содержание норадреналина и/или серотонина ведет к депрессии. Лекарственные средства, применяемые при лечении депрессий, увеличивают содержание норэпинефрина, серотонина или обоих медиаторов.

См. также Ацетилхолинэстераза, Болезнь Альцгеймера, Хорея Геттингтона, Нейрохимия, Болезнь Паркинсона

Б. М. Торн

Нейронные механизмы научения (neural mechanisms of learning)

В головном мозге, масса к-рого составляет немногим более 1 кг, плотно упакованы многие млрд вычислительных элементов, соединенных между собой, скорее всего, случайным образом. Ежесекундно каждый такой элемент преобразует тысячи химических сигналов в электрические, сравнивает их по величине, а затем снова преобразует в химические сигналы. Все богатство челов. поведения - мысли, действия и эмоции - есть конечный результат совокупности этих вычислений.

Функция этих вычислительных элементов изменяется с опытом, и потому люди не ограничиваются выполнением стереотипных образцов поведения, к-рыми они владели с рождения. Приобретенные модели поведения как раз и выделяют людей среди прочих представителей животного мира.

Исслед. в этой области проводятся преимущественно на моделях, предполагая изучение или относительно простых форм поведения, или относительно простых НС (либо то и другое вместе). Кроме этого, клиническая литература, посвященная локальным поражениям челов. мозга вследствие травм или болезней, дала нам более глубокое понимание того, какие части головного мозга людей связаны с научением и памятью. Сочетание этих подходов начинает приоткрывать завесу над тем, что, где и как изменяется в головном мозге при научении.

Эффекты повреждения головного мозга у людей и животных

Изучение поведенческой дефицитарности у людей с поражениями головного мозга улучшили наше понимание принципов локализации поведенческих функций в ЦНС. С тех пор как были получены первые доказательства специфической мозговой локализации даже высших психич. функций, стало очевидным, что понимание механизмов научения и памяти требует знания того, где следует искать связанные с ними изменения. Ряд выдающихся клинических исслед. лиц с повреждениями мозга, вызванными хирургическим вмешательством или травмой, а также эксперим. исслед. на низших обезьянах, позволяют предположить существование в мозге приматов двух важных систем научения и памяти: одна локализована в медиальных височных долях коры головного мозга, а другая - в промежуточном мозге, рядом со средней линией головного мозга.

Эффекты повреждения медиальных височных долей. Важность структур медиальных височных долей (включ. гиппокамп, миндалину и окружающую новую кору) была эффектно продемонстрирована в истории болезни Г. М., чел. с интеллектом выше среднего уровня, у к-рого в 1954 г. были удалены обе медиальные височные доли в целях облегчения страданий от инкурабельной эпилепсии. После операции Г. М. обнаружил глубокую недостаточность способности усваивать новую информ. о фактах или событиях, причем на протяжении последующих 40 лет не произошло никакого улучшения этой способности. Эта антероградная амнезия (дефицит памяти на события в период времени после поражения мозга) имела место при отсутствии к.-л. др. изменений личности или общего интеллекта Г. М. (после операции, несмотря на амнезию, он получил даже чуть более высокий показатель по тестам IQ).

Анализ элементарного научения у позвоночных

Изучение историй болезни людей и эксперименты с разрушением участков мозга низших обезьян дали бесценную информ. о некоторых структурах мозга, связанных с научением и памятью, а также о природе челов. памяти. Однако большинство этих данных оказалось трудно интерпретировать с т. зр. того, какую специфическую роль играет та или иная структура челов. мозга в процессе научения, или, при более аналитическом подходе, какие нейроны или синапсы в этих структурах вероятнее всего изменяются в результате опыта. Отмеченная трудность связана с тем обстоятельством, что нейронная схематика и поведение, изучаемые в этих исслед., слишком сложны для анализа. По этой причине многие исследователи, работающие в этой области, решили изучать более простые формы научения и памяти у млекопитающих, в реализации которых, вероятно, участвуют относительно менее сложные нейронные цепи.

И. П. Павлов был первым исследователем, создавшим основанную на физиол. теорию научения и памяти. Павлов высказал предположение, что кора головного мозга, особенно хорошо развитая у людей, яв-ся местом взаимодействия между связываемыми раздражителями и, следовательно, той частью мозга, где начинаются приобретенные (выученные) реакции. К. Лешли провел длительное и тщательное исслед., посвященное тому, как удаление различных участков коры головного мозга крыс влияет на их способность выучивать и запоминать путь в сложных лабиринтах. Основываясь на своих наблюдениях, Лешли пришел к заключению, что научение не может быть локализовано в к.-л. одном участке коры, ибо удаление достаточно большого участка в любой области коры вызывало эквивалентные нарушения в прохождении лабиринтов равной трудности. Тем не менее более поздние исслед., в к-рых разрушению подвергались мозговые структуры, относящиеся не к неокортексу, а к др. областям мозга, и изучалось влияние этих повреждений на широкий спектр поведенческих реакций, привели к убеждению, что наиболее продуктивными будут исслед. клеточных и молекулярных основ научения, сконцентрированные на изучении некоторых особенно важных отделов мозга.

Роль гиппокампа в быстром научении. Эксперим. данные, полученные в исслед. локальных разрушений мозговых структур, в целом согласуются с цитированными выше данными из клинической литературы: гиппокамп, по всей вероятности, играет важную роль в научении и памяти. И хотя вопрос о точном характере этой роли остается дискуссионным, повреждение гиппокампа нарушает усвоение или запоминание нескольких различных поведенческих задач грызунами и приматами.

Большинство публикаций об эффектах повреждения гиппокампа у крыс касается его предполагаемой роли в пространственном научении. Однако проведено значительное количество исслед. роли гиппокампа в др. видах научения, часть к-рых имеет более прямое отношение к амнестическому синдрому, наблюдаемому у людей с поражениями медиальных височных долей, и к экспериментальным эффектам разрушения гиппокампа у низших обезьян. Во многих из этих исслед. гиппокампу отводится важная роль либо в кратковременной памяти, либо в относительно кратковременном хранении информации, требуемом для ее перевода в долговременную память.

В дополнение к данным экспериментов с разрушением гиппокампа у животных, предполагающим связь гиппокампа с научением и памятью, записи электрической активности гиппокампальных нейронов также указывают на высокую активность этой структуры во время поведения, связанного с научением, напр., при обследовании новой или сложной среды либо при повторяемом сочетании отдельных (обособленных) сенсорных стимулов. Хотя точная функция гиппокампа в научении и памяти остается невыясненной, накопленные к настоящему времени данные свидетельствуют о том, что эта мозговая структура будет играть важную роль пробного камня для проверки теорий биолог. механизмов научения.

Роль миндалины в условных эмоциональных реакциях. Др. важной структурой медиальной височной доли является миндалина. Исторически сложилось так, что миндалине всегда приписывалась решающая роль в порождении эмоционального поведения. Эта теория восходит к пионерской работе Клювера и Бьюси, обнаруживших, что повреждения височной доли (область к-рой позднее была сужена до миндалины) у низших обезьян вызывали синдром неестественного поведения, все разновидности к-рого были связаны с неадекватной обработкой эмоциональных стимулов. Впоследствии усилия исследователей сосредоточились на выяснении того, в какой степени эмоциональное поведение является выученным (приобретенным), и одновременно между ними росло согласие в том, что миндалина играет решающую роль в эмоциональном научении.

Исслед. функции миндалины у приматов также подтвердили роль, отводимую этой структуре в научении и памяти. В некоторых из них была подтверждена роль миндалины в обнаружении новизны значимого стимула, тогда как в др. было высказано предположение, что, благодаря своим анатомич. связям, миндалина прямо-таки создана для роли интегратора информ. из различных сенсорных модальностей. Действительно, разрушение миндалины у низших обезьян вызывает глубокое нарушение способности этих животных научаться решать задачу на узнавания с короткой временной задержкой, требующую выбрать визуально предъявляемый объект, к-рый они раньше никогда не видели, но до этого исследовали его на ощупь в полной темноте. Как и в случае гиппокампа, точную роль миндалины еще предстоит определить, так же как и ее значение в нейронных цепях, включающих др. структуры медиальной височной доли и срединной части промежуточного мозга.

Роль мозжечка и ствола мозга в условных моторных реакциях. С начала 1960-х гг. условная реакция мигательной перепонки (nictitating membrane response, NMR) у кролика служила эффективной моделью для изучения нейронных механизмов простой выученной моторной реакции. Исслед. элементарных форм научения дает преимущества в виде возможности более точного количественного представления приобретенной реакции и снижения (в теорет. плане) сложности мозговой схематики, необходимой для ее выполнения. Как только станут понятными нейронные механизмы элементарного научения, появится возможность установить, являются ли более сложные формы научения усовершенствованными вариантами этих базисных, элементарных изменений.

Результаты серии экспериментов позволили предположить, что нейронная цепь, состоящая из ядер ствола мозга и мозжечка, яв-ся необходимой и достаточной для формирования выученных (условно-рефлекторных) мигательных реакций. Разрушение мозговой ткани, ограниченное глубинными ядрами мозжечка, вызывает полное и необратимое повреждение условных NMR. Кроме того, записи электрической активности нейронов мозжечка показывают, что, по крайней мере, значительная часть этих клеток меняет свой паттерн активности в период выработки условной NMR. Электрическая стимуляция структур ствола мозга, посылающих сигналы мозжечку, также может вызывать условную NMR в отсутствие любых др. стимулов.

Как и в случае цитированных выше исслед. вовлеченности гиппокампа и миндалины в процессы научения и памяти, исслед. нейронных цепей NMR приоткрыли нам завесу на тайной того, где может происходить научение, но не приблизили нас к разгадке др. тайны: как оно может происходить? Два других направления исслед. предоставили доказательства того, что в процессе научения могут иметь место изменения между нейронами соответствующей цепи. Одно из этих направлений связано с изучением еще более простой формы научения у более простого организма. Предметом изучения второго направления стали механизмы изменений в НС, происходящих во время активации головного мозга, причем без рассмотрения их роли в поведении.

Научение и нейронная пластичность у беспозвоночных

Ряд наиболее впечатляющих достижений в этой области исслед. был получен при изучении условных защитных реакций морского моллюска аплизии (Aplysia). Э. Кэндел и его коллеги из Колумбийского университета более 20 лет изучали клеточные и молекулярные корреляты условного рефлекса втягивания жабры и сифона у аплизии. Они описали изящную систему, при помощи к-рой приобретаемое усиление рефлекторного реагирования вызывает усиление синаптической передачи между установленными нейронами, тогда как снижение реагирования связывается с ослабленной синаптической передачей.

Поведенческие реакции аплизии. Выученные реакции аплизии по необходимости являются простыми. Аплизия обладает защитной реакцией на тактильное раздражение, представляющей собой втягивание мясистого горлышка (называемого сифоном) и жабры, к-рые используются животным для дыхания. Этот рефлекс демонстрирует как неассоциативную, так и ассоциативную модуляцию. Если сифон подвергать повторяющемуся механическому раздражению (струей морской воды), произойдет габитуация (привыкание) рефлекса втягивания, и примерно после 10 таких раздражений аплизия никак не будет реагировать на дальнейшую тактильную стимуляцию сифона. Но если, в отличие от сифона, подвергнуть сильному раздражению хвост аплизии, животное продемонстрирует как феномен сенситизации (в форме увеличения продолжительности негабитуированной реакции втягивания), так и феномен дисгабитуации (восстановление габитуированной реакции). Кроме того, если раздражения хвоста неоднократно производить сразу после раздражения сифона (по павловской схеме обусловливания), аплизия продемонстрирует большее увеличение продолжительности реакции втягивания на раздражение сифона, чем наблюдаемое при сенситизации. Др. словами, это невероятно простое животное, ЦНС к-рого содержит всего лишь около 1000 нейронов, способно к привыканию (габитуации), сенситизации и ассоциативному павловскому обусловливанию.

Изменения нейронных связей у аплизии. В значительной степени благодаря относительной простоте ЦНС аплизии оказалось возможным установить природу тех изменений, к-рые происходят в процессе научения в идентифицированных нейронах, участвующих в формировании выученных реакций. Сенсорные нейроны в сифоне образуют синаптические контакты с моторными нейронами, обеспечивающими втягивание сифона и жабры, т. е. возбуждение этих сенсорных нейронов приводит к высвобождению ими хим. нейромедиатора (нейротрансмиттера), получаемого моторным нейроном, к-рый генерирует в ответ потенциал действия, вызывающий, в свою очередь, сокращение мышц-мишеней. Э. Р. Кэндел представил убедительные доказательства видоизменения контактов между сенсорным и моторным нейронами в процессе научения.

Когда происходит привыкание (габитуация), сила отклика в моторном нейроне, вызываемого возбуждением сенсорного нейрона, уменьшается. Другими словами, тот же самый раздражитель, воздействующий на сифон аплизии, вызывает ту же самую реакцию сенсорного нейрона, к-рая, вследствие уменьшения высвобождаемого количества нейромедиатора, теперь уже не способна возбудить моторный нейрон после неоднократной активации. В отличие от привыкания, сенситизация связана с увеличением количества высвобождаемого сенсорным нейроном нейромедиатора в результате модулирующего действия др. нейромедиатора - серотонина, высвобождаемого облегчающими промежуточными нейронами под сенситизирующим воздействием сильного раздражителя на хвост аплизии.

Нейронный механизм ассоциативного обусловливания, по-видимому, представляет собой усовершенствование механизма, лежащего в основе сенситизации. На поведенческом уровне различие между этими двумя процедурами состоит в том, что тактильное раздражение сифона предшествует сильному раздражению хвоста только в павловской процедуре. На нейронном уровне это означает, что сенсорные нейроны сифона возбуждаются прямо перед высвобождением серотонина облегчающими промежуточными нейронами. Результат - усиление действия механизма, посредством к-рого сенситизация повышает рефлекторное реагирование на тактильную стимуляцию.

Долговременная потенциация: изменение силы межнейронных связей

Действительно ли изменение силы синаптических связей яв-ся тем механизмом, при помощи к-рого происходит научение не только у аплизии, но и у млекопитающих? Ответить на этот вопрос будет труднее, поскольку исследователи не имеют доступа к идентифицированным нейронам, бесспорно входящим в состав цепи, ответственной за научение. Однако накопленные данные все же позволяют предположить, что определенные области головного мозга важны, по меньшей мере, для некоторых форм научения. Многообещающей стратегией стало изучение механизмов изменения синапсов в этих мозговых структурах и последующее использование полученной информации для формулирования выводов о механизмах научения.

Данные, поддерживающие гипотезу о том, механизмом научения у млекопитающих яв-ся долговременная потенциация (long-term potentiation, LTP), неоднородны по своей природе и потому выходят за рамки требований сходства и подразделяются на две категории. Во-первых, измерения, проведенные во время выполнения различных поведенческих задач, показывают, что прирост величины синаптической реакции коррелирует с ходом научения. Более того, затухание LTP за период в несколько недель высоко коррелирует с забыванием, свидетельствуя о том, что LTP длится столько же, сколько сохраняется эффект научения. Во-вторых, фармакологические или генетические процедуры, блокирующие или ослабляющие LTP, также блокируют или ослабляют эффект научения. Эти факты не доказывают существования общего механизма, однако но мере того как дальнейшие исслед. открывают все больше воздействий, одинаково влияющих на LTP и научение, данная категория доказательств приобретает все большую силу.

Исследователям еще предстоит пройти длинный путь до полного полимания того, как опыт изменяет взрослый мозг. Надежду на успех вселяет схождение данных, полученных в исслед. беспозвоночных, грызунов, низших обезьян и людей. Эти данные свидетельствуют, что научение и память относятся к процессам, происходящим в результате деятельности специализированных отделов НС. К тому же мы можем вызывать изменение интенсивности синаптической передачи в сетях связанных нейронов, и эта синаптическая пластичность остается пока наиболее вероятным вариантом механизма научения.

См. также Потенциал действия, Животные как модели, Повреждения головного мозга, Химическая стимуляция мозга, Классическое обусловливание, Забывание, Привыкание (габитуация), Гипоталамус, Экспериментальные исследования памяти, Молярные/молекулярные конструкты, Нейрохирургия, Психохирургия, Ретикулярная активирующая система, Исследование расщепленного мозга

П. Ф. Чэпмен

Нейропсихологическая батарея Лурии-Небраска (Luria-Nebraska neuropsychological battery)

Н. б. Л-Н. яв-ся стандартизованной версией комплекса психол. методик, разработанных российским нейропсихологом А. Р. Лурия и впоследствии реорганизованных Ч. Голденом и его коллегами в стандартизованную батарею, предназначенную для клинической нейродиагностики. Лурия рассматривал поведение как результат взаимодействия всех областей головного мозга и предпочитал использование простых тестовых методик, к-рые отражают сравнительно несложные паттерны мозговых взаимодействий, чтобы можно было более точно исследовать функциональные системы мозга.

Разработанные Лурией методы тестирования не были поначалу восприняты американскими клиническими нейропсихологами из-за отсутствия стандартизованной системы количественных показателей и эксперим. данных, подтверждающих валидность этих тестовых методик. С целью устранения психометрич. недостатков методик Лурии, Голден и его коллеги преобразовали задания теста Лурии в стандартизованные тестовые процедуры и ввели объективную систему показателей, к-рая позволяла осуществлять клиническую оценку как на количественном, так и на качественном уровне. Эта стандартизованная версия охватывает основные области нейропсихологического функционирования, включая моторные, осязательные и визуальные навыки; слуховые способности; экспрессивную речь и понимание речи; чтение, письмо и арифметические навыки; ориентировку в пространстве, а также память и интеллект.

Описание батареи. Н. б. Л-Н. состоит из следующих шкал:

1. Моторные функции

2. Ритмические (акустико-моторные) функции

3. Осязательные (высшие тактильные и кинестетические) функции

4. Зрительные (пространственные) функции

5. Понимание речи

6. Экспрессивная речь

7. Функции письма

8. Навыки чтения

9. Арифметические навыки

10. Память

11. Интеллектуальные процессы.

Есть еще три дополнительные шкалы, основанные на некоторых заданиях из основных шкал:

12. Патогномоничная шкала: состоит из простых заданий, с к-рыми редко не справляются нормальные (без мозговой патологии) люди, и высокочувствительных к мозговой дисфункции.

13. Правое полушарие: шкала измеряет моторное и тактильное функционирование левой стороны тела.

14. Левое полушарие: шкала измеряет моторное и тактильное функционирование правой стороны тела.

Исследования валидности. Было установлено, что Н. б. Л-Н. оказывается полезной в определении латерализации и локализации мозговых нарушений. Эффективность этой батареи оценивалась в сравнении с нейропсихологической батареей Халстеда-Рейтана. С помощью обеих тестовых батарей было обследовано 48 чел. с мозговыми нарушениями и 60 чел. без мозговой патологии. Результаты показали высокую степень связи. Дискриминантный анализ выявил, что обе батареи равно эффективны в идентификации пациентов с мозговыми нарушениями и дают коэффициенты попадания более 85%.

Исслед. Н. б. Л-Н. свидетельствуют о том, что она может быть эффективным инструментом для диагностики и определения латерализации и локализации мозговых нарушений. Данные теста Лурия оказываются также чрезвычайно полезными при планировании реабилитации пациентов с мозговыми травмами.

См. также Головной мозг, Клиническая оценка, Батарея халстеда-рейтана, Минимальная мозговая дисфункция (диагностика), Методы тестирования

У. Т. Зушима

Нейропсихологическая оценка (neuropsychological assessment)

Н. о. - это оценка разнообразных психол. функций, контролируемых головным мозгом. Подобно всем видам психол. оценки, Н. о. представляет собой процесс поиска ответов на клинические вопросы и реагирования на уникальные клинические ситуации, меняющиеся от пациента к пациенту и зависящие от конкретной обстановки.

Общий обзор. Во время нейропсихологического обследования обычно оценивается широкое множество когнитивных и интеллектуальных способностей. Внимание и сосредоточенность, научение и память, сенсорно-перцептивные способности, владение речью и языком (включ. иногда такие академические навыки, как чтение, произнесение слова по буквам и счет), зрительно-пространственные и зрительно-конструктивные умения, общий интеллект, исполнительные (операционные) функции (такие, как абстрагирование, рассуждение и решение задач; поведенческий самоконтроль; дискриминация, отбор и торможение реакций; эффективность и гибкость действий в уме), скорость, сила и координация психомоторных реакций - все это в той или иной степени становится объектом оценивания. Н. о. использует меры функционирования сенсорно-перцептивных входных систем, двух основных центральных систем обработки информ. (вербально-языковой и невербально-зрительно-пространственной), системы планирования и организации исполнения, а также выходного устройства (моторных умений и навыков). Вдобавок ко всему измеряются внимание, концентрация, общее возбуждение и мотивация, от к-рых зависят все оценки этих способностей. Хотя представители разных нейропсихологических школ могли бы иначе организовать или составить этот перечень когнитивных функций, все эти виды поведения обычно оцениваются в комплексных системах Н. о. Кроме того, Н. о. нередко охватывает и другие аспекты психол. функционирования (психопатологию, поведенческую адаптацию и проблемы межличностных отношений).

Нейропсихологическое обследование отличается от других нейродиагностических процедур, таких как компьютерная томография (КТ) или ЯМР-интроскопия, используемых для исслед. анатомич. структуры головного мозга. При проведении Н. о. исследуются когнитивные возможности и способности, и только на основе полученных результатов могут делаться выводы о состоянии головного мозга и его функционировании. В этом отношении Н. о. сходна с нейродиагностическими тестами, оценивающими др. функциональные возможности мозга. Например, ЭЭГ и методика вызванных потенциалов измеряют электрическую активность головного мозга; ПЭТ (позитронная эмиссионная томография) или SPECT (однофотонная эмиссионная компьютерная томография) оценивают анатомич. паттерны мозгового кровотока или метаболической активности. Среди этих методов Н. о. яв-ся единственной процедурой, позволяющей оценивать когнитивное и поведенческое функционирование чел. в реальной жизни.

Проводя оценку и интерпретируя полученные данные, нейропсихологи должны учитывать анатомич. соображения и поведенческие последствия, связываемые с разными этиологическими состояниями. Напр., некоторые когнитивные функции зависят от вполне определенных анатомич. структур (напр., низкоуровневые сенсомоторные навыки или даже такое высокоуровневое восприятие, как узнавание знакомых лиц, локализованы в сенсомоторной полоске и билатеральных базальных затылочно-височных областях соответственно). Др. способности (напр., усвоение нового, абстрактное рассуждение и скорость обработки информ.) имеют диффузную мозговую организацию или зависят от сложного взаимодействия корковых и подкорковых нейронных сетей. Последствия поражений головного мозга могут проявляться не только в разнообразных дефицитах когнитивных способностей, но и в появлении новых форм поведения или симптомов, таких как персеверации, игнорирование одной стороны или конфабуляции.

Лезак высказал мнение, что для компетентной нейропсихологической практики необходима компетенция в четырех областях: а) клинических психотерапевтических и оценочных навыков, б) психометр., в) нейроанатомии и функциональной нейроанатомии, г) невропатологии и ее поведенческих проявлений. Пятая существенная область знаний является теорет. и связана с пониманием того, как эти четыре содержательных области взаимосвязаны и взаимодействуют между собой. Эту последнюю базу знаний, возможно, лучше всего рассматривать как арочную модель (overarching model) или знания о связях между мозгом и поведением, применимые в разных обстоятельствах и к разным диагнозам. Лишь в рамках такой концептуальной системы нейропсихолог может интегрировать данные анамнеза, медицинские сведения и текущее состояние когнитивных способностей; дать точное описание сохранных и дефицитарных сторон познавательной деятельности индивидуума; поставить правильные диагнозы (корректно определить этиологические условия и анатомич. локализацию); обрисовать последствия выявленного диагноза для жизненного потенциала пациента; сформулировать прогнозы и дать клинически полезные рекомендации.

Процесс оценивания. Существуют 3 главные причины для проведения Н. о.: дифференциальный диагноз, лечение пациента и научное исслед. Первый шаг в процессе оценки - это определение вопросов, на к-рые необходимо ответить для удовлетворения специфических клинических нужд. Далее нейропсихолог должен решить, какая информ. ему потребуется и как лучше всего ее получить. Нейропсихологическое тестирование может быть только одним из нескольких используемых методов. Фактически психол. тест - это всего лишь выборочный анализ образцов поведения, полученных в контролируемых или стандартизованных условиях. Др. методы получения информ. о прошлых и нынешних возможностях поведения конкретного лица включают изучение конкретного случая, клиническое интервью, оценку психич. статуса, прямое наблюдение поведения и отчеты др. лиц, связанных с пациентом (супругов, детей, друзей, работодателя, а тж среднего мед. персонала и др. профессионалов). Если хотят провести тестирование, то подбором тестов должен заниматься компетентный специалист. Орг-ция сеанса тестирования, проведение теста, подсчет показателей и оформление протокола - все это важные факторы квалифицированного завершения этапа сбора данных в процессе оценивания.

В современной практике Н. о. используются две основные фиксированные батареи тестов: Нейропсихологическая тестовая батарея Халстеда - Рейтана и Нейропсихологическая тестовая батарея Лурия-Небраска. При использовании фиксированных батарей вопрос подбора тестов становится чисто теоретическим, так как набор тестов в батарее предопределен ее составителями. Философия, на к рой основан данный подход, заключается в том, чтобы пользоваться на практике таким набором тестов, к-рый был предварительно разработан, организован и валидизирован для оценки клинически важных или релевантных аспектов связанных с мозгом форм поведения. Тестирование с помощью фиксированных батарей относится к типично психометрич., количественно ориентированному подходу. Его преимущество состоит в комплексности и стандартизованности. Однако применение таких батарей обычно занимает много времени и им явно не достает гибкости. Более того, фиксированные батареи не допускают быстрой адаптации в тех случаях, когда появляются новые знания, касающиеся связей "мозг - поведение" и когнитивных функций.

Подходы к оценке с помощью гибких тестовых батарей более многочисленны и разнообразны. Нейропсихологи из этого лагеря характеризуют себя то как клинически или процессуально ориентированных, то как исповедующих стратегию адаптивного тестирования или стратегию проверки гипотез. Однако в основе всех этих подходов лежит одна философия - оценки должны конструироваться для каждого пациента (или, в крайнем случае, типа пациента) в отдельности и давать ответы на специфические, связанные с целями обследования вопросы. Хотя количественная информ., бесспорно, используется и в этих случаях, дополнительный акцент делается на качественной информ., напр., прошли пациенты данный тест или не смогли (процессуальный подход). Преимущество гибких подходов к оцениванию заключается в том, что они в большей мере ориентированы на конкретного пациента и специализированы в отношении конкретных клинических вопросов, а значит, требуют меньше времени на проведение оценки. В такого рода оценку легко могут включаться как новые знания, так и более совершенные тесты. При гибком подходе получаемые оценки не стандартизованы относительно разных пациентов, условий или других оценок. Если специфические проблемы или дефициты не делаются центральным объектом оценки, то они могут быть просто не замечены.

Назначение оценок. По мере развития области клинической нейропсихологии расширялось и разнообразие целей и условий ее проведения. Исторически Н.о. использовались как вспомогательное средство для уточнения локализации поражений головного мозга пациентов неврологических и нейрохирургических отделений. Важность этой функции Н. о. уменьшилась с внедрением таких нейрорадиологических методов, как КТ или ЯМР-интроскопия. Тем не менее Н. о. остается часто востребуемой процедурой для выявления паттерна и тяжести дефицитов, связанных с различными поражениями мозга или неврологическими заболеваниями. Она также играет важную роль в диагностике таких состояний, как болезнь Альцгеймера или осложненная СПИДом деменция. Н.о. нередко оказывают существенную помощь медицинскому персоналу, пациентам и их семьям в принятии решений о выборе лечения и возвращении к работе после госпитализации.

Н. о. играют определенную роль в дифференциальной диагностике некоторых неврологических и психиатрических состояний, имеющих клинически сходную картину течения (напр., деменции в противоположность псевдодеменции, являющейся вторичной по отношению к депрессии или тревожному расстройству), но разный прогноз исхода, и требующих принципиально различных подходов к лечению. Наконец, Н. о. все чаще практикуются в судебных учреждениях, где они документально удостоверяют наличие или отсутствие поведенческих нарушений, вторичных по отношению к поражениям мозга (вследствие личных травм или медицинской небрежности), либо помогают оценить сложные случаи снижения трудоспособности и компетентности.

Резюме. В течение нескольких последних десятилетий область клинической нейропсихологии стремительно развивалась, причем прочное место в центре этой области заняла Н. о. Уникальный вклад Н. о. состоит в том, что это единственная имеющаяся в нашем распоряжении диагностическая процедура, позволяющая оценивать связи между мозгом и поведением на основе анализа реального поведения.

Поддержку получили различные подходы к Н. о., а данные, полученные в ходе Н. о., широко востребованы в разнообразных контекстах для удовлетворения целого спектра клинических нужд. Эти оценки находят применение в дифференциальной диагностике внешне сходных неврологических расстройств или психиатрических и неврологических состояний. Н. о. часто служит центральным элементом планов реабилитации и восстановительного обучения, а также средством оценки их эффективности.

См. также Болезнь Альцгеймера, Компьютерная томография, Деменция, Электроэнцефалография, Батарея Халстеда-Рейтана, Лоботомия, Нейропсихологическая батарея Лурия-Небраска, Нейромедиаторы, Псевдодеменция, Сенильные психозы

Р. Д. Вандерплёг

Нейропсихологическое развитие (neuropsychological development)

Изначальная привлекательность возрастной нейропсихологии заключалась в убеждении, что неврологически дети проще взрослых и потому могли бы снабдить исследователей более ясными данными в отношении связи между функционированием мозга и поведением. Это представление оказалось слишком упрощенным: изучение развивающейся НС привело к целому ряду новых вопросов. Напр., почему молодой мозг оказывается настолько гибким в том, что касается компенсирования повреждений? Как средовые факторы влияют на развивающийся мозг? Как развивается функциональная и структурная асимметрия и каковы поведенческие последствия этих двух видов асимметрии головного мозга? Однако прежде чем можно будет ответить на эти вопросы, важно получить общее представление о процессе развития клеточной орг-ции НС.

Развитие клеточной организации нервной системы

Развитие головного мозга и НС можно описать как последовательность изменений, каждое из к-рых имеет место в определенном возрасте. Одни из этих изменений носят быстрый и резкий характер, тогда как др. происходят постепенно. Но независимо от быстроты того или иного изменения, все они совершаются в относительно жесткой последовательности. Миграция клеток составляет содержание первой стадии развития головного мозга, во время к-рой из нервных клеток формируется внутренняя, или вентрикулярная выстилка мозга. После образования внутренней выстилки нервные клетки мигрируют из нее через уже существующие слои клеток, чтобы в конечном счете образовать новый наружный слой. Это означает, что созревание таких структур, как кора головного мозга, действительно идет в направлении от внутреннего слоя к наружному.

На стадии клеточной миграции аксональный рост обнаруживается в то время, когда у мигрирующих клеток начинают появляться отростки. Аксоны и есть не что иное, как удлиненные отростки нервных клеток, по к-рым информ. от клеточных тел одних нейронов передается др. нейронам. Каждый аксон имеет специфическую мишень, к-рой он должен достичь в процессе своего роста, чтобы стать функциональной единицей НС. Наука пока не дала однозначного ответа на вопрос о том, каким образом каждый аксон локализует свою мишень, хотя электрические или химические градиенты либо уже существующие физ. структуры, вероятно, могут выполнять функции карты или плана, необходимых для руководства этим направленным процессом роста.

Следующим важным изменением в развивающейся НС является рост дендритов. Этот рост не начинается до тех пор, пока клетки не достигнут своего конечного местоположения после миграции. Процесс роста дендритов идет значительно медленнее, чем процесс аксонального роста, и связан с гораздо большим ветвлением и более тонкой орг-цией. На каких-то стадиях роста дендритов, по-видимому, возникает избыточное количество дендритных ветвей. Нек-рые из этих избыточных или неиспользуемых ветвей со временем утрачиваются в процессе т. н. обрезки (pruning), или элиминации.

Хотя большинство склонно считать, что развитие клеточной орг-ции НС заканчивается примерно после достижения 2-летнего возраста, рост продолжается далеко за пределами этого временного рубежа. Эпштейн полагает, что рост головного мозга происходит неравномерно, и наз. такой паттерн скачками роста. Эти скачки приходятся на следующие периоды жизни: 3-18 мес., 2-4 года, 6-8 лет, 10-12 лет и 14-16 лет. За исключением первого (довольно затяжного) скачка, во время к-рого вес мозга увеличивается примерно на 30%, каждый последующий скачок роста приводит к увеличению массы мозга на 5-10%. Трудно удержаться от искушения соотнести эти скачки роста мозга с открытыми, доступными прямому наблюдению изменениями в развитии. И, по-видимому, не случайно, что первые четыре эпизода быстрого роста мозга практически совпадают с четырьмя осн. стадиями когнитивного развития по Пиаже.

Др. изменения в НС продолжаются далеко за пределами подросткового возраста. Так, несмотря на то, что миелинизация начинается еще во внутриутробном периоде и достигает высокой степени к 15 годам, миелин продолжает формироваться до 60 лет. Однако все эти более поздние изменения не связаны с ростом. Важным фактором поздних стадий Н. р. является гибель клеток. Напр., область затылочной коры, к-рая получает проекции из фовеальной области (центральной ямки) сетчатки глаза, содержит примерно 46 млн нейронов на грамм мозговой ткани у 20-летнего чел. У 80-летнего, однако, плотность нейронов сокращается почти в 2 раза, до 24 млн на грамм. Считается, что эта потеря клеток служит одной из причин снижения остроты зрения у пожилых людей. Можно предположить, что аналогичные потери клеток в др. областях мозга тж наносят ущерб нормальному функционированию.

Эффекты воздействия среды и опыта

На НС влияют как средовые факторы, так и собственная активность развивающегося организма. Общим принципом, характеризующим взаимодействие между средой и развивающейся НС, является принцип функционального подтверждения. Согласно этому принципу, для "подтверждения" полезности тех или иных звеньев НС требуется некая форма стимуляции или нейронной активности. При отсутствии такого подтверждения эти звенья прекращают функционировать, а их рост и созревание останавливаются.

В лабораторных условиях самый легкий способ наблюдения за тем, как стимуляция и активность влияют на функционирование мозга, связан с варьированием сенсорного опыта животного, сопровождаемым прямым текущим контролем изменений в тех областях коры, где происходит обработка информ. соотв. сенсорной модальности. Напр., ряд работ был посвящен влиянию ограниченного зрительного опыта на рост затылочной коры, в к-рой происходит первичная обработка зрительной информ. В классической серии исслед. Хьюбел и Визель показали, что у маленьких, еще "слепых" котят общие паттерны реакций клеток затылочной коры имели сходство с таковыми у взрослых кошек (хотя и были более инертными и быстро обнаруживающими эффект утомления). Далее они показали, что для того, чтобы клетки продолжали свое нормальное функционирование, им необходима стимуляция (функциональное подтверждение). Хьюбел и Визель содержали котят в течение неск. месяцев без к.-л. структурированной зрительной стимуляции. И хотя они обнаружили, что это не оказало заметного влияния на сетчатку и низшие зрительные центры, зрительная кора оказалась серьезно поврежденной. Мн. нервные клетки этой области мозга функционировали ненормально, либо вообще не функционировали. Что касается анатомических изменений, у этих клеток было меньше дендритов (а имеющиеся дендриты были короче) и на 70% меньше синапсов, чем у соотв. клеток котят, растущих в нормальных условиях. Частично эти аномалии исправляются со временем в тех случаях, когда животных возвращают в условия нормальной зрительной стимуляции.

Способность ограниченного опыта нарушать нормальное функционирование мозга уменьшается с возрастом животных. Если животное получает нормальный зрительный опыт в течение неск. первых месяцев жизни, а затем содержится примерно такое же время без зрительной стимуляции, степень наблюдаемых нарушений оказывается существенно меньшей. Это позволяет предположить существование критического периода, в течение к-рого стимуляция необходима для нормального и непрерывного развития нейронов затрагиваемых областей мозга. Более поздние эксперименты дают основание считать, что рез-ты исслед. зрительной стимуляции могут быть обобщены на др. сенсорные системы и, следовательно, на др. области мозга. Эти рез-ты склоняют к выводу, что даже если базисный функциональный паттерн является врожденно определенным и доступным для развития в самом начале жизни животного, нормальное функционирование должно поддерживаться адекватной стимуляцией соотв. нейронных систем.

Влияние среды в виде травмирующих воздействий на развивающийся плод (включая действие токсических веществ, механические повреждения или нарушение химического баланса) могут вызывать серьезные нарушения развития клеточной орг-ции НС.

В противоположность явным нарушениям развития нейронов, менее выраженные патологические состояния обнаруживают себя только через поведенческие отклонения, такие как недостаточная специфическая обучаемость, сниженный интеллект, личностные нарушения, моторная недостаточность и т. д. Мн. из этих поведенческих признаков нарушенного нейропсихологического развития являются довольно тонкими. В этих случаях нетипичные поведенческие реакции могут служить нефизиологическими признаками возможных нарушений Н. р.

Асимметрия и нейропсихологическое развитие

Чтобы проиллюстрировать сущность Н. р., лучше всего сосредоточиться на конкретной области исслед. В качестве примера того, как взаимодействуют возрастные и нейропсихологические аспекты развития, рассмотрим функциональные асимметрии правой и левой сторон тела.

Различия функциональных характеристик двух полушарий головного мозга хорошо известны (напр., речевая функция связана преимущественно с левым полушарием, а пространственная функция - преимущественно с правым). Возможно, эти различия связаны с различием в скорости развития левого и правого полушарий. Согласно предположению Корбаллиса, в период развития существует градиент созревания слева направо (left-to-right maturational gradient). Это означает, что левое полушарие развивается раньше правого, по крайней мере в то время, когда происходит овладение языком, после чего правое полушарие нагоняет в своем развитии левое. В соответствии с этой теорией, левое полушарие приобретает контроль над речевыми функциями не в силу того, что оно по природе специализировано для их реализации, а просто потому, что оно оказывается более развитым и доминирующим в то время, когда ребенок учиться говорить. Вдобавок предполагается, что в случае повреждения левого полушария мозг обладает достаточной пластичностью, чтобы правое полушарие приняло на себя руководство речевыми функциями, но только если такая ситуация складывается на ранних этапах развития. Если развитие правого полушария уже вышло за пределы критической стадии для овладения языком, такая форма компенсации вряд ли будет возможна.

Одно устойчивое представление в нейропсихологии сводится к тому, что функциональные свойства НС становятся со временем более закрепленными и специализированными. В контексте церебральной асимметрии это означает, что с возрастом следует ожидать большей выраженности латерализации головного мозга. Это предсказание получает нек-рое эксперим. подтверждение, однако в действительности все гораздо сложнее. В общем, исслед. развития речевой деятельности после поражения левого полушария свидетельствуют о существовании трех критических диапазонов возраста: до 1 года, от 1 года до 5 лет, старше 5 лет. При повреждении мозга в возрасте до 1 года наблюдаются весьма обширные нарушения речи. Если повреждение мозга происходит в период от 1 года до 5 лет, восстановление речи, как правило, возможно за счет реорганизации правого полушария, к-рое берет на себя большинство функций, утраченных левым полушарием. Однако поражения мозга после 5 лет не обнаруживают восстановления функции. Предположительно все функции правого полушария к этому возрасту складываются и закрепляются; т. о., правому полушарию уже недостает пластичности, чтобы заместить утрату функций др. полушарием.

Как обстоит дело со мн. аспектами Н. р., в случае рукости тоже имеются признаки того, что тенденция к определенному функциональному паттерну появляется в начале развития. Здесь тж имеются доказательства утраты пластичности с возрастом и увеличения степени специализации или асимметрии у старших по сравнению с младшими. С момента рождения обнаруживаются признаки корреляции функциональной асимметрии с рукостью. Наглядным примером может служить шейно-тонический рефлекс у младенцев, при к ром голова ребенка поворачивается в одну сторону практически с одновременным вытягиванием (разгибанием) руки и ноги с той стороны тела, куда оказывается повернутой голова. Этот рефлекс, наблюдаемый у младенцев в возрасте младше 20 недель, обнаруживает выраженную правостороннюю тенденцию у большинства обследуемых детей, что свидетельствует в пользу ранней функциональной тенденции к праворукости.

Предпочтение руки продолжает развиваться с возрастом. Для таких задач, как доставание, сколько-нибудь надежное установление рукости невозможно раньше 6-месячного возраста, и только постепенно паттерн доставания предмета рукой становится более устойчивым и последовательным, что достигается примерно к 8 годам. Т. о., рукость является существенно более вариативной характеристикой у дошкольников по сравнению с подростками или молодыми взрослыми. Попытки изменить рукость демонстрируют потерю пластичности функции с увеличением возраста. Хотя доля успешных попыток изменения ведущей руки в любом возрасте не велика, отмечается резкое снижение доли таких попыток после 9 лет.

В только что рассмотренном примере рукость упоминалась в качестве типичной функции, зависящей от обычной последовательности событий в процессе Н. р. Общий паттерн развития обнаруживается с появления врожденной или рано приобретенной предрасположенности к специфическому поведенческому паттерну (напр., предпочтению правой руки). Нарушение нормального хода развития может вызвать изменения в наблюдаемом поведении (появление леворукости). Функциональная специфичность все более закрепляется с возрастом (появляется устойчивое предпочтение руки), и происходит постепенная утрата пластичности (рукость закрепляется и практически не поддается изменению). Та же самая последовательность стадий (начальная предрасположенность к развитию, период уязвимости к воздействиям среды, период пластичности и период закрепленных функциональных свойств) в Н. р. обнаруживается независимо от того, идет ли речь о развитии неврологических структур, сложных паттернов церебральной орг-ции или функциональных проявлений поведения.

См. также Повреждения головного мозга, Латерализация головного мозга, Рукость, Неонатальное развитие, Модели нейронных сетей, Нейрохимия, Речевые расстройства, Исследование расщепленного мозга

С. Корен

Нейропсихология (neuropsychology)

Н. - это клиническая и эксперим. дисциплина, занимающаяся изучением, объяснением, оценкой и коррекцией форм поведения, непосредственно связанных с функционированием головного мозга. Несмотря на то что Н. преимущественно занимается людьми с поражениями головного мозга, эта дисциплина тж рассматривает индивидуальные различия между людьми с нормальным мозгом, обусловленные различиями в его структурно-функциональной орг-ции. Н. представляет собой область, образованную ветвями психологии и неврологии, и как таковая тесно связана с поведенческой неврологией. Мн. работающие в этой области люди вместо базовой подготовки по психологии получают специальность невролога, обучаясь в мед. ин-тах.

Историческое развитие

Связь между функционированием мозга и поведением документально зафиксирована в 3500 г. до н. э. в папирусе Эдвина Смита, причем есть нек-рые основания предполагать, что эта связь была замечена еще в эпоху верхнего палеолита. С незапамятных времен теоретики сходились в том, что мышление и интеллектуальные способности чел. связаны с головным мозгом, однако между ними существовали принципиальные разногласия по поводу того, какие структуры мозга ответственны за интеллект. Совр. концепции функционирования мозга начали развиваться лишь в XIX в.

Галль был первым крупным исследователем, предположившим, что специфические психол. функции локализованы в специфических органах или участках головного мозга, - теория, в к-рую уверовал французский хирург П. Брока. Опираясь на рез-ты аутопсии двух больных, утративших способность пользоваться экспрессивной речью, Брока сообщил об обнаружении им зоны мозга, в к-рой локализован моторный центр речи. Воспринятая мн. как важнейшее достижение, работа Брока вызвала нескончаемый поток исслед., предпринимаемых для установления мозговой локализации специфических психол. функций.

Несмотря на то что теории локализации пользовались особой популярностью в XIX в., мн. ученые их отвергали. Флуранс предпринял целую серию атак в защиту теории эквипотенциальности, согласно к-рой интеллектуальные и психол. навыки являются продуктом деятельности мозга в целом, а не его специфических отдельных участков. В начале XX в. мн. неврологи приняли эквипотенциальный подход. Хотя эти теоретики соглашались, что осн. моторные и сенсорные функции локализованы в определенных зонах мозга, высшие интеллектуальные функции, по их мнению, являются рез-том функционирования целостного мозга. Любое поражение мозга, независимо от локализации, будет нарушать эти высшие интеллектуальные навыки.

Обе теории оказали существенное влияние на оценку поражения мозга в клинической Н. Специалисты, отстаивающие эквипотенциальную т. зр., сосредоточились на поисках теста или тестов, с помощью к-рых можно было бы измерять базовые высшие интеллектуальные навыки, страдающие при всех формах повреждения мозга. Психологи, занимающие позицию локализационизма, сосредоточились на поисках тестов, к-рые измеряют каждый психол. навык, опосредованный мозгом, позволяя т. о. оценивать не только психол. навыки, напрямую связанные с мозгом, но и их локализацию в специфических мозговых зонах.

Роль нейропсихологов

Начиная с 1960-х гг. Н. начала превращаться во все более и более специализированную область деятельности, в к-рой работали люди с подготовкой, выходящей за границы обычно получаемой клиническими психологами. Некогда участвовавшие только в выявлении больных с локальными поражениями мозга среди др. категорий пациентов, в настоящее время психологи привлекаются для точного определения характера и степени повреждения мозга, оценки терапевтических программ, прогнозирования исхода лечения и планирования программ реабилитации.

Новые методики рентгеноскопии позволяют обнаруживать атрофию мозговой ткани без боли и существенного вреда для жизни пациента. Поэтому мн. диагностические услуги, запрашиваемые ранее от психологов, перешли в сферу компетенции нейродиагноста. А это, как доказывали мн., предполагает, что психолог должен выполнять др. роль в нейродиагностике.

Одна альтернативная роль связана с проведением тщательного анализа мозгового синдрома в том виде, как он выражается у конкретного больного. Этот анализ включает оценивание таких качеств, как общий интеллект, перцептивно моторное функционирование, речь, гибкость, скорость реакции, внимание и концентрация.

Направления нейропсихологии

Принятие этой новой роли заставило поднять важные вопросы, касающиеся отношения Н. к традиционным моделям профессиональной подготовки в области психологии Нек-рые нейропсихологи начинают считать, что они относятся к отдельной узкой специальности, по аналогии с тем, как клиническая психология признается узкой специальностью. Напротив, др. воспринимают нейропсихологию (особенно ее разделы, имеющие дело с оценкой и лечением) как специализацию клинической психологии. В этой модели подготовка в области клинической психологии дополняется специализацией по Н.

Нейропсихологи, придерживающиеся разной ориентации, могут тж совершенно по-иному смотреть на популяции больных и практику. Психологи, получившие подготовку с ориентацией на неврологическую традицию, чаще всего наблюдают больных с явными дефицитами в мозговых функциях, особенно пациентов, страдающих афазией, вследствие того значения, к-рое мн. видные неврологи придают речевым расстройствам. Применяемые ими методы обследования яв-ся преимущественно качественными, ориентированными на выявление того, как больной выполняет то или иное задание, а не на использование показателей, полученных по более традиционным психол. тестам. Процедуры тестирования м. б. стандартизованы, но они часто изменяются в целях приведения в соответствие с воспринимаемыми нуждами конкретного пациента и впечатлениями специалиста, проводящего обследование.

Напротив, др. психологи могут придерживаться скорее количественного подхода к этим проблемам, заимствованного из богатой традиции количественной психометрической оценки. Существуют разные варианты этого подхода, причем одни из них, такие как применение единственного теста, уходят в тень, тогда как др., напр., использование батарей тестов, завоевывают все большую популярность. В любом случае количественный подход придает особое значение установлению норм для тестовых показателей и обоснованию возможности объективного анализа демонстрируемых пациентом дефицитов, вместо того чтобы полагаться на чисто интуитивную оценку. Однако эффективность этого подхода все равно зависит от знаний и опыта клинициста, ибо паттерны тестовых показателей могут изменяться под воздействием большого числа переменных, включая область локального поражения мозга, скорость патологического процесса, характер поражения, преморбидный интеллектуальный уровень, степень восстановления функции и мн. др.

Спорные вопросы в нейродиагностическом тестировании

В Н. есть ряд важных дискуссионных вопросов, касающихся выбора между индивидуальным и стандартизованным тестированием, количественным и качественным тестированием, одноаспектным (с использованием одного теста) и многоаспектным (с применением тестовых батарей) тестированием, а тж роли клинического психолога и программ реабилитации.

Индивидуальное тестирование против стандартизованного

Сторонники индивидуализированного подхода обычно пропагандируют выбор тестов для пациента на основе рез-тов мед. обследования, анамнеза и клинической картины на начальном и последующих этапах лечения. Использующие этот подход нейропсихологи утверждают, что индивидуализированное обследование дает клиницисту возможность сконцентрировать усилия на тестировании тех областей, где данный пациент обнаруживает наибольшую дефицитарность. Теоретически такой подход позволяет клиницисту провести тщательное оценивание пациента за более короткое время. Противники этого подхода отмечают, что точность индивидуализированной оценки в значительной степени зависит от мастерства каждого отдельного клинициста. Когда субъективные суждения клинициста дают основание для выбора корректных тестов, такое обследование м. б. высокоэффективным. Если, однако, отобранные тесты не позволяют адекватно измерить дефициты функций пациента, индивидуализированное обследование может оказаться недостаточным, в лучшем случае, или вводящим в заблуждение - в худшем. Кроме того, утверждают оппоненты, этот подход не дает возможности собирать систематические данные как по категориям больных, так и по категориям нарушений; как следствие, возможности для выводов по рез-там обследования группы пациентов или, по крайней мере, для научного подтверждения достоверности таких выводов, существенно ограничиваются.

Вследствие этих ограничений мн. клиницисты используют стандартные тесты или тестовые батареи, подбираемые в соответствии с тем, что они считают осн. измерениями, релевантными оценке предполагаемой дисфункции мозга. Все пациенты оцениваются по этим измерениям. Разумеется, стандартизованный подход имеет свои ограничения. Прежде всего, чем больше сторон затрагивает обследование, тем больше времени оно занимает; для проведения наиболее полных комплексных батарей тестов может потребоваться целый день или даже больше. Кроме того, входящие в стандартизованные батареи тесты, адресованные всем пациентам в целом, могут иногда не подходить для оценки областей, значимых для данного конкретного больного.

Эффективное компромиссное решение для преодоления ограничений стандартизованного тестирования заключается в сочетании этого подхода с более гибким дополнительным тестированием.

Количественное/качественное тестирование

Количественный подход предполагает сведение всех особенностей выполнения теста к набору чисел, к-рые можно использовать для сравнения рез-тов пациента по данному тесту с рез-тами, полученными в нормативных группах здоровых людей и больных с поражениями мозга. На основе таких сравнений может приниматься диагностическое решение. Сторонники количественного подхода подчеркивают его доверие объективным показателям, к-рые характеризуются воспроизводимостью на множестве исследователей и клиницистов, и его акцент на н.-и. рез-тах, получаемых в контролируемых условиях.

Качественный подход придает особое значение тому, как конкретный чел. пытается выполнить тест, а не набранному им в рез-те количеству баллов. Это дает клиницисту возможность понять важные базовые процессы, к-рые определяют качество выполнения теста пациентом. Как только эти лежащие в основе выполнения процессы становятся понятны клиницисту, он может идентифицировать причину мозговой дисфункции и оценить ее значение для восстановительного лечения и реабилитации пациента.

Эти подходы не нужно рассматривать как взаимоисключающие. Эффективно работающие клиницисты чаще всего сочетают оба подхода.

Одиночные тесты/тестовые батареи

Традиционно мн. психологи использовали только какой-то один тест для оценивания расстройств, связанных с локальными поражениями мозга. Однако в настоящее время признается, что подход к оценке на основе использования единственного теста в общем оказывается неэффективным. Поэтому мн. клиницисты приняли мультитестовый подход, при к-ром диагностические решения принимаются на основе совокупного выполнения тестов пациентом. В идеале входящие в состав батареи тесты должны представлять различные способности, затрагиваемые при поражениях мозга.

Использование тестовых батарей тж оставляет больше возможностей для комплексных интерпретативных подходов. Рез-ты теста, рассчитанного на правополушарное выполнение, можно сравнить с рез-тами теста, рассчитанного на левополушарное выполнение. Вербальные тесты и тесты правосторонних моторных и сенсорных функций считаются отображающими левополушарное выполнение, тогда как невербальные тесты и тесты левосторонних моторных и сенсорных функций считаются отображающими правополушарное выполнение.

При работе с тестовыми батареями тж может использоваться анализ конфигураций. Анализ конфигураций, вероятно, представляет собой один из наиболее мощных инструментов, имеющихся в распоряжении клинических нейропсихологов, к-рым они могут воспользоваться для анализа более трудных, тонких случаев органического мозгового синдрома.

В нейропсихологическом оценивании применяется широкое множество тестов, как отдельных, так и в виде тестовых батарей. Среди отдельных тестов, часть к-рых представлена в составе др., можно назвать Гештальт-тест Бендер, Память на рисунки (Memory for Designs), Тест символов (Token Test), Тест визуальной ретенции Бентона, субтесты из Шкалы интеллекта взрослых Векслера, Бостонскую диагностическую экспертизу афазии (Boston Diagnostic Aphasia Examination), Наборную доску Пердью (Perdue Pegboard), Словесно-цветовой тест Струпа (Stroop Color and Word Test) и Тест штата Висконсин на сортировку карточек (Wisconsin Card Sort Test).

Кроме того, существует целый ряд тестовых батарей, но большинство из них используются только в одном или относительно малом числе контекстов. Две батареи - Нейропсихологическая батарея Халстеда-Рейтана и Нейропсихологическая батарея Лурии-Небраска - привлекли к себе наиболее широкое внимание. Батарея Халстеда - Рейтана была создана раньше батареи Лурии-Небраска и применяется с 1950-х гг. Пожалуй, эта батарея больше, чем что-либо др. ответственна за возросшую популярность клинической Н.

Нейропсихологическая батарея Лурии-Небраска яв-ся более новым тестом, введенным в употребление в 1978 г. Эта батарея представляла собой отступление от стандартных тестов в том, что сочетала качественный, поведенческий, неврологический подход Лурии со стандартизованным, количественным подходом Рейтана. Данный тест появился как уникальный подход для нейропсихологической оценки и потому вызвал горячую и широкую полемику. Несмотря на бурные споры вокруг его применения, он стал одним из осн. тестов, используемых в этой области, и в настоящее время ему обучают во все большем числе программ. Интерпретация производится на основе анализа конфигураций, дополняемого наблюдениями за тем, как пациент выполнял входящие в батарею задания. Эти качественные наблюдения в настоящее время организуются в форме, позволяющей проводить частотный анализ, и т, о. тж формализуются. Сильная сторона батареи Лурии-Небраска заключается в интеграции качественного и количественного подходов и в более широких возможностях для проведения научных исслед., предоставляемых системой количественных показателей.

Реабилитация

Область планирования и реализации реабилитационных программ, осн. на нейропсихологических данных, находится еще в "младенческом" состоянии. Систематических научных исслед. в этой области практически не проводилось, несмотря на растущий интерес к проблемам пациентов с церебрально-васкулярными расстройствами и с травмами головы. Гораздо больше было сделано для инвалидов с периферическими нарушениями. Работы таких ученых, как Диллер, Бен-Ишей, Гертсман, Гудкин, Гордон и Вайнбергер, указывают на потенциально высокий уровень помощи, к-рую можно предложить на основе методик когнитивного восстановительного обучения даже людям с относительно тяжелыми расстройствами.

Теоретические позиции

В Н. есть ведущие теорет. школы. Основу этих ведущих школ нейропсихологической мысли образуют локализационистская и эквипотенциальная теорет. позиции.

Эквипотенциальная теория

Эквипотенциальная теория, как уже упоминалось, связана с предположением, что все области мозга вносят равный вклад в общую интеллектуальную функцию. Т. о., конкретная область поражения мозга не важна, и только степень его повреждения определяет дефицитарность поведения. Мн. представители эквипотенциального подхода придают особое значение дефицитам в абстрактной или символической способности, к-рые предположительно сопровождают все формы поражений головного мозга.

Эквипотенциальная теория оказала сильное влияние на разраб. психол. тестов. Хотя уже были созданы тесты, по к-рым лица с поражениями мозга получали устойчиво более низкие рез-ты, чем лица без таких поражений, эти тесты не обладали достаточной различительной способностью, чтобы использоваться в текущей клинической работе.

Теория локализации

Теория локализации предполагает, что каждая область головного мозга отвечает за специфические психол. навыки. Поэтому главной заботой в оценивании органических поражений мозга становится выяснение того, где у конкретного чел. локализовано поражение. Степень повреждения важна лишь постольку, поскольку более обширное повреждение затрагивает больше областей мозга и, следовательно, нарушает больше навыков. Но примерно одинаковые по размеру очаги поражения в разных частях мозга вызывают существенно отличающиеся эффекты. При оценивании конкретного пациента психолог, работающий в рамках этой теории, вынужден признать, что очень немногие повреждения действительно ограничены специфической областью. Опухоли, напр., могут вызывать повышенное внутричерепное давление, поражая т. о. области мозга, находящиеся на значительном удалении от самой опухоли. Травмы головы нарушают функции не только того полушария, к-рое непосредственно пострадало от удара, но и функции противоположного полушария, получившего вследствие смещения косвенный удар от столкновения с костями черепа. Жертвы инсульта часто обнаруживают нарушение мозгового кровообращения в целом. Почти при любом повреждении мозга имеет место ухудшение мн. навыков, связываемых с удаленными от очага поражения областями, особенно в острой фазе расстройства.

Альтернативы

Ни эквипотенциальная теория, ни теория локализации не получают полного подтверждения в психол. исслед. Эквипотенциальная теория не может объяснить специфические, ограниченные дефициты, возникающие у нек-рых пациентов без к.-л. общего ухудшения абстрактных способностей или др. сходных навыков. Теории локализации испытывают серьезные затруднения при объяснении того, почему специфический недостаток, такой как дисграфия, может появляться почти при любых очаговых поражениях левого полушария и при мн. поражениях правого полушария.

Не имея оснований окончательно принять одну из этих двух теорий, мн. обратились к поиску альтернативы. Создание одной такой модели приписывают Дж. X. Джексону, английскому неврологу. Джексон заметил, что большинство психол. функций не яв-ся унитарными способностями, а собраны из более элементарных навыков. Согласно Джексону, даже если сами эти элементарные навыки м. б. локализованными, все наблюдаемое поведение представляет собой сложное взаимодействие многочисленных элементарных навыков, и потому в большинстве форм актуального поведения участвует мозг как целое. Т. о., его теория объединяет локализационистскую и эквипотенциальную т. зр., приобретая способность объяснять эксперим. данные, собранные в поддержку обеих т. зр.

Наибольшее развитие взгляды Джексона получили в теориях российского нейропсихолога А. Р. Лурии. В представлении Лурии всякое поведение осн. на функциональных системах, и конкретные конфигурации взаимодействия между локальными участками мозга необходимы для того, чтобы породить определенное поведение. Любое повреждение мозга, разрушающее любую часть функциональной системы, будет приводить к нарушению всех форм поведения, осн. на этой системе. Следовательно, самые сложные интеллектуальные навыки, такие как способность к абстрагированию, будут наиболее чувствительны к повреждению мозга, так как в порождении такого поведения должно участвовать большое множество функциональных систем.

Факторы, влияющие на нейропсихологическую оценку

Нейропсихологическая оценка имеет целью дать картину изменений в поведении, происходящих вследствие изменений головного мозга. В идеале выводы из используемых тестов не должны зависеть от факторов, к-рые не относятся к аспектам функционирования мозга. К сожалению, это не всегда так, ибо множество внешних факторов может влиять на рез-ты тестов. В их число входят такие переменные, как возраст, образование, физ. расстройства, интеллект и психич. статус.

Возраст

Тесты, чувствительные к повреждению мозга, тж обнаруживают в целом высокую чувствительность к эффектам взросления и старения. Нек-рые считают, что возрастные эффекты вызываются изменениями мозга, сопутствующими старению; тем самым подводится теорет. основа под наблюдаемую чувствительность нейропсихологических тестов к таким эффектам. Эта чувствительность обязывает нейропсихологов учитывать эффекты возраста при анализе выполнения теста. Важно тж тщательно анализировать рез-ты с т. зр. паттернов выполнения теста, указывающих на поражение мозга, но маскируемых скорректированными по возрасту показателями. Паттерны, наблюдаемые при различных условиях, не видоизменяются возрастом.

Выполнение нейропсихологических тестов детьми сильно зависит от возраста. Кроме того, повреждения мозга вызывают у детей совершенно разные последствия в зависимости от возраста. Болл на основании собственных наблюдений пришел к выводу: чем раньше поражается мозг ребенка, тем тяжелее нейропсихологические последствия.

Др. важная задача в отношении детей заключается в отделении проблем, обусловленных задержкой развития и умственной отсталостью, от проблем, вызванных действительным повреждением мозга. Во мн. случаях такое разграничение невозможно провести, и на практике оно часто не имеет значения в плане лечения.

Образование

Роль уровня образования в рез-тах теста спорна. При ближайшем рассмотрении становится очевидным, что мн. тесты требуют минимального уровня образования. Наблюдаемые эффекты образования м. б. связаны с общим IQ, так как люди, переходящие на каждый последующий уровень образования, имеют, по-видимому, более высокий средний IQ. Эта связь, так же как и влияние уровня образования на широко используемые тесты, требует более широкого исслед.

Физические расстройства

Периферические нарушения, к-рые ухудшают моторику, особенно движения рук и рта, могут во мн. случаях существенно влиять на точность и валидность целого ряда нейропсихологических тестов. При работе с такими пациентами часто приходится заменять широко используемые в Н. тесты др. тестами, нечувствительными к уровню моторной координации.

Интеллект

Люди со сниженным уровнем интеллекта выполняют нейропсихологические тесты менее адекватно, чем это делают люди, чей уровень интеллекта считается нормальным. Интерпретация рез-тов должна корректироваться на основе ожидаемого уровня выполнения теста пациентом.

Эмоциональные проблемы

Серьезной проблемой при оценке органической мозговой дисфункции всегда было отделение дефицитов, вызванных поражением мозга, от дефицитарности, обусловленной функциональными расстройствами. Во мн. случаях уровень выполнения теста, демонстрируемый индивидуумом с хроническим функциональным расстройством, неотличим от такового у пациента с расстройством органического генеза. Поэтому для разграничения таких случаев часто приходится использовать альтернативные диагностические процедуры.

Одно важное различие между пациентами с органическими поражениями мозга и больными шизофренией касается постоянства выполнения тестов. Пациенты с органическими расстройствами показывают высокую согласованность рез-тов в тех областях, где они имеют дефициты. Пациенты с функциональными расстройствами, напротив, могут демонстрировать высокую вариабельность рез-тов. Др. важная стратегия состоит в изучении рез-тов теста на предмет наличия паттернов выполнения, согласующихся с поражением мозга. Хотя шизофреник может демонстрировать сниженное выполнение теста, редко случается, что такое сниженное выполнение будет указывать на специфическое органическое расстройство, как это обычно бывает в случае пациента с определенным органическим мозговым синдромом. Последняя стратегия заключается в том, чтобы попытаться минимизировать снижение выполнения теста у пациентов с функциональными расстройствами за счет орг-ции более коротких сеансов тестирования, чтобы максимизировать мотивацию выполнения и минимизировать утомление. Вдобавок ко всему изменения в медикаментозном лечении таких пациентов могут существенно повышать уровень выполнения теста.

Экспериментальная нейропсихология

Клинической Н. уделяется значительное внимание, но не менее важной областью яв-ся эксперим. Н., к-рая занимается изучением и людей, и лабораторных животных, пытаясь выявить отношения между головным мозгом и поведением. Там, где дело касается исслед. на людях, между эксперим. нейрофизиологией чел. и клинической нейрофизиологией проходит очень тонкая граница. Однако цели этих двух областей существенно различаются. В то время как клиническая нейропсихология пытается найти правила и процедуры, эффективные в работе с большим числом пациентов, часто с неопределенными (и неопределимыми) расстройствами, эксперим. нейропсихология чел. систематически изучает больных с точно установленными и ограниченными расстройствами в целях пополнения наших знаний об отношениях между мозгом и поведением.

См. также Афазия, Повреждения головного мозга, Латерализация головного мозга, Расстройства психики и поведения при поражениях ЦНС, Батарея Халстеда-Рейтана, Нейропсихологическая батарея Лурии-Небраска, Органические синдромы

Ч. Голден

Нейротоксические вещества (neurotoxic substances)

Нейротоксины - это вещества, оказывающие отравляющее или разрушающее воздействие на нервную ткань. Они могут избирательно поражать определенные области головного и спинного мозга. Одним из самых распростр. источников нейротоксинов яв-ся промышленные химические соединения.

Металлы. К числу металлов, признаваемых нейротоксинами, относятся свинец, ртуть и марганец. Производственные условия, в к-рых люди могут подвергаться воздействию свинца, включают рудоплавильные печи, литейные цеха, аккумуляторные заводы и лакокрасочные пр-ва. Предполагается, что свинец избирательно воздействует на моторные нейроны спинного мозга. Ранее считалось, что свинец вызывает нарушение умственного развития у городских детей, однако эту причинно-следственную связь не удается надежно установить.

Ртуть. Содержащие ртуть фунгициды, применяемые для обработки посевного материала, служили причиной осн. вспышек ртутного отравления. Отходы дихлорида ртути, к-рые обнаруживаются в форме метиловой ртути в рыбе и моллюсках, привели к серьезным вспышкам ртутного отравления в Японии. Первичные симптомы отравления ртутью включают мозжечковые расстройства, ухудшение зрения и слуха (вплоть до полной потери), а тж психич. нарушения.

Марганец. В США марганцевая интоксикация была зарегистрирована среди рабочих, занятых на разраб. месторождений, обслуживании рудодробилок и в пр-ве ферромарганцевых сплавов. Организм подвергается воздействию марганца преимущественно через вдыхание частиц пыли или паров. Токсичность может проявляться в сроки от 4 месяцев до 15 лет после начала экспозиции. Первичным симптомом марганцевой интоксикации у горняков нередко яв-ся психич. расстройство: появляются раздражительность, колебания настроения и часто - зрительные и слуховые галлюцинации. Др. симптомы включают апатию, ухудшение памяти, прогрессирующее расстройство ходьбы и моторного контроля, а тж нарушения речи.

Растворители. Хроническая экспозиция нек-рым промышленным растворителям может вызывать поражения НС с характерной симптоматической картиной. К вредным для здоровья растворителям относят н-гексан, метил-н-бутилкетон и толуол. В случаях экспозиции растворителям в производственных условиях симптомы появляются уже через 2 месяца после воздействия на организм. Мышечная слабость возникает сначала в нижних конечностях и затем распространяется на верхние конечности. Вместе с ощущениями онемения упоминалась тж чувствительность к прикосновению. Развивается относительно слабая атрофия мышц с нарушением рефлексов ног. Эти химические вещества вызывают дегенерацию нервных волокон, о чем свидетельствует замедление функций моторных и сенсорных нервов.

Метил-н-бутилкетон долгие годы использовался в качестве растворяющего и моющего средства. Заражение организма происходит через вдыхание паров или контакт с кожей. Часто сначала появляются ощущения покалывания в кистях и ступнях. Затрудненность движений проявляется в форме усталости в ногах или слабости кистей и пальцев рук. Никаких поражений ЦНС или черепных нервов при этом обнаружено не было. После прекращения экспозиции неврологические дефициты исчезают в течение 5-16 месяцев.

Толуол используется как очищающее средство, а тж в составе средств для уничтожения насекомых, растворителей каучука и типографской краски. Он может попадать в организм через вдыхание паров или впитываясь через кожу. Симптомы острого отравления включают головную боль, тошноту и плохую координацию.

Органические химикалии. Акриламид используется при пр-ве бумаги и как гидрофобизатор. У лиц, подвергавшихся воздействию акриламидного порошка, было зафиксировано расстройство НС. Это расстройство развивается через неск. недель после экспозиции, проявляется в таких симптомах, как потение, слабость конечностей и потеря веса. Получены доказательства дегенерации нервов, носящей, однако, обратимый характер: регенерация и восстановление функций происходит в период от 2 до 12 месяцев.

Сероуглерод используется в пр-ве искусственного волокна. Эффекты отравления включают потерю зрения, мышечный тремор и слабую форму невропатии.

Газы. Среди газов нейротоксический эффект имеют оксид углерода (угарный газ) и метилхлорид. В США отравление оксидом углерода представляет серьезную проблему, являясь причиной 50% случаев смертельных интоксикаций. Хроническое воздействие угарного газа на организм вызывает симптомы, похожие на симптомы паркинсонизма, с мышечным тремором, маскообразностью лица и скованностью движений. Экспозиция оксиду углерода может тж приводить к нарушению функций периферических нервов. Метилхлорид применяется в пр-ве пенопласта. Острое отравление метилхлоридом может вызывать такие симптомы, как сонливость, нечеткое зрение, спутанность, нетвердая походка, нечеткая речь, двоение (в глазах) и судороги. В большинстве случаев эти эффекты преходящи; для выздоровления может потребоваться до 3 месяцев.

Инсектициды. Существует 39 отдельных составов, применяемых в качестве инсектицидов, к-рые служат причиной большого количества отравлений среди сельскохозяйственных и промышленных рабочих. Периферические невропатии могут вызываться малатионом (malathion), метилпаратионом (methylparathion) и мипафоксом (mipafox). После выздоровления от острого отравления эффекты воздействия на ЦНС могут сохраняться месяцами; к ним относятся ухудшение памяти, депрессия или психотическое поведение. Выжившие после острого отравления диазиноном (diazinon) имели признаки невропатии с дегенерацией нервов конечностей.

См. также Психофизиология

Дж. Л. Андреасси

Нейрохимия (neurochemistry)

Связь между нервными клетками в головном мозгу и в периферической НС обеспечивается посредством электрических и хим. процессов. При раздражении во внутриклеточной и внеклеточной среде нейрона происходит изменение концентрации ионов, приводящее к распространению нервного импульса, или потенциала действия. Электрический заряд распространяется по дендриту и далее - по аксону, пока не достигает терминальной пластинки аксонального отростка. Расширения, расположенные на конце аксона, а тж - по его длине, содержат синаптические пузырьки, содержащие хим. медиатор. Цитоплазма каждого такого расширения содержит тж ферменты, участвующие в процессах синтеза и расщепления медиатора. Т. о., каждый нейрон обладает способностью вырабатывать только какое-то одно, специфичное для него вещество-нейромедиатор.

Когда потенциал действия достигает окончания аксона, это запускает цепь реакций, заканчивающуюся выходом нейромедиатора из синаптических пузырьков (экзоцитоз). После высвобождения нейромедиатор распределяется по всему объему синаптической щели и стимулирует рецепторы, расположенные на дендритах или на теле сопредельных клеток. В противоположность пресинаптическому нейрону, содержащему лишь один тип нейромедиатора, на постсинаптическом нейроне имеется большое количество рецепторов, чувствительных к различным типам медиаторов. В добавление к этому стимулируются рецепторы, находящиеся на пресинаптическом нейроне (ауторецепторы), приводя к изменению интенсивности синтеза вещества нейромедиатора. Действие медиатора прекращается путем ферментативного расщепления его молекул или быстрого возвращения их в аксонное окончание.

Определение эндогенных веществ как нейромедиаторов требует, чтобы они удовлетворяли неск. критериям. Прежде всего необходимо доказать, что "кандидат в нейромедиаторы" содержится в нервных окончаниях и высвобождается при раздражении нерва. Кроме того, вблизи нервных окончаний должны присутствовать ферменты, обеспечивающие синтез и катаболизм данного вещества. Наконец, должна быть возможность сымитировать действие предполагаемого медиатора введением экзогенного вещества, а лекарственные средства, усиливающие или блокирующие синаптическую передачу, должны действовать как стимуляторы или антагонисты в отношении как эндогенного, так и экзогенного вещества. Нек-рые хим. соединения, обнаруженные в головном мозге, отвечают всем этим требованиям и действуют как синаптические медиаторы. Сюда относят ацетилхолин, дофамин, норэпинефрин, 5-гидрокситриптамин (серотонин), ГАМК, глутаминовую кислоту и глицин. В добавление к этому получены доказательства, что нейроактивные пептиды тж могут выполнять роль нейромедиаторов в головном мозге. В периферической НС главными нейромедиаторами, судя по всему, яв-ся ацетилхолин и эпинефрин.

Хотя эти разнообразные нейромедиаторы встречаются практически во всех частях головного мозга, специфические проводящие пути нек-рых из них изучены достаточно хорошо.

Значительное внимание было уделено определению вклада различных нейромедиаторов в поведение и оценке нейрохимических сдвигов при нарушениях поведения.

В результате фармакологических исслед. на людях, в сочетании с анализом продуктов метаболизма медиаторов в крови, моче и цереброспинальной жидкости, а у жертв суицида - и в веществе головного мозга, было установлено участие нейромедиаторов в опосредовании разнообразных психич. расстройств. Изучение механизмов, способствующих возникновению таких расстройств, позволило разработать новые эффективные лекарственные средства для лечения данных заболеваний.

См. также Головной мозг, Центральная нервная система, Эндорфины / энкефалины, Психофармакология

X. Энисмен

Нейрохирургия (neurosurgery)

При археологических раскопках были обнаружены доказательства существования в древности прототипа нейрохирургических вмешательств. Трепанация - сверление и скобление костей черепа, чтобы выпустить "злых духов", - на самом деле снижала внутричерепное давление, повышенное вследствие опухолей, кровоизлияний и переломов костей черепа. При краниотомии, корни к-рой уходят в практику трепанации, участок кости свода черепа полностью удаляется, и остаются соединительнотканные оболочки мозга (meninges), покрывающие самые наружные его структуры (кору головного мозга). Это позволяет исследовать корковые структуры и удалять патологические образования. В 1947 г. было создано первое стереотаксическое приспособление для человека, что дало возможность хирургического доступа к глубинным структурам головного мозга без значительного повреждения др. структур. Это приспособление определяет положение скрытых мозговых структур путем использования трехмерных анатомических карт ("атласов") и опорных точек на рентгеновском изображении (таких, как гипофиз или желудочки мозга). Стереотаксис можно использовать для электрической стимуляции на разных тканевых уровнях. Это позволяет проверить функцию ткани перед ее удалением, пронаблюдать последствия временной приостановки активности данной зоны и помогает предупредить повреждение тканей, не подлежащих удалению.

Для предоперационной диагностики используются различные методики, к-рые включают в себя рентгенографию черепа, оценку кровоснабжения головного и спинного мозга (ангиографию, венографию), исследование желудочков мозга (пневмоэнцефалографию, вентрикулографию) и внутри- и околоспиномозговых пространств (миелографию). Люмбальная пункция позволяет брать для анализа цереброспинальную жидкость, измерять внутричерепное давление и вводить контрастное вещество, а тж является неотъемлемой частью ряда предыдущих методов. Все эти процедуры могут быть болезненными и сопряжены с риском для жизни. Компьютерная аксиальная томография - метод сканирования, занимающий ок. 2 мин, сводящий риск к минимуму и позволяющий не проводить более опасные тесты. Др. методики для оценки мозгового кровотока и метаболизма глюкозы обеспечивают доступ к функционирующим участкам мозга. При ПЭТ мозг поглощает и утилизирует глюкозу, меченную радиоизотопом, к-рый излучает позитроны, влияя на движение рентгеновских лучей, идущих от сканирующего устройства. На ЭЭГ отображается форма электрических колебаний во времени путем многократного усиления сигналов электрической активности, генерируемых огромным числом нейронов коры головного мозга; аномальная форма волн свидетельствует о дисфункции определенных участков мозга и возможной клеточной патологии.

В основном, Н. используется для лечения патологических состояний. Н., применяемая с целью ослабления симптомов, когда не выявлено патологии, наз. функциональной. Полезность функциональной Н. оспаривается. Этот метод включает в себя хирургическое лечение эпилепсии при отсутствии явной рубцовой ткани, лечение двигательных нарушений при отсутствии явной патологии, прерывание проводящих путей болевой чувствительности и хирургию, нацеленную на управление поведением и эмоциями.

Методики, используемые в психохирургии (удаление или разрушение морфологически нормальной ткани головного мозга с целью изменения поведения или эмоций) были разработаны на основании экспериментов с животными, наблюдений над людьми с черепно-мозговыми травмами и результатов операций на головном мозге, проводимых с целью сдерживания припадков и боли. Пик использования психохирургии приходится на 50-е гг. когда она широко применялась во всем мире. С тех пор ее популярность заметно снизилась, хотя все еще практикуется удаление отдельных ядер головного мозга.

См. также Повреждения головного мозга, Компьютерная томография, Психохирургия

Б. Торн

Неконформная личность (nonconforming personality)

Лица, к-рых относят к категории Н. л., диагностируются преим. исходя из ценностей об-ва и того, насколько эти лица вписываются в доминирующий культурный контекст. К релевантным факторам относятся тж личный дискомфорт и проблемы межличностных отношений, но первостепенное значение имеет некая проблема человека в его соц. сети, трудовой сфере и средствах совладания со стрессом. Диагностический ярлык Н. л. идентифицирует поведение, к-рое явственно отклоняется от общепринятых соц. норм, но не является полностью неприемлемым. Значимым критерием диагностики является ценностное суждение об общем эффекте поведения.

К характерным чертам этого типа личности относятся: поверхностный шарм, обычно хороший уровень интеллекта, отсутствие иррационального мышления психотической природы и отсутствие невротичности. За внешне нормальным фасадом скрываются нарушения в поддержании хороших отношений в важных жизненных сферах - учебе, работе и семье. Когда нарушения достигают критического уровня, происходит вмешательство различных аспектов соц. системы. В крайних случаях могут применяться юридич. санкции. Чаще, однако, эти люди меняют место учебы или работы и партнеров в бесконечных усилиях оправдать систему своих убеждений.

Лечение редко происходит по инициативе таких лиц. Чаще соц. система заставляет их меняться. Наиболее успешны лечебные подходы, осн. на теории соц. научения и модификации поведения.

См. также Расстройства личности

Р. Марвит

Нелинейная связь (curvilinear relationship)

Связь двух переменных (традиционно обозначаемых буквами X и Y) можно обнаружить на диаграмме рассеивания, точками к-рой представлены пары оценок каждого участника исслед. X и Y линейно связаны, если точки на диаграмме рассеивания образуют конфигурацию, для к-рой линией наилучшего соответствия будет прямая. X и Y имеют Н. с., если линией наилучшего соответствия для конфигурации точек на диаграмме рассеивания будет кривая. На рис. 2 и 3 показаны линейные связи, а на рис. 4 и 5 - нелинейные связи. На каждом рисунке изображена линия наилучшего соответствия.

Рис. 2. Положительная линейная связь.

Рис. 3. Отрицательная линейная связь.

На рис. 2 показаны две переменные, между к-рыми существует положительная линейная связь. Когда X увеличивается, Y имеет тенденцию тоже увеличиваться. Между ростом и весом тела человека имеет место положительная линейная связь: более высокие в среднем и весят больше. На рис. 3 изображена отрицательная линейная связь между двумя переменными. Когда X увеличивается, Y имеет тенденцию уменьшаться. Отрицательная линейная связь обнаруживается между возрастом и количеством ошибок в арифметическом тесте: старшие дети имеют тенденцию делать меньше арифметических ошибок по сравнению с младшими. На рис. 4 Y достигает максимума при средних значениях X. Такая связь имеет место между уровнем тревожности и скоростью печатания на машинке, показываемой в соотв. тесте: люди с низкой тревожностью не мотивированы печатать как можно быстрее, а высокая тревожность других мешает им делать это даже при выраженной мотивации. На рис. 5 показан противоположный криволинейный паттерн. Значения Y минимальны при средних значениях X. Такую связь можно обнаружить между физ. привлекательностью человека и тем, как часто на него обращают внимание др. люди: чаще всего объектом внимания других, по-видимому, становятся очень привлекательные и крайне непривлекательные люди.

Рис. 4. Нелинейная связь.

Рис. 5. Нелинейная связь.

Наиболее часто используемый коэффициент корреляции - коэффициент корреляции произведения моментов Пирсона (r) - показывает направление и силу линейной связи между двумя переменными. Переменные, связанные нелинейно, имеют низкую корреляцию Пирсона. Этот коэффициент корреляции будет указывать на слабую связь переменных в том случае, когда между ними может иметь место сильная Н. с. В качестве показателя Н. с. используется такая специальная мера корреляции, как корреляционное отношение (h). Значения переменной Y можно предсказать по значениям переменной X, используя уравнение регрессии. Если X и Y связаны линейно, уравнение регрессии тж будет линейным (уравнением прямой). Однако линейное уравнение плохо подходит для описания Н. с.; в этом случае оно не будет давать точных предсказаний. Уравнения для линий регрессии, изображенных на рис. 2-5, выглядят следующим образом:

рис. 2. Y = 0,94 Х - 0,08

рис 3. Y = -0,91 Х + 13,98

рис. 4. Y = 2,56 Х - 0,15 Х2 - 3,69

рис. 5. Y = -2,39 Х + 0,19 Х2 + 13,10

См. также Корреляционные методы, Статистический вывод

М. Эллин

Необихевиоризм (neobehaviorism)

Начиная с 30-х гг. XX в. психологи, опиравшиеся на идеи Дж. Уотсона и А. Вейсса, постоянно пересматривали свои бихевиористские позиции, стремясь к большей точности и проработанности; наиболее известными необихевиористами были Э. Толмен, К. Халл, Э. Газри, Б. Ф. Скиннер и К. Спенс. Самым известным из них стал переживший своих коллег Б. Ф. Скиннер. Их учениками и последователями (перечислим лишь нек-рых) были Ритчи и Глейтман (у Толмена), Миллер и Маурер (у Халла), Шеффилд и Миллер (у Газри), Сидмен и Катанья (у Скиннера) и Логан и Амсель (у Спенса); все они внесли заметный вклад в развитие Н. Следует тж упомянуть Кантора, создателя теории интербихевиоризма, согласно к-рой реакция определяет стимул, равно как и стимул реакцию. Несмотря на то что у Кантора было немного последователей, его влияние до сих пор весьма ощутимо.

Н. часто рассматривают в тесной связи со школой логического позитивизма, или операционализма, в философии науки, и этот подход особенно оправдан в отношении работ Спенса, написанных им в соавторстве с Г. Бергманом, его коллегой по Ун-ту штата Айова. Утверждение, что психология как естественная наука должна быть эмпирической и объективной, признавалось в качестве главного философского ориентира всеми необихевиористами, но лишь немногие из них полностью разделяли логический позитивизм Р. Карнапа, Г. Фейгла и К. Гемпеля. Однако З. Кох, один из первых суровых критиков Н., не видел принципиальных различий в их взглядах, а поскольку, как он полагал, логический позитивизм приказал долго жить, то считал, что и бихевиоризм если еще не умер, то умирает. Согласно др. т зр., бихевиоризм всего лишь облачился в др. одежды и сменил имя.

Теории научения необихевиористов различаются в неск. аспектах, прежде всего в отношении места, отводимого в них понятию подкрепления и понятиям промежуточных переменных. Мн. др., кажущиеся принципиальными отличия носят терминологический характер. Базовыми понятиями всех этих теорий яв-ся стимул и реакция в самом широком и наименее дискуссионном смысле этих слов. Хотя Толмен придавал особое значение усвоению отношений S-S (между стимулами), а не ассоциаций S-R (между стимулом и реакцией), эти знаковые когниции "что-ведет-к-чему" указывают - по крайней мере интуитивно - на то, что разумный организм будет делать или куда он направится. Хотя Скиннер и избегал понятия вызывающих (реакцию) стимулов (eliciting stimuli), его понятие сигнального (дифференцировочного) стимула (Sd) все же имеет отношение к контролю порождаемого поведения. Скиннеровские определения стимула и реакции яв-ся функциональными, а это значит, что, как и всех остальных необихевиористов, его преим. интересовало молярное поведение, а не специфические двигательные реакции. Он назвал это оперантным поведением; то же самое Газри называл актами, а Толмен, Халл и Спенс - просто молярным поведением.

См. также Психология акта, Подходы к учению, Обратное обусловливание, Бихевиоризм, Классическое обусловливание, Оперантное обусловливание, Позитивизм, Структурная теория научения, Теоретическая психология

М. Р. Денни

Неонатальное развитие (neonatal development)

Вслед за пренатальным периодом и родами наступает неонатальный период развития, охватывающий первые недели жизни новорожденного. Средний вес при рождении составляет 7 фунтов, а рост - 20 дюймов. Быстрый физ. рост, имевший место в пренатальном периоде, продолжается в течение первого года жизни. Сенсорные и моторные "мощности" (capacities), развивающиеся пренатально, готовы к работе с рождения.

Защитить младенца от повреждений и обеспечить его выживание помогает то, что ребенок появляется на свет с набором рефлексов, включ. дыхание, сосание, моргание, чихание, кашель и рвоту, а тж защитные реакции, предотвращающие закупорку дыхательных путей, и ряд др. рефлекторных действий. Опираясь на эту рефлекторную основу, ребенок учится подчинять себе среду и развивается интеллектуально. Сосательный рефлекс упреждает (произвольное) сосание соски, а хватательный рефлекс кисти предваряет схватывание предмета и перекладывание его из одной руки в другую. Рефлексы возвещают о начале стадии интеллектуального развития, назв. Ж. Пиаже сенсомоторной.

Новорожденный обладает достаточно широким набором сенсорных умений. Ребенок следит за объектом, попадающим в поле зрения, и воспринимает формы, контуры, контрастные цвета, яркость, движение и глубину, отдавая предпочтение стимульным паттернам типа шахматной доски. Младенец способен отличить правильное изображение лица от искаженного и лицо матери от лица незнакомой женщины. Ребенок в возрасте 2 недель может высовывать язык и сжимать кулачки, подражая демонстрирующему эти движения взрослому.

Новорожденные, по-видимому, могут определять местоположение источника звука. Они различают запахи, напр. запах матери. Сладкая жидкость вызывает у них положительную реакцию, а соленые, кислые и горькие растворы - отрицательную. Новорожденные обладают тж болевой чувствительностью.

Тактильная (кожная) чувствительность - наиболее развитый вид чувствительности, особенно в области губ, языка, ушных раковин и лба. Поглаживая младенца в процессе ухода за ним, родители передают сообщение о своей любви к нему, крайне важное для психол. благополучия ребенка. Родители способствуют формированию прочной связи со своим малышом, обеспечивая телесный контакт и контакт глаз, разговаривая с ним высоким голосом и подавая ему различные сигналы. Младенец демонстрирует реципрокное привязывающее поведение с помощью контакта глаз, крика, улыбки, прижимания и подачи разнообразных сигналов.

Дж. Боулби называет эту пронизанную нежностью и любовью связь между матерью и ребенком привязанностью. Уход за маленьким ребенком стал теперь общей обязанностью, в равной мере возлагаемой на мать и отца, и оба родителя имеют для младенца одинаковое значение. Младенец сознает необходимость обоих родителей, обращаясь за помощью и утешением и к матери, и к отцу.

В добавление к возможностям органам чувств младенец использует возможности органов движения для исслед. окружающего мира. Моторное поведение развивается в том же направлении, в каком происходит рост плода в утробе матери, т. е. в цефалокаудальном (от головы к пальцам ног).

Каждый ребенок уникален с рождения и требует особого соотношения суммарной продолжительности циклов сна и бодрствования. Как установила П. Вольф, новорожденный последовательно испытывает шесть состояний: ровный (глубокий) сон, неровный (поверхностный) сон, периодический сон (полусон), спокойное бодрствование, активное бодрствование и крик. На распределение во времени этих состояний и циклов питания, сна и выделения оказывают влияние врожденные особенности ребенка и его окружение, в первую очередь родители. К наиболее частым способам, используемым родителями для изменения состояний грудного ребенка, относятся кормление и укачивание.

Индивидуальные различия в темпераменте проявляются с самого рождения. А. Томас, С. Чесс и Г. Бёрч обнаружили три четко различимых типа новорожденных: легкие (easy), медлительные (slow) и трудные (difficult). Взаимодействие между темпераментом ребенка и окружающей средой ведет к формированию личности. Эти исследователи установили, что темперамент имеет тенденцию оставаться неизменным по мере взросления и рекомендовали ухаживающим за ребенком взрослым приспосабливать свои методы воспитания к его темпераменту.

См. также Связь и привязанность, Развитие младенца

Ш. Браун

Неопсихоаналитическая школа (neopsychoanalytic school)

Семь теоретиков, первонач. сторонников Зигмунда Фрейда, разошлись по ряду вопросов с ортодоксальным психоан. подходом; нек-рые из них порвали с Фрейдом в результате этих расхождений. Каждый из них модифицировал и в каком-то отношении расширил концептуальную систему Фрейда. Нек-рых из этих семи теоретиков называли "неофрейдистами". Они образуют ист. связь между Фрейдом и нек-рыми совр. теориями личности/психотер.

Первые пять - Карл Юнг, Альфред Адлер, Карен Хорни, Эрих Фромм и Гарри Стэк Салливан - выделяются взглядами, расходившимися с ортодоксальными психоан. воззрениями Фрейда. Они придавали большое значение соц. и культурным факторам в формировании личности и возражали против постулата Фрейда о биолог. детерминизме личности, в особенности против преувеличиваемой им роли секса и агрессии в жизни человека. Они тж, по сравнению с Фрейдом, придавали меньшее значение бессознательным факторам как детерминантам личности и поведения человека. Хотя большинство из них принимали тезис о том, что ранний детский опыт играет важную роль в актуальном психол. функционировании и развитии, они отвергали представление о том, что личность формируется и определяется ранним опытом.

Главным отличительным признаком аналитической теории К. Юнга и его видения человека был акцент на роли назначения и целей жизни. Юнг ставил в центр оптимистическую или творческую сторону природы человека, стремление к полноте и роль жизни ради назначения и значения. Юнг тж расширил фрейдовскую концепцию бессознательного, рассмотрев бессознательные силы и как созидательные, и как разрушительные.

Главный отличительный признак индивидуальной психологии А. Адлера - акцент на соц. детерминантах личности. Он подчеркивал намеренность и целенаправленность поведения, считая, что людьми движет потребность преодолеть чувство неполноценности и стремление к превосходству.

Центральной идеей К. Хорни является базисная тревога, ощущение ребенка, что он одинок в потенциально враждебном мире. Ее теория личности фокусируется на роли тревоги, запускаемой нарушениями в отношениях между родителями и детьми.

Э. Фромм считал, что люди сами формируют соц. силы и т. о. создают собственную природу. В своих работах Фромм подчеркивал экзистенциальный образ человека, включавший проблемы одиночества, изоляции, чувства принадлежности и смысла жизни.

Г. Салливан разработал теорию личности, главными аспектами к-рой являются межличностные отношения и изучение отношений людей со значимыми другими. В психотер. Салливан видел врача как участвующего наблюдателя, объективно и субъективно реагирующего на клиента.

Э. Эриксон, считающийся эго-психологом, разработал подход к изучению личности, далеко выходящий за пределы подхода Фрейда. Теория развития Эриксона исходит из того, что психосексуальное и психосоциальное развитие неразрывно связаны и что каждая стадия жизни характеризуется кризисом или главным поворотным пунктом, в к-ром индивидуум или добивается успеха, или терпит неудачу.

Вильгельм Райх был основателем телесно-ориентированной психотер., поместившим тело человека в центр психологии. Главная идея Райха состояла в том, что эмоции - это выражения динамики энергии тела и что хроническое мышечное напряжение блокирует этот поток энергии, препятствуя выражению таких эмоций, как гнев, страх, боль, радость и тревога.

См. также Адлерианская психология, Аналитическая психология, Теория Хорни, Психоанализ, Интерперсональная теория Салливана

Дж. Кори

Непараметрические статистические критерии (nonparametric statistical tests)

По сравнению со стандартными параметрическими процедурами, Непараметрические статистические методы основываются на более слабых допущениях в отношении анализируемых данных.

Преимущества и издержки непараметрической статистики

Существует определенное соотношение выгод и потерь, связанных с использованием Н. с. к. вместо параметрических. Главным мотивом применения непараметрических методов служит нежелание делать допущения, необходимые для использования параметрических процедур. Дополнительным соображением в пользу выбора Н. с. к. для части исследователей служит присущая нек-рым (хотя далеко не всем!) таким критериям легкость применения и простота вычислений.

Однако с использованием непараметрических критериев связаны определенные неудобства и потери. Прежде всего, проверяемая с помощью непараметрического критерия нулевая гипотеза обычно не яв-ся в точности той же самой нулевой гипотезой, к-рая проверяется при использовании "соотв." параметрического критерия. Нулевая гипотеза при применении t-критерия для независимых выборок формулируется следующим образом: средние двух генеральных совокупностей равны. Нулевая гипотеза при использовании медианного критерия или критерия Манна-Уитни, к-рые можно было бы применить к тем же данным для определения того, будут ли две группы оценок "значимо различаться между собой", звучит иначе: две генеральные совокупности тождественны. А это предполагает, что выявление значимого различия могло оказаться следствием какого-то неизвестного нам сочетания различий в центральной тенденции, вариабельности и симметрии. Кроме того, непараметрические критерии могут быть нечувствительными к нек-рым видам различий между совокупностями.

Др. слабое место непараметрических критериев заключается в их относительно низкой статистической мощности по сравнению со стандартными параметрическими критериями. Мощность статистического критерия определяется как вероятность отклонения нулевой гипотезы в тех случаях, когда она является ложной. Непараметрические критерии обычно требуют больших объемов выборки, чтобы сравняться по статистической мощности с параметрическими критериями. Когда анализируемые данные более или менее соответствуют допущениям параметрических критериев, следует, по всей вероятности, использовать именно эти критерии.

Простых рецептов в отношении того, в каких ситуациях следует применять именно Н. с. к., не существует. Чтобы сделать оптимальный выбор в конкретной ситуации, исследователь должен знать характеристики анализируемых данных и располагать информ. о доступных параметрических и непараметрических критериях.

Примеры непараметрических критериев с пояснениями

В большинстве Н. с. к. исходные оценки или результаты наблюдения заменяются др. переменной, содержащей меньше информ. Один важный класс непараметрических методов составляют критерии, использующие порядковые свойства данных. Др. важный класс образуют критерии, использующие только информ. о том, будет ли результат наблюдения выше или ниже некой фиксированной величины, скажем, медианы.

Еще один класс критериев осн. на частоте появления "серий" ("runs") в совокупности данных. Серия - ряд событий одного типа, появляющихся подряд как часть упорядоченной последовательности событий. Упорядочение может быть временным или основываться на величине оценок. Исслед. серий может быть полезным при решении вопроса о случайном или неслучайном характере последовательности наблюдений.

Хотя существует огромное множество непараметрических критериев, к-рые можно применять в самых разных ситуациях, лишь немногие из часто встречающихся критериев допускают краткое описание.

Критерий знаков для сравнения групп с попарно связанными вариантами

В отличие от параметрического t-критерия для сопряженных пар, к-рый предполагает использование фактических значений разностей элементов каждой пары, критерий знаков учитывает только знак (+ или -) этих разностей. Цель - определить, есть ли преобладание любого из знаков, а проверяемая нулевая гипотеза состоит в том, что вероятность появления "плюса" равна вероятности появления "минуса".

Медианные критерии для независимых групп и групп с попарно связанными вариантами

Медианные критерии предполагают сравнение неск. выборок на основе отклонений от медианы. Проверяемая нулевая гипотеза состоит в том, что разные генеральные совокупности, из к-рых извлекаются сравниваемые выборки, яв-ся идентичными. Существуют формы медианного критерия для независимых групп и групп с попарно связанными вариантами.

Критерий Манна-Уитни для двух независимых групп

Критерий Манна - Уитни осн. на использовании рангов результатов наблюдений с целью проверки гипотез в отношении двух генеральных совокупностей, из к-рых извлекаются независимые выборки сравниваемых наблюдений.

Критерий Уилкокс для групп с попарно связанными вариантами

Критерий Уилкокс основан на использовании рангов абсолютных значений разностей между членами сопряженных пар. Этот критерий яв-ся хорошей альтернативой t-критерию для коррелированных величин.

Ранговый дисперсионный анализ по Краскелу-Уоллесу

Этот критерий можно рассматривать как обобщение критерия Манна - Уитни для сравнения неск. (>2) независимых выборок. Нулевая гипотеза формулируется следующим образом: k независимых выборок объема n1 , п2 , ..., nk являются выборками из идентичных генеральных совокупностей.

Критерий Фридмана для групп с попарно связанными вариантами

Критерий Фридмана можно рассматривать как обобщение критерия Уилкокс для сравнения неск. (>2) групп. Этот критерий представляет собой хорошую альтернативу параметрическому дисперсионному анализу с повторными наблюдениями.

См. также Параметрические статистические критерии, Статистика в психологии

А. Д. Велл

Непрофессионалы в психиатрическом здравоохранении (nonprofessionals in mental health)

В 1961 г. Объединенная комиссия психич. болезней и здоровья постановила необходимым признать ту роль, к-рую играет немедицинский персонал, включ. лиц, не имеющих мед. образования, в обслуживании больных. Хотя непрофессионалы использовались в психиатрическом здравоохранении в течение мн. лет, в особенности в качестве санитаров в психиатрических больницах, доклад Комиссии обозначил начало резкого роста их численности в различных службах системы здравоохранения.

Непрофессионалами являются люди, к-рые обслуживают больных, не имея специальной подготовки в той области, в к-рой работают. Это определение относится к самым различным типам непрофессионалов; для их идентификации в литературе использовались разные термины. Одна из наиболее полных систем классиф. включает пять категорий. К коммунальному обслуживающему персоналу относятся представители полиции и религиозных орг-ций, предоставляющие соотв. услуги. Парапрофессионалы - это оплачиваемые работники здравоохранения среднего уровня, должности к-рых обозначают как санитар, сиделка, служитель палат. Эти лица могут получать краткосрочную подготовку для освоения их специфической роли, или более продолжительную подготовку, к-рая позволяет им функционировать в должности, сопряженной с широким репертуаром обязанностей и повышенной ответственностью. Самой большой группой непрофессионалов являются добровольцы ("волонтеры"), предоставляющие свои услуги безвозмездно. Непрофессионалы самопомощи (self-help nonprofessionals) - это обычно лица без мед. подготовки, к-рые совместно создают систему взаимной поддержки для удовлетворения собственных нужд, как, напр., в орг-ции АА и программе реабилитации наркоманов Синанон. Наконец, естественные непрофессионалы (natural nonprofessionals) - это местные помощники, к к-рым обращаются за разного рода поддержкой, исходя из их положения и межличностных навыков. Среди этих пяти категорий шире всего в системе психиатрического здравоохранения используются парапрофессионалы и добровольцы.

Существует неск. причин для использования непрофессионалов в сфере психиатрического здравоохранения. Вероятно, наиболее важная - признание дефицита профессионально подготовленных кадров и малая вероятность того, что этот дефицит удастся ликвидировать в ближайшем будущем. Кроме того, профессиональные кадры неравномерно распределены в психиатрическом здравоохранении, что проявляется в неравенстве оказания помощи, особенно в отношении таких факторов, как раса, соц. класс и географическое положение. Непрофессионалы часто соглашаются работать в местах и с контингентами лиц, к-рые относительно мало привлекают профессиональные кадры. Мн. профессионалы начали понимать, что качества, благодаря к-рым один человек может оказаться полезным другому, не являются исключительной собственностью лиц, располагающих дипломами о получении соотв. образования.

Непрофессионалы заняты деятельностью, разнообразной по объему и уровню специализации навыков. Добровольцы с минимальной подготовкой и работающие под надзором специалистов часто используются для ухода за госпитализированными психиатрическими пациентами. Непрофессионалы могут быть тж обучены выполнению специфических задач, помогая профессиональным кадрам в их работе, - напр., проводя тестирование и обработку тестовых данных. Иногда непрофессионалы получают достаточно глубокую подготовку для выполнения задач, весьма близких к тем, к-рые традиционно решаются профессионалами.

Привлекательность непрофессионалов обусловлена не только их распространенностью и готовностью делать то, от чего профессионально подготовленные работники стремятся уклониться, но тж нек-рыми присущими им качествами. Непрофессионалы часто вносят в свою работу большой энтузиазм и большие надежды на ожидаемые результаты, что может стимулировать персонал и больных. Хотя отсутствие достаточной подготовки у непрофессионалов является их ограничением, оно же предрасполагает к большей гибкости и готовности к нововведениям, по сравнению с профессионалами. Когда непрофессионалы происходят из обслуживаемых контингентов населения, их понимание взглядов и стиля жизни тех, кому они помогают, может быть большим преимуществом. Точно так же, когда соц. дистанция между помогающими и теми, кому помогают, уменьшена, оказывающие помощь воспринимаются более доступными.

Есть много подтверждений того, что разного рода непрофессионалы в состоянии стимулировать подверженных замыканию в себе стационарных психически больных. Несмотря на наличие работ, свидетельствующих об эффективности непрофессионалов при проведении кризисного вмешательства, предотвращении преступлений, снятии поведенческих проблем у детей и лечении легких поведенческих расстройств у студентов вузов, собрано недостаточно эксперим. данных для того, чтобы сделать уверенные выводы об эффективности большинства из этих подходов.

См. также Гуманитарная модель здравоохранения, Программы психического здоровья

С. Фишер

Нервно-мышечные расстройства (neuromuscular disorders)

Н.-м. р. представляют собой патологические процессы, при к-рых поражаются двигательные нейроны, включ. аксоны и иннервацию мышечных волокон двигательными нейронами. Мн. из Н.-м. р. наследственно обусловлены, хотя при нек-рых из них генетическая связь не обнаруживается. При генетической передаче носителем является обычно мать. Начальные симптомы Н.-м. р. - появление асимметричной мышечной слабости при сохранной сенсорике. По мере прогрессирования заболевания, симметричность потери мышечной массы становится очевидной, на каждой стороне тела наблюдается сходная картина мышечной атрофии.

Н.-м. р. и заболевания легче всего концептуализировать в соответствии с уровнем и степенью вовлеченности двигательных нейронов. Н.-м. р., обусловленные вовлеченностью верхних двигательных нейронов, могут проявляться в прогрессирующем спастическом бульбарном параличе с билатеральным интрацеребральным повреждением кортикобульбарных и кортикоспинальных путей. Н.-м. р. может сопровождаться такими демиелинизирующими патологическими процессами, как рассеянный склероз (PC), амиотрофический боковой склероз (АБС), а тж цереброваскулярные расстройства. Вовлеченность промежуточного мозга может обусловливать нарушения речи, глотания и, в ряде случаев, контроля эмоций. Летальный исход обычно наступает в течение двух-трех лет в результате интеркуррентных заболеваний.

Часто АБС вызывает поражение как верхних, так и нижних двигательных нейронных путей. Распространенность у женщин обычно ниже, чем у мужчин; пик заболеваемости приходится на средний возраст (35-55 лет). Первым симптомом часто является утрата мышечной массы кисти. В дальнейшем этот процесс распространяется на все конечности с присоединением спастических проявлений. Смерть наступает в пределах от 1 года до 5 лет течения заболевания. Этиология АБС неизвестна. К патологии нижних двигательных нейронов относятся болезнь Вердниг-Хоффманна и болезнь Оппенгейма; к этой же категории может быть отнесена прогрессирующая невропатическая мышечная атрофия. Эти болезни характерны для детского возраста, за исключением болезни Оппенгейма, к-рая встречается преим. у подростков. Смерть наступает в пределах от года до двух лет; нормальная продолжительность жизни может наблюдаться при болезни Дежерина-Соттас, к-рая тж может быть отнесена к этой группе.

Др. достаточно часто встречающимися заболеваниями являются миастения и мышечная дистрофия Дюшенна. Миастения обусловлена дефицитом ацетилхолина вследствие повреждения синаптической передачи. Начало заболевания обычно приходится на третье десятилетие жизни. К ранним симптомам относятся птоз и нарушения глотания, дыхания и речи с вовлечением периферической мускулатуры. Мышечная дистрофия при болезни Дюшенна наследуется но сцепленному с Х-хромосомой рецессивному гену. Носителем гена является женщина, болезнь проявляется у лиц мужского пола. Мышечная слабость развивается не ранее третьего, четвертого или даже пятого года жизни. Появившиеся дистрофические нарушения прогрессируют вплоть до наступления летального исхода в конце второго десятилетия жизни.

Лечение Н.-м. р. направлено на профилактику инфекций и контроль спастичности. Психол. вмешательства включают консультирование и укрепление механизмов поддержки больного.

См. также Расстройства психики и поведения при поражениях ЦНС, Рассеянный склероз, Психофизиология

Дж. Хинд

Несовершеннолетние сексуальные насильники (adolescent sex offenders)

История свидетельствует, что частота совершаемых подростками сексуальных насильственных действий явно преуменьшалась, поскольку такие действия обычно рассматривались как невинная сексуальная игра, экспериментирование, любопытство или даже как нормальный аспект сексуального развития. В начале 80-х гг. клиницисты и представители правоохранительной системы положили этому конец, заявив, что аномальное сексуальное поведение несовершеннолетних является непозволительным и относится к категории преступных действий, а уличенные в совершении насильственных сексуальных действий подростки нуждаются в психол. лечении. Хотя специалисты расходятся в оценках распространенности насильственного сексуального поведения подростков, по данным Единой сводки преступлений (Uniform Criminal Report, UCR) 20% изнасилований и ок. 50% зарегистрированных случаев сексуального приставания к детям совершается подростками. Подтверждающие данные из лечебных учреждений свидетельствуют о том, что от 40 до 60% детей, пострадавших от сексуального насилия, говорят, что преступниками были подростки. Большинство несовершеннолетних сексуальных насильников - мальчики (юноши), и только 5% случаев насилия совершается девочками (девушками), преим. в отношении сиблингов или чужих детей, за к-рыми их наняли присматривать.

Самые распространенные насильственные действия мальчиков (юношей) - сексуальные ласки, угрозы изнасилования и эксгибиционизм, причем в 50% случаев с той или иной формой пенетрации. Почти 66% жертв - дети в возрасте до 10 лет. Большинство жертв подросткового сексуального насилия знакомы с насильниками: чаще всего ими яв-ся члены семьи, родственники или знакомые пострадавшего. Примечательно, что подавляющее большинство насильников-подростков сами повергались сексуальному насилию, когда были детьми, или происходят из семей, в к-рых имели место драки между супругами, жестокое обращение с детьми или же сексуальные приставания. Высокий процент детской виктимизации указывает на реактивный, обусловленный опытом паттерн поведения, к-рый служит доказательством циклической природы сексуального насилия. Не доказано, что Н. с. н. чаще встречаются среди представителей низших слоев населения, хотя в нек-рых исслед. указывается на проблемы неполных семей.

В ранних исслед. этиологии подростковых сексуальных преступлений было обнаружено, что подросток, замеченный в сексуальных приставаниях к детям, - это одиночка, у к-рого практически нет друзей; он не входит в подростковые компании своего возраста и соц. положения, предпочитая общаться с младшими детьми; у него ограниченный профессиональный опыт; обычно он учится или работает ниже своих возможностей, обнаруживает незрелость и идентифицируется с доминирующей матерью. Более совр. исслед. позволили выявить др. клинические характеристики Н. с. н., а именно: чувство мужской несостоятельности, низкую самооценку, страх быть отвергнутым, гнев в отношении женщин, аберрантные эротические фантазии, идентификацию с моделями агрессии, жестокости и устрашения. Центральная характеристика подростка, склонного к сексуальным насильственным действиям, - плохое психол. регулирование поведения и низкая адапт., о чем свидетельствуют бедные соц. навыки, соц. изоляция, недостаточная уверенность в себе и неумение общаться.

Дифференциальный диагноз - осн. проблема при оценивании малолетних сексуальных насильников. Вообще говоря, весьма трудно провести границу между диагнозом "лицо, совершившее насильственные сексуальные действия" ("sex offender") и связанными с ним расстройствами, такими как делинквентность, импульсивность, нарушения поведения, гиперактивность и злоупотребление психоактивными веществами. Сходная проблема возникает, когда клиницистам или исследователям нужно развести психол. и преступную природу сексуальных насильственных действий. В обзоре литературы, к-рый составили Дэвис и Лайтенберг, подчеркивается, что эмпирические исслед. характерных особенностей и психол. профиля подростков, совершивших сексуальные преступления, находятся пока еще в зачаточной стадии.

В последние годы опубликовано неск. работ, в к-рых проводилось сравнение данных психол. оценки подростков, совершивших сексуальные преступления, с данными оценки подростков, совершивших др. категории преступлений. В исслед. с применением MMPI и теста Роршаха почти не обнаружено различий между этими двумя группами подростков, что позволило их авторам сделать следующий вывод: Н. с. н. образуют в действительности подгруппу малолетних делинквентов или социопатов. И все же, по результатам теста Роршаха, первая группа подростков дала больше анатомич. ответов, к-рые отражают подавленную враждебность и деструктивные импульсы.

В настоящее время отмечается непрерывный рост количества программ реабилитации, пригодных для специфической терапии Н. с. н. Была создана Национальная сеть поддержки малолетних преступников (National Adolescent Perpetrator Network), организующая и направляющая разнообразную терапевтическую работу, направленную на достижение комплекса целей. Этот комплекс включает осознание различий между безответственным и ответственным поведением; понимание паттерна или цикла сексуальных насильственных действий; развитие сочувствия к жертвам; контроль девиантного полового возбуждения; преодоление когнитивных искажений, инициирующих насильственные действия; выражение эмоций и высказывание всего, что накопилось в душе; развитие доверия; коррекция изъянов в соц. навыках и предотвращение рецидива. Вдобавок ко всему в этих программах интенсивной терапии уделяется внимание наставническому разъяснению нормальных аспектов челов. сексуальности, тренингу навыков межличностного общения и поведения во время свиданий, а тж обучению приемам сдерживания гнева. Поведенческий, когнитивно-поведенческий и прескриптивный подходы к терапии этой группы подростков оказались наиболее эффективными, тогда как психодинамически-ориентированная терапия показала в этой области разочаровывающие результаты. Мн. программы используют подход многокомпонентной терапии, обычно включающий и семейную терапию. Однако биолог. компоненты терапии, такие как антиандрогенные препараты, в программах лечения подростков, совершивших сексуальные преступления, не применяются. Многообещающими выглядят такие формы терапии, как лечение в домашних условиях и включение в групповые терапевтические программы, построенные на принципах жизни общины. Бинэм и Пиотровски рассматривают полезность и реабилитационные аспекты программы домашнего ареста, проводимой во Флориде, как альтернативы тюремного заключения Н. с. н. К сожалению, почти нет сообщений о результатах контролируемых исслед. долгосрочной эффективности подобных терапевтических программ.

См. также Развитие в подростковом и юношеском возрасте, Антисоциальная личность, Жертвы побоев, Жестокое обращение с ребенком, Половые девиации

К. Пиотровски

Неструктурированные терапевтические группы (unstructured therapy groups)

Н. т. г. призваны помочь людям решать свои личные проблемы и научиться устанавливать близкие и эмоционально теплые межличностные отношения. В Н. т. г. ведущий не использует групповых упражнений, он и все члены группы вполне свободны в выражении любых эмоций. Н. т. г. с успехом могут проводиться с разнообразными контингентами населения. Динамика терапии в неструктурированных группах, проводимой с разными типами клиентов, имеет общие для всех групп элементы.

Характеристики ведущего

Ялом утверждает, что ведущие терапевтических групп ответственны за выдвижение на первый план важных для обсуждения вопросов и за содействие развитию атмосферы групповой сплоченности, характеризующейся искренностью и эмоциональной теплотой. Кроме того, ведущие Н. т. г. должны сохранять спокойствие при выражении членами группы сильных, часто отрицательных, эмоций.

Фазы группового процесса

Обычно Н. т. г. проходят неск. фаз, позволяющих участникам ощутить доверие к группе и пользу от участия в ней. Нижеследующее описание представляет собой один из вариантов описания стадий процесса неструктурированной групповой терапии. Большинство групп проходит через эти фазы в течение десяти или более занятий, хотя их последовательность и количество времени, к-рое они занимают, может варьировать.

Фаза социализации

В этой фазе участники обычно обсуждают такие темы, как погода, сообразно испытываемым чувствам. В этой фазе ведущий побуждает членов к обсуждению более личных вопросов.

Недоверие к авторитетам

По мере того как участники начинают доверять др. членам группы, их высказывания становятся все эмоциональнее, как правило, прежде всего участники выражают свой гнев в отношении внешних авторитетов, а затем в отношении ведущего группу. В этой фазе ведущий поощряет открытое и искреннее выражение отрицательных эмоций, испытываемых по отношению к нему.

Самораскрытие

По мере того как участники узнают, что могут свободно выражать сильные эмоции в группе, они начинают раскрывать личные проблемы. Ведущий в этой фазе стимулирует обсуждение сходных проблем и у др. членов группы. Их побуждают сперва выразить свои чувства в связи с проблемой, а затем исследовать, как наилучшим образом можно с ней справиться.

Новые способы отношения друг к другу

По мере того как участники раскрывают в группе свои переживания, большинство из них выражает озабоченность благополучием др. членов. Они начинают давать друг другу больше обратной связи. Ведущий помогает участникам учиться тому, как нужно адекватно давать и получать обратную связь. Ведущий должен тж быть открытым для получения самому обратной связи от членов группы.

Заключительная фаза

Когда курс неструктурированной групповой терапии завершается или когда один из членов покидает группу, мн. из оставшихся, а тж ведущий испытывают чувство потери, и в этом случае для них адекватным яв-ся открытое выражение грусти. Когда участник покидает группу, др. члены и ведущий подытоживают то, чему он научился в группе и что может быть сделано за ее пределами.

См. также Групповая психотерапия

Р. Пейдж

Низкие учебные достижения (academic underachievement)

Н. у. д. - это достижения ниже ожидаемого или прогнозируемого уровня. Традиционно, тесты IQ использовались для прогнозирования уровня достижений, а стандартизованные тесты достижений - для установления критерия. Отклонение установленной величины, выраженное в стандартных единицах, часто служило операциональным определением низкого уровня достижений как в исследовательских, так и в классификационных мероприятиях.

Преимущественная цель выявления школьников, к-рые учатся ниже своих способностей, заключается в обеспечении преподавателей возможностью корректировать и планировать процесс обучения, позволяющий предотвращать или снижать Н. у. д. Такое определение, как и рациональная основа представления о низком уровне достижений, выглядит достаточно простым, разумным и практичным. При более критическом взгляде на него, однако, возникают многочисленные проблемы.

Р. Л. Торндайк высказал предположение, что низкий уровень достижений может теоретически рассматриваться как отражение неспособности системы осуществлять точные прогнозы; безупречные прогнозы достижений в конечном итоге предотвращали бы расхождения и устраняли низкий уровень достижений, тж как и сверхдостижения. Расхождения между способностями и достижениями, к-рые служат в качестве показателей низких достижений и сверхдостижений, объясняются Торндайком как результат действия четырех осн. факторов:

1. Ошибки измерения. Выполнение учащегося как по критериальной, так и по прогнозирующей переменной (предиктору), может дать два простых или составных показателя в один день и два существенно иных простых или составных показателя на следующий день.

2. Разнородность критериев. Оценки по созданным учителем тестам, средний балл, итоговые оценки за курс и ранг ученика в классе - все это показатели академических достижений и как таковые они составляют потенциальные критерии, к-рые надлежит использовать при определении низкого уровня достижений. Однако оценка В ("хорошо"), 3,26 GPA (средний балл), и ранг в классе будут приобретать весьма различные значения в зависимости от конкретной группы учащихся или учителя.

3. Диапазон предикторов. Чрезмерное увлечение IQ и др. мерами академических способностей ограничивает возможности преподавателей в диагностике и реагировании на проблемы, связанные с Н. у. д. Они должны выявлять и др. устойчивые факторы, касающиеся расхождений между способностями и достижениями, и тем самым увеличивать валидность наших предикторов.

4. Регулируемые переменные. Частично процент неуспеваемости может быть снижен за счет изменений в условиях обучения школьников. Соотв. изменения учебников, учителей, размещения учащихся в классе или формы обратной связи могут способствовать сокращению числа неуспевающих.

Фаркуар и Пейн провели анализ методов, традиционно используемых для выявления учащихся с низкими и чрезвычайно высокими достижениями. Они пришли к выводу о существовании четырех осн. категорий, на к-рые можно разделить все эти методы:

1. Расщепление центральной тенденции (central tendency splits). Эти методы делят на две части распределение сочетанных показателей способностей и достижений.

2. Произвольное разбиение (arbitrary partitioning). Эта методика противопоставляет крайние группы и исключает центральную часть распределения.

3. Метод невязок ("ножниц") (relative discrepancy splits). Здесь производится сравнение индивидуальных рангов по мерам способностей и достижений (средний балл).

4. Регрессионные методы (regression). Этот подход измеряет расхождение между фактическими и предсказанными достижениями, когда последние определяются на основе измерения способностей.

Несмотря на шуточное предположение Торндайка, что у нас вполне может появиться желание переименовать феномены низких и сверхвысоких достижений в "избыток и недостаток интеллекта" соответственно, в его работе не содержится намека на то, что представление о низком уровне достижений изжило свою полезность.

См. также Тесты учебных достижений, Педагогическая оценка, Интеллект человека, Результаты обучения, Школьное обучение

М. М. Клиффорд

Нимфомания (nymphomania)

В широком смысле слова, Н. означает состояние женщины, сексуальное желание и/или сексуальное поведение к-рой характеризуются такими словами, как "ненасыщаемые", "патологически интенсивные", "неутолимые", "необузданные" или "неконтролируемые". На самом деле, этот термин плохо определен и часто используется весьма свободно. Он отличается от понятия "сексуального промискуитета", но мн. предлагаемые дефиниции очевидно используют оба эти выражения как взаимозаменяемые.

Классическому и фольклорному стереотипу нимфоманки соответствует женщина, имеющая много половых связей с любовниками, считающимися в рамках ее культуры не подходящими для нее, не получающая оргазма, несмотря на частые сексуальные контакты, и редко вступающая в половую связь в контексте сильных эмоциональных отношений. Кроме этого, Левитт указывает на то, что различные концепции Н. пренебрегают потенциально важным фактором благоприятных возможностей в том виде, как они отражаются в физ. привлекательности, месте проживания, типе занятости и семейном положении.

Альберт Эллис и Эдвард Сагарин различают между "контролируемым промискуитетом" и "эндогенной Н.". Первый относится к не слишком необычному случаю мн. сексуальных партнеров у женщины, к-рая полностью функциональна, тогда как последняя "редко обнаруживается за пределами острых отделений психиатрических больниц". Эллис добавляет, что ни разу не встречал еще случая эндогенной Н. в своей обширной клинической практике.

См. также Половые девиации

Ю. Левитт

Новаторские психотерапии (innovative psychotherapies)

В этой энциклопедии ряду важных Н. п. посвящены отдельные статьи. Эта внушительная группа терапий представляет собой лишь относительно небольшой процент от общего числа практикуемых в настоящее время. В "Справочном руководстве по новаторским психотерапиям" (Handbook of innovative psychotherapies) P. Корсини приводится около 250 таких терапий; примерно столько же описывается в "Справочнике по психотерапии" (Psychotherapy handbook) P. Херинка.

В настоящий момент используется св. 500 систем психотерапии. Некоторые, такие как аллоцентрическая психотерапия Дэниеля Мотета, имеют специфическую теорию при отсутствии посвященных ей литературных публикаций и, по всей вероятности, не используются никем, кроме автора; некоторые, подобно тренингу сензитивности по Эрхарду (Erhard Sensitivity Training [est]), не имеют собственной теории, но используются десятками, а возможно, и сотнями практиков; некоторые же, как, напр., система Айкидо (причисляемая в книге Херинка к психотерапии) вообще практически никем психотерапией не считается. В настоящей статье приводится краткое описание некоторых др. новаторских систем психотерапии.

Эстетический реализм (Aesthetic Realism). Пожалуй, самую необычную часть системы эстетического реализма составляет "тройка" (или, иначе говоря, триумвират) консультантов, проводящая терапию. Согласно Марте Бэйрд и Эллен Райсс, к-рые, в свою очередь, цитируют Ребекку Томпсон, "консультируемый в течение часа беседует с тремя консультантами в формальной и одновременно непринужденной атмосфере. Наш метод представляет собой разновидность критических вопросов и ответов. Цель - заставить человека смотреть на свои проблемы и эмоции как на объекты хотя и сложные, но доступные изучению". Теория и философия эстетического реализма восходит к трудам Эли Зигеля, к-рый полагал, что единственной главной причиной всех психол. проблем чел. яв-ся презрение к окружающему миру.

Скрытое обусловливание (Covert Conditioning). Скрытое обусловливание, предложенное Дж. Р. Котелла, содержит в себе элементы эйдетической терапии и др. процедуры, требующие мысленного представления. В ходе лечения индивидуум представляет себе собственное нежелательное поведение и его последствия, гл. обр. с целью изменения нежелательных привычек. Процедура включает мышечную релаксацию пациента, осознание им наличия нежелательного поведения и затем мысленное представление различных пагубных последствий этого поведения.

Креативная агрессия (Creative Aggression). Разработанная Дж. Р. Бахом креативная агрессия описывается как форма терапии, имеющая целью изменение мышления, эмоций и поведения с помощью прямых методов переучивания, к-рое представляет собой открытое выражение агрессии в контролируемых условиях, называемое этюдами. Бах стремится научить людей приемам честной борьбы. Наиболее необычным аспектом его метода является использование батакас (batacas), мягких резиновых бит, к-рыми можно наносить удары друг другу, не причиняя действительного вреда.

Терапия прямого решения (Direct Decision Therapy). Терапия прямого решения, предложенная Г. Гринвальдом, представляет собой хороший пример эклектической системы. Построенная Гринвальдом на личном опыте его обучения психоан., отражающая влияние некоторых др. теоретиков, в особенности А. Адлера и А. Эллиса, она содержит некоторые уникальные компоненты, разраб. самим автором. Система состоит из 6 главных шагов: а) четкое формулирование проблемы или проблем самим пациентом; б) анализ биографических данных пациента для выявления первопричины проблемы (т. е. выяснение, когда впервые им было принято конкретное решение действовать определенным дисфункциональным образом); в) изучение вознаграждений или "платежей", получаемых благодаря дисфункциональному поведению; г) понимание контекста первоначального ошибочного решения, чтобы узнать, почему данный чел. отклонился от нормального поведения; д) изучение вариантов выбора - продолжать ли движение в направлении, заданном первоначальной ошибкой, или следовать другим путем; е) принятие новых решений относительно выбора пути при поддержке терапевта, наблюдающего за прогрессом пациента.

Прямой психоанализ (Direct Psychoanalysis). Прямой психоан., метод лечения больных с тяжелыми расстройствами, был разработан психиатром Дж. Розеном в 1940-х гг. В 1945 г. он опубликовал работу "Лечение шизофренного психоза прямой аналитической терапией" (The treatment of schizophrenic psychosis by direct analytic therapy), в к-рой изложил свою теорию и методику терапии. Процедура этого лечения требует тщательного наблюдения за больными, причем акцент делается на вербальных взаимодействиях с пациентами, к-рые могут длиться часами. Основное в работе терапевта - быть активным в интерпретировании вербального и двигательного поведения больных в целях обеспечения инсайта. Не позволяется использование психофармакологической или шоковой терапии. Теория Розена состоит в том, что тяжелые психич. проблемы начинаются с момента рождения, в связи с непринятием детей матерями, и что ранимые индивидуумы в более позднем возрасте регрессируют к младенчеству.

Интенсивная дневниковая терапия (Intensive Journal Therapy). Интенсивная дневниковая терапия (ИДТ) предполагает прохождение его участниками начального базового семинара по принципам терапии, а затем ведение подробного дневника. Дальше идет самостоятельная работа, в к-рой терапия дополняется периодическим чтением материала или посещением новых семинаров. Интенсивная дневниковая терапия разработана Айрой Прогофф, к-рый, в свою очередь, находился под влиянием теорий З. Фрейда, К.-Г. Юнга, А. Адлера и О. Ранка. Как это характерно для большинства нововведений в этой области, Прогофф добавил от себя то, что ему представлялось необходимым. Важным отличием этой системы является использование личных (рабочих) журналов - эквивалента дневников. Личный журнал представляет собой своего рода направленный дневник, в к-ром отражаются различные аспекты жизни по примерно двадцати группам указаний. Т. о., ИДТ представляет собой разновидность самоанализа, имеющего содержательные связи с медитацией и личностно-центрированной терапией в аспекте перекладывания бремени лечения на клиента.

Активизация в памяти межличностного процесса (Interpersonal Process Recall). Наиболее новаторским аспектом активизации в памяти межличностного процесса яв-ся использование воспроизведения аудиовидеозаписи сеанса психотерапии, при просмотре к-рой и с клиентом, и с терапевтом беседует третье лицо. Разработанная Н. Каганом, эта методика считается мощным средством стимулирования воспоминания и содействия расширению и изменению поведения. Метод не связан с к.-л. определенной теорией личности, это - синтетическая конструкция, разработанная на основе опыта терапевтического процесса.

Тренинг множественного воздействия (Multiple Impact Training). Тренинг множественного воздействия (ТМВ) - это основанная на здравом смысле система практ. обучения людей в целях повышения их компетенции. Разработанный Дж. М. Газдой (1981), ТМВ включает в себя, во-первых, метод количественной оценки людей исходя из 5 базисных модальностей развития и жизненных навыков: а) когнитивной (навыки решения проблем и т. д.), б) физически-сексуальной (семейные взаимоотношения и т. д.), в) моральной (личные ценности), г) профессиональной (цели профессионального роста), д) психосоциальной (коммуникативные навыки и т. д.). После того как участник тренинга оценивается в каждой из этих областей (обычно на основе консенсуса комиссии), ему предлагается конкретная программа тренинга, ориентированная на коррекцию выявленной дефицитарности. В заключение производится повторная оценка степени достигнутого улучшения.

Оргонотерапия (Orgone Therapy). Предложенная В. Райхом, оргонотерапия основана на концепции источника биолог. энергии, блокировка к-рой вызывает физ. и психич. патологию. Устранение блокировки оргона достигается при помощи разнообразных психол. и физиолог. процедур. Психол. процедуры - это обычные приемы стимуляции выражения вытесненных эмоций. Физиолог. процедуры нацелены на разрушение того, что Райх называл телесной броней (физиолог. ригидностью), и эта цель достигается посредством разнообразных физ. упражнений, включая изменение телесных поз. Результат оргонотерапии - оргастически потентный чел. (т. е. наряду с др. желательными изменениями индивидуум может получать удовлетворительный оргазм).

Терапия поэзией (Poetry Therapy). Подобно методу свободных ассоциаций, психодраме и гипнозу, терапия поэзией, разработанная А. Лернером, является одним из инструментов, используемых психотерапевтами. Существуют различные аспекты ценности поэзии (напр., самовыражение в создании стихов, молчаливое чтение и исполнение стихов перед публикой). Поэзия, как и музыка, может вызывать воспоминания, к-рые, в свою очередь, могут оказывать воздействие на эмоции и вызывать изменение аттитюдов.

Терапия первичных отношений (Primary Relationship Therapy). Разработанная Р. Постелем терапия первичных отношений (ТПО) представляет собой терапевтическую систему повторного усыновления, предлагаемую лицам, к-рые были (или считают, что были) отвергнуты своими собственными родителями. Возможно, единственная публикация об этом методе принадлежит перу Женевьевы Пэйнтер и Салли Вернон. ТПО вовлекает клиента в открытые, тесные личные отношения с психотерапевтами, один из к-рых исполняет роль отца, а другой (точнее, другая) - роль матери. Психотерапевты обращаются с пациентами, как с маленькими детьми, ласкают, кормят их, играют с ними и всячески демонстрируют модель идеальных родителей для младенцев и детей раннего возраста. По мере продолжения терапии и эмоционального личностного роста пациента система начинает видоизменяться, обычно завершаясь этапом групповой терапии.

Провоцирующая терапия (Provocative Therapy). Провоцирующая терапия, по-видимому, идет вразрез с большинством обычных концепций, предписывающих доброжелательное, предупредительное и уважительное обращение с пациентами в ходе психотерапии. Разработанная Фрэнком Фарелли система имеет общие элементы с рационально-эмотивной терапией А. Эллиса, поскольку и в ней целью является коррекция ложных представлений и ошибочных допущений. Психотерапевт создает атмосферу интенсивного эмоционального взаимодействия, используя непредсказуемое поведение, в особенности юмор, для стимуляции личностного роста. Психотерапевт обращается с прямыми конфронтационными сообщениями, включ. сарказм и высмеивание, с целью вернуть пациента к реальности. Это - серьезная процедура, к-рая использует юмор как существенную часть целого психотерапевтического процесса.

Радикальная психотерапия (Radical Psychotherapy). Термин "радикальная" используется здесь как в политическом, так и в теоретическом смысле. Разработанная Клодом Стейнером радикальная психотерапия базируется на утверждении, что все психиатрические проблемы яв-ся формами отчуждения вследствие угнетения людей, к-рые изолированы друг от друга. Правильным решением является политическая теория причины и политическая система лечения. В качестве противопоставления стилю жизни совр. об-ва система терапии провозглашает стиль взаимного сотрудничества в межличностных отношениях и рекомендует создание коалиций угнетенных для противодействия власть имущим. Отчуждение всегда рассматривается как функция угнетения. Стейнер предлагает формулу:

Отчуждение = угнетение + мистификация + изоляция

Рекомендуемыми методами лечения являются прямые соц. акции, направленные против угнетения, мистификации и изоляции.

См. также Аутогенная тренировка, Биологическая обратная связь, Сокращенная терапия, Когнитивная терапия, Условно-рефлекторная терапия, Совместная терапия, Скрытое обусловливание, Теория и терапия эго-состояний, Эйдетическая психотерапия, Феминистская терапия, Формационная теория личности, Терапия тупика/преимущества

Р. Корсини

Нормальное развитие (normal development)

Под развитием понимается функциональная адаптация индивидуума, происходящая в результате взаимодействия нормального физиолог. роста со средовым опытом, опосредствованным развивающимся индивидуумом. Последовательность стадий развития не является отображением автоматического развертывания событий в соответствии с неким генетическим кодом.

Развитие происходит в челов. окружении. Семья передает ребенку культуру, к-рая дает дифференциальный доступ к знаниям и ментальным структурам. Они и обуславливают вышеупомянутые взаимодействия в течение критических первых пяти лет жизни.

От рождения до 1 месяца

Адаптация. Главная задача периода новорожденности - выработка и поддержание установившегося режима функционирования, близкого к тому, к-рый имел место во внутриутробной жизни. Осуществляемые с этой целью действия часто выглядят рефлекторными. Однако новорожденные намеренно приспосабливают свои примитивные рефлексы для получения новых впечатлений. Сосание является доставляющей удовольствие активностью, выходящей за пределы своего утилитарного назначения - обеспечивать питание. С существующими у них способностями новорожденные могут производить самостимуляцию. Практика закрепляет это умение и придает ему обобщенный характер. Новорожденные - это творческие участники процесса приобретения опыта.

Уникальность. Это участие частично отражает темперамент ребенка. Новорожденные различаются по таким чертам, как уровень активности, чувствительность, реакция на раздражители и расположенность к телесному контакту, к-рые сказываются на их дальнейшем развитии. Новорожденные защищают свою еще не созревшую НС от чрезмерной стимуляции путем индивидуальных предпочтений таких реакций, как крик, переключение внимания или засыпание.

Сенсорные способности. Новорожденные щедро наделены сенсорными способностями. Они визуально различают множество паттернов, сосредоточивают взгляд на объекте, находящемся на расстоянии 8 дюймов от глаз, следят за объектом, попавшим в поле зрения, реагируют на различия в освещении и различают челов. голоса. Состояние активного бодрствования обеспечивает достижение наивысшей эффективности упражнения этих сенсорно-перцептивных умений. Малыши, к-рые могут эффективно сообщить членам семьи о своем предпочтении сохранить то или иное положение, облегчающее активное бодрствование, научаются большему. Благодаря своему активному участию, им лучше удается устанавливать связи между наблюдаемыми событиями. Мать помогает младенцу интерпретировать заинтересовавшие его события.

От 1 до 4 месяцев

Овладение опытом. Младенцы творят свою окружающую среду посредством внимания к движению, контурам, контрасту и умеренной новизне. Они быстро переносят внимание с одной детали на другую. Малыши экспериментируют со своим телом, пытаясь управлять испытываемыми при этом впечатлениями. С началом миелинизации НС дети, к-рым исполнилось 2 месяца, поднимают голову в направлении открывающихся им новых видов. В 4 месяца происходит координация перцептивных умений. Услышав звук, младенец поворачивается, чтобы увидеть его источник. Сосание больше не прерывается, когда малыш уделяет внимание др. раздражителям; усиливается любопытство, а темперамент определяет степень интереса. Однако младенцы пока не могут связать наблюдаемые события с собственными действиями. Для них еще ничто не существует в этом мире кроме них самих.

Младенческая интеракция. Незамедлительные реакции членов семьи на новые действия младенца создают идеальные условия для научения. Малыши научаются лучше всего, когда др. люди разделяют с ними достигаемый результат. По-видимому, у людей это биолог. предрасположенность. Младенцы отдают явное предпочтение челов. лицам перед всеми другими паттернами.

Короткое фокусное расстояние и контраст глаз содействуют пристальному вглядыванию в лицо чел., к-рый держит малыша на руках. Младенец совершает ритмичные движения сообразно звукам челов. голоса. К 3 месяцам младенцы различают черты и выражения лиц, а 4-месячные дети гулят непрерывно, стоит только кому-то поддержать с ними "разговор". Младенцы теперь распознают своих постоянных слушателей.

От 4 до 10 месяцев

Появление Я-идентичности. Младенцев зачаровывает все, что поддается их манипуляциям или отзывается на них, и они стремятся к таким взаимодействиям. В период от 4 до 10 месяцев они широко исследуют окружающее пространство, сначала сидя, затем ползая и, наконец, встав на ноги и держась за предметы. Новая игрушка берется одной рукой. Перекладывая ее из одной руки в другую, поворачивая, стуча ею и сравнивая с др. игрушкой, младенцы воспринимают различия. Похожие игрушки могут объединятся в одну группу. Постепенно младенцы открывают для себя, что эти предметы, вещи и игрушки существуют отдельно от них самих и от их действий с ними. Мотивированные дети активно ищут исчезнувшую у них на глазах игрушку.

Людям тоже приписывается отдельное, независимое существование. Младенцу не нравится быть одному, и он скучает по отсутствующему родителю. Развиваются прочные предпочтения в отношении постоянно ухаживающих за ребенком лиц. Дети этого возраста нередко отказываются ложиться спать в установленное для них время. "Завладение" заботящимся о нем взрослым может утешить и успокоить ребенка.

Самостоятельное питание обеспечивает парадигму этого периода. Младенец координирует в новый паттерн питания ряд ранее освоенных им движений, таких как хватание, поднесение руки ко рту и жевание. Так как эти навыки еды приобретают все большее сходство с навыками еды других членов семьи, дети этого возраста постепенно присоединяются к ним во время приема пищи. Вместо того чтобы сосредоточиваться на себе, младенцы теперь наблюдают других in vivo. Они подражают движениям и звукам остальных членов семьи. Время от времени они вносят свою лепту в общий разговор, однако, пока еще только в форме действий привлечения к себе внимания, - после чего возвращаются к применению своих новых навыков самостоятельной еды.

От 10 до 12 месяцев

Независимость. Свой первый день рождения ребенок отмечает началом ходьбы. Малыш смело берется за новые задачи и упорно добивается их выполнения. Теперь дети имеют ясные цели и осмысленно видоизменяют существующие у них навыки, с тем чтобы достичь намеченной цели. Они уже не дожидаются, когда случай представит им благоприятную возможность открыть для себя что-то новое. Дети делают выбор, и этот выбор не всегда популярен. Парадоксально, что дети развивают навыки самостоятельного поведения как раз в период проявления сильнейшей привязанности к ухаживающим за ними взрослым. Независимость в сочетании с близостью приводит к таким совместным делам, как одевание и игры типа "ку-ку".

От 12 до 18 месяцев

Исследовательская активность. Умеющие ходить дети поднимаются по лестнице, хотя и держась за взрослого одной рукой, и, по-видимому, пока еще не сознавая опасностей. Начинается интенсивный поиск новых впечатлений. Различные стили исследовательской активности определяют то, чему научатся дети. "Активные исследователи" не хотят сидеть на месте и спокойно заниматься предметно-манипулятивной игрой с любимыми игрушками, а "тихие манипуляторы" не стремятся к активному изучению окружающей среды. Мальчиков больше привлекает активное исслед., тогда как девочки более склонны к предметно-манипулятивной деятельности. В то время как один ребенок может неутомимо преодолевать препятствия, другой предпочитает переключаться на более легкие задачи.

Восемнадцатимесячные дети - творческие существа. Координирующие перспективы сужают мир, но в то же время и организуют его.

Речь. С появлением речи интеллект начинает положительно коррелировать с соц. классом. Однако независимо от соц. класса, девочки обгоняют мальчиков в вербальном развитии до конца подросткового периода. Достижение языковой компетенции пока еще не получило однозначного объяснения. Темпы овладения языком существенно варьируют, однако порядок остается неизменным. Фактическое подкрепление получили перцептивные и функциональные модели значения слов (word meaning). С самого начала дети употребляют правильный порядок слов. Подлежащие и сказуемые соответствуют опыту детей как субъектов действий. Никакие из известных средовых факторов, в том числе и образцы родительской речи, не влияют на развитие грамматики. Дети этого возраста не копируют чью-либо речь - они порождают свои собственные предложения. Дети строят предложения в телеграфном стиле, из одного-двух слов, подбирая правильные слова, чтобы сохранить смысл. Во всех возрастах понимание речи значительно превосходит речевую экспрессию. Обладая словарным запасом всего в 10 слов, начавшие ходить дети эффективно выполняют серии команд.

Семейная среда. Множественные семейные привязанности обеспечивают богатую среду для упражнения новых навыков. Влияние семьи в данном случае очевидно. Самые старшие дети в семье начинают говорить раньше и сохраняют свое превосходство в вербальном развитии на протяжении всей жизни. Дети этого возраста, имеющие старших братьев и/или сестер, стремящихся выполнять для них роль переводчиков, являются обычно поздноговорящими. Все больше и больше отражается на детях их воспитание. Родители стремятся найти тонкий баланс между поощрением независимости и воспитанием личной ответственности.

От 18 до 24 месяцев

С криком "Нет!" малыш быстро удирает вверх по лестнице, пытаясь ускользнуть из-под надзора матери. Несколько минут спустя он уже ищет внимания матери, чтобы поделиться с ней своим новым открытием. Такая непоследовательность поведения типична для второй половины второго года жизни. И здесь новая фаза в развитии Я.

Толерантность и эмпатия. В этом возрасте дети еще плохо переносят неприятные события (например, падения) и фрустрации; их настроение сильно меняется. Сопротивление и борьба - обычная форма взаимодействия с др. детьми по поводу игрушек и с родителями по поводу приучения к туалету. Понимание родительских аттитюдов подчеркнуто демонстрируется в проявлениях любви, когда в семье появляется младший ребенок. Независимая исследовательская деятельность уступает дорогу эмпатическим социальным интеракциям. Я-концепция включает теперь гендерную идентичность; дети называют себя по имени.

В соц. отношениях вербальная коммуникация постепенно замещает собой телесный контакт. Обладая активным словарем из 50 слов и умением строить трехсловные предложения, дети этого возраста демонстрируют преднамеренность поведения, которая ставится все более очевидной для окружающих взрослых.

От 2 до 4 лет

Элементарная концептуализация. Трехлетки понимают более 1000 слов и ежемесячно добавляют к ним но 50 новых слов. Четырехлетки без труда описывают то, что изображено на картинках. Родители далеко не всегда понимают, что за быстро растущим лексиконом скрывается еще крайне элементарная концептуальная система, определяющая уровень понимания ребенка, и слишком резко повышают свои соц. требования к нему. Место, занимаемое ребенком среди сиблингов, влияет на его способность к соц. поведению. От детей ожидают умения контролировать поведение. Приучение к туалету обеспечивает парадигму для будущих усилий.

Однако в познавательном плане дети все еще мыслят эгоцентрично и не способны посмотреть на ситуацию с т. зр. др. чел.

Их умственные символы репрезентируют личный опыт. Концептуализация только начинается, о чем свидетельствуют проявляющиеся способности к классиф. Пока дети способны сосредотачиваться лишь на одном аспекте задачи зараз.

Мотивация. Дети уже способны отсрочить удовлетворение текущих желаний. Расширяется круг стимулов, побуждающих вести себя определенным образом. Совместная (кооперативная) игра свидетельствует о желании быть частью группы. Дети стремятся понравиться другим и занять господствующее положение в своем окружении. Между 3 и 4 годами они без конца задают один и тот же вопрос: "Почему?" Мотивация, так же как и ее результат, образуют основу морали.

Опыт успешного взаимодействия с членами семьи приводит к развитию у детей гордости своим поведением. Умение контролировать свое поведение позволяет им инициировать совместную игру и разделять привязанность. Исключительное владение родительским вниманием уступает место образованию семейных отношений, основанных на праве справедливости. Дети словесно формулируют нормы поведения - "что такое хорошо и что такое плохо", - сообразуясь с семейными ценностями.

От 4 до 12 лет

В рамках ограниченной семейной среды пройдены критические стадии в развитии самооценки. Кооперативные отношения со сверстниками подготовили детей к соц. интеграции с миром за пределами семьи.

Школьные годы. При поступлении в школу эгоцентричным 5-летним детям открывается новая перспектива. Теперь они уже не занимают того особенного положения, какое занимали в семье. Положение члена группы предполагает возможность критики и непринятия. Школа наглядно выражает задачи на этот период развития. Потребность в соц. кооперации и учебной деятельности предсказывает эмоциональное благополучие и академические успехи в будущем.

Перенос социального научения. Дети эффективно общаются с незнакомыми взрослыми и сверстниками, меняя жаргон в соответствии с ситуацией. Постепенные изменения грамматики отражают новые жизненные роли. Речь в целом приобретает все более отвлеченный и понятийный характер. Однако, хотя дети из семей с высоким социоэкономическим статусом пересказывают прочитанное на концептуальном уровне, излагая основные мысли, дети из семей с низким социоэкономическим статусом строят изложение в конкретном, хотя и более контекстно-ориентированном стиле. Ожидания этих двух групп детей расширяются, так же как и их достижения.

Способность видеть нечто большее, чем целостность. В том, что касается познания, 7-летние дети способны сосредотачиваться одновременно на нескольких измерениях. Ребенок теперь понимает, что кусок глины в форме колбаски сохраняет количество вещества после того, как он скатывает его в шарик. Аналогичное понимание сохранения веса развивается к 10 годам, а понимание сохранения объема - только к 12 годам. Мышление все еще остается конкретным, без способности обобщать.

Эмпатия и мораль. В соц. плане дети тж способны учитывать другие т. зр., помимо собственной, и с возрастом эта способность постепенно усиливается. В начале этого периода жизни дети подходят к разрешению моральных дилемм без должной гибкости или даже с излишней суровостью, однако они могут поступаться собственными принципами, когда предоставляется возможность взять кусок торта побольше. По природе детям не свойственно соперничество, и потому они легко усваивают принципы сотрудничества. К 11 годам они начинают сознавать гибкость норм и правил, однако несмотря на это продолжают строго следовать им. Хотя и медленно, к ним приходит понимание, что их собственные мотивы определяют моральную ответственность. 12-летние дети гордо предлагают большую долю другу или подруге. Мальчики могут казаться агрессивнее девочек и потому менее социализированными, однако половые различия в развитии социальной ответственности отсутствуют.

Отрочество-юность

В этот период мальчики и девочки встречаются с задачами взрослой жизни. От них ожидают самостоятельности в определении своих профессиональных планов, хотя они сохраняют зависимость от семьи. Отношения с противоположным полом поощряются, но чрезмерное любопытство к этой стороне жизни сдерживается моральными устоями родителей. Семья постепенно уступает сверстникам роль главного социализирующего агента.

Период отрочества-юности - продукт технологической культуры XX в. В др. культурах достижение пубертата неизбежно переводит подростков в разряд тех, от кого ожидают взрослого функционирования.

Непрерывно пробуя новые модели поведения и пытаясь создать новый имидж, юноши и девушки примеривают на себя возможные жизненные роли. Взрослым они кажутся эгоцентричными. Беспокоясь о своей адекватности, подростки вращаются в разных группах сверстников, ища одобрения. Чувство компетентности приходит с включением в решение соц. задач. Открытый конфликт развивается с теми родителями, к-рые пытаются взять власть над подросшими детьми, контролировать их поведение или продолжать обращаться с ними, как с малыми детьми. Семейные правила кажутся несправедливыми многим подросткам, особенно мальчикам. В этом возрасте половые различия проявляются в каждой области функционирования.

"А что если...?" - спрашивают подростки. Они совершили квантовый скачок от конкретного к абстрактному мышлению. Употребляя научную терминологию, можно сказать, что они формулируют гипотезы о возможностях. Юноши и девушки часто увлекаются приобретением новых умений, насыщают свою речь двусмысленными оборотами, ищут широких филос. и политических дискуссий. К ужасу членов семьи, они часто отрабатывают новый стиль ведения полемики на своих домашних. Кроме того, сугубо личные интересы и заботы выражаются в соц. ожиданиях. Нравственные принципы становятся важными целевыми установками.

Взрослость

Физ. возможности чел. достигают в своем развитии пика вскоре после прохождения периода отрочества-юности и затем идут на убыль. Традиционно считалось, что формирование личности завершается в начале второго десятилетия жизни. Однако эта норма была поставлена иод сомнение вследствие свойственного американской культуре акцента на самосовершенствовании.

Как личность соотносится с развитием? По всей видимости, уровень самооценки и контроля над течением собственной жизни, а также осн. жизненные ценности, лучше всего отражают структуру характера, определяющего адаптацию к жизни. С т. зр. развития, умение справляться с жизненными переменами может быть важнее образования со временем черт личности. Именно в этом и заключается противоречие развития во взрослости.

Брак и родительство - две наиболее значительные задачи ранней взрослости. Однако эти реалии совместной жизнедеятельности требуют новых умений. Растущий показатель количества разводов в американском об-ве указывает на неспособность взрослых людей успешно сотрудничать друг с другом. Удовлетворенность родительской ролью может приводить к новой самооценке с более позитивным восприятием жизни или, что бывает гораздо чаще, к переоценке сложившихся супружеских отношений. Нарушение собственных ожиданий продвижения по службе может вновь вызвать у взрослого чел. сомнения в собственной ценности.

В отношении пожилых людей, к-рые могут располагать меньшими физ. возможностями и внешними (материальными) ресурсами и лишиться того уважения, к-рым пользовались в былые времена, в нашей культуре сложилось ошибочное мнение, будто их развитие прекратилось. Однако старение - это естественная часть целостного процесса жизни.

См. также Детская психология, Развитие человека

К. М. Майерс, Дж. Кроак