ЧАСТЬ III. Самоактуализация

ГЛАВА 11. Самоактуализирующиеся люди: исследование психического здоровья

В этой главе будут представлены результаты исследования, необычного во многих отношениях. Оно не было спланировано заранее. Это исследование не удовлетворяло никакого социального заказа, оно проводилось в частном порядке: собственное любопытство толкнуло меня на поиски путей разрешения разнообразных личностных, моральных, этических и научных проблем. Прежде всего мне хотелось подтвердить некоторые свои предположения, найти ответы на свои вопросы, а не учить других людей. [Примечание редактора американского издания: исследование самоактуализирующихся людей Маслоу проводил в течение всей своей жизни с использованием специально разработанного опросника.]

Результаты моих исследований оказались для меня полной неожиданностью; они были столь впечатляющи, что я решил поделиться ими с читателем, несмотря на очевидные методические погрешности.

Кроме того, проблема психического здоровья представляется мне настолько важной, что любые предложения, любые сведения, пусть даже самые приблизительные, имеют большое значение. Такого рода исследования весьма трудны: речь идет о попытке оценить другого человека в соответствии с субъективными представлениями наблюдателя о норме и патологии — поэтому стремление получить надежные в общепринятом смысле этого слова данные обрекло бы нас на вечное ожидание. Наиболее целесообразным в такой ситуации представляется стремление не бояться ошибок и сделать все возможное, чтобы их избежать, в надежде на то, что со временем результаты удастся разумно скорректировать. В настоящее время единственной альтернативой такому исследованию является полный отказ от работы над данной проблемой. Учитывая возможную пользу от данной публикации, автор приносит свои извинения тем, кто привык к научно обоснованным выводам на основе тщательно спланированных исследований.

Исследование

Материал и методы

Материалом для исследования мне послужили близкие знакомые и друзья, а также известные общественные деятели и выдающиеся личности прошлых лет. Кроме того, на первом этапе были обследованы три тысячи студентов колледжей, что позволило выявить лишь одного человека, который мог выступить в качестве объекта исследования, да еще две — три дюжины молодых людей, которые, возможно, могли бы послужить подходящим материалом в будущем.

Я пришел к выводу, что самоактуализация в той ее форме, которую демонстрировали субъекты старшего возраста, вряд ли возможна в современном обществе у молодых людей, только еще вступающих в жизнь.

Соответственно, в сотрудничестве с Э. Раскином и Д. Фридманом мы предприняли поиск относительно здоровых студентов колледжа. Мы произвольно отобрали 1 % наиболее здоровых молодых людей. Мы предполагали проводить это исследование в течение двух лет; несмотря на то, что его пришлось прекратить досрочно, нам удалось получить весьма интересные клинические данные.

Кроме того, мы надеялись использовать с демонстрационными целями персонажей, созданных писателями и драматургами, однако нам не удалось найти ни одного подходящего для нашей культуры и времени (что само по себе уже заставляет задуматься).

Первый клинический принцип, в соответствии с которым субъекты включались в исследование или исключались из него, имеет двойственную природу. Во — первых, негативным критерием было отсутствие неврозов, психопатических особенностей личности, психозов или выраженных склонностей к ним. Подозрение на психосоматические заболевания требовало дальнейшего, более тщательного обследования. По мере возможности использовался тест Роршаха, который, как выяснилось, гораздо лучше помогает выявить скрытую психопатологию, нежели отобрать здоровых людей. Позитивным критерием для отбора было наличие признака самоактуализации (СА). Несмотря на все трудности точного описания данного синдрома, для целей нашей дискуссии достаточно сказать, что это полное использование своих талантов и способностей, своего личностного потенциала. Такие люди полно реализуют себя, делают все, что в их силах, служа живым воплощением призыва Ницше «Будь самим собой!» Это люди, которые уже достигли или находятся в процессе достижения доступных им высот. Их способности могут быть уникальными или иметь значение для всего человечества.

Данный критерий также предполагает (в прошлом или настоящем) удовлетворение базовых потребностей в безопасности, принадлежности, любви, уважении и самоуважении, а также когнитивных потребностей в получении знаний и понимании или, в некоторых случаях, преодоление этих потребностей. Таким образом, все эти субъекты чувствуют себя спокойно и уверенно, ощущают принятие, любовь и уважение со стороны окружающих, а также самоуважение. Кроме того, они выработали собственные философские и религиозные представления, создали свои систему ценностей. Открытым остается вопрос о том, является ли такое удовлетворение базовых потребностей предпосылкой или проявлением самоактуализации.

В целом, здесь была использована техника отбора, называемая итерацией, которая ранее применялась в исследованиях, посвященных личностным синдромам самооценки и безопасности, что подробно описано в главе 18. Итерация заключается в работе с личными и культурно — специфическими убеждениями, сопоставлении различных, имеющихся на данный момент проявлений и определений синдрома с последующей формулировкой более точного определения в общеупотребительных терминах (так называемый лексикографический этап), с устранением логических и фактических противоречий, обычно встречающихся в бытовых формулировках.

На основании скорректированного общеупотребительного определения отбираются первые группы субъектов для исследования, а именно группа с яркими проявлениями изучаемого качества и группа с его невыраженными проявлениями. Эти лица подвергаются тщательному клиническому обследованию, по результатам которого однажды уже скорректированная формулировка определения претерпевает дальнейшие изменения. Таким образом, возникает первое клиническое определение. Исходя из этого нового определения, первичная группа субъектов существенно видоизменяется: из нее исключаются одни лица и включаются другие, некоторые же сохраняют свое положение. Эта вторичная группа, в свою очередь, подвергается клиническому и, если можно так выразиться, экспериментальному и статистическому исследованию, в результате чего первичное клиническое определение обогащается, корректируется и уточняется; в соответствии с новой формулировкой отбирается новая группа субъектов и т. д. Следовательно, в процессе такого последовательного отбора и анализа изначальные весьма туманные и ненаучные бытовые формулировки могут становиться все более точными, а значит, и более научными.

Безусловно, этот спиралевидный процесс самокоррекции испытывает влияние множества внешних, теоретических и практических, факторов. Например, на ранних этапах исследования было обнаружено, что бытовое определение является настолько строгим, что вряд ли кто — либо из людей когда — либо сможет ему удовлетворять. Мы были вынуждены перестать исключать субъектов из сферы рассмотрения на основании допущенных ими единичных ошибок или заблуждений; говоря другими словами, нельзя было использовать такой критерий отбора, как совершенство, поскольку совершенных людей обнаружить не удалось.

Другим важным фактором была невозможность в ряде случаев получить необходимую клинически значимую информацию. Потенциальные участники исследования, будучи информированы о его целях и задачах, становились серьезными, замыкались в себе, высмеивали всю затею или же отказывались от участия в работе. В результате, учитывая этот начальный опыт, пришлось всех участников исследования из старшей возрастной группы изучать опосредованно, практически тайком. Что касается молодых людей, то их обследовали обычным образом, т. е. непосредственно и при личном контакте.

В связи с тем что в процессе исследования рассматривались живые люди, чьи имена нельзя было обнародовать, невозможно было выполнить два важнейших условия научной работы: речь идет о воспроизводимости результатов и общедоступности данных, на основании которых делались выводы. Эти затруднения частично удалось преодолеть благодаря включению в исследование исторических личностей, а также дополнительного исследования молодых людей и детей, результаты которого можно было свободно публиковать.

Участники исследования были разделены на следующие категории32.


32 См. также Bonner (1961, р. 97), Bugental (1965, pp. 264–276) и Руководство и библиографию теста самоактуализации Шострома (Shostrom, 1963, 1968).


ХОРОШО ПОДХОДЯЩИЕ: Семеро определенно самоактуализирующихся и двое весьма вероятно самоактуализирующихся современников (проведены интервью).

Две определенно самоактуализировавшиеся исторические личности (Линкольн в последние годы жизни и Томас Джефферсон)

Семь исторических личностей и общественных деятелей с высокой вероятностью самоактуализации (Альберт Эйнштейн, Элеонора Рузвельт, Джейн Аддамс, Уильям Джеймс, Альберт Швейцер, Альдус Хаксли и Бенедикт де Спиноза).

ЧАСТИЧНО ПОДХОДЯЩИЕ: Пятеро современников, которые имели некоторые недостатки, но тем не менее могли быть включены в исследование33.


33 Были предложены и другие потенциальные или возможные участники исследования, в частности Дж. У. Карвер, Юджин В. Дебс, Томас Эйкинс, Фриц Крейслер, Гете, Пабло Касальс, Мартин Бу- бер, Данило Дольчи, Артур Э. Морган, Джон Ките, Дэвид Хилберт, Артур Уэйли, Д. Т. Судзуки, Эдлай Стивенсон, Шолом Алейхем, Роберт Браунинг, Ральф Уолдо Эмерсон, Фредерик Дуглас, Йозеф Шумпетер, Боб Бенчли, Ида Тарбелл, Гарриет Табмен, Джордж Вашингтон, Карл Мюнзин- гер, Йозеф Гайдн, Камиль Писсаро, Эдвард Бибрин, Джордж Уильям Рассел, Пьер Ренуар, Генри Уордсворт Лонгфелло, Петр Кропоткин, Джон Альтгельд, Томас Мор, Эдвард Беллами (Edward Bellamy), Бенджамин Франклин, Джон Мьюр и Уолт Уитмен.


Сбор и презентация данных

Приведенные здесь данные представляют собой не перечень конкретных и четко очерченных фактов, а лишь отражение медленно меняющегося целостного впечатления, которое формируется у нас от общения с близкими друзьями и знакомыми. Практически отсутствовала возможность смоделировать какую — либо ситуацию, задать направленный вопрос или провести тот или иной тест с участниками исследования из старшей возрастной группы (все это было возможно и проделывалось с молодыми субъектами). Контакты были эпизодическими, преимущественно на общественных мероприятиях. По возможности проводился опрос родственников и близких друзей участников исследования.

В связи с вышеизложенными соображениями, а также в силу неполноты сведений о многих из участников не представляется возможным количественно представить полученные результаты: нам предстоит оперировать исключительно общими впечатлениями и представлениями.