ЧАСТЬ I ТЕОРИЯ МОТИВАЦИИ

ГЛАВА 2. Теория человеческой мотивации

ГЛАВА 4. Пересмотр теории инстинкта

ГЛАВА 6. Немотивированное поведение


...

Экспрессивное поведение

Экспрессия в отличие от мотивированного и целенаправленного копинга должна быть определена как относительно немотивированное и нецеленаправленное поведение. Есть множество примеров относительно немотивированного поведения, и нам предстоит вкратце обсудить некоторые из них. Следует заметить, что почти все они игнорировались психологией это отличная иллюстрация того, как наука со слишком ограниченным взглядом на жизнь порождает ограниченный мир. Для плотника, который является только плотником, весь мир сделан из дерева.

Бытие

Экспрессивное поведение обычно появляется тогда, когда люди становятся сами собой, раскрываются, развиваются и созревают, никуда не движутся (в смысле подъема по социальной лестнице), не прилагают энергичных усилий к достижению чего — либо, т. е. не делают напряженных попыток изменить положение дел, по отношению к текущему моменту22. В качестве плацдарма для размышлений о бытии как таковом может послужить концепция ожидания. Кошка, которая греется на солнце, ожидает не больше, чем дерево. Ожидание предполагает потерянное, недооцененное время, которое прошло для организма впустую и представляет собой побочный продукт чрезмерно ориентированного на средства отношения к жизни. Чаще всего это бессмысленная, неэффективная и расточительная реакция, поскольку 1) нетерпение, как правило, не является благом, в том числе с точки зрения эффективности, и 2) даже ориентированные на средства переживания и поведение могут доставлять удовольствие, наслаждение и быть ценными по своей сути, не требуя так сказать, дополнительных расходов. Путешествие — отличный пример того, как некоторый отрезок времени может или вызывать высочайшее наслаждение как наивысшее переживание, или быть потерянным впустую. Другой пример — образование. То же можно сказать в целом и о межличностных отношениях.


22 Глава 11 «Самоактуализирующиеся люди: исследование психического здоровья» документирует это наблюдение и развивает его.


С этим связана определенная инверсия представления о потерянном времени. Ориентированный на практическую пользу, удовлетворение своих потребностей, целеустремленный человек считает потерянным время, не использованное для достижения цели. Несмотря на то что такое отношение вполне оправданно, мы можем сказать, что в не меньшей степени оправдано и иное отношение, при котором считают потраченным впустую время, не принесшее с собой никаких пиковых переживаний, т. е. наслаждения. «Если вы наслаждаетесь, теряя время, значит оно не потеряно даром». «Некоторые вещи кажутся необходимыми, но они — то и есть самые главные».

Отличной иллюстрацией того, как наша культура не позволяет непосредственно подойти к наивысшим переживаниям, являются прогулки, походы на байдарках, игра в гольф и т. п. Обычно такого рода деятельность превозносят за то, что она позволяет людям побыть на открытом воздухе, ближе к природе, на солнышке или в живописных местах. По существу, все это случаи, в которых то, что должно было вылиться в немотивированную деятельность и наивысшие переживания, ставится в рамки целенаправленного и направленного на достижения результата поведения, предназначенного для успокоения западной совести.

Искусство

Создание произведений искусства может быть относительно мотивированным (когда оно стремится к коммуникации, к пробуждению эмоций, к тому, чтобы показать что — то другому человеку и определенным образом воздействовать на него) или относительно немотивированным (когда оно носит в первую очередь экспрессивный, а не коммуникативный характер, скорее глубоко личный, чем межличностный). Тот факт, что экспрессия может оказывать непредвиденное воздействие межличностного характера, не относится к делу.

Однако напрямую относится к делу вопрос: существует ли потребность в экспрессии? Если это так, то эстетическая экспрессия, а также феномены очищения и освобождения столь же мотивированы, как поиск пищи или любви. В связи с различными вопросами в предыдущих главах мы отмечали, что, по нашему мнению, вскоре появятся данные, которые заставят нас признать существование потребности выражать через действие любые импульсы, возникающие в организме. То, что это приведет к парадоксам, явствует из того факта, что любая потребность или любая способность представляет собой импульс и, следовательно, ищет выражения. Следует ли определить это как отдельную потребность или импульс, или, скорее, следует расценивать это как универсальную характеристику любого импульса?

Здесь у нас нет необходимости выбирать ту или иную из названных альтернатив, поскольку наша единственная цель показать, что все они упускались из виду. Какая бы из них ни оказалась наиболее полезной, она заставит признать: 1) категорию отсутствия мотивации или 2) необходимость коренной реконструкции всей теории мотивации.

Для современного человека не менее важен и вопрос об эстетическом опыте. Это столь богатый и ценный опыт для такого множества людей, что они просто сочтут неприемлемой или посмеются над любой психологической теорией, которая отвергает или упускает его из виду, безотносительно того, какие научные обоснования могут быть причиной для такого пренебрежения. Наука должна принимать во внимание реальность в целом, а не только ее обедненные и обескровленные фрагменты. То обстоятельство, что эстетическая реакция бесполезна и не имеет целенаправленного характера и что мы ничего не знаем о ее мотивациях, если они вообще существуют в принятом смысле, свидетельствует лишь о бедности нашей официальной психологии.

Даже эстетическое восприятие, если говорить о когнитивном аспекте, может рассматриваться как относительно немотивированное по сравнению с обычными типами познания23. Даосистское бесстрастное восприятие разносторонности феномена (с особым вниманием не к пользе, но к способности вызвать наивысшие переживания) — одна из особенностей эстетического восприятия24.


23 В главе 17 «Формирование стереотипа или познание истины» мы видим, что восприятие определенной категории в лучшем случае частично; оно не является всесторонним исследованием всех признаков объекта, как и классификация, осуществляемаяся на базе тех нескольких признаков, которые имеют для нас значение, соответствуют нашим интересам и удовлетворяют потребности или угрожают их удовлетворению.

24 «Мозг служит для того, чтобы делать выбор: он активизирует необходимые воспоминания и хранит в глубинных слоях сознания те, которые бесполезны. То же можно сказать и о восприятии. Являясь вспомогательным по отношению к действию, оно изолирует как целое ту часть реальности, которая нас интересует; оно показывает нам не столько сами предметы, сколько пользу, которую мы можем из них извлечь. Оно классифицирует, заблаговременно прикрепляет ярлыки; нам уже достаточно одного взгляд на объект, чтобы определить, к какой категории он принадлежит. Но время от времени по счастливой случайности появляются люди, чьи чувства и чье сознание не так тесно связаны с жизнью. Природа забыла связать их способность к восприятию с их способностью к действию. Когда они смотрят на что — либо, они воспринимают это ради самого объекта, а не ради самих себя. Они не познают с оглядкой на действие; они познают, чтобы познавать — просто так, ради чистого удовольствия. Что касается определенной стороны их натуры, идет ли речь об их сознании или об одном из чувств, они от рождения обособленны; и в зависимости от того, относится ли эта обособленность к определенному чувству или к сознанию, из них получаются художники или скульпторы, музыканты или поэты. Поэтому в различных произведениях искусства мы находим куда более непосредственное видение реальности; и поскольку художник менее настойчиво стремится утилизировать свое восприятие, он познает великое множество вещей» (Bergson, 1944, р. 162–163).


Оценка

Не только эстетическое переживание, но и многие другие его виды также пассивно воспринимаются организмом и доставляют ему удовольствие. Удовольствие как таковое едва ли можно назвать мотивированным; но как бы то ни было, оно является завершением или целью мотивированной деятельности, эпифеноменом удовлетворения потребности.

Мистический опыт, опыт благоговения, восторга, изумления, таинственности и восхищения — все это обладающие субъективной ценностью переживания одного и того же пассивного эстетического рода, переживания, которые прокладывают себе путь в организме, затопляя его, как делает это музыка. Они тоже являются наивысшими переживаниями, однако скорее самоцелью, чем переживаниями инструментального характера, поскольку ничуть не меняют внешний мир. Это высказывание верно и в отношении досуга, если он определяется надлежащим образом (Pieper, 1964).

Возможно, здесь уместно упомянуть о двух видах такого удовольствия: 1) функционального удовольствия и 2) удовольствия от самой жизни (биологическое удовольствие, переживание радости жизни). Эти проявления можно в первую очередь наблюдать у ребенка, который вновь и вновь повторяет только что приобретенное умение делать что — то просто от восторга, который сопровождает его успех при выполнении определенной функции. Хорошим примером могут быть танцы. Что же касается элементарного наслаждения жизнью, то любой больной, страдающий расстройством пищеварения, или испытывающий тошноту человек может подтвердить реальность этого первичного биологического наслаждения (ощущения радости жизни), которое является непроизвольным, непрошеным, немотивированным побочным продуктом восприятия себя живым и здоровым.

Игра

Игра может представлять собой как копинг, так и экспрессивное поведение, что в наши дни совершенно ясно из литературы об игровой терапии и игровой диагностике. По — видимому, существует вероятность того, что этот общий вывод заменит собой разнообразные функциональные, целевые и мотивационные теории игры, предлагавшиеся в прошлом. Поскольку ничто не мешает нам использовать дихотомию копинга — экспрессии применительно к животным, мы можем ожидать более практических и реалистических интерпретаций игры у животных. Все, что от нас требуется, чтобы приступить к исследованиям этой новой сферы, это признать возможность того, что игра может быть бесцельной и немотивированной, являться феноменом, связанным скорее с бытием, чем с энергичным стремлением к цели, самой целью, а не средством. Вероятно, то же самое можно сказать о смехе, веселье, развлечении, радости, экстазе, эйфории и т. д.

Интеллектуальная экспрессия

Интеллектуальная экспрессия — идеология, философия, теология, когниция и т. д. — это еще одна сфера, которая не поддается средствам официальной психологии Мы полагаем, что причиной этого отчасти может служить то, что мышление в целом со времен Дарвина и Дьюи автоматически рассматривается как решение проблем, т. е. как функциональное и мотивированное. Однако при благоприятных условиях жизни, в которых находится здоровый человек, мышление, подобно познанию, может быть спонтанным и пассивным восприятием или созиданием, немотивированной, не требующей усилий счастливой экспрессией природы и существования организма, когда событиям скорее позволяют произойти, чем заставляют их сделать это, так же как это происходит, например, с благоуханием цветка или с яблоками на дереве.