ЧАСТЬ II. Психопатология и соответствие норме

ГЛАВА 9. Психотерапия как добрые отношения между людьми

ГЛАВА 10. Подходы к соответствию норме и здоровью


...

Новые концепции

Что же придет на смену различным концепциям, которые мы отвергли? Новая система взглядов, которая представлена в этой главе, в настоящий момент находится в стадии становления и развития. Нельзя сказать, что она является совершенно четкой или была надежно подтверждена неоспоримыми доказательствами. Скорее ее следует охарактеризовать как постепенно формирующуюся концепцию или теорию, которая, судя по всему, имеет верную ориентацию в отношении перспектив развития.

Мой прогноз или догадки относительно будущего представлений о соответствии норме состоит в том, что вскоре будет разработана теория общего представления о психологическом здоровье, применимая ко всем людям, безотносительно к тому, к какой культуре и эпохе они принадлежат. Разработка такой теории будет осуществлена как на эмпирической, так и на теоретической основе. Такой новой формы осмысления требуют новые факты и данные, о которых мы поговорим позднее.

Друкер (Drucker, 1939) выдвинул тезис о том, что в Западной Европе со времен становления христианства последовательно доминировали четыре основные идеи о путях достижения счастья и благополучия личности. В каждой из этих концепций, или мифов, выдвигался определенный идеал человека и предполагалось, что, если следовать этому идеалу, непременным результатом его достижения будет счастье и благополучие. В средние века таким идеалом был верующий человек, в эпоху Ренессанса — интеллектуал. Затем, с возникновением капитализма и марксизма, представление об идеале стали связывать с деловым человеком. В менее отдаленном прошлом, в особенности в фашистских государствах, можно было с полным основанием говорить о появлении подобного и параллельного мифа, а именно, представления о героическом человеке (героическом в ницшеанском смысле).

На сегодняшний день, похоже, все эти мифы оказались несостоятельными, и теперь они уступают дорогу новому представлению, медленно формирующемуся в умах наиболее передовых мыслителей и исследователей данного вопроса, которое скорей всего достигнет своего расцвета в течение ближайших 10–20 лет, а именно представление о психически здоровой личности или эвпсихической личности, которая фактически является также «естественной» личностью. Я надеюсь, что эта концепция окажет на нашу эпоху не меньшее влияние, чем четыре концепции, названные Друкером.

А теперь позвольте мне попытаться коротко и догматически представить сущность этой формирующейся концепции психологически здоровой личности. Прежде всего и важнее всего является глубокое убеждение в том, что каждый индивид обладает свойственной ему личностной природой, неким костяком психологической структуры, который можно рассматривать так же, как мы рассматриваем физиологическую структуру, и который обладает определенными потребностями, возможностями и склонностями, отчасти заданными генетически, из которых часть свойственна всем представителям человеческого рода, невзирая на культурные различия, а часть — уникальна для данной конкретной личности. Эти базовые потребности на первый взгляд представляются скорее положительными или нейтральными и не несут с собой зла. С этим убеждением связано представление о том, что полноценное здоровье и нормальное, желаемое развитие состоит в актуализации природы личности, в реализации данных возможностей и в полном развитии всего, что в скрытой, замаскированной, едва различимой форме предписано самой природой, причем такое развитие идет скорее изнутри, чем навязывается извне. Таким образом, представляется очевидным, что причиной психопатологии большей частью является отрицание, фрустрация или искажение глубинной сущности натуры человека30.


30 На первый взгляд, данная концепция во многом напоминает идеи прошлого, которые выдвигали Аристотель и Спиноза. Действительно, мы признаем, что эта новая концепция имеет много общего с философией прошлого. Но мы должны также отметить, что наши представления о подлинной натуре человека гораздо более обширны, чем представления Аристотеля или Спинозы. Мы можем согласиться с Аристотелем в его предположении, что хорошая жизнь подразумевает существование в согласии с подлинной природой человека, но при этом мы должны добавить, что его знания о том, что представляет собой эта подлинная природа человека, были попросту недостаточны. Все, что мог делать Аристотель, определяя общие контуры этой природы и присущей ей структуры, это смотреть вокруг, изучать людей и наблюдать, каковы они. Но наблюдение людей лишь извне, а у Аристотеля не было иной возможности, неизбежно приводит к статическому представлению о натуре человека. Единственное, что мог сделать Аристотель, это сформировать точку зрения на хорошего человека применительно к собственной культуре и эпохе. Вы помните, что в своей концепции хорошей жизни Аристотель полностью принимает существование рабства и совершает роковую ошибку, предполагая, что человек является рабом только потому, что он раб по своей природе, а следовательно, быть рабом — для него благо. Это демонстрирует несостоятельность попыток построить концепцию хорошего человека, нормального человека или здорового человека, опираясь лишь на наблюдение извне.


Что есть благо в соответствии с этой концепцией? Все, что благоприятствует развитию по пути к актуализации свойственной человеку природы. Что считать злом или отклонением от нормы? Все, что подавляет, блокирует или отрицает эту природу. Что является психопатологией? Все, что препятствует, нарушает или искажает ход самоактуализации. Что представляет собой психотерапия, любое лечение или развитие любого рода? Это средства, которые способствуют возвращению личности на путь самоактуализации и развития в направлении, определенном ее внутренней природой.