ЧАСТЬ IV. Методология гуманитарных наук

ПОСЛЕСЛОВИЕ. Наследие Абрахама Маслоу


...

Синергетическое общество

Самоактуализирующиеся люди в значительной мере переросли ценности своей культуры. Они уже не столько американцы, они граждане мира, в первую очередь представители человеческого рода. Они способны объективно судить о своем обществе, одобряя одни аспекты и не одобряя другие (Maslow, 1971,144, р. 184).


Социальные представления

Маслоу не уточнял, какие социальные или политические теории можно вывести из его работы, хотя и высказал несколько идей о здоровом (синергетическом или эвпсихическом, в его терминологии) обществе. В этих представлениях проявился его интерес к полному здоровью и развитию индивида, а также были созданы предпосылки для более позднего антропологического исследования Рут Бенедикт, которая различала общества с «низкой синергией» и «высокой синергией»; к последним относились те, чье «социальное устройство позволяло индивиду одновременно и благодаря одним и тем же действиям приносить пользу себе и группе в целом» (цит. по: Goble, 1970).

Применяя ее критерии к американскому обществу, Маслоу обнаружил, что оно характеризуется смешанной синергией: в некоторых сферах индивидам удается удовлетворять собственные потребности, в том числе в росте, а в других эти потребности фрустрируются, а рост замедляется; люди без особой необходимости противостоят друг другу, а в некоторых случаях и самому обществу (Anderson, 1973).

На протяжении последних 20 лет жизни Маслоу много занимался исследованием социального применения своей философии иерархии ценностей. В конце концов, это привело его к позиции, которую можно охарактеризовать как «капиталистический анархизм», употребляя термин анархизм в его первоначальном смысле «плодотворное сотрудничество равных» (Wilson, 1972, р. 179).

Маслоу видел в Третьей силе не столько школу психологии, сколько мировоззрение, он назвал его Zeitgeist, духом времени; мировоззрение это отражало изменение коренных представлений о человеческом функционировании, предвосхищало перемены во всех социальных институтах.

В этом разделе представлен краткий обзор некоторых тенденций в сфере психологии, бизнеса, образования, науки и здравоохранения. Эти тенденции свидетельствуют о широкой известности в нашем обществе трудов Маслоу, посвященных потенциалу личностного роста.

Арнольд Митчелл, участвовавший в проекте VALS в Стэнфордском исследовательском центре, писал: «Выбор, основанный на ценностях, начинает доминировать над способностями. Наконец пришло время, когда люди смогут реализовать весь свой потенциал и жить той жизнью, к которой искренне стремятся» (Mitchell, 1983, p. viii).

Вместе с тем наряду с усилением роли выбора приходят «неадаптивные особенности людских стратегий самореализации». Дэниэл Янкелович исследовал социальные тенденции и общественные установки, которые свидетельствовали о позиции «Я — первый» (me — first). Назвав это «психологией изобилия» {psychology of affluence), он указал на большинство людей, которые интерпретируют самореализацию как способ «практически все оправдать» (Yankelovich, 1981, pp. 234–243).

Такая претензия на личную исключительность за счет пренебрежения этикой большинства была для Маслоу источником сомнений. В современном мире эта проблема не утратила своей актуальности, учитывая ограниченность мировых ресурсов, ядерное противостояние, рост населения, которое к концу века должно достичь 6,5 миллиарда.

К сожалению, физическое и экономическое благополучие не всегда ведет к удовлетворению высших потребностей. Высшие потребности могут удовлетворяться и в условиях бедности, хотя это гораздо сложнее, но тоже возможно, если вспомнить, о чем идет речь — об уважении, любви, самоактуализации, а не об автомашинах, деньгах, бассейнах (Maslow, цитируется по: Lowry, 1979, pp. 373–374).


Маслоу был убежден, что человек никогда не будет чувствовать себя одиноким, заглянув внутрь себя, поскольку поиск себя, если человек достаточно внимателен, немедленно направит его вовне. Джордж Леонард отмечает: «Контркультура 1960–х стала основной и влиятельной частью превалирующей культуры 1980–х. Вполне очевидно, что, даже если путь к самоактуализации приведет некоторых людей к озабоченности собственной персоной, этап «Я — первый» все же останется временным явлением, промежуточной станцией на пути к социальному сознанию» (Leonard, 1983, р. 335).

Проблема зла

Некоторые критики утверждают, что Маслоу не уделял должного внимания темной стороне человеческой натуры, а его позитивный настрой мешал сделать верные выводы. После Второй мировой войны в разгар геноцида и атомной истерии Маслоу признавал, что всеобъемлющая психология должна принимать в расчет как добро, так и зло. По его мнению, зло в человеке по большей части обусловлено его невежеством — однако без лишних сантиментов он признавал необходимость изучения реальных проявлений слабости и жестокости. Его последние дневники пестрят записями об универсальности мотиваций к злу:

Я читал о бесчинствах, бессмысленности и отвратительности, подозрении и цинизме. …Мне кажется, я одинок в своих настойчивых заявлениях о реальности добра, порядочности, великодушия, все остальные хранят молчание. В мире существуют добро и зло, они сражаются между собой, и битве этой нет конца. Однако если добрые люди сдадутся, сражение будет проиграно (Maslow, цит. по: Lowry, 1979, р. 1235).


Психология зла могла бы стать следующим направлением работы Маслоу. В интервью журналу Psychology Today Маслоу комментирует:

Я многие годы пытаюсь разгадать эту психологическую загадку. Почему люди жестоки и почему добры? Злые люди встречаются редко, однако в поведении большинства можно найти зло. Следующую свою задачу я вижу в изучении зла, его понимании (Maslow, цит. по: Hall, 1968, р. 35).


Взгляд в будущее

Маслоу однажды сказал, что общество, 8 % членов которого — самоактуализирующиеся люди, вскоре превратится в самоактуализирующееся общество. «Выдающийся человек станет агентом изменений», — писал Митчелл (Mitchell, 1983, р. 4). По данным Митчелла, к 1990–м гг. «самонаправленцы» (inner — directeds), т. е. самоактуализирующиеся люди, составят почти треть населения США.

Независимо от сферы жизни, будь то политика, местное самоуправление, движение потребителей или холистическое здоровье, новым кредо становится уверенность в себе и местная инициатива. Этот изменившийся мир требует новых форм социального устройства.

Джон Нейсбитт в своем бестселлере «Мегатенденции» проследил новые тенденции в американском обществе, в частности отход от централизованных иерархий к децентрализованным сетям (Megatrends, Naisbitt, 1982). Например, одна форма сетей, отделение контроля качества, помогла повысить заинтересованность и продуктивность работников в американском бизнесе. Маслоу предсказывал, что потребуется отказаться от традиционных структур, способствовавших развитию централизованного индустриального общества. Его идеи в точности соответствуют предложенной Нейсбиттом «сетевой модели организации и коммуникации, корни которой лежат в естественной и равноправной формации групп единомышленников» (Naisbitt, 1982, р. 251).

В современном американском обществе наличествуют многие факторы, которые могут способствовать коллективной трансформации. В своей книге The Aquarian Conspiracy: Personal and Social Transformation in the 1980's Мэрилин Фергюсон подтвердила правильность взглядов Маслоу на многие проблемы. Фергюсон пишет: «Чтобы провидеть судьбу и выйти за рамки прошлого, мы начали познавать себя; мы чувствуем ограниченность старой науки, опасность наших неустойчивых иерархий, мы также видим контекст планеты. Мы пробудили свои способности к научению и переменам. Мы провидим общество будущего» (Marilyn Ferguson, 1980, p. 142).

Одним из направлений исследований в будущем, несомненно, станет понимание кросс — культурных стереотипов мотивации и самоактуализации. Значение работ Маслоу признается во всем мире: в развивающихся странах ведется наблюдение за рабочей мотивацией, теории Маслоу сопоставляются со взглядами восточных философов.

Усилия мирового сообщества могут привести к международной синергии и лучшему пониманию кросс — культурных норм и ценностей.