ЧАСТЬ II. Психопатология и соответствие норме

ГЛАВА 9. Психотерапия как добрые отношения между людьми

ГЛАВА 10. Подходы к соответствию норме и здоровью


...

Врожденные качества человеческой натуры

Давайте подведем некоторые итоги. Было высказано мнение, что внутреннюю природу человека определяют не только анатомия и физиология, но также его самые основные потребности, желания и психические способности. Кроме того, внутренняя природа, как правило, остается неявной и неочевидной, она скорее является скрытой и не до конца реализованной, слабой, а не сильной.

Но как же мы можем узнать, что данные потребности и определяемые конституцией потенциальные возможности представляют собой внутренний замысел? Из 12 пунктов, перечисляющих свидетельства и методы обнаружения, приведенных в главе 4 (см. также Maslow, 1965а), мы упомянем теперь только четыре наиболее важных. Во — первых, фрустрация этих потребностей и способностей приводит к психопатологии, т. е. делает человека больным. Во — вторых, их удовлетворение носит здоровый характер, в то время как удовлетворение невротических потребностей таковым не является. Таким образом, оно делает людей лучше и здоровее. В — третьих, эти потребности спонтанно проявляются в условиях свободы выбора. В — четвертых, они доступны для непосредственного изучения у относительно здоровых людей.

Если мы захотим установить отличие базовых потребностей от не базовых, нам будет недостаточно самонаблюдения за осознанными потребностями или описания подсознательных потребностей, поскольку феноменологически невротические потребности и врожденные потребности могут представляться весьма похожими друг на друга. И те и другие требуют удовлетворения, стараются завладеть сознанием и их доступные наблюдению проявления не настолько отличаются друг от друга, чтобы позволить наблюдателю различить их, за исключением разве что ситуации, когда человек перед смертью оглядывается на прожитую жизнь (как Иван Ильич в произведении Толстого) или в моменты инсайта.

Очевидно, что нам нужна другая внешняя переменная, с помощью которой мы могли бы обнаружить определенное соотношение. На самом деле такой переменной является континуум невроз — здоровье. Теперь мы совершенно уверены в том, что отвратительные проявления агрессивности по своей сути скорее реактивные, нежели базовые, скорее результат, нежели причина, поскольку по мере того, как недоброжелательный человек выздоравливает в процессе психотерапии, он становится менее злобным; и по мере того, как здоровый человек заболевает, он проявляет большую враждебность, большее раздражение и большую злобность.

Кроме того, нам известно, что удовлетворение невротических потребностей не ведет к здоровью, в отличие от удовлетворения врожденных базовых потребностей. Если мы дадим страдающему неврозом, который жаждет власти, всю власть, к которой он стремится, это не излечит его от невроза и, возможно, даже не удовлетворит его невротическую потребность властвовать. Как его ни насыщай, он остается голодным (поскольку на самом деле он ищет совсем иного). Удовлетворение или подавление невротических потребностей практически не сказывается на состоянии здоровья.

Когда речь идет о базовых потребностях, таких как потребность в любви или безопасности, дело обстоит совершенно иначе. Их удовлетворение оказывает несомненное влияние на состояние здоровья, их насыщение действительно возможно, их фрустрация на самом деле вызывает болезнь.

То же самое можно сказать и о потенциальных возможностях личности, таких как интеллект или устойчивая склонность к определенной деятельности. (В данном случае мы располагаем только клиническими данными.) Такая склонность проявляется как влечение, которое требует реализации. Удовлетворив его, человек будет развиваться нормально; в случае же его подавления и блокирования у человека начинают возникать разного рода странные проблемы, многие из которых пока еще не слишком понятны.

Наиболее очевидным методом исследования является непосредственное изучение тех людей, которые действительно здоровы. У нас достаточно знаний, чтобы выбрать относительно здоровых людей. Разумеется, совершенных объектов изучения не существует, но ведь мы считаем, что сможем больше узнать о природе, например, радия, когда он находится в относительно концентрированном состоянии, чем когда концентрация его невысока.

Исследование, описанное в главе 11, доказало возможность того, что ученый мог бы исследовать и описывать соответствие норме в смысле совершенства, безупречности, идеального здоровья и реализации возможностей человека.