ЧАСТЬ IV. Методология гуманитарных наук


...

ПОСЛЕСЛОВИЕ. Наследие Абрахама Маслоу

Я подумал, что нахожусь сейчас в расцвете своих способностей и если умру, то моя смерть будет подобна концу срубленного дерева, с которого не успели снять урожай яблок. Это было бы печально, но все же с этим можно было бы примириться. Моя жизнь была чрезвычайно насыщенной, и цепляться за нее было бы проявлением жадности и неблагодарности.

Maslow's Journal, February 12, 1970; цит. по: Lowry, 1979, p. 997

Введение

Через четыре месяца после того, как были написаны эти слова, Абрахам Маслоу умер в возрасте 62 лет. В настоящее время взгляды Маслоу на потенциал индивидуального благополучия и синергичное общество получили распространение в многочисленных областях социальных и психологических исследований. Столь широкое использование его философии говорит само за себя.

В этой главе речь идет о некоторых практических и теоретических аспектах системы взглядов Маслоу, нашедших отражение в нашей жизни и в обществе. Его вклад в новое видение человеческой природы неоценим. Маслоу дал начало двум направлениям современной психологии, гуманистическому и трансперсональному. На протяжении 1970–1980–х гг. происходило воплощение идей Маслоу в психологии и образовании, бизнесе и менеджменте, здравоохранении и социологии.

Его рассуждения и теории столь тесно переплелись с личной и социальной жизнью многих из нас, что теперь уже трудно, как пишет Джойс Кэрол Гейтс, «оценить по заслугам удивительно плодотворную деятельность Маслоу; его способность сочетать в себе учителя, провидца, врача, мечтателя, специалиста по социальному планированию, критика; его стремление связать воедино различные очевидно не связанные явления; его неистощимый оптимизм» (Joyce Carol Gates; цитируется по: Leonard, 1983, p. 335).

С объективной точки зрения объем опубликованных трудов Маслоу впечатляет: 6 объемистых книг, свыше 140 журнальных статей, многие из которых затем были включены в разнообразные психологические сборники. Однако важнее всех этих многочисленных публикаций собственно идеи Маслоу, то влияние, которое эти идеи оказали на нашу жизнь и наше общество. Все труды Маслоу пронизаны убеждением, что человеческие существа можно понять, лишь учитывая их высшие стремления. Он утверждал, что мы как человеческие существа обладаем внутренней потребностью культивировать эти стремления, чтобы иметь возможность реализовать себя и служить обществу.

Ощущение чуда

Любовь Маслоу к жизни и твердая убежденность в позитивной направленности человеческих стремлений постоянно крепли благодаря тому, что он посвятил всю жизнь холистическому пониманию человеческой природы. Человеческие существа представляют собой не коллекцию неврозов, а богатство потенциальных возможностей. Еще в молодости ему были свойственны честное и открытое восприятие. В 1928 г. он написал в дипломной работе по философии:

Почему бы не приписать [чудо мистического переживания] самому человеку? Вместо того чтобы из факта мистического переживания делать вывод о присущей человеку беспомощности и малости… нельзя ли разработать концепцию о величии человеческого рода? (цит. по: Lowry, 1973а, р. 77).


Спустя более 40 лет, когда Маслоу стал одним из наиболее выдающихся психологов нашего времени, его основные идеи ничуть не изменились, судя по его высказыванию о своей книге «Высшие достижения человеческой природы» (The Farther Reaches of Human Nature, 1971, 144)71:


71 Все ссылки на работы Маслоу перечислены в «Библиографии печатных трудов Абрахама Маслоу»; число, следующее за годом, соответствует порядковому номеру работ в библиографии.


Если бы мне пришлось выразить основную мысль этой книги одним предложением, я [бы сказал], что это описание последствий открытия высшей природы человека, которая является частью его сущности, — или попросту говоря, что люди могут быть удивительно прекрасными, и это свойственно их человеческой и биологической природе (цит. по: Lowry, 1973а, р. 77).


Его ищущий, пытливый ум позволил выработать новый подход к психологии личностного роста и самоактуализации, минуя невротическое поведение и психоз. «Мы можем изучать глубины бессознательного и предсознательного, рациональное и иррациональное, здоровое и больное, поэтическое и математическое, конкретное и абстрактное. Эти медицинские очки водрузил на наш нос Фрейд. Настало время от них избавиться», писал Маслоу в 1959 г. (цит. по: Lowry, 1979, р. 66).

Незаметная революция

В предисловии к переработанному 2–му изданию книги «Мотивация и личность» Маслоу писал, что гуманистическая философия «по — прежнему ускользает от внимания большинства представителей интеллектуального сообщества… По этой причине я решил назвать ее незаметной революцией» (1970,142, р. х).

В марте 1985 г. участники празднования 25–й годовщины Ассоциации гуманистической психологии отметили значение «незаметной революции» и проникновение гуманистических идей в повседневную жизнь. Хотя обычные учебники по психологии часто не отражают гуманистических взглядов, в других сферах их влияние гораздо более заметно. Современные тенденции в психотерапии, образовании, медицине, менеджменте отражают представления Маслоу о самоактуализации, жизненных ценностях, выборе и обязанностях, а также холистический взгляд на индивида в семёйном, культурном и рабочем окружении.

Ричард Дж. Лоури из колледжа Vassal' College, друг и бывший студент Маслоу, редактор его журналов, сыграл решающую роль в исследовании трудов Маслоу. В своей книге «А. Г. Маслоу: интеллектуальный портрет» (А. Н. Maslow: An Intellectual Portrait, 1973a) Лоури исследует основные идеи Маслоу и их теоретический статус в истории психологии и западной философии.

Лоури характеризует интеллектуальную жизнь Маслоу как воплощение удивительной гармонии и последовательности в реализации «чудесных возможностей и загадочных глубин человеческой природы» (Lowry, 1973а, pp. 78–79).

При подготовке книги «Новые пути в психологии: Маслоу и пост — фрейдистская революция» (New Pathways in Psychology: Maslow and the Post — Freudian Revolution, 1972), английский писатель Колин Уилсон (Colin Wilson) тесно сотрудничал с самим Маслоу и его женой Бертой. Этот труд, а также книга «Третья сила, психология Абрахама Маслоу» (The Third Force, The Psychology of Abraham Maslow, Frank Goble, 1970) ведут хронику философии Маслоу и его достижений с учетом широкой исторический перспективы.

Уилсон пишет: «Достижения Маслоу огромны… Подобно всем оригинальным мыслителям, он открыл новый способ видения вселенной. Его идеи развивались медленно и органично, подобно дереву; не было переломов, резких смен направления. Он обладал удивительно тонким чутьем» (1972, р. 198).

Психолог и философ науки

Маслоу полагал, что общий подход к эмпирической науке, «к объектам, животным, предметам и частям — процессам страдает ограниченностью и неадекватностью, когда мы пытаемся узнать и понять людей и культуры в целом и по отдельности» (Maslow, 1966,115, p. xiii).

В своем поиске средств проведения исследований в сфере психологии Маслоу проявил себя философом науки. Он считал невозможным отделить психологическую истину от философских вопросов, полагая, что наука не имеет права исключать из рассмотрения какие бы то ни было данные или переживания, имеющие отношение к изучаемому вопросу. В книге «Психология науки: рекогносцировка» (The Psychology of Science: A Reconnaissance) он писал: «Наука должна уметь работать с проблемами ценности, индивидуальности, сознания, красоты, трансцендентности и этики» (Maslow, 1966, 115, p. xiv).

Маслоу больше интересовала разработка теорий, нежели их применение и перепроверка; в то же время он поощрял других исследователей экспериментировать с его идеями, подтверждать или опровергать их.

Я предпочитаю освоить новую пашню, а затем оставить ее. Я начинаю испытывать скуку. Я предпочитаю открытия, а не доказательства. Лично для меня величайшее волнение сопряжено с открытием (Maslow, цит. по: Lowry, 1979, р. 231).


В книге The Farther Reaches of Human Nature (1971,144) он признавал, что верификация — «становый хребт науки», однако полагал «величайшей ошибкой ученых считать себя только проверяющими» (р. 4). Он был озабочен открытиями, которые одновременно затрагивали переживания и теорию, призывая науку к поиску новых методов получения знаний о человеческом поведении. Его призыв к исследованиям распространялся на все сферы жизнедеятельности человека, включая дома, больницы, сообщества и даже нации.