ЧАСТЬ IV. Методология гуманитарных наук

ГЛАВА 18. Холистический подход к психологии[57]


...

Особенности личностных синдромов

Взаимозаменяемость

Как уже упоминалось, части синдрома взаимозаменяемы или эквивалентны, в частности в том смысле, что два симптома, различные с поведенческой точки зрения, но имеющие общую цель, могут замещать друг друга, выполнять одни и те же функции и имеют равные шансы возникновения или могут быть предсказаны с одинаковой вероятностью.

У истерической личности симптомы в этом смысле взаимозаменяемы. В классических случаях паралич ноги можно «вылечить» гипнозом или другими суггестивными приемами, однако впоследствии он неизбежно будет замещен каким — либо иным симптомом, например параличом руки. В литературном наследии Фрейда имеется множество примеров эквивалентных симптомов; так, страх лошадей может означать вытесненный страх отца. У уверенного в себе человека все поведенческие проявления взаимозаменяемы в том смысле, что они выражают одно и то же, т. е. уверенность. Мы уже приводили пример радикализма уверенных в себе людей; однако общее стремление помочь человечеству может проявиться в радикализме, филантропии, доброте к соседям, раздаче денег нищим и калекам. Если нам известно о человеке лишь то, что он уверен в себе, то мы с большой вероятностью можем предсказать его склонность к проявлениям доброты или социального интереса; однако мы не можем гарантировать то или иное проявление. Такие эквивалентные симптомы или проявления можно назвать взаимозаменяемыми.

Круговая причинность

Лучшее описание этого явления пришло из исследований по психопатологии; например, предложенная Хорни (Ногпеу, 1937) концепция порочного круга является особым случаем круговой причинности. Хорни попыталась описать динамическое взаимодействие в рамках синдрома, при котором одна часть всегда испытывает влияние других частей и, в свою очередь, воздействует на них, причем все это происходит одновременно.

Полная невротическая зависимость подразумевает ожидания, которые не оправдываются. Эти несбывшиеся ожидания порождают гнев в дополнение к осознанию своей слабости и беспомощности, что всегда имеет место при полной зависимости. Этот гнев обычно направлен на того самого человека, от которого зависит невротическая личность и благодаря помощи которого она надеется избежать катастрофы. В результате чувство гнева тут же приводит к чувству вины, тревоги, страха возмездия и т. п. Однако именно это в свое время и привело к возникновению зависимых отношений. Обследование такого пациента покажет, что в каждый конкретный момент все эти факторы сосуществуют в нем и подкрепляют друг друга. Если генетический анализ может показать преобладание одной особенности над другой во времени, то динамический анализ не может этого сделать. Все факторы в равной мере будут причинами и следствиями.

Некоторые индивиды могут попытаться поддержать свою уверенность в себе (ощущение безопасности) за счет покровительственного отношения к окружающим, превосходства над ними. Они бы не стали так себя вести, если бы не чувствовали себя нелюбимыми и отверженными (неуверенными). Однако такое поведение ведет к тому, что их еще больше не любят, что, в свою очередь, подкрепляет необходимость покровительственного поведения и т. д.

При расовых предрассудках этот тин круговой причинности проявляется особенно четко. Ненавистники указывают на некоторые нежелательные расовые особенности, чтобы оправдать свою ненависть, однако эти особенности возникли именно в ответ на ненависть и отвержение65.


65 В этих примерах описывается только синхронная динамика. Вопрос о причинах синдрома в целом, о возникновении круговой причинности — исторический. Даже если при помощи генетического анализа выявляется один конкретный фактор — первое звено в цепи, это вовсе не гарантирует, что этот же фактор будет иметь решающее значение в динамическом анализе (Allport, 1961).



Воспользовавшись более привычной причинно — следственной терминологией для описания этой концепции, можно сказать, что АиВ являются и причинами и следствиями друг друга. Можно также сказать, что это взаимозависимые или подкрепляющие друг друга явления.

Сопротивление изменениям

Уровень уверенности в себе (чувства безопасности) трудно изменить, повысить или понизить. Это явление подобно описанному Фрейдом так называемому сопротивлению, но оно имеет более широкое применение. Так, его можно отчасти спроецировать на образ жизни здорового или нездорового индивида. Человек, склонный считать окружающих хорошими людьми, будет противиться изменению своего убеждения точно так же, как человек, считающий всех дурными. С практической точки зрения это сопротивление изменениям можно определить как затруднения, которые испытывают психологи при попытке поднять или снизить уровень безопасности индивида.

Личностные синдромы иногда сохраняют удивительное постоянство при довольно значительных внешних изменениях. Известно множество примеров сохранения чувства безопасности у эмигрантов, которые пережили ряд лишений и унижений. Исследования, посвященные моральному духу жителей территорий, подвергшихся бомбардировке, доказывают удивительную стойкость наиболее здоровых людей к внешним невзгодам. Статистика показывает, что лишения и войны не ведут к заметному росту числа психозов66. Изменения в синдроме безопасности обычно не связаны с изменениями в окружающей действительности; иногда личность вообще не меняется.


66 Такие данные обычно подвергаются ложному толкованию; их используют для опровержения любой средовой или культурной теории психопатологической предрасположенности. Подобное явление свидетельствует о непонимании динамической психологии. В действительности психопатология в данный конкретный момент представляет собой результат скорее внутренних конфликтов и угроз, чем воздействия внешних факторов. Во всяком случае, внешние факторы оказывают динамическое влияние на личность за счет того, что связаны с основными целями индивида и его защитной системой.


Немецкий эмигрант, ранее весьма обеспеченный человек, приехал в Соединенные Штаты без всякого состояния. Однако, по мнению психологов, он чувствовал себя в безопасности. Подробно расспросив его, они установили, что его внутренняя философия и склонность считать людей хорошими не изменилась. Он по — прежнему верил, что является вполне достойным человеком и сумеет реализовать себя, если предоставится шанс. Все те низости, свидетелем которых он был, по его мнению, объяснялись вполне конкретными причинами. Интервью с людьми, знавшими его в Германии, показали, что он был в точности таким же и до своего финансового краха.

Много других примеров можно почерпнуть, наблюдая за пациентами, сопротивляющимися психотерапии. Иногда можно встретить пациентов, которые в результате психоанализа достигли значительного прогресса в понимании ложности и опасности некоторых своих убеждений. Несмотря на это, они продолжают цепляться за эти убеждения с удивительной настойчивостью.


Восстановление нарушенного уровня синдрома

При насильственном изменении уровня синдрома он иногда может восстановиться. Например, психотравмирующие переживания часто вызывают преходящий эффект. Со временем происходит спонтанное восстановление прежнего статус — кво. Также вызванные травмой симптомы могут сходить на нет под воздействием какого — либо другого фактора (Levy, 1939). Иногда эта тенденция проявляется в рамках более общих перемен.

Типичным является следующее наблюдение. Сексуально невежественная женщина была сильно шокирована переживаниями первого полового контакта в браке со столь же сексуально невежественным мужчиной. Произошло резкое изменение общего уровня синдрома безопасности, в частности от среднего к низкому. Исследование позволило выявить изменения в большинстве аспектов синдрома, во внешнем поведении, жизненной философии, сновидениях, отношении к человеческой природе и т. д. На этом этапе женщина получила поддержку и одобрение, ситуация подверглась неформальному обсуждению, она получила несколько советов в течение 4–5 часов. Ее состояние стало медленно восстанавливаться, возможно в связи с тем, что сексуальная жизнь постепенно наладилась, однако ей так и не удалось вернуться к исходному уровню безопасности. Сохранился некоторый эффект неприятных переживаний, отчасти подпитываемый довольно эгоистичным мужем. Удивительно, что столь сильное последействие сохранилось, несмотря на восстановление поведения и мышления, которые имели место до замужества. Сходная картина резких изменений с последующим медленным, но полным возвратом к исходному состоянию наблюдалась в повторном браке у женщины, первый муж которой страдал психическим заболеванием.


В повседневной жизни мы отдаем дань этой всеобщей тенденции, когда продолжаем считать своих друзей нормальными людьми, способными оправиться от любого удара по прошествии времени. Смерть супруга или ребенка, финансовый крах, любое другое психотравмирующее переживание может вывести человека из равновесия на некоторое время, однако впоследствии его состояние практически полностью восстанавливается. Только хронически действующие негативные внутренние или внешние факторы способны привести к стойким изменениям структуры здорового характера.

Изменения синдрома как единого целого

Тенденция, о которой шла речь выше, наиболее показательна. Если синдром меняется в одной из своих частей, тщательное исследование практически всегда позволяет выявить другие сопутствующие изменения в том же направлении в других частях синдрома. Довольно часто эти сопутствующие изменения заметны практически во всех частях синдрома. Причина, по которой эти изменения могут остаться незамеченными, состоит в том, что люди их не ожидают, а следовательно, не ищут.

Следует подчеркнуть, что такая тенденция к холистическому изменению, подобно другим тенденциям, о которых уже говорилось, есть не более чем тенденция, а никак не уверенность. Известны случаи, когда направленное действие раздражителя вызвало локальные изменения без последствий для системы в целом. Эти случаи встречаются довольно редко, если мы исключим примеры недобросовестных исследований.

Эксперимент, проведенный в 1935 г., результаты которого не публиковались, был посвящен повышению самооценки у женщины внешними средствами; пациентке было предложено вести себя агрессивно в 20 специфических и вполне тривиальных ситуациях (например, при покупке чая ей надлежало настаивать на определенном сорте, хотя обычно продавец легко мог ее переубедить). Она соблюдала все инструкции, а спустя три месяца было проведено тщательное исследование личностных изменений67. Тот факт, что самооценка испытуемой сильно изменилась, сомнений не вызывал. Изменился и характер ее сновидений. Она впервые стала носить облегающую и открытую одежду. Ее сексуальное поведение стало более спонтанным, что не преминул отметить муж. Она стала ходить в бассейн с другими людьми, хотя раньше стеснялась появляться в купальном костюме. В целом ряде ситуаций женщина стала чувствовать себя более уверенно. Эти изменения не были запланированы, они были спонтанными, их значимости сама исследуемая не понимала. Изменение поведения способно привести к изменению личности.


67 Сегодня ученые назвали бы это формой поведенческой психотерапии.


Чрезвычайно неуверенная в своей безопасности женщина, обследованная спустя несколько лег после удачного замужества, обнаружила значительные изменения к лучшему. При первом общении (до замужества) она страдала от одиночества, считала себя нелюбимой и не достойной любви. Мужу, в конце концов, удалось убедить ее в своей любви — весьма трудная задача в подобном случае, — и они поженились. Теперь женщина была не только убеждена в любви мужа, но и считала себя достойной любви. Она завела друзей, которых раньше у нее не было. Ее генерализованная ненависть к людям прошла. Она стала доброй и приятной в общении, чего не было и в помине при первом знакомстве с ней. Некоторые специфические симптомы, в частности повторяющийся кошмарный сон, боязнь вечеринок и скопления незнакомых людей, хроническая тревожность, страх темноты, определенные жестокие фантазии, прошли или заметно уменьшились.


Внутренняя согласованность

Даже у человека, в целом не ощущающего себя в безопасности, могут проявляться некоторые специфические виды поведения, убеждения или чувства, характерные для чувства безопасности. Так, несмотря на то что неуверенные в себе люди склонны к повторяющимся ночным кошмарам, тревожным и другим неприятным мыслям, среди них немало и таких, кто хорошо спит. У этих индивидов, однако, сравнительно небольшие изменения в окружающей среде способны вызвать неприятные сновидения. Эти непостоянные элементы часто мешают ученым составить полную картину синдрома.

Люди с низкой самооценкой склонны к застенчивости. Поэтому неудивительно, что многие из них вообще не появляются перед окружающими в купальном костюме или чувствуют себя в нем весьма напряженно. Вместе с тем одна девушка, самооценка которой была, без сомнения, низкой, не только ходила на пляж, но надевала при этом весьма открытый купальник. Позднее в серии интервью выяснилось, что она гордилась своей фигурой, которую считала идеальной, — само по себе такое убеждение для женщины с низкой самооценкой, как и ее поведение, весьма нехарактерно. Из беседы с ней стало ясно, что такое отношение к купанию уживалось с застенчивостью: девушка всегда держала поблизости халат, которым укрывалась; если же кто — то откровенно на нее заглядывался, она могла вообще уйти с пляжа. По отзывам других людей, она решила, что фигура у нее хорошая; умом понимая, что надо вести себя определенным образом, девушка старалась делать это, но в силу структуры характера она испытывала затруднения.


Специфические страхи часто обнаруживаются и у достаточно уверенных людей, которые в целом не боязливы. Эти страхи обычно имеют условно — рефлекторное происхождение. Я обнаружил, что таким людям довольно легко удается избавиться от своих страхов. Простое переобусловливание, сила примера, призыв быть сильным, разумное разъяснение и другие поверхностные психотерапевтические меры часто весьма эффективны. Эти простые поведенческие техники, однако, не дают такого ошеломляющего успеха у явно не уверенных в своей безопасности людей. Можно сказать, что страх, не согласующийся с личностью в целом, легко устранить; более устойчив страх, который соответствует структуре личности.

Другими словами, не уверенный в своей безопасности человек склонен к большей неуверенности; человек с высокой самооценкой склонен к ее повышению.

Склонность к крайностям

Наряду с уже описанными консервативными тенденциями существует как минимум одна противодействующая сила, вытекающая из внутренней динамики синдрома, которая благоприятствует скорее изменению, чем постоянству. Это склонность довольно неуверенного в себе человека к крайней неуверенности, а уверенного — к крайней уверенности68.


68 Эта тенденция тесно связана с ранее описанной тенденцией внутренней согласованности.


У довольно неуверенного в себе человека каждое внешнее воздействие, каждый действующий на организм раздражитель обычно расценивается как небезопасный. Например, усмешка представляется гримасой, забывчивость интерпретируется как оскорбление, безразличие выглядит неприятием, легкая симпатия считается безразличием. В мире такого человека гораздо больше небезопасных воздействий, чем безопасных. Можно сказать, что в восприятии окружающей действительности у него преобладают ощущение небезопасности и неуверенности. Кроме того, такие люди движутся, пусть медленно и постепенно, ко все большей неуверенности. Эта тенденция, конечно, подкрепляется тем, что не уверенные в себе люди склонны демонстрировать ощущение неуверенности, что вызывает неприязнь к ним у окружающих; это, в свою очередь, способствует нарастанию неуверенности, замыкая порочный круг. Таким образом, в силу своей внутренней динамики, эти люди притягивают к себе то, чего сильнее всего боятся.

Наиболее наглядным примером представляется ревность. Ревность — результат неуверенности в себе и практически всегда ведет к дальнейшему отвержению и еще большей неуверенности. Один мужчина так объяснил причины своей ревности: «Я настолько люблю свою жену, что боюсь сойти с ума, если ее потеряю или она перестанет меня любить. Вполне естественно, что я обеспокоен ее приятельскими отношениями с моим братом». В связи с этим он предпринял ряд мер по прекращению этих отношений, все они были довольно глупыми, поэтому он начал терять любовь и жены, и брата. Это, в свою очередь, лишь усилило его ревность. Порочный круг удалось разорвать при помощи психолога, который порекомендовал для начала отказаться от поведенческих проявлений ревности, даже если само чувство сохранилось, а затем приступать к более важной задаче устранения общей неуверенности в себе различными способами.

Изменения под давлением извне

Уделяя внимание внутренней динамике синдромов, легко забыть, что любой синдром в конечном счете — это реакция на внешнюю ситуацию. Не следует забывать об этом очевидном факте; здесь он упоминается для полноты изложения материала, а также как свидетельство того, что личностные синдромы организма — не изолированные системы.

Переменные: уровень и качество

Уровень синдрома — наиболее важная и очевидная переменная. Уверенность в себе у человека может быть высокой, средней или низкой; это же касается и самооценки. Мы не подразумеваем, что значения этих переменных располагаются на одной оси; просто говорим об изменении значений от высоких к низким.

Качество синдрома характеризуется, в основном, применительно к самооценке и доминированию. У разных видов низших обезьян проявляется феномен доминирования, однако в его проявлениях наблюдаются межвидовые различия.

У человека с высоким уровнем самооценки можно выделить как минимум два ее качества, которые мы решили обозначить как силу и власть. Человек с высокой самооценкой, одновременно уверенный в своей безопасности, проявляет эту силу уверенности в себе в доброжелательной, дружеской манере. Человек с высокой самооценкой, который не чувствует себя в безопасности, не проявляет интереса к помощи слабым, а скорее, к доминированию над ними. Оба индивида отличаются высокой самооценкой, но проявляется она по — разному, в зависимости от характеристик конкретного организма. У чрезвычайно не уверенных в своей безопасности людей эта неуверенность также может проявляться по — разному. Например, она может иметь качество самоустранения (при низкой самооценке) или качество враждебности, агрессивности, вызывающего поведения (при высокой самооценке).

Культурные детерминанты

Безусловно, взаимоотношения между культурой и личностью весьма сложны, чтобы говорить об этом коротко. Главным образом, для полноты изложения материала следует указать, что в целом пути достижения личных целей в жизни, как правило, определяются особенностями культуры. Пути выражения своей самооценки также отчасти детерминируются господствующей культурой. То же самое можно сказать о любовных отношениях. Мы добиваемся любви других людей и выражаем свои чувства к ним способами, одобряемыми нашей культурой. Тот факт, что в сложных обществах роли, связанные с социальным статусом, также отчасти детерминированы культурой, часто ведет к вариациям в проявлениях личностных синдромов. Например, мужчины с высокой самооценкой в нашем обществе имеют больше возможностей для выражения этого синдрома, чем женщины с высокой самооценкой. Детям также дается мало шансов выразить свою высокую самооценку.

Необходимо отметить, что обычно имеется одобряемый культурой уровень каждого синдрома (например, безопасности, самооценки, социальности, активности). Это особенно заметно при кросс — культурных исследованиях и исторических сравнениях. Так, от среднего представителя народности добу ожидаются более выраженные проявления враждебности, чем от среднего арапеша. От средней женщины в современном обществе ожидается проявление более высокой самооценки, чем от средней женщины столетие назад.