ЧАСТЬ IV. Методология гуманитарных наук

ГЛАВА 17. Формирование стереотипов как противоположность познания истины


...

Теория

Теории, основанные на категориях, по большей части абстрактны, иначе говоря, они выделяют определенные свойства явления как более важные, или, во всяком случае, заслуживающие большего внимания. Таким образом, любой подобной теории или, в данном случае, любой абстракции свойственно пренебрегать некоторыми свойствами явления или опускать часть истины. Из — за этих принципов отвержения и селекции любая теория способна дать нам лишь неполную, одностороннюю картину мира. Вероятно, даже все теории в мире, будучи собраны вместе, не позволят понять ни какое — то частное явление, ни мир в целом во всей его полноте. Субъективное богатство переживаний более свойственно художественным и эмоционально чутким натурам, а не теоретикам и интеллектуалам. Не исключено, что так называемые мистические переживания представляют собой совершенное выражение такого рода полного понимания всех характеристик частного явления.

Эти рассуждения помогают нам понять другую характеристику индивидуальных переживаний, а именно их конкретность. Наше представление о конкретности не следует смешивать с представлением Гольдштейна. Пациенты с поражением мозга действовали конкретно, но при этом не видели всех эмоционально насыщенных характеристик объекта или переживания. Они видели и были способны видеть только характеристику, определяемую данным контекстом: например, бутылка вина была для них только бутылкой вина и ничем более, это не было ни оружие, ни украшение, ни огнетушитель. Если считать абстрагирование селективным вниманием, по тем или иным причинам направленным на некоторые из бесчисленных характеристик события, то пациенты Гольдштейна в некотором роде занимались абстрагированием.

Имеются определенные различия между классификацией переживаний и их оценкой, между использованием их и наслаждением ими, между тем или иным способом их познания. Все авторы описаний мистических и религиозных переживаний, как и некоторые технические психологи, обращали на это внимание. Например, О. Хаксли пишет: «По мере роста индивида его знания становятся более концептуальными и систематическими по форме, а их фактическое, утилитарное содержание значительно расширяется. Однако эти приобретения сопровождаются некоторым снижением качества сиюминутного понимания, притуплением и утратой интуиции» (Huxley, 1944, vii)56.


56 Ссылки на мистицизм см. в работах: Aldous Huxley, The perennial philosophy, 1944, и William James, The varieties of religious experience, 1958.


Вместе с тем наше взаимодействие с природой не ограничивается ее оценкой, наименее насущным, с биологической точки зрения, из всех подобных взаимодействий. Поэтому нет нужды полностью отказываться от теорий и абстракций из — за таящихся в них опасностей. Преимуществ теории никто не отрицает, особенно с учетом необходимости общения и практического управления окружающей средой. Если бы в наши задачи входило давать рекомендации, мы бы сформулировали их так: обычные когнитивные процессы работника интеллектуального труда, ученого были бы эффективнее, если бы они помнили, что эти процессы не единственное орудие в руках исследователя. Существуют и другие, которые ранее было принято отдавать на откуп поэтам и художникам, поскольку люди не знали, что эти способы познания дают доступ к той части реального мира, которая скрыта от увлеченного абстрагированием интеллектуала.

Кроме того, как мы увидим в главе 18, существует также и холистическое теоретизирование, при котором предметы и явления не препарируются, не отделяются друг от друга, а рассматриваются в своем естественном виде, во взаимосвязях с целым, при этом находясь в нем.