Часть 3.. Невротические зависимости


...

Глава 2.. Наркомания

Хотите еще статистики? Каждый десятый школьник и каждый пятый старшеклассник в России уже пробовал или регулярно употребляет наркотики, а в Ленинградской области, например, таких старшеклассников – один из трех. Или о том, что СПИД приобрел в России характер эпидемии, вам, наверное, уже известно, а то, что это обусловлено не каким-то там сексом нехорошим, как там, на Западе, а именно наркоманией, причем самой ужасной – героиновой, это вам тоже известно? Да, о наркомании и наркоманах говорят сейчас много, но, к сожалению, чаще всего не по делу. Да, рост наркомании налицо. Да, наркомания и в школах, и в бизнес-центрах. Да, наркомания – это проблема национальной безопасности. Да, да, да! Но кто такой наркоман? Каким он видит мир? Как предугадать его поведение?

Болезнь к смерти

Ему всего 16, но он смотрит на меня, как уставший от этой жизни старик, в его больших изумрудных глазах с чудными, длинными ресницами нет будущего. «Доктор, – говорит он, – о чем думают все эти люди? Я хожу по улицам, вижу их улыбки, слышу их смех… Я не могу понять, о чем они думают. Это единственное, единственное, что я хочу знать. Только это». В его жизни не осталось больше ничего, кроме героина.

В каждом из нас слишком много винтов, колес и клапанов, чтобы мы могли судить друг о друге по первому впечатлению или по двум-трем признакам.

А. П. Чехов

С чего все начиналось? Ему едва исполнилось 13 лет, он ходил в школу и спортивную секцию, но жизнь казалась пустой, ей не хватало блеска, в ней не было «драйва». Стеснительный с детства, подавленный своей матерью, не нужный ей, решающей свои «личные проблемы», он нуждался в освобождении, он хотел жить. Но жизнь пропадала за извечной суетой и будничностью… Тогда-то и предложили, тогда-то и попробовал.

«Но ты ведь знал, что это опасность? Ты же понимал, что возникнет зависимость?» – говорю я. «Зависимость… – тянет он. – Становилось легче, я становился веселым. Зависимость… После первой дозы я почувствовал себя свободным, настоящим, живым. Потом еще раз, смотрю – нет зависимости, не тянет, я все контролирую. И еще раз – нет зависимости. Четвертый, пятый… А оказывается, что это и есть зависимость».

Его физиологическое развитие приостановилось. Несмотря на свои 16 лет, он выглядит едва ли на 14. Только глядя в глаза, понимаешь, что ему не 16, ему 61, ему 80, 90, 100 лет! Спрашиваю: «Что для тебя наркотик?». Он переспрашивает, словно эхо: «Наркотик? Наркотик – это ринг, ринг, ринг, где ты всегда проигрываешь».

Ему хочется бросить, потому что жить так, как он живет – от дозы до дозы – невозможно, невыносимо. Боль пронизывает все тело, мысли крутятся вокруг одной темы, хочется кричать, резерв сил исчерпан. «Хочешь бросить?» – спрашиваю я. – «Да». – «Действительно? Сильно хочешь?». «Да», – повторяет он еле слышно, ни один мускул не дрогнул на его резном, точеном, почти античном лице. «А вот представь, – предлагаю я, – вот тут, на столе лежит героин. Хочешь?» Он закрывает глаза, опускает голову, поводит плечами, его ломает: «ДА». И это «ДА» звучит, словно ропот, гул бездны. «А теперь сравни свои „хочу бросить“ и героин: что победит?» «Героин», – отвечает он. Сейчас ему 16 лет, но ему никогда не будет 61, даже 40, даже 30…

Принять наркотик – значит выпить мензурку со смертельными бациллами. Никто не сделает этого просто так, от нечего делать, на фоне полного благополучия. Если человек начал принимать наркотик, значит, в его жизни, сколь бы успешной и беззаботной она ни казалась, накопилось множество психологических проблем.

Не случайно специалисты рассматривают наркоманию как аутоагрессивное поведение, это означает главным образом вот что: человек убивает себя, чтобы уничтожить свои внутренние проблемы. Как правило, он не сознает этого, но бессознательная цель именно такова.

Наркотики бывают разными, «легкими» или «тяжелыми», но это всегда наркотики – всегда. Одни убивают жизнь изнутри, сужают ее до затяжки, до пилюли, до одного укола, они превращают ее в сущий ад, где единственная отрада – доза, и в конечном счете – смерть. Другие, прежде всего героин, бьют наотмашь. Удовольствие, доставляемое наркотиком, заканчивается быстро, а дальше у человека остается только одно желание: хоть как-то уменьшить страдание.

Человек с самого детства только и слышит, что он должен печься о собственном благополучии, о добром имени, о своих друзьях и вдобавок о благополучии и добром имени этих друзей. Его обременяют занятиями, изучением языков, телесными упражнениями, неустанно внушая, что не быть ему счастливым, если он и его друзья не сумеют сохранить в должном порядке здоровье, доброе имя, имущество, и что малейшая нужда в чем-нибудь сделает его несчастным. Придумав для него множество занятий, ему советуют каждый свободный час посвящать себя играм, забавам, не давать себе ни минуты передышки. Как пусто человеческое сердце и сколько нечистот в этой пустоте!

Блез Паскаль

Нет, смерть далеко не самое страшное, она даже желанна, когда места инъекций начинают гноиться, антибиотики не помогают, хирурги не могут обеспечить наркоз и режут по живому, а боль, которая идет изнутри, еще ужаснее и ломает все тело, когда мать хочет отправить своего ребенка в тюрьму, чтобы там он избавился от наркомании, когда мать желает смерти собственному ребенку. Вот когда действительно страшно!

Если же каким-то чудом человек избавляется от наркотика, он не выздоравливает никогда, он всегда на крючке, он болен пожизненно, он болен до самой смерти. Наркотик – это смертельная болезнь. Это должен знать каждый.