Часть 3.. Невротические зависимости

Глава 4.. Зависимость от любви


...

Заложники страстии прочих комплексов

Итак, состояние «жгучей любовной страсти» по природе своей болезненно, но когда она становится зависимостью? В том случае, если объект оказывается недоступен, если он отвергает, бросает, изменяет и т.п. Обоюдоострая страсть, если она и встречается, то длится недолго и в зависимость, как правило, перерасти не успевает.

Только безответная или отчасти безответная любовь способна поставить все с ног на голову, превратив человека в свое подобие, в собственную тень, выеденную изнутри любовным томлением. Как такое становится возможным? Ответ на этот вопрос скрыт в наших мечтах и надеждах на большое и светлое чувство взаимопроникающей любви с человеком, который по самой природе своей на такие отношения не способен.

Мечта каждой женщины, хотя зачастую эта фантазия и камуфлируется прекрасной представительницей прекрасного пола, незамысловата – это «рыцарь на белом коне». Мечта каждого мужчины – не пугайтесь – «женщина-вамп», хотя и не многие мужчины в этом признаются. Несмотря на то что и те, и другие успешно скрывают свои подлинные мечтания, искушенный взгляд они обмануть не в силах.

Клеопатра: Любовь? Насколько ж велика она?

Антоний: Любовь ничтожна, если есть ей мера.

Клеопатра: Но я хочу найти ее границы.

Антоний: Ищи их за пределами вселенной.

Уильям Шекспир

Конечно, женщине очень хочется, чтобы мужчина, которому она фактически препоручает свою жизнь, был надежным и сильным, чтобы он мог брать на себя ответственность за решения и за нее – свою избранницу, давал ей ощущение защищенности и т.д. Иными словами, он должен быть «каменной стеной» – этого ждет женщина от мужчины.

Когда же мужчина не отвечает этим ожиданиям женщины, на нее сначала нападает раздражение, потом тоска, а потом раздражение в квадрате. Она отчаивается, злится, требует от мужчины быть мужественным: «Ну, будь же ты мужиком, в конце-то концов!».

Но, как это ни парадоксально, эффект оказывается прямо противоположным! В момент, когда женщина предъявляет мужчине все эти требования, она выходит из себя, она мечет молнии, она подобна фурии, т.е. фактически становится желанной для мужчины «женщиной-вамп». А именно это и «заводит» современного среднестатистического мужчину, именно этого он и ждет, именно это поведение своей избранницы он подсознательно и провоцирует.

Что же это за странность такая с нашими мужчинами? Казалось бы, мужчина должен желать женщину, которая его любит, любит беззаветно, ценит, дорожит, смотрит ему в рот и ни о чем больше не думает. Так бы оно, вероятно, и было, если бы не плачевные результаты женской эмансипации.

Такие женщины сейчас, как видно, совсем не в моде, женщиной-мечтой стала амазонка. Чуть больше века назад женщины начали целеустремленно отвоевывать себе мужские права, и ста лет им хватило… Теперь женщины занимают все без исключения «руководящие посты». Почему-то принято думать, что «руководящий пост» – это должности президента или директора, а ведь на самом деле это далеко не так. Подлинно руководящим постом является роль «воспитателя», «учителя», «врача», «судьи» – ведь именно они принимают все жизненно важные для каждого из нас решения.

Любовь, как огонь, – без пищи гаснет.

М. Ю. Лермонтов

Именно эти люди обладают подлинной властью, именно эти должности, как правило, и занимают женщины. Вот и получается, что наши мальчики с младенчества оказываются под пятой «слабого пола»: мамы, бабушки, воспитательницы, учительницы, врачи, заведующие «детской комнатой милиции». Оказываясь под этой пятой, они привыкают к ней и жаждут ее. Жаждут и провоцируют женщин на проявление «доминантных» качеств, и если угадывают их, то влюбляются патологически, т.е. с тяжелой и хронической зависимостью.

Глупее этой ситуации, конечно, трудно себе представить: женщина нуждается в сильном мужчине и, подобно громовержцу, требует от своего избранника указанных качеств. Мужчина же, с детства привыкший к женскому тоталитаризму, только того и ждет, чтобы любимая женщина на него «наехала». Причем чем больше на него «наезжают», тем больше он восхищается той силой и мощью, с которой этот «наезд» осуществляется. Кроме того, учтем, что истинные причины такого поведения женщины, как правило, для мужчины покрыты завесой тайны. Женщины – существа по природе своей скрытные, это свое требование, обращенное к мужчине, они обычно всячески камуфлируют.

Мужчины же по природе своей существа нелюбопытные, а потому все эти бесчисленные женские подтексты так и остаются ими не прочитанными. Мужчина интерпретирует такое женское поведение не как разочарование в его мужественности, а безотносительно, т.е. как проявление ее «природной силы», ее «характера», ее «личности». Интерпретирует и восхищается.

На свете немало людей, которые и рады бы полюбить, да никак не могут; они ищут поражения, но всегда одерживают победу и, если дозволено так выразиться, принуждены жить на свободе.

Жан де Лабрюйер

В результате получается разговор слепого с глухонемым, а поведение женщины, требующей от мужчины мужественности, – роковым. Она сама роет себе могилу, поскольку подобная тактика может вызвать только обратный эффект: вместо «рыцаря на белом коне» она получит «слабака» и «нюню».

Вот и возникает этот трагический вопрос: «Почему я всегда влюбляюсь не в того?». «Любовь, – говорят в народе, – зла»… Продолжать не буду, поскольку все это, знаете ли, смотря с какой стороны посмотреть. Хотя действительно любовь человеческая выкидывает коленца: возникает там, где, казалось бы, и не должна была возникнуть. При этом она никак не появляется там, где ей сам бог велит! Впрочем, что чувству слово «должна»?..

Факт остается фактом: женщины если и влюбляются, то влюбляются в «рокового мужчину». «Я все умом понимаю! Понимаю, что он не для меня, понимаю, что ненадолго это! Я все понимаю, доктор, я сделать с собой ничего не могу!» – реплика на приеме у психотерапевта частая и, кажется, обрекающая его труд по укреплению психического здоровья пациентки на полное заведомое фиаско.

Отчего влюбляется женщина в «рокового мужчину»? Ответ достаточно прост: он ощущается ею, зачастую неосознанно, как эманация мужественности, как само спустившееся с небес мужское начало. «Мужчина-положительный», напротив, воспринимается ею не как мужчина, а как «человек» или, того хуже, «баба», скулящая, нудящая и т.п.

Надежда и желание взаимно подстрекают друг друга, так что когда одно холодеет, то и другое стынет, и когда одно загорается, то закипает другое.

Ф.Петрарка

Так что если женщина чувствует себя зависимой от любви, то можно безо всяких дополнительных расследований заключить: она сознательно, полусознательно или бессознательно воспринимает его как саму Мужественность. Благодаря чему? Как это ни странно, благодаря тому, что он ей отказывает…

Кто-то удивительно точно сравнил любовь с клинком – один тянет за острие, другой за рукоять, одному он упирается в грудь, другому вонзается в сердце. Потом перемена мест, и все начинается сызнова. Так именно получается, когда любишь не человека, а его идеализированный образ – какого-нибудь «рыцаря» или «мачо», какую-нибудь «вамп» или «Святую Деву Марию».

Всякое несоответствие любимого «заданным параметрам» приводит к страданиям, причем эти страдания обоюдны. Любовь может быть неразделенной, но страдают от нее всегда оба.