Часть 3.. Невротические зависимости

Глава 3.. Игромания


...

Знаменитый игрок

Среди «игроманов» встречаются весьма незаурядные личности. Пожалуй, наиболее известным «заложником лихорадки азарта» был Федор Михайлович Достоевский. Окончив Инженерный институт, т.е. практически в самом начале своей самостоятельной жизни, будущий великий русский писатель познакомился с миром игроков, профессиональных шулеров, закладов, денежных ссуд, векселей и процентов.

Осенью 1843 года он проигрывает за один вечер тысячу рублей (в то время громадные деньги), а в феврале 1844 г. – еще одну тысячу в «невинную» игру домино. В Сибири, по выходе из каторги, заменившей смертный приговор, он пристрастился к азартным играм и писал знакомым: «Ух, как играли жарко! Скверно, денег нет. Такая чертова игра – это омут. Вижу и сознаю всю гнусность этой чудовищной страсти, а ведь так и тянет, так и всасывает».

8 сентября 1863 года Федор Михайлович сообщал брату: «Миша, я в Висбадене создал систему игры, употребил ее в дело и выиграл тотчас же 10 000 франков. Наутро изменил этой системе, разгорячился и тотчас же проиграл. Вечером возвратился к этой системе опять, со всей строгостью, и без труда скоро выиграл 30 тыс. франков. Скажи: как после этого не увлечься, как не поверить, что счастье у меня в руках».

Человек есть существо, ко всему привыкающее, и, я думаю, это самое лучшее определение человека.

Ф. М. Достоевский

Достоевского в этот момент в Париже ждет красавица Суслова, но он задерживается в Висбадене с мечтою выиграть 100 тыс. франков. Выигрывает 10 400 и решает на следующий же день уехать, но не выдерживает, остается и проигрывает большую часть суммы. Из остатка он отправляет в Россию 500 франков для своей больной (первой) жены, но через неделю уже шлет умоляющее письмо к родным возвратить посланные деньги. Это путешествие послужило Достоевскому материалом для романа «Игрок».

Некоторые игроманы гордятся подобной близостью к писателю, хотя это выглядит, по крайней мере, достаточно странным – пытаться гордиться близостью в неврозе, пусть даже и с великим русским писателем. Если бы они могли гордиться аналогичными творческими способностями… Игромания не делает человека Достоевским, равно как и шизофрения не делает его Ван Гогом.