Часть 1.. Невроз собственной персоной

Глава 1.. Конфликт сознания с подсознанием


...

Грехи мои страшные, грехи мои тяжкие

Подсознание, преследуя свои цели, будет наступать, а сознание – пытаться сохранить хорошую мину при дурной игре. Мы страстно желаем, чтобы никто не узнал о наших страхах, нам стыдно и страшно, и зачастую мы скрываем собственные опасения даже от самих себя. Мы пускаемся во все тяжкие, чтобы оправдаться, отмыться от позора собственного страха, мы с отчаянием, даже не веря в успешность своего предприятия, выдаем желаемое за действительное, всячески выгораживаем себя. Только бы никто не догадался, что мы «малодушничаем»! Мы думаем, что это только наш грех, на самом деле им поражены все без исключения.

Согласно нашему пониманию, увидеть и узнать человека означает вырвать его из пут его израненного, распаленного, но бессильного стремления к богоподобию и склонить к незыблемой логике совместной жизни, к социальному чувству.

Альфред Адлер

С властью все еще сложнее! Хотим ли мы власти? Так, чтобы руководить страной или миром – вряд ли, подобных безумцев считанные единицы. Но стремление к власти – это отнюдь не жажда формального титула, это иное – это желание навязывать другим свои желания, свое видение мира. Мы бы удовлетворили свое желание власти, если бы могли заставить других людей испытывать нужные нам желания. Эти устремления куда более амбициозны, нежели невинное, в сущности, желание стать президентом! Нам неловко желать власти над людьми, но жажда власти над умами и душами – это полное бесстыдство. Не удивительно, что и здесь наше сознание пытается скрыть правду, представить это стремление в благородном виде: «Я же делаю это для тебя, для твоего блага! Ты просто не понимаешь!»

Принудительная мораль супружеских обязанностей и семейного авторитета является моралью трусов, боящихся жизни, и импотентов, не способных пережить благодаря собственной силе любви то, что они хотят обрести с помощью полиции и брачного права

Вильгельм Райх

Наконец, секс. Вот уж, действительно, «поганое место». Сам по себе секс, конечно, не порок и не исчадие ада, даже напротив, дело важное и полезное. Но нам трудно себе признаться, что большая часть наших «благих поступков» в основе своей содержит сексуальное влечение. Мы помогаем тем людям, которых считаем привлекательными, мы делаем хорошие дела, чтобы получить одобрение со стороны лиц, которых считаем привлекательными, мы вообще очень любим этих «привлекательных лиц».

Хочется думать, что наши поступки – следствие нашего альтруизма и душевной чуткости, но на самом деле они имеют совершенно отчетливую эротическую подоплеку. Если мы этогоне осознаем, тем хуже для нас. И здесь опять конфликт между сознанием и подсознанием: подсознание хочет, а сознание запрещает или смещает желание из сферы плотской в сферу платоническую. Получается игра молодых девушек: вроде бы и «да», но «нет», «и хочется, и колется, и мама не велит». Только эта «мама» – никакая не мама, а сознание. Отдаться первому встречному, который «так хорош, что спасу нет», или двинуть из семьи на покорение новых «женских крепостей» – поступки для сознания недостойные, но для подсознания весьма и весьма желанные.

Вот и оказались мы, благодаря сознанию и подсознанию, между молотом и наковальней. Каков результат? Формирование невроза, который характеризуется наличием того или иного «невротического симптома».