Часть 1.. Невроз собственной персоной

Глава 2.. Между смертью, властью и сексом


...

Мания величиякомплекса неполноценности

У каждого человека есть «комплекс неполноценности». Беспристрастная наука готова побожиться: у всех он есть, и никто не составляет исключения! Правда, некоторые считают, что «комплекс неполноценности» – это их основная проблема, но на самом деле больше всего от этого комплекса страдает как раз тот, кто клятвенно уверен, что никакого «комплекса неполноценности» у него нет. С этим парадоксом и следует разобраться…

Первооткрывателем «комплекса неполноценности» был знаменитый австрийский ученый Альфред Адлер, ученик Фрейда. Он-то и заметил, что каждый человек страдает от «комплекса неполноценности», т.е. чувствует себя несостоятельным, а главное – слабым. Адлер рассуждал следующим образом. Всякий человек долгое время остается под опекой родителей (или воспитателей). Родители принимают за ребенка решения, говорят ему, что и как делать, они лучше осведомлены по всем вопросам и всегда правы. Причем последнее они подтверждают не здравым рассуждением, а прежде всего силой, хотя бы и силой авторитета.

В этих условиях у всякого человека формируется ощущение, что он ничего из себя не представляет, ничего толком не умеет, ничего не знает, тогда как другие люди, наоборот, все знают, все умеют, все могут. Патологическое желание взять реванш зреет и наливается. Проходит время, ребенок становится взрослым, но то, детское еще ощущение собственной несостоятельности у него остается. Дальше возможны два варианта развития событий: или «комплекс неполноценности» начинает «свою игру», или же человек предпринимает попытки преодолеть свою «неполноценность».

Стремление к превосходству в каждом индивидууме лично и уникально. Оно зависит от того, каково для него значение жизни. Это значение – не вопрос слов. Оно возникает в его стиле жизни и пронизывает его.

Альфред Адлер

Нерешительность, страх перед ответственностью, неуверенность – вот прямые проявления «комплекса неполноценности». Но есть у этой медали и оборотная сторона: сверх-компенсация. Чувствуя свою «неполноценность», человек может начать с ней бороться, например, он с головой окунается в работу, добивается немыслимых успехов и доказывает таким образом всем и каждому (а в первую очередь самому себе), что «все-таки» он «кое-что» из себя представляет. Чтобы окончательно убедиться в собственной состоятельности, необходимо, правда, соблюсти еще одно условие: нужно с той же неопровержимостью доказать, что другие люди уж точно из себя ничего не представляют. И тогда начинается любимая игра детей и взрослых – в «Царя Горы».

Забраться наверх, всех спихнуть вниз и насладиться сладким мигом своего величия – это мечта! Компенсируя свой «комплекс неполноценности», человек сражается с родственниками и друзьями, сотрудниками по работе и политическими оппонентами. Он всякий раз оказывается «наверху» (чего бы это ему ни стоило и чем бы это ему ни грозило), его слово всегда звучит последним. «Ведь нам нужна одна победа, мы за ценой не постоим!». Он ходит по головам, но даже это не доставляет ему удовольствия. Периоды падений воспринимаются как тяжелейшая трагедия, а мгновения триумфа пугают, поскольку обещают оказаться недолговечными и требуют обороны по всем фронтам. Этот бессмысленный бег по кругу может продолжаться сколь угодно долго…

Существуют сотни вариантов, как можно «взять верх», доказать другому, другим и всем на свете их несостоятельность и ничтожность, а самому величественно выступить «во всем белом и с блестками». Вот несколько излюбленных стратегий. Во-первых, можно выдвинуть ультиматум с требованиями безоговорочной капитуляции. Формула проста: «Ты или полностью со мной соглашаешься, или я за себя не ручаюсь!» Впрочем, лобовая атака не всегда эффективна, чего не скажешь о шантаже: «Ты, конечно, поступай как знаешь, но я бы тебе не советовал, Земля все-таки круглая…».

В мире, который кажется враждебным, усиливается интерес к собственной персоне, убывает интерес к другим людям.

Альфред Адлер

Если же и такой вариант кажется слишком опасным для собственного благополучия, то можно привлечь третьих лиц: друзей-подруг, сотрудников по работе или товарищей по партии, чтобы те «промыли» ему (ей) мозги или, на худой конец, хоть чуть-чуть «отрезвили». В принципе, можно сделать и «ход конем»: согласиться на все и все сделать по-своему. Так или иначе, но победа за нами!

С другой стороны, есть множество обходных путей. Чтобы победить, отнюдь не обязательно вступать в бой с открытым забралом, можно вообще обойтись без каких-либо сражений. Достаточно просто упасть навзничь, закатить глаза, постонать чуть-чуть – и все тут же вокруг тебя забегают, замечутся, а ты лежи себе и думай: «Давайте, давайте! Бегайте, да пошустрее!». Чем не победа? Очень даже победа. А если еще заставить всех окружающих чувствовать себя виноватыми, то вообще можно считать, что власть тебе обеспечена на долгие годы. В крайнем случае, можно признать за собой поражение, а потом думать, как замечательно ты их провел. Это тоже победа.

Можно использовать еще десятки других стратегий: «заразить» всех какой-то идеей и повести Бог знает куда, можно назвать всех «дураками» и «остаться в дураках», можно вынудить окружающих признать твою правоту, «задавить интеллектом», а можно держать их в страхе, боясь при этом всех и каждого. Иными словами, есть варианты.

Как нетрудно заметить, всегда можно добиться желаемого результата: победить, оказаться «наверху» и насладиться своим триумфом. Однако есть два немаловажных нюанса. Во-первых, это не моя победа, а победа моего «комплекса неполноценности», абсолютно меня победившего. Во-вторых, совершенно не ясно, что мне теперь с этой победой делать. К делу ее не подошьешь, отношения с окружающими могут при такой тактике только разладиться, и в душе вряд ли поселится покой, а разве что кошки с большими и острыми коготками.

Шаг за шагом должна быть обнаружена недостижимая цель превосходства над всем; намеренное сокрытие этой цели; властная, дающая направление сила этой цели; отсутствие у пациента свободы и враждебность по отношению к человечеству, этой целью определяемые.

Альфред Адлер

Да и с кем мы, собственно говоря, воюем? Получается, что сами с собой. В нас есть «комплекс», он заставляет нас или страдать от собственной никчемности (что, заметим попутно, полная ерунда), или преодолевать бесконечные страхи (оказаться в последних рядах, «не сохранить лица» и т.п.). Не легче ли избавиться от этого злосчастного «комплекса неполноценности», от этого «пережитка роста», освободиться и жить дальше? «Хорошая идея, но как тогда защищаться?» – этот вопрос ожидает всякого, кто захочет пролить свет на душу страдающего комплексом неполноценности и потому мучающегося манией величия.