Часть 2.. Невротические стили жизни

Глава 2.. Борьба и разрушители


...

Кто под руку подвернется?

Если вы не в курсе, то знайте: дети – существа ужасно жестокие! Они еще не стали людьми, находясь на промежуточном этапе от животного к человеку (нет в них еще сознательности!). Они еще не стали полноценными членами общества. Будучи от природы, как и всякие звереныши, эгоистичны, они фиксированы на себе, а других, если и замечают, то уж точно не чувствуют, не догадываются, что другому человеку может быть больно, обидно, тяжело. Со временем это пройдет, но пока…, пока дети жестоки. В любом детском коллективе (класс, кружок, отряд в летнем лагере) моментально определяются лидеры и «изгои». Последние становятся «козлами отпущения», или, как говорят англичане, «мальчиками для битья», то есть существами, на которых можно отыграться, на которых можно «спустить собак» и таким образом вволю разрядиться.

Дети, конечно, находятся в состоянии постоянного стресса, ведь воспитание само по себе – стресс. А если есть стресс, то есть и оба предписанных инстинктом самосохранения варианта поведения – бегство или нападение. От сильных, разумеется, убегают, а на слабых, понятное дело, нападают или «наезжают» (это кому как будет угодно). И даже если они, эти слабые, и не виноваты, они могут стать виноватыми. Помните крыловское: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать! – сказал и в темный лес ягненка поволок»? Здесь то же самое: получай тумак, «мальчик для битья», потому что я сейчас напряжен из-за родителей, учителей, воспитателей и старшеклассников. Дети разряжаются на слабых и не умеющих постоять за себя сверстниках, впрочем, если кто в этом и виноват, то выше перечисленные создатели стресса, поэтому обвинять ребенка в жестокости абсолютно неправомерно, ее можно только констатировать.

Впрочем, взрослые от детей мало чем отличаются. Разница только в том, что мы можем объяснить себе, почему в таких-то и таких-то ситуациях не следует раздражаться. Но ведь подобные объяснения не отменяют самого раздражения, они его, напротив, даже усиливают. По большей части взрослые не выглядят жестокими только потому, что они научились хорошо это скрывать, да так, что всякие обвинения их в жестокости кажутся просто некорректными. Во взрослой жизни часто встречаются «козлы отпущения», на которых тревожные, но внушающие страх персонажи «отыгрываются». Чаще всего «козлами отпущения» оказываются родственники (которым по самому их статусу приходится терпеть все) или домашние животные (существа, как известно, молчаливые и терпеливые, поскольку зависимые).

Один из моих пациентов, находившийся в хроническом конфликте со своим начальником, от которого полностью зависел и материально, и психологически, завел для «битья» сначала бультерьера, с которым бился так, что последний (и без того глуповатый) совсем головою двинулся, а потом кошку, которая от подобных «разборок» вошла в настоящий раж и показала-таки обидчику, кто, где и кому «царь природы» – искусала самым натуральным образом. Были, наверное, и другие способы справиться со своей тревогой и агрессией, однако легче идти по пути наименьшего сопротивления: получив взбучку от «старшего» – «взбить» «младшего».