...

Если у вас внутри один девиз: «Ни пяди родной земли! Отступать некуда, позади Москва!» – то вы справитесь и с трудностями, и с проблемами, и с эпизодом падения своего сексуального влечения в частности. Но если у вас есть «План Б» – идея отступления, вариант сдаться на милость судьбе, – то проблемы вас поломают, все порушится, а дальше уже только «следующая игра». Понимаете – новая жизнь и следующая игра, все сначала. И важно отдавать себе отчет в том, что если подход останется прежним, то результат будет тот же – проблемы, неспособность противостоять им и очередное расставание.



Поэтому первым делом нужно принять решение. Причем, я бы советовал принимать его вместе, на пару – серьезно, ответственно, «без дураков». Проблемы будут, трудности неизбежны, разочарования и прочие несчастья гарантированы, но у нас просто нет вариантов – мы должны вместе, сцепив руки, сжав зубы, их решать для нашего общего, взаимного, одного на двоих счастья. Мы все преодолеем, потому что это наше решение – преодолеть, чтобы жить счастливо вместе, потому что без этого «вместе» счастья нам не видать. Решили, собрались – вперед!

Шаг второй:


«ОТКАЗАТЬСЯ ОТ “МЕЧТЫ”»


Но оказывается, что принять решение – это еще далеко не все, это, я бы даже сказал, просто мелочи и дело житейское. Проблемы начинаются дальше – отказываемся от «мечты». Не знаю, многие ли за собой это замечают, но с «мечтой» живет каждый. Каждый втайне (иногда даже скрывая от самого себя) мечтает о счастье вне семьи, точнее – вне данной конкретной семьи (то есть, возможно, в семье, но не в этой). В общем, там хорошо, где нас нет. Мы это уже обсуждали. И у каждого «мечта» своя. В целом, конечно, скроены они – эти наши «мечты» – по общим лекалам, но в каждом отдельном случае есть нюансы. Причем, эти наши «мечты» меняются с течением жизни, с возрастом и вообще зависят от общего нашего настроения.

...

Что можно сказать об этих наших «мечтах»? Две важные вещи: во-первых, подобная «мечта» – это фикция, то есть, такого не бывает, во-вторых, мало того, что такого не бывает, нам такого еще и не нужно. Парадоксальное утверждение? Может быть, но давайте разбираться. Мечта (наша сексуально-эротическая мечта, понятное дело) – это образ, нарисованный нашим подсознанием, это иллюзия, мираж, идеально ровный круг, которого в природе, как известно, просто не может быть, он возможен только в воображении. Реальность всегда требует поправок, и она всегда вносит поправки, даже если наши фантазии реализовались. Ничто, о чем вы мечтали в этой жизни, не случилось доподлинно так, как вы об этом мечтали. Этого просто не могло быть, потому что мечта – это мысль, а реальность – это факт. Разные вещи.



Но может ли быть, что, по факту, нам не нужно то, о чем мы мечтаем? Странно, но это действительно так – не нужно. Дело в том, что мы в своей мечте тоже другие. Тут обманка, мы в нашем воображении кажемся себе не такими, какие мы есть на самом деле, у нас неизбежно искаженное восприятие самих себя. Женщина, мечтающая о «принце на белом коне», себя саму в этот момент представляет «сказочной принцессой», ну или в крайнем случае – «царевной-лягушкой». Это заблуждение, до «принцесс» в современном мире даже настоящие принцессы не дотягивают, и если такой «принц», допустим на секундочку, в жизни женщины все-таки появится, то она никогда не поверит в то, что это навсегда, что его не уведет другая, что он будет любить ее – такой, какая она есть, – по гроб жизни. Никогда в это не поверит и страдать будет жутко, и страдание это изуродует ее счастье так, что мало не покажется. На самом деле, мы мечтаем о прекрасных партнерах для себя, но не для себя настоящих (себя-фактических), а для себя-прекрасных. В действительности же, мы не идеальны, у нас целая бездна недостатков, и все мы прекрасно понимаем, что всегда есть те, кто лучше нас (ну, по крайней мере, в чем-то или чем-то). Поэтому идеальная картинка неизбежно разваливается.

Точно то же самое и с мужчинами, которые мечтают о женщине, которая будет им во всем подходить, – та самая «Прекрасная Незнакомка». Причем, часто женщины, обладая, надо признать, невиданным природным умом и талантом в деле устроения отношений, способны мужчине эту иллюзию в полной мере изобразить. И в какой-то момент он начинает верить, что эта его мечта о невозможном готова стать явью: «и сам обманываться рад…» Дальше он бросает семью, спешит навстречу своему маячащему на горизонте восторгу и получает то, чего совершенно не ожидал… Убедившись в том, что мужчина поддался чарам и сдался в плен, женщина теряет всякое желание изображать из себя «томную лань» – или кого он там еще заказывал?.. Она чем дальше, тем больше начинает проявлять себя, требовать того, чего желает, и, по справедливости, перетягивает одеяло обратно на себя. Ну не всю же совместную жизнь ей мерзнуть, в конце-то концов! Мужчина, конечно, сильно удивляется перемене, но… Дело сделано, ставки сделаны, ставок больше нет, а с делами – как бог даст.

Наконец, откуда мы знаем, сколько и какого секса нам нужно? Ну, из опыта, вероятно. Но «из опыта» – это как? У нас есть какое-то количество секса, и нам кажется, что этого нам мало (или много), и мы начинаем мечтать о том, что его будет иное количество (больше или меньше, соответственно). Мечтаем, замечу, исключительно умозрительно. Потом, представим себе, судьба-затейница подкидывает нам партнера, который вот ровно столько, сколько нам мечталось, и «выдает на-гора» того самого секса. Как вы думаете, многие ли обрадуются? По крайней мере, мой психотерапевтический опыт свидетельствует о том, что наши воображаемые сексуальные аппетиты и наше реальные сексуальные возможности – это, мягко говоря, разные вещи. А избыток секса, как оказывается, ничем не лучше, чем его недостаток (это я для тех, кто мучается от недостатка), равно как и наоборот – если вам кажется, что его слишком много, то потом, может статься, начнет и не хватать, когда его, действительно, станет мало. Там хорошо, где нас нет…
Короче говоря, мечты – самая опасная штука. Они уверяют нас в том, что они реальны, но это пение сирен, а не правда жизни. Впрочем, мы ведь и сами готовы обманываться, потому как мечты эти, надо сказать, тешат нас необыкновенно. Вот так посидишь, помечтаешь, и становится тебе хорошо… Переводя эту лирику на язык техничной физиологии: вообразил себе, представил, испытал удовольствие, а значит, сформировал у себя положительное подкрепление на данную деятельность – мечтание о «мечте». А коли положительное подкрепление случилось, то дальше ты будешь мечтать об этом все больше и все чаще, а потом у тебя совсем в голове это безобразие заклинит, и ты начнешь делать всевозможные глупости, которые только можно себе представить. Примеров этому масса, а безумцев и безумиц таких – легион. В результате: классика жанра – «разбитое корыто».

Ну так что, отказываемся от «мечты»? Думаю, имеет смысл. Но в довершение, хочу сделать небольшое уточнение: если мы отказываемся от того, чего нет, а также от того, чего, на самом деле, нам не надо, мы ничего не теряем, мы, напротив, обретаем . Отказаться от иллюзий, как я уже неоднократно писал в своих книгах, это только сначала – большая потеря. А когда понимаешь, что отказываешься от того, что, как говорится, «пудрило тебе мозги», то становится ясно-понятно – это никакая не потеря, а, напротив, великое обретение. Мечта, иллюзия могут быть сколь угодно прекрасными, но нельзя сварить суп в котелке, нарисованном на холсте. Холст этот, как бы ни было жалко, надо срывать, искать реальную дверцу и открывать ее реальным ключиком. Нам необходим реальный мир, а не «мечты», пусть даже и самые радужные, потому что только в реальном мире возможно реальное счастье, единственно возможное счастье – настоящее, а не «галлюциногенное».

Шаг третий:


«НАЧАТЬ СТРОИТЕЛЬСТВО»


Внимательный читатель, думаю, заметил, что третий шаг формулируется в «несвершенной форме». Никакого подвоха в этом нет, потому что мы, действительно, имеем, в данном случае, дело с процессом, а не с результатом. Конечно, многие из нас тешат себя иллюзией, что после того, как они построят дом, отделают его и обставят, дальше можно будет жить-поживать, ни о чем не думать. В ответ на это люди сведущие говорят следующее: ремонт нельзя закончить, его можно только прекратить, а физики начинают тут же рассказывать о феномене энтропии. Последнее означает буквально следующее: сколько бы вы ни стремились к порядку, силы разрушения все равно возьмут свое – обувь стаптывается, одежда снашивается, книжные полки в шкафах прогибаются, обои выцветают, штукатурка рано или поздно растрескивается. Это неизбежно, потому что это жизнь. И сексуальная жизнь не исключение – в ней нет ничего постоянного, постоянно случаются в ней только какие-то «новые вводные», а, кроме того, само время берет свое: мужское либидо постепенно ослабляется, женское, напротив, делает, как правило, серьезный рывок перед менопаузой. В общем, начать строительство – это пожалуйста, а вот закончить – это не надейтесь. Просто принимаем сие как факт и начинаем строить.

...

Что в данном случае я понимаю под «строительством»? После того, как вы приняли для себя решение, что ваш супруг или супруга – ваш единственный и ненаглядный партнер на все времена, вы сначала расстроитесь, а потом обрадуетесь. Почему расстроитесь, я думаю, понятно – псевдо-свобода теряется. Почему обрадуетесь? Потому что есть в этой определенности свое счастье – никуда бежать не надо, искать не надо, можно быть просто здесь и сейчас, наслаждаясь каждым мгновением. Впрочем, это мгновение еще нужно уметь создать и подготовить. Последнее – и есть искомое «строительство».



Прежде всего, рубим концы своей фантазии – но только на предмет поиска счастья «там, где нас нет». В остальном же, берем свою фантазию под белы руки и отправляемся в семейное гнездышко. Речь, конечно, не идет о выдумывании каких-то новых гимнастических упражнений на супружеском ложе. Просто к собственным переживаниям сексуально-эротического толка надо подходить с фантазией. На самом деле, ни один половой акт, ни одна близость не похожа на другую – вы всегда в разном настроении, в разной степени сексуального возбуждения, в разном отношении к партнеру. Все эти «мелочи», всегда разные, выступают в разных комбинациях. Кроме того, сам партнер всегда чуть разный – сегодня такой, завтра иной, послезавтра – третий. Бесчисленные комбинации, которые нужно просто уметь видеть и воспринимать.

Время от времени ваше желание будет, конечно, против вашей воли отправляться на вечно зеленые нивы вашей фантазии о неземном блаженстве вне брака – будут грезы, желания, терзания, искушения и так далее. К вам будут проявлять внимание, вы будете обнаруживать в себе определенные чувства. Это будет происходить, это неизбежно, но этого не следует бояться, если вы приняли решение . Не так-то сложно проиграть в фантазии возможное развитие событий со случайным предметом вашего нового обожания. Чего «такого» вы собираетесь здесь испытать, чего не было в вашей жизни прежде? Чем грозит вашей жизни подобное увлечение, если вы поддадитесь искушению проверить тяжесть последствий на собственной, извините, шкуре? Настолько ли прекрасно то, что вам грезится? Если вы отказались от «мечты» , то, поверьте, очень быстро вам захочется обратно, к своей «второй половине».

Только возвращаться к супруге/супругу (внутри собственных фантазий) нужно не с тяжким ощущением долга, а с радостью. Во-первых, в вас еще течет горячая кровь, раз вы способны увлекаться кем бы то ни было, а во-вторых, это свое возбуждение-увлечение вы вполне можете «влить» в чашу ваших отношений с партнером, отдать ему то, что возникло при мысли о другой/другом. Таким образом, вы используете подобные автоматизмы мысли, уводящие вас в вашем воображении от супружеских отношений, как способ эти самые – супружеские – отношения улучшить, придать им новое дыхание, новое чувство. И здесь не следует никого винить, а мыслям и фантазиям так сразу не прикажешь, если они отклонились и куда-то побежали – это не беда и не преступление, это просто работа мозга. Но вот остановили ли вы их, вернули ли вы их обратно «в семью» или нет – это важно. Если пустили бежать дальше – это уже ваше решение, ваш поступок и ваша, соответственно, ответственность. А если остановили, если вернули – это подвиг, подвиг любви и счастливый подвиг. Именно так нужно к этому относиться, а не устраивать охоту на ведьм по случаю любой «шальной мысли».

Строительство в процессе…

Шаг четвертый:


«НАУЧИТЬСЯ РАДОВАТЬСЯ»


Тут тоже процесс. На самом деле, радоваться нужно просто начать, а дальше само пойдет. Радость – это не просто эмоция, это еще и положительное подкрепление. Если вы заставляете (поначалу, возможно, придется даже заставлять) себя радоваться собственной верности, собственному принятому решению , своему отказу от иллюзорной «мечты» , тому, что вы занимаетесь строительством своего счастья, то скоро само это решение , сам этот отказ и само это строительство начнут вас радовать. Мозг такая штука, он умеет настраиваться на то, что нам нужно. Просто ему нужно с этим помочь, задать, так сказать, правильные ориентиры. А потом он уже и сам будет все делать за нас, по собственному почину, на автоматизмах, которые он так любит. Эпизодические, профилактические «ремонты» этих настроек, конечно, производить придется, но мы же собрались заниматься строительством всю свою жизнь, поэтому нечего и расстраиваться.

...

Как бы странно эта фраза ни прозвучала, нам нужно научиться радоваться, но не просто радоваться, а когда нужно и как нужно. Беда большинства семей в том, что они приучают себя радоваться вне дома. На работе – радость, в компании друзей или подруг – радость, а дома – туши свет, покупай страховку. Ну, где тут логика? Работа, рано или поздно, заканчивается или меняется, у друзей и подруг тоже своя жизнь. Радость должна быть в доме и в связи с домом. Это, понятное дело, не отменяет иных радостей, но важен приоритет. Если дом – это место выяснения отношений, а постель – место для предъявления взаимных претензий, то этот дом и эта постель скоро опустеют. Мы хотим жить там, где нам радостно, – то есть, где мы рады, где нам рады, где мы дарим радость и радуемся тому, как нас радостью же благодарят за дарованную нами радость.



Секс – это, в конечном счете, не физиология и не способ получить нехитрое удовольствие. Секс – это возможность радоваться и радовать, это возможность быть открытым и настоящим, шанс быть вместе с любимым человеком, быть ему ближе всех. Но кто из нас об этом задумывается? Кто к нему – к сексу – так относится? Когда маленькие шимпанзе просыпаются, они набрасываются друг на друга и начинают взаимное «тисканье», в подробностях имитируя половой акт. Зачем они это делают? Они избавляются от чувства тревоги. Возвращаясь в мир после ночного сна, они пытаются понять, как этот мир к ним относится, и когда они в этой игре испытывают близость сородичей, они по-своему счастливы. Мы, конечно, не шимпанзе, но для того чтобы чувствовать себя счастливыми, нам тоже необходима близость. А дать нам ее сполна – на всех уровнях – могут только интимные отношения с любимым человеком.

...

Примечание:
«Подвох мужской мечты о красоте…»
Раньше вопросом собственной «желанности» в большей степени тяготились женщины, поскольку мужчине не особенно было нужно, чтобы его «желали», ему было вполне достаточно, чтобы он желал. Теперь, когда эмансипация сделала все, что она сделала, у мужчин возникло это, изначально женское, желание.

У мужчин все точно то же самое с любовью и красотою, что и у женщин, но с точностью до наоборот. Вспомните сейчас, как взрослые женщины реагируют на трех– и пятилетних мальчиков. Если он «красивый», «милый», «очаровательный», то это непременно буря восторга, всяческое внимание, восхищение и всплески руками: «Боже мой, боже мой! Какой хорошенький!» Конечно, если подобные возгласы раздадутся вслед взрослому мужчине, то он может и обидеться (что, в общем-то, глупо), но для ребенка эти восторги – сущая радость! Во-первых, внимание (а детям его всегда недостает), во-вторых, утверждение факта исключительности юного дитяти (а мужчинам, вне зависимости от их возраста, всегда и во всем хочется быть первыми), в-третьих, эти восторги сулят некоторые дивиденды – подарки, сладкое, возможность безнаказанно дать кому-нибудь из менее привлекательных сверстников увесистого тумака. И это свое ощущение триумфа собственной «красоты» мальчики, став взрослыми, помнят очень хорошо. Впрочем, если мальчику этого пережить не удалось, то он, по крайней мере, видел чей-то такой «триумф» и, разумеется, страстно желал быть не «гадким утенком», а тем симпатичным юным гусаком, который ему безнаказанно только что ни за что врезал.

Короче говоря, в голове мальчика-мужчины существует эта фантазия: если я буду красивый, то меня будут любить . А мальчики-мужчины жаждут этого необычайно! «Быть любимым» для мужчины – значит соответствовать ожиданиям, а соответствовать ожиданиям, быть, так сказать, «не на равной, а на высшей ноге» – это для мужчины ой-е-ей что! «Быть любимым» – это, с одной стороны, быть первым, а с другой – получить покровительство, а два в одном – это вам не пустое и порожнее!

Кроме того, специфическое воспитание мальчиков предполагает максимальное подавление всякой нежности и чувствительности, только бы он не стал «как девчонка». И мамы, и папы пытаются воспитать из своего сына «настоящего мужчину», который «никогда не плачет», который – «боец», «воин», «рыцарь без страха и упрека». Там, где девочку пожалеют, мальчика взгреют, там, где девочке «зеленый свет», мальчику как максимум «желтый», там, где девочке любовь родителей, мальчику – назидание и наставление. В такой ситуации не захотеть быть любимым просто нельзя!

И это желание «быть любимым», доведенное подобным воспитанием до абсолютного максимума, становится в жизни многих мужчин затаенным, тяжелым, часто болезненным, невротическим чувством. Многие мужчины в этой части оказываются настоящими параноиками: они пребывают в полной уверенности, что их не любят, что ими пользуются, что они в действительности никому не нужны. Да, да! Это испытывают граждане мужчины, причем посильнее, поострее и пояростнее любой женщины! При такой паранойе мужчины и ведут себя соответственно: они подозревают, проверяют, испытывают. И не верят… И очень хотят…
И это «очень хотят» сопряжено с понятием «красоты». «Был бы красивым, – рассуждает мужчина, – любили бы, а так любят тех, кому повезло». Разумеется, все это чистой воды нелепость, и в мужчинах женщины любят не красоту, а мужественность. Но в нашей с вами психологии столько всяких нелепостей, что удивляться здесь, поверьте, нечему. Самое, конечно, обидное во всем этом – то, что с таким параноидальным страхом мужчина физически не может быть мужественным. Мужчина – это тот, кто бесстрашен, а не тот, кто прячет своей страх. Впрочем, мы имеем то, что имеем.

Теперь представим себе, что мечта мужчины быть «красавцем» осуществилась. Что дальше? А дальше здесь, как и там, две гигантские роковые ошибки. Первая связана с теми издержками, которые тянутся шлейфом за «мужской красотой», а вторая – с тем, что мужчины не понимают, насколько их психологическое устройство отличается от психической организации женщин.

Какие издержки у мужской красоты? Тут все просто. Прежде всего, мы должны понять, ради чего мужчина так надрывается в достижении всяческих «результатов». Зачем он получает образование, пытается зарабатывать большие деньги и обрести высокий социальный статус? Чтобы быть достойным «парнем на выданье», заинтересовать своих «дам сердца». А если он у нас «божественной красоты»? По молодости этого вполне достаточно для того, чтобы все «дамы сердца» и иные дамы были готовы пойти за ним на край света. По этой, собственно, причине ни на какой край света этот субъект у нас не отправится, а будет сидеть сиднем и получать все, что на его красоту, как на приманку, клюнет. Короче говоря, не будет он у нас развиваться, поскольку в этом, ключевом для любого подростка, вопросе у него будет все, о чем только может мечтать подросток, – женщины, женщины, женщины.

Далее, следует задуматься над тем, какие это женщины? Как правило, «клюют» на такую приманку женщины, развитием, в свою очередь, не отягощенные, живущие одними своими ощущениями и к разуму лишний раз не прибегающие. Они чаще всего себя переоценивают: «Я сама по себе – подарок!» (видимо, потому, что из-за недостаточной рассудочности подобные особы склонны принимать все адресованные им комплименты за «чистую монету»). Женщины, которые в разумности преуспели, как правило, оценивают себя сдержанно, не считают себя пупом земли и потому к подобным «красавцам» даже не лезут, рассуждая примерно так: «Ну, он слишком хорош… К нему и не подойдешь… Впрочем, и в голове у него… Да и женским вниманием он разбалован…» Так что, поскольку рассудительные дамы красавчиков избегают, опыт общения с женщинами у таких мужчин, как правило, весьма специфический… Кроме того, на них постоянно смотрят (они ведь красивые!), они смущаются, «гордо» отводят взгляд (от чего выглядят высокомерными) и оказываются в дурацком, абсолютно не мужественном положении. В общем, куда ни кинь, везде клин.

Вторая причина несчастий «красавцев» связана с классической проблемой – полного отсутствия взаимопонимания между полами. Мы всегда судим о других людях по себе, а потому и мужчины судят о женщинах по себе, т. е. по мужчинам. А мужчине хорошо известно, что если он очень хочет женщину, то сама женщина его не интересует, а интересует его то, что он может испытать с этой женщиной. Иными словами, если он ее очень хочет, то он, мягко говоря, не особенно ее любит, а следовательно (это рассуждения нашего «красавчика»), женщина, которая очень его хочет, на самом деле его не любит. То, что у женщины все по-другому, то, что ее любовь и ее сексуальность – это вещи, взаимообуславливающие друг друга, а вовсе не взаимоисключающие, ему неизвестно. Поскольку же секса у него и так было вдоволь (он, по красоте своей, от него даже устал), и поскольку он ищет любви-с (не забудем еще и о его паранойе), то, разумеется, словам женщины о любви к нему он не верит, сокрушается и сокрушает.

Вот, собственно, такова в большинстве случаев незавидная участь «красавчиков», о чем «некрасавчики» не догадываются и находятся в состоянии хронического транса. И есть еще один нюанс, на сей раз мало понятный женщинам. Дело в том, что мужчинам как-то не принято говорить, что они красивые, это в нашей культуре не привилось и всегда как-то неловко получается. Поэтому мужчины, даже будучи «очень ничего себе», часто собственной привлекательности не понимают и страдают от своей некрасивости зачастую не меньше, а даже больше женщин. Короче говоря, в области «красоты» у нас какая-то отчаянная белиберда получается…