Часть 2.. Невротические стили жизни

Глава 6.. Брак: семьянины и брачующиеся


...

Семьянин идет, спасайся, кто может!

Наше общество претерпевает кардинальные перемены, но, поскольку они происходят постепенно, параллельно с проживанием собственной жизни, большинством они почти не замечаются. Это в отдаленной исторической перспективе события кажутся «эпохальными»; современники же событий подобным видением не обладают. Ситуация точь-в-точь как в случае взросления собственного ребенка: родители этого взросления не замечают, зато дальние родственники, которые встречаются с «малышом» раз в пять лет, не могут не заметить «прогресса». Какие же изменения претерпел институт брака за последние годы?

Жизнь сама по себе – ни благо, ни зло; она вместилище и блага и зла, смотря по тому, во что вы сами превратили ее.

Мишель Монтень

Представители тех поколений, которые большую часть жизни прожили в советском обществе, конечно, мало изменились сами и в своих отношениях, но молодая поросль отличается в своих воззрениях от «предков», как день от ночи. С такой разгоряченной сексуальной доминантой, как у нашей молодежи, сформировавшейся в эпоху «сексуальной революции», браку несдобровать. Конечно, эта разгоряченность объясняется идеалами индивидуализма и свободы, однако в основе – все она, сексуальная доминанта, поэтому выглядят такие оправдания весьма и весьма хилыми.

В нашем обществе нет нормального брака – того, что был бы, как говорится, в ногу со временем. Брак – это не только представление, что это «идеологическая конструкция», но еще и устоявшиеся стереотипы поведения, а это уже серьезно. У молодежи нет ни первого, ни второго, у более старшего поколения есть второе, а потому оно так и цепляется за первое. Все это производит, мягко говоря, двойственное впечатление, поскольку до невроза в такой ситуации недалеко.

Если сознание и подсознание человека находятся в состоянии равновесия, более-менее адекватно отражают друг друга, то невроз, конечно, не возникнет. Но о каком равновесии можно говорить, когда в подсознании – устойчивые стереотипы поведения, а в сознании, благодаря новой идеологии (или ее отсутствию) – полная им противоположность! Проще ли молодежи? Вряд ли, молодых людей болтает из стороны в сторону, так что и тут невроз на почве брачных отношений не за горами.

Люди, основывающие все благо своей жизни на семейной жизни, строят дом на песке.

А. И. Герцен

Вернемся же к тем, у кого невроз из-за конфликта сознания и подсознания. Силясь найти достаточные, веские основания, оправдывающие устоявшиеся в подсознании стереотипы поведения, наши герои впадают в отчаянно нервное напряжение. Если подсознание требует, чтобы брачные узы были устойчивыми, а сознание тем временем искушает: «Ты еще не попробовал по-другому! Смотри, как красиво и страстно можно прожить свою жизнь! Где-то ходит еще женщина (мужчина), с которой (которым) ты испытаешь подлинное счастье!» – то возникает серьезное противоречие, внутренний конфликт.

Непонятно, что делать! Отказаться от устоявшегося и броситься в омут манящего, но неизведанного? Тут риск, тут опасность, извечные «журавль с синицей», кого-то это останавливает, кого-то нет. О последних – в другой раз. Как остановиться – вот в чем вопрос! Для этого-то и нужны упомянутые основания, которые бы убедили самого страждущего, что брак в его жизни – это самое важное, «святое» и «нерушимое».

После того как из двух дорог выбрана последняя, начинается усердная работа сознания. Оно, преодолевая собственные же искушения, вырабатывает целую доктрину. Суть ее в следующем: «брак – это истинная ценность», «все, кто не разделяет этого мнения, – враги народа», «наше дело правое, и мы победим!». Далее от слов (мыслей) переходят к делу. Начинают проповедовать и строить, убеждать и убеждаться, двигаться по выбранной дороге и увязать на ней – чем дальше, тем больше.

Всем нам приходилось встречать таких персонажей, которые в буквальном смысле этого слова помешались на своем браке! Они только о нем и рассказывают, только для него и стараются. Впрочем, как мы уже с вами знаем, это старание на самом деле служит лишь одной цели: не выбиться из обоймы, не оступиться, не преступить установленных границ и пределов, не подвергнуть испытанию устоявшиеся привычки.

Для остальных членов семьи все это достаточно быстро приобретает черты настоящей трагедии, поскольку человек с этим своим уставом лезет во все «монастыри», насаждая собственную мораль и абсолютно не интересуясь тем, что у других – другие неврозы. Страдают и супруги таких супругов, но если такое положение их устраивает – еще куда ни шло. Страдают их дети, причем по полной программе, поскольку внутренним чутьем чувствуют: что-то здесь неладно, а что именно – им непонятно.

Данное противоречие, воспринятое ими от брака их родителей, в дальнейшем станет своеобразным камнем преткновения при создании собственных браков. Они будут постоянно ощущать какой-то подвох, какую-то ложность усвоенной ими от родителей «брачной идеологии», но в чем ошибка – опять-таки непонятно. Поэтому они станут страдать тем, что в психологической науке называется «амбивалентностью»: и в брак что-то тянет, и оттуда что-то, словно катапультой, выбрасывает. Вот вам и идеология…

В плохом браке муж и жена не влюблены друг в друга. Они любят образ, фантазию, идеал того, каким должен быть супруг. И поэтому, вместо того чтобы взять на себя ответственность за свои собственные ожидания, они играют в осуждающие игры. «Ты должен быть не таким, какой ты есть. Ты не выполняешь правила». Итак, правила всегда верны, а человек – не прав.

Фредерик Пёрлз

Впрочем, ситуация у женщин выглядит несколько отличной, нежели у мужчин, но отличия эти только по форме и содержанию, но не по сути. По сути же ситуация женщины в браке мало чем отличается от мужского «брачно-семейного невроза». Женщина еще более мужчины стремится к стабильности, к устоявшимся формам поведения, кстати, в этом одна из основных особенностей ее психологии Поэтому нет ничего странного, что они – женщины – в подавляющем большинстве куда более консервативны в своих воззрениях на брак. Им он кажется по-настоящему важным, ради создания и сохранения его они готовы идти на любые жертвы, главное – не оказаться перед разверзшейся бездной тревоги, вызванной неизвестностью, следующей после развода.

Женщина будет держаться за брак руками и ногами, она будет уверять себя и других, что все трудности, издержки, проблемы, недостатки, связанные с существованием в браке, – это мелочи, которыми вполне можно пренебречь. Счастлива ли она в таком браке, довольствуясь лишь отсутствием тревоги и иллюзией защищенности, стабильности? Может быть, но полагаться на иллюзии – значит последовательно осуществлять подрывную деятельность в собственном доме.

Является ли такое поведение мужчин и женщин в браке невротическим? Справляется ли человек с помощью этой игры «в брак» с собственной тревогой? Способно ли это поведение принести человеку то счастье, о котором уверяют «идеологи брака»? Ответ на все эти вопросы более чем очевиден. К сожалению, даже такой, кажущийся непререкаемым и священным, институт, как брак, может стать местом паразитирования невроза.