Часть 1.. Невроз собственной персоной

Глава 1.. Конфликт сознания с подсознанием


...

Великая роль «симптома»

К психотерапевту обращаются с самыми разнообразными симптомами – страхами, полным отсутствием настроения, тотальной усталостью, апатией (ничего не хочется делать), вспышками раздражительности и т.п. В качестве симптома выступают навязчивые состояния, когда «что-то постоянно гоняешь в голове», «не можешь переключиться», «думаешь об одном и том же» и т.п. Кроме того, часты жалобы на телесные недомогания, корни которых уходят в психологические проблемы – это головные боли, нарушения сна, сердцебиения, ощущение перебоев в работе сердца, слабость, чувство затрудненного дыхания, перепады артериального давления, остеохондроз (об этом мы будем говорить ниже).

Когда вы знаете что-то, признайте, что вы это знаете; а когда вы не знаете чего-то, согласитесь, что вы этого не знаете; в этом мудрость.

Конфуций

Почему возникают эти симптомы? Легче всего списать их на «объективные стрессы», например, на пресловутые жизненные трудности, переживания в связи с внезапной смертью дальнего родственника, а также на конфликты в семье, проблемы на работе, непослушание ребенка, плохое самочувствие и т.п. Но ведь у большинства нормальных людей возникают трудности на работе и дома, у каждого нормального человека бывают проблемы со здоровьем, все это не уникально. Однако у кого-то развивается невротический симптом, а у кого-то нет. Невротический симптом не способствует разрешению возникших проблем, даже напротив, усугубляет трудности. Тогда зачем он появляется? Его появление нелогично! Конечно, истинная природа симптома – не формальный стресс, связанный с какими-то жизненными неурядицами. Природа симптома – конфликт, в который вошли друг с другом сознание и подсознание.

Представим себе молодую, весьма привлекательную особу, подсознание которой ждет не дождется страстного «демонического мужчину», чтобы предаться с ним счастью и мукам сексуального общежития. Однако наша девочка хорошо воспитана и знает, что «секс в жизни не главное», «главное, чтобы человек был хороший». Тут возникает проблема, поскольку если мужчина – «человек хороший», то «демонический мужчина» из него никак не получается. Вместо безумия страсти она получит реверансы и поддакивания. Сознанию-то только этого и нужно: и уважение тебе, и хорошее отношение. Но для подсознания, жаждущего страстной «ночи любви и ласки» на сеновале, подобный «ухажер в пенсне» никаким образом не подходит! Не хочет оно «хорошего человека», а хочет «демона во плоти»! Тем временем «хорошие люди» напирают и жаждут вести девушку под венец! Катастрофа! Что делать?!

То что живо – само по себе разумно. Оно становится карикатурой, если ему не дают жить.

Вильгельм Райх

Подсознание начинает протестовать. Как? Очень просто: оно дурачит сознание! Однажды утром наша героиня смотрится в зеркало и с удивлением замечает, что она чудовищно толстая. На самом же деле она совсем не толстая, и при росте 175 см она весит всего 55 кг. Но ей кажется, что она толстая. Решение возникает незамедлительно: прежде чем выйти замуж, я должна похудеть как минимум до 50 кг. И пошла невротическая свистопляска! Красавица отказывается от еды и через 2 месяца достигает заветных 50 кг. Теперь-то замуж за «хорошего человека»? Ну нет, дудки, не на тех напали, подсознание просто так не сдается!

Будучи 50 кг весу, наша героиня вдруг испытывает чудовищный, непреодолимый жор, садится к холодильнику и не отходит от него две недели. Придя в себя, она бежит к весам – и, о боже, 62 кг! Немедленно худеть! И все начинается по новой. Доходим даже до 48 кг, но вот снова жор. Мы едим и, чтобы не растолстеть, сразу после приступа обжорства бежим к унитазу, засовываем себе два пальца в рот и исторгаем оба только что поглощенных батона белого хлеба. Теперь осталось сделать из этого комплекса мероприятий «голодание – обжорство – рвота» полноценную привычку…

В результате вместо дворца бракосочетания она в кабинете у психотерапевта, т.е. у меня. Через пять минут разговора выставляю диагноз: «Нервная анорексия. Булимический вариант». Еще через десять минут спрашиваю: «А как дела с либидо обстоят? Сексуальное влечение есть? Половую жизнь ведете?» «Да какая там половая жизнь, доктор! – восклицает моя собеседница. – Никакой половой жизни нету, а, главное, теперь и не хочется! Мне бы от этих рвот избавиться и похудеть до 50 кг». Я снова спрашиваю: «А вот тот молодой человек, который к вам сватался… Как он?» «Ну, как-как. Переживает за меня. Я-то теперь как переживаю! Он такой замечательный, разве же я могу с этой своей рвотой за него замуж выйти! Это будет нечестно с моей стороны». Блестяще! Мы наблюдаем полную и безоговорочную победу подсознания над сознанием. Уточним, что же все-таки происходит…

Посватался к девушке «положительный» молодой человек, правда, «не орел». Сознание – за, а подсознание – против. Все ее страстное женское существо ожидало «рокового мужчины», а явился этот – ни рыба ни мясо. Сознание говорит: «Под венец!», а подсознание – «Ни за что!» – и начинает действовать. Как? Сначала оно исподволь заставляет сознание найти повод, позволяющий отложить свадьбу. Повод отыскивается быстро: «Толстая, не гожусь я пока в жены, надо похудеть». Худеем до 50 кг. Цель достигнута – надо под венец, но снова прежний конфликт. И подсознание выкидывает новый крендель: жор.

Картина невроза в целом, так же как и все его симптомы, находятся под влиянием воображаемой конечной цели, мало того – спроектированы ею.

Альфред Адлер

Конечно, голод нашей героини велик не настолько, чтобы за две недели набрать 12 кг, но если подсознание просит… Итак, уже 62 кг, а жор не прекращается. Начинаем вызывать рвоту: сначала, конечно, неприятно, но потом входит в привычку.

Теперь мы худеем, объедаемся, вызываем рвоту и более ничем другим уже не занимаемся. Проблема с едой становится такой значительной, что она совершенно вытесняет всякое сексуальное желание, «не до него теперь». Коллизия с половым инстинктом благополучно сместилась в сторону коллизии пищевого рефлекса. Сексуальное желание поутихло, о свадьбе теперь не может быть и речи, поскольку «я больна», «не могу быть ему обузой». Между сознанием и подсознанием восстанавливается долгожданный мир, все, кажется, в полном порядке. Только есть один нюанс: перед нами женщина, страдающая тяжелым неврозом.

Вот что такое невроз: это проблема – конфликт сознания и подсознания, который решается с помощью создания еще одной, т.е. второй проблемы. Проблема, породившая этот невроз, решена обходным путем – с помощью формирования симптома, нивелирующего конфликт между сознанием и подсознанием. И с одной проблемой жить трудновато, а с двумя и вовсе мучительно, но что поделать – ни сознание, ни подсознание сдаваться не желают. Человек, занятый своим «симптомом», ко всему остальному становится равнодушен, пускает, так сказать, жизненные перипетии побоку. Вариантов у невроза неисчислимое множество, но всегда это гегемония симптома над всей остальной жизнью.

Если человек считает, что у него рак, а врачи не могут его найти, о чем этот человек должен беспокоиться? Как, по-вашему? О том, что у него проблемы на работе, или о том, что в семье дела не ладятся, или что жена ему изменяет (или что муж с ней не спит)? Нет, конечно, страх смерти, страх «пропущенного врачами» рака затмит все эти столь ничтожные (с высоты такой-то проблемы!) жизненные неприятности! Так что выяснять отношения с родственниками и начальником мы не будем, а лучше представим себе, как им будет совестно на похоронах! Измены жены можно не замечать – у нас обследования, процедуры: «Я не рогатый, я больной!» Муж не ласкает? Ну, что поделаешь… Развод? «А куда я пойду? А как же дети? А как же деньги?.. Нет, решено, я больна, а если он где-то на стороне и справляет свою нужду, то от больной жены все равно не может уйти. Поэтому, извините, я болею!»

Хотя они во многих отношениях поверхностны, симптомы невротика – наиболее очевидные аспекты его проблем. Это то, от чего он хочет избавиться, не зная, насколько серьезный конфликт за ними стоит. Симптомы не разрешают базовый конфликт невротика, но смягчают его. Это – реакции, стремящиеся устранить конфликт, и они частично успешны. Когда появляется успешный симптом, он подкрепляется, поскольку уменьшается невротическое страдание. Таким образом, происходит научение симптому, как «навыку».

Д. Доллард и Н. Миллер

Конечно, все приведенные здесь реплики – лишь реконструкция своеобразной беседы, которую ведут между собой сознание и подсознание человека, страдающего неврозом (сам человек этих «тайных переговоров», конечно, не осознает). Подсознание не идет ни на какие уступки – если не хочет, то и не заставите, если боится, то боится; а сознание сохраняет хорошую мину при дурной игре. Вот и весь невроз.

В результате появления симптома человек (его психика) испытывает некоторое облегчение – было у него много проблем, а стала всего одна. Но какая! Постепенно дело обретает новый поворот, поскольку проблемы, вытесненные симптомом, никуда на самом деле не исчезают, а зачастую только усиливаются. Например, у человека проблемы с начальством на работе, он начинает хандрить, ни о чем думать не может, кроме как о своем кажущемся раке. Продуктивность его деятельности, конечно, существенно снизится, но начальник-то не знает, что его подчиненный из-за него, из-за этого начальника, неврозом страдает, и потому начинает пилить своего подчиненного пуще прежнего. Как поведет себя симптом? Он от этой «пилки» только усилится, вот так и возникает порочный круг.

Итак, в результате возникновения невротического симптома проблем у человека становится не меньше, а больше. Ситуация же оказывается патовой. С одной стороны, избавиться от симптома – значит столкнуться с жизненными проблемами, от которых ты так успешно сбежал в свой невроз. С другой стороны, и сам невроз докучает. С третьей стороны, жизненная ситуация изо дня в день ухудшается, поскольку отставленные проблемы усугубляются. Вот и стоит такой человек, как витязь на распутье: направо пойдешь – коня потеряешь, налево пойдешь – сам не воротишься. Остается один путь – прямо к психотерапевту, без которого такую ситуацию уже никак не решить…