Часть III. Шестнадцать типов личности: профессиональные портреты.


. . .

ISTP.

Просто сделай это

ISTP часто не понимают и систематически недооценивают. Несмотря на то, что ISTP способны эффективно осуществлять множество начинаний, их нестандартный стиль выполнения работы, вкупе с их незаметностью, часто может породить у их коллег тот же вопрос, над которым ломали голову люди, спасенные Одиноким Всадником: "Что это был за человек в маске?" [Одинокий Всадник (The Lone Ranger) - ковбой-одиночка, персонаж популярной в США серии вестернов первой половины XX века. - Переводчик.]

Одинокий Всадник и вправду может быть назван подходящим символом типа ISTP. Нередко ISTP описывают старыми клише: "тихие воды глубоки", "меньше слов, больше дела"; окружающим трудно распознать их, а сами они неохотно "раскрываются" перед людьми. Подобные качества (интроверсия) наряду с практицизмом и практичностью их восприятия жизни и вниманием к настоящему моменту (сенсорика) придают поведению ISTP некоторую холодность. Решения, которые он принимает, обычно отличаются объективностью и беспристрастностью и опираются на аналитическое мышление (логика). Повседневный стиль жизни ISTP отличается спонтанностью и гибкостью и подвержен воздействию текущего момента (иррациональность); независимо от того, с каким человеком или явлением ISTP имеет дело, он будет склонен уделять непосредственное внимание вновь возникающим обстоятельствам (хотя может делать это неявно).

Часто ISTP считает, что участие окружающих - не что иное, как трата времени. "Менеджмент с участием сотрудников" нередко дается представителям этого типа с большим трудом. Подобный стиль управления вызывает у него неприятие не столь интеллектуального, сколько физического свойства, поскольку он требует от ISTP тратить слишком много энергии и усилий на достижение того, что ему самому и без того очевидно. И дело не в том, что представители этого типа ленивы - как раз наоборот. Просто они предпочитают добиваться практических результатов, вместо того чтобы погрязать в бюрократической волоките. ISTP стремится гасить пламя, а не разрабатывать планы пожарных учений. Чем труднее проблема и чем быстрее ISTP может ею заняться, тем для него лучше. Можно сказать, что тип ISTP - воплощение девиза инженеров "Морских пчелок" времен Второй мировой войны ["Морские пчелки" ("Seabees") - военно-строительные батальоны ВМФ США, действовавшие во Вторую мировую войну. - Переводчик.], которые, невзирая ни на что, так много смогли сделать: "Трудные задачи мы решаем быстро, невозможные - чуть дольше".

Женщины-ISTP, как и остальные женщины-логики, сталкиваются с особыми проблемами в самоопределении и карьерном росте. Часто сочетание интроверсии и логики, с одной стороны, и сенсорики и иррациональности - с другой, дает одиночку, очарованного реальным и осязаемым миром прикладного, технического мастерства. Само слово "мастер", напоминающее о далеком прошлом, не так часто употребляется в форме женского рода ("мастерица"). И в самом деле, немного есть исторических свидетельств того, что жизнь была благосклонна к женщинам-ISTP. Например, на рубеже XIX и XX веков самыми характерными представителями данного типа были слесарь-инструментальщик, инженер-самоучка и механик-любитель, который забавлялся с допотопным автомобилем, участвовал на нем в гонках, совершенствовал его и постоянно пригонял его детали друг к другу так, чтобы отладить механизм наилучшим образом. Смазчики и механики, поборники атлетического совершенства, нефтяные магнаты и рабочие-нефтяники, первые летчики, совершавшие непредсказуемые полеты по неизведанным маршрутам, - все они служили воплощением духа ISTP. Именно для них столетие назад появлялись политехнические институты, где эти люди могли оттачивать свои прикладные навыки. Едва ли какие-то из вышеперечисленных особенностей напоминают о той заботливости и нежности, которые принято приписывать женщинам. А когда дело доходит до выбора призвания, то мало кто готов признать в вышеперечисленных профессиях "женскую работу".

Вместе с тем существует немало женщин-ISTP, которые достаточно способны и компетентны для выполнения многих из столь высокотехнологичных работ. За последние два десятилетия их все чаще можно встретить в традиционно мужских профессиях, начиная от лесничего и пожарного и заканчивая хирургом неотложной помощи и бойцом специальных подразделений. Вместе с тем женщина-ISTP в любой из этих ролей может сомневаться в том, насколько это соответствует ее женственности, и одновременно вызывать неприязнь у мужчин, которые посчитают ее незваной гостьей. Неприязнь ISTP к рутинной работе вкупе с их склонностью к неизведанному в нашем обществе нехарактерны для женщин и не слишком приветствуются в профессиональной среде, неизменно основанной на порядке и планировании. Когда женщина-ISTP примеряет на себя традиционно мужскую роль и оказывается в ней столь же компетентной, как и сами мужчины, тем самым она становится объектом безграничной неприязни. Ведь выполнение "мужской" работы, да еще лучше, чем мужчина, - это вовсе не рецепт популярности среди коллег в нашем проникнутом сексизмом мире. Кроме того, в итоге в голову самой женщины-ISTP может закрасться сомнение: "Нормальна ли я, если люблю подобную работу? Может быть, со мной что-то не так?" Ей необходимы постоянные заверения в том, что ее женственность вовсе не измеряется тем или иным призванием и не ограничивается им. Как мужчинам, так и женщинам необходимо понять, что женственность (равно как и мужественность) вовсе не определяется работой или профессионализмом человека.

Представительницы данного типа чаще других считают различные профессии "бесполыми" и любят, когда их работа щекочет им нервы или приносит осязаемые либо немедленные результаты. Вместе с тем, идя наперекор принятым в обществе стандартам, они оказываются вынужденными напрямую конкурировать с мужчинами. Очень печально, что, когда женщина-ISTP преуспевает на работе, далекой от традиционного представления о женских занятиях, это становится крупным событием, будь то случай, когда женщина получает судебное разрешение на службу в пожарной охране или работает спортивным репортером, становясь предметом споров среди коллег-мужчин. Столь повышенное внимание, которое, возможно, и воодушевляет остальных женщин-ISTP, для известной части населения делает подобное событие исключением, а не нормой. Более того, если к делу подключаются средства массовой информации, немедленно открывается противостояние "мужчины против женщин", за которым никто не обратит внимания ни на желание женщин-ISTP заниматься данной работой, ни на их вклад в дело.

Сложившуюся практику управления ISTP не приемлют почти в такой же мере, в какой отвергают его теоретические основы. В целом свойственный ISTP стиль управления может быть резким, прямым и часто неортодоксальным. В нем воплощается такой способ мотивации окружающих, как "будем просто работать, а не говорить о работе". Естественно, проблема заключается в том, что представителям многих других типов необходимо поговорить о работе, прежде чем они ею займутся (в частности, экстраверты могут рассуждать о ней до бесконечности). Из всего это следует, что ISTP будет подниматься в корпоративной иерархии до тех пор, пока это будет казаться ему увлекательной игрой. По мере того как элемент игры будет сходить на нет, начнет иссякать и терпение самого ISTP, так что малейшего намека будет достаточно для того, чтобы он отказался от должности. Если же ISTP сохранит за собой свое место, то в конце концов он отыщет способ расстроить всем планы (хотя бы потому, что ему просто этого захочется).

В нашем обществе, где предпочитают не столько чинить и исправлять, сколько выбрасывать и заменять (это относится к вещам, людям, идеям и всему остальному), трудно оценить такой вклад ISTP в нашу жизнь, как искусность, точность и стремление к совершенству, присущие этому типу личности. Своим невооруженным глазом ISTP может пользоваться не хуже, чем отвесом; его слух поможет ему совершенным образом настроить сложное оборудование, а своим обонянием он уловит и распознает самые разные запахи, будь то в качестве флориста, повара или садовника. Все это - достижения наших органов чувств, и полагаться для подобных целей на те или иные технические приспособления - значит отрицать особые дарования представителей типа ISTP.

Одно из достоинств ISTP заключается в их способности подвигнуть себя на работу и работать независимо. Как мы уже отмечали, они эффективнее работают в одиночку, чем в составе команды. Их стремление к совершенству, в сочетании с их личной цельностью, позволяет им хорошо справляться с работой при минимальном контроле со стороны. Обычно они с готовностью выполняют задания, в которых допускается гибкий график работы. Они выполнят работу вовремя, хотя и необязательно по вашему графику.

Гибкость ISTP позволяет им с легкостью приспосабливаться к незапланированным мероприятиям, которые выбивают из колеи представителей более упорядоченных типов. Пока ISTP видит прогресс в работе, ему будет полезно отвлекаться от нее, поскольку это предохраняет его работу от превращения в скучное или рутинное занятие. Заявки на изменение и графики проектных изменений ISTP часто встречают репликой "Нет проблем". Подобные меры как нельзя лучше отвечают стилю работы ISTP: гибкость, основанная на здравом смысле.

У представителей данного типа есть еще одно достоинство: они умеют легко накапливать техническую информацию и их совершенно не обременяет необходимость создавать на ее основе выводы, планы, прогнозы или получать любые другие результаты. Это делает ISTP идеальными аналитиками в области исследований, несмотря на то, что с публикацией результатов они несколько медлят. Подобное нисколько не противоречит тому, о чем мы говорили выше, в силу того, что ISTP стремится скорее что-то делать, чем что-то обдумывать или планировать. В своем бесконечном накоплении информации их привлекает именно практическое действие - поиск сведений; шаги, которые предпринимаются дальше, а именно анализ и обработка информации, нередко оставляют ISTP равнодушным. У нас есть один коллега, который собрал более двух тысяч заполненных тестов Майерс-Бриггс; несмотря на то, что он просмотрел их и сделал несколько потрясающих выводов, он практически ничего не сделал с этой информацией, да и не испытывал в этом никакой потребности. (Для представителей других типов это было бы сущим проклятием: экстраверты захотели бы публичного признания, интуиты с радостью бросились бы изучать новые возможности, этикам захотелось бы поставить полученные результаты на службу ближним, в то время как рационалы стремились бы завершить данный проект, чтобы двинуться дальше.)

Три главных проклятия ISTP на профессиональном поприще носят следующие названия: рутина, административная работа и канцелярская работа. Заявления наподобие "Мы всегда делали это так", "Мы никогда этого не делали" и "Это следует делать только так" располагают ISTP к тому, чтобы нарушить правила или обойти рутину хотя бы в качестве самоцели. И несмотря на то, что административная работа удручает всех иррационалов, ISTP особенно ополчаются против столь скучной деятельности. Что же касается папок и подшивок, то для ISTP это лишь хранилища бумаг, которые никогда больше не пригодятся. Гроссбухи для них - кладбища цифр, которые останутся невостребованными, а планировщики и органайзеры - собрания сведений, в которых они никогда по-настоящему не нуждались. ISTP считает так: "Жизнь проста, нужно только жить сегодняшним днем и не беспокоиться по пустякам. Главное - мудро распорядиться своим временем и энергией сегодня, а завтра само о себе позаботится". По убеждению ISTP, никакая бумажная работа ничего не даст для гармонии мира ни в техническом, ни в творческом, ни в функциональном отношении: он уверен, что ее придумал тот, кто вознамерился помешать другим сделать свое дело.

- Вклад в работу организации: безотлагательно и практично решает проблемы благодаря спокойствию и ясному мышлению.

- Путь к профессиональному росту: ISTP должен понять, что сложность людских характеров и взаимоотношений следует принимать во внимание и не стремиться решить каждую проблему в мгновение ока.

- Лидерские качества: ISTP подает пример независимой деятельности и умения приспособиться к нуждам текущего момента, не ограничивая себя традициями и процедурными вопросами, а также требованиями окружающих.

- Отношение к командной работе: команды часто лишь раздражают и отвлекают от эффективной практической деятельности, для успеха в которой оптимальна самостоятельная работа.