Часть III. Шестнадцать типов личности: профессиональные портреты.


. . .

ISFJ.

Все нужно доводить до конца

Родина. Материнство. Горячий Обед для Сирот. Каждое из этих понятий является синонимом обозначения "ISFJ". ISFJ, во всем следующий заложенной в нем сильной преданности, невероятной ответственности и глубокой верности, является воплощением самоотверженного служения в большинстве аспектов своей жизни. До тех пор, пока вы не познакомитесь с ним лично, вам будет трудно поверить, что можно быть настолько преданным и исполнительным человеком в таком множестве областей и занятий своей жизни. Просто удивительно, с каким благородством представители типа ISFJ работают вдали от людских глаз, вызывая к жизни великие события и позволяя другим присваивать славу. Все это является непосредственным результатом бескомпромиссной жертвенности ISFJ и их надежности.

Представители этого типа, осторожные, сдержанные, тихие и ориентированные на свой внутренний мир (интроверсия), довольствуются тихой, уединенной работой. Их восприятие мира отличается реализмом, практицизмом и сосредоточенностью на сегодняшнем дне (сенсорика), а на основе жизненных фактов и реалий они принимают решения, в которых руководствуются межличностными факторами (этика). Жить они стремятся упорядоченно, размеренно и ответственно (рациональность).

Нередко ISFJ так погружается в служение окружающим, что его услуги вскоре начинают восприниматься как нечто само собой разумеющееся. Благородство его поведения нередко вызывает у представителей других типов недоверие, поскольку они считают, что где-то обязательно должен крыться подвох или что ISFJ как минимум ведет счет своим благодеяниям, чтобы в один прекрасный день выставить кому-нибудь этот счет. Однако дело обстоит отнюдь не так. Цель и стремление представителей этого типа заключается в служении другим, и одно из величайших удовольствий для них - видеть, как услуга, которую они оказали другому человеку, помогла тому добиться преуспевания.

Женщины, относящиеся к типу ISFJ, укладываются в большинство общественных стандартов (им подходит и образ мучениц, готовых к страданиям и самопожертвованию). Представители других типов могут покровительствовать такой женщине или негодовать на то, что она "позволяет ездить на себе", однако на деле никто в организации ничего не стремится делать для изменения подобного положения. Если на работе встают вопросы о правах мужчин и женщин - например, проблемы неравных заработков или недостаточности декретного отпуска, - то подобную проблему поднимет скорее всего интуитивный этик (будь то мужчина или женщина) или женщина-этик. Саму же представительницу типа ISFJ все это сильно потрясет и удивит. Она даже может дать окружающим понять, что подобное поведение с их стороны выглядит совершенно неподобающе (и в этой связи женщина-ISFJ неумышленно поддерживает существующее положение дел). Сама же она, даже соглашаясь с определенными моментами озвученных несогласий, будет все же убеждена, что преобразования следует осуществлять, двигаясь по цепочке инстанций, но никак не наперекор системе.

Подобная верность своему долгу и послушание могут превратиться в проблему и для ISFJ мужского пола, особенно если им удалось подняться к вершинам корпоративной иерархии. Можно предположить, что получить высокую должность им удалось постольку, поскольку на рабочем месте они играли более свойственные мужчинам роли, предлагая в случае необходимости свою силу и ум. Мужчина типа ISFJ должен с самого начала решить, будет ли он следовать этико-рациональной стороне своей личности и проявлять внимание и заботливость к другим или же станет играть другую роль, более отвечающую тем требованиям, которые общество предъявляет к мужчинам. Если он решит уступить требованиям общества и быть скорее Тарзаном, чем Джейн, то, принимая во внимание свойственную типу ISFJ осторожность в самовыражении, в его жизни может возникнуть сумятица, которая рискует обернуться язвенной болезнью, излишним весом или другими проблемами, обусловленными стрессом.

Кто же не захочет иметь в своем коллективе ISFJ? Этот организованный, обходительный и надежный командный игрок - мечта каждого менеджера. Нужно всего немного побыть рядом с ним, чтобы почувствовать, какой это приятный и ненавязчиво-добрый человек. Как и другие этические типы, ISFJ не слишком умеет управляться с конфликтами, так что, когда в офисе вспыхивают раздоры, ISFJ предпочтет закрыть на них глаза или спрятать проблему глубоко в себе в надежде, что вскоре она исчезнет.

Есть два аспекта деятельности, в которых представители других типов, в особенности экстравертно-интуитивных (EN) могут демонстрировать неприязнь по отношению к ISFJ. Первый из них - это выполнение конкретных задач, с которыми он справляется медленно, педантично и методично (кое-кто сказал бы "монотонно"). Представители тех типов, которые склонны действовать скорее по наитию и более легкомысленно, находят тяжеловесность и неприметность тихих ISFJ в лучшем случае раздражающей. Вторым из этих аспектов является то, что представители типа ISFJ, со своей радушной готовностью быть всегда и всем полезными позволяют окружающим "ездить" на себе. Окружающие могут посчитать, что это признак заниженной самооценки ISFJ, но на самом деле в представителе этого типа говорит высокое чувство долга, которое и обуславливает подобную готовность помогать. Любопытно отметить, что те, кто не склонен терпеть подобную слепую преданность человека-ISFJ, необязательно отказываются воспользоваться его великодушием - их раздражает лишь то, что тот вообще позволяет себя использовать.

ISFJ может предъявлять к себе и окружающим высокие требования в отношении правил, инструкций, приличий и прочих "должен" и "следует". С нарушением подобных норм или проявлением неуважения к ним он ни в коем случае не примирится и если кто-то навлек на себя презрение ISFJ, то может долго дожидаться, пока тот сменит гнев на милость. ISFJ принадлежат к становому хребту организации, являясь одновременно ее основной "памятью". Если сотрудники проводят собрание в поисках великих идей как для разработки новых продуктов и программ, так и для проведения следующей вечеринки в офисе, они едва ли обойдутся без того последнего штриха, который внесет в этот процесс методичный и памятливый к деталям ISFJ.

Если представитель данного типа с кем-либо подружился или обнаружил в себе преданность какому-либо проекту, он обнаружит внушительное терпение. Он будет стремиться довести дело до конца, невзирая на необходимость сверхурочной работы и недостаток материалов, времени и сотрудников. Он лично будет выполнять всю необходимую работу, взяв на себя обязанности уборщицы и офисного администратора. Как и другие рационалы, ISFJ может сетовать на ту или иную работу, но в отличие от экстравертных типов свое недовольство он будет держать при себе. Как и подобает порядочному этику, он умеет энергично включаться в работу и приносить жертвы на алтарь своей организации. И хотя в глазах окружающих подобные меры будут лишь соответствовать мученическому ореолу вокруг ISFJ, ему этот процесс будет сам по себе приносить удовлетворение.

Среди других достоинств представителей данного типа можно назвать их спокойное отношение к подробностям и рутинным занятиям. ISFJ мотивируют традиционные способы достижения целей, и лучше всего они трудятся, когда от них ожидается действие в рамках строгих правил. И точно так же, если ISFJ является руководителем, он будет требовать от своих подчиненных работать в рамках установленных правил. ISFJ рассуждает следующим образом: если вы будете следовать инструкциям, вы сделаете работу и получите поощрение. Если вы нарушите правила, то будете наказаны за вытекающую из этого неудачу. ISFJ считает эту систему вполне действенной.

Обычно умение тихо, незаметно поддерживать и воодушевлять окружающих считается существенным профессиональным достоинством представителей данного типа. Способность подталкивать вперед других, самому оставаясь в задних рядах, - весьма ценный дар как в офисе, так и за его пределами. Поддерживать и поощрять там, где это необходимо, - разумная и предсказуемая мера, однако поощрять преимущественно за завершение работы - это свойство исключительно ISFJ. ISFJ рассуждает так: если достигнутые результаты идут всем на пользу и служат делу развития организации, это уже само по себе является наградой. ISFJ - завзятый "командный игрок". Более того, любую деятельность он может превратить в командное начинание. Поэтому медсестра, принадлежащая к типу ISFJ, будет считать себя частью "лечебной команды", задача которой заключается в заботе о здоровье людей. Педагог-ISFJ будет считать себя частью "родительско-учительской команды", задача которой состоит в воспитании детей. А священник-ISFJ будет считать себя частью "духовной команды", призванной обеспечивать духовное наставничество. Что касается персонала технической поддержки, принадлежащего к типу ISFJ, то он обычно видит себя частью "управленческой команды", чья задача состоит в выпуске качественного продукта.

Впрочем, чувство долга и обязательность ISFJ могут и подвести его. Иногда представители этого типа настолько отдаются общему делу, что остальные члены организации видят в нем чуть ли не коврик для ног. Временами ISFJ следует более напористо отстаивать свои собственные потребности, особенно в те моменты, когда окружающие стремятся "ездить" на них. Если ISFJ не проявит достаточной осторожности, он рискует надеть на себя нечто вроде невидимого приглашения: "Вот он я, и можете пользоваться мной". Он окажет себе самому и окружающим хорошую услугу, если научится более прямо и открыто озвучивать собственные потребности. Возможно, это будет для ISFJ очень непросто, однако это совершенно необходимо.

Другим недостатком ISFJ может являться их неспособность разглядеть лес за отдельными деревьями. Они могут так углубиться в немедленное оказание услуг и удовлетворение потребностей, что потеряют из вида едва ли не все остальное. Погрузившись в текущий кризис, будь то решение проблемы или оказание помощи тому, кто в ней нуждается, ISFJ рискует внезапно ощутить себя уставшим, вымотавшимся и раздраженным: впереди еще семь часов рабочего дня, а он уже растратил все свои силы. Когда представители этого типа подвергаются чрезмерным нагрузкам, то демонстрируют широкие перепады настроения, становятся чрезмерно рассеянными и несобранными и быстро переходят от приступов кипучей активности к периодам крайней задумчивости.

Несмотря на то, что разозлить ISFJ не так-то просто, если он все же разозлится, то обнаружит упрямство, жесткость и нежелание прощать. Часто вслед за этим следует вспышка ярости, которая может включить в себя припоминание давно забытых проблем и обид, независимо от того, насколько они связаны с данным человеком или событием. Когда случается нечто подобное, шансов погасить гнев ISFJ мало, и его реакция будет куда более бурной, чем того требует возникшая проблема. Но если бы ISFJ попытался поделиться с кем-нибудь теми или иными своими опасениями по данному поводу, проблем могло вовсе не возникнуть, и ему представилась бы возможность непосредственно решить данную проблему.

Но если оставить эти вероятные недостатки в стороне, можно сказать, что наши учреждения и организации никак не смогли бы действовать с нынешней эффективностью, не будь на свете представителей типа ISFJ. Они служат примером для подражания и источников воодушевления во всем том, что в нашем обществе считается достойным и благородным. А если добавить сюда присущее ISFJ упорство в работе, то можно понять, почему жизнь так благосклонна ко многим из нас: это где-то на заднем плане трудятся ISFJ, создавая все то, чем мы можем обладать, пользоваться и наслаждаться.

- Вклад в работу организации: тихо и незаметно обеспечивает поддержку, исподволь привнося ощущение порядка и необходимость внимания к деталям.

- Путь к профессиональному росту: ISFJ следует быть более открытыми для новых возможностей и перемен - подобная гибкость часто оказывается тем самым подспорьем, которого кому-то может недоставать.

- Лидерские качества: ISFJ добивается своего с помощью личных взаимоотношений, а также посредством контроля над мелкими подробностями работы; он склонен выполнять работу самостоятельно, а не перепоручать ее другим.

- Отношение к командной работе: команда - оптимальная рабочая единица, жизненно необходимая и важная структура, которая предоставляет дополнительную возможность для обеспечения тихой и скромной поддержки организации и ее сотрудников.