Часть I. Введение в типоведение.


. . .

4. Десять заповедей типоведения.

Типоведение, как и любая добротная система ценностей, может похвастаться своими десятью заповедями. Это основополагающие принципы, которые помогут вам эффективнее применять типоведение на практике. Кроме того, они удержат вас от необдуманного, неуместного или неэтичного применения его основ.

1. Ход жизни склонен играть на руку нашим предпочтениям, заставляя нас испытывать еще большее недоверие по отношению к "неприоритетным" свойствам. Каким бы ни был ваш тип, вам будет казаться, что события, произошедшие в течение дня, полностью отвечают вашим предпочтениям. Так что если вы рационал, то в конце дня вы порадуетесь тому, что составили четкий план, так как он, судя по всему, не раз вас сегодня выручил. А если вы иррационал, то вечером вы счастливо вздохнете, вспомнив, что сумели ни в чем себя не ограничивать, что помогло вам справиться с рядом сюрпризов. То же самое можно сказать и о любом из восьми предпочтений. Так, в стрессовой ситуации логик порадуется тому, что его объективность помогла ему сохранить хладнокровие и выстоять, в то время как этик в такой же ситуации будет не менее рад тому, что оказал поддержку людям, которые в ней нуждались. И так далее.

2. Будучи чрезмерно развито, достоинство превращается в недостаток. Для всех нас совершенно естественно полагаться на те свои качества, проявление которых вызывает у нас особое чувство комфорта. Однако, поступая таким образом, мы рискуем и дальше игнорировать все остальные свои качества, которые в итоге станут совершенно неразвитыми и неотшлифованными. Например, несмотря на то, что экстраверт может привнести оживление в любую ситуацию, он может оказаться плохим слушателем или подавлять окружающих. Интроверт же, напротив, может хорошо уметь слушать и сосредотачиваться, однако если он разовьет эти умения до предела, то рискует оказаться в одиночестве или избегать открытых противоречий, встречающихся в окружающем его мире. Что касается логиков, то они что угодно могут сделать объективным и рациональным, но развейте эту способность до предела - и вы перестанете уделять внимание тому, что окружающим нравится, а что - нет. Этики же, напротив, в любой ситуации сделают акцент на субъективных взглядах и проблемах других людей, но уделяя этому слишком много внимания, они рискуют воспринимать все слишком близко к сердцу и затем годами хранить обиды.

3. Типоведение - только теория, для подтверждения которой ее необходимо применять на практике. Когда вы уже определились со своим психологическим типом или с типами окружающих, эти знания следует сравнивать с реальным поведением, впечатлениями и результатами самоанализа. По целому ряду причин мы часто оцениваем себя (или окружающих) недостаточно верно и точно. Например, если в вашей компании от вас требуется быть объективным и организованным и аналитически мыслить, вы и будете вести себя подобным образом. Спустя некоторое время вы проникнетесь убеждением, что все это и есть ваши предпочтения, хотя на самом деле вы просто приспосабливались к внешним условиям. Или же вы можете заключить, что некто в определенной ситуации будет общительным и позитивно настроенным лишь потому, что он экстраверт. Однако, если по тем или иным причинам его поведение не будет соответствовать экстравертному типу, это означает, что либо вы ошиблись в его типе, либо это объясняется некими обстоятельствами, заставившими этого человека отступиться от своих предпочтений в поведении. Как бы то ни было, важно уметь проверять свои наблюдения, не торопясь с заключениями и не делая ложных выводов.

4. Типоведение предлагает объяснения, а не оправдания. Нет ничего более чуждого духу типоведения, чем стремление новообращенного типоведа списать все отталкивающие поступки на счет своих личных предпочтений. Пример: "Я обещал ответить на твой звонок, но я интроверт, а мы на звонки не отвечаем". Или: "Я собиралась прийти вовремя, но я иррационал, а иррационалы всегда запаздывают". Подобные оправдания могут срабатывать лишь в малых дозах или в особых случаях, но если у себя на работе вы пользуетесь ими изо дня в день, это уловка, и уловка неприемлемая. Опытные типоведы смогут воспользоваться подобными случаями как основанием для проясняющих истину споров об индивидуальных различиях.

5. Целое - это нечто большее, чем сумма частей. Несомненно, вы уже слышали это выражение, но нигде оно не может быть справедливее, чем в типоведении. В этом есть и свои плюсы, и свои минусы. Плюсы заключаются в том, что "элементы" типоведения - то есть четыре пары предпочтений - позволяют немедленно перейти к практическому использованию системы типов. Например, вам будет непросто отличить экстраверта-интуита-логика-рационала (ENTJ) от экстраверта-сенсорика-логика-рационала (ESTJ), однако вы быстро отметите у этого человека экстраверсию (его привычка думать вслух), или даже рациональную экстраверсию (он постоянно жалуется по любому поводу). С другой стороны, правильно выявить все четыре составляющих типа - очень нелегкая задача. Если вернуться к нашему примеру, то ENTJ - это масштабная личность, которая стремится сделать мир лучше, в то время как ESTJ - личность скорее практического склада, которая предпочитает приносить людям пользу в области административной деятельности. В итоге эти два человека, так похожие на первый взгляд, могут оказаться полярно противоположными друг другу.

6. Типоведение - лишь один из возможных инструментов оценки человеческой личности. Несмотря на всю свою простоту, основательность и потрясающие познавательные возможности, четырехбуквенный код типа личности способствует лишь пониманию психологии того или иного типа людей. Но в формировании личности человека также принимают участие религиозные, этнические, нравственные и социально-экономические факторы. Поэтому типоведение таит в себе, в частности, следующую опасность: четырехбуквенный код может быть воспринят как психологическое Евангелие. Такой подход не только идет вразрез с основополагающими ценностями, лежащими в основе типоведения, но и может принести больше вреда, чем пользы, будучи применен в деловом мире. Ничто не может оттолкнуть человека быстрее, чем стремление загнать всю совокупность его человеческих качеств в прокрустово ложе четырехбуквенного кода.

7. Для того чтобы эффективно применять типоведение с другими людьми, необходимо предварительно изучить его на себе. Чем больше вы узнаете о самом себе, тем легче вам будет сотрудничать и договариваться с людьми, которые разительно на вас не похожи. Типоведение начинают осваивать с самопознания и самоанализа, и лишь после этого оно может стать базисом для оценок и общения.

8. Применять типоведение на практике сложнее, чем говорить (и размышлять) о нем. Мы еще поговорим о том, что в типоведении имеются свои подводные камни. В частности, у людей есть естественная склонность держаться за те средства, которые оказываются эффективными. Например, если ваше предпочтение заключается в стремлении контролировать всех и вся, вам, вероятнее всего, будет трудно отказаться от этой своей склонности, даже если отказ будет выгоден всем и каждому. Для того чтобы использовать индивидуальные различия людей с максимальной пользой, необходима преданность этому делу, овладение типоведением, а также вера в то, что в конечном итоге этот процесс приведет к улучшениям.

9. Не стоит винить во всем "противоположный тип" человека. Такое поведение тоже естественно. Легко уверовать в то, кто каждый, кто с вами не согласен, принадлежит к противоположному типу. По каким-то вопросам люди разных типов действительно склонны соглашаться либо спорить, но спор необязательно означает, что они против какой-то идеи: ведь спор иногда выступает в качестве средства выяснения неясностей. Более того, представители некоторых типов должны видеть и практическую сторону спора - в частности, к чему он ведет. В своем стремлении увидеть направление его развития они могут постоянно выступать с вопросами, которые легко принять за выражение несогласия. Так что если что-то идет не так, как предполагалось, не торопитесь заключать, что это представитель другого типа ведет все дело к провалу.

10. Типоведение не может решить всех проблем. Типоведение в силу своей позитивной окрашенности, а также потому, что оно объясняет многие аспекты нормального поведения человека, иногда используется рьяными его поклонниками в качестве объяснения для всего и вся. В этой своей склонности они выходят за рамки основных целей типоведения и могут "увидеть" в поведении человека то, что вовсе не определяется его типом. В частности, иногда проблемы с физическим или психологическим здоровьем заставляют людей выходить за пределы "нормального" поведения. Иногда попадаются люди, чья личность устроена слишком сложно или слишком просто, чтобы ее можно было анализировать при помощи простых средств. Типоведение не призвано дать ответы на все вопросы, так что со стороны типоведа будет вполне законно и профессионально время от времени заявлять: "Я не могу этого объяснить", или просто говорить: "Я не знаю".