Часть III. Шестнадцать типов личности: профессиональные портреты.


. . .

INFP.

Будем добрее друг к другу

INFP, идет ли он за другими или ведет за собой, успешнее всего работает и больше всего достигает, когда его усилия направлены на осуществление идеала или служения людям. От работы, выполняемой в качестве самоцели, или от бессмысленного рутинного труда INFP может погрузиться в апатию или даже открыто взбунтоваться.

Определенно, что бы ни делали INFP, их достижения наиболее впечатляют, когда работа отвечает их личным ценностям. Впрочем, если им хоть как-то удастся увидеть в работе элемент помощи другим людям, эта работа может превратиться из нежеланной во вполне достойную. Например, изучение работы на компьютере в качестве самоцели на первых порах воодушевит INFP, но его интерес к ней очень быстро начнет угасать. С другой стороны, если эта работа необходима, чтобы затем с помощью компьютеров обучать других или помогать им, она будет бесконечно стимулировать INFP и доставлять им удовлетворение.

Стремление к размышлению и созерцанию (интроверсия) сочетается у данного типа личности с абстрактным восприятием мира, основанном на воображении и перспективах будущего (интуиция). Решения INFP принимают в субъективном ключе, полагаясь на свои личные ценности (этика), однако подобные решения у них скорее направлены на установление гармонии с самим собой, чем служат открытому управлению другими. Повседневный стиль жизни INFP отличается беспечностью, гибкостью и приспособляемостью (иррациональность). В итоге мы видим перед собой замкнутую, но теплую и милую личность, которую, как правило, устраивает принцип "живи и давай жить другим". Некоторое стремление управлять и контролировать INFP может обнаруживать лишь там, где затрагиваются его личные ценности, но такое случается лишь тогда, когда INFP чувствует, что кто-то вторгся в сферу, важную для него в личном плане.

Когда INFP просто участвует в работе коллектива, то есть не управляет им и не несет ответственность за ту или иную его часть, ему необходимо находить в своей работе личное значение, и тогда он будет мотивирован к ней. По мере того как сфера влияния работника-INFP расширяется, попутно может расширяться и сфера его управления. В качестве коллеги INFP может равнодушно наблюдать за тем, как плохо вы работаете; типичное направление его мыслей таково: "Это не мое дело, а ему все равно придется за это ответить". Но если INFP поставлен наблюдать за вашей работой или если он зависит от ее результатов, он может активно вторгнуться в вашу сферу деятельности (делая это подчас незаметно). Как и остальные иррационалы, INFP может не осознавать, что вы делаете что-то не так, до тех пор, пока это не произойдет. Подобная ситуация может оказаться несколько неприятной для обоих сторон, если учесть интроверсию INFP, делающую их не склонными к прямой конфронтации. Вас раздосадует то, что вас обвинили в промахе, который вы за собой не замечали, а INFP - то, что ему пришлось как никогда активно отреагировать на этот промах (он может сам удивиться внезапности и силе своих чувств). И несмотря на то, что подобная жесткость и неподатливость может показаться несвойственной для этого в целом приятного и гибкого человека, если вдуматься в уникальные свойства каждого из предпочтений типа INFP, подобное вовсе не покажется нехарактерным.

Напряженным руководством в высокой должности INFP обычно занимается в качестве исключения, а не в качестве правила: на постах президентов, управляющих и директоров вы встретите крайне мало представителей данного типа. Вместе с тем INFP в роли руководителя среднего звена (если ему посчастливится подняться так высоко) обычно удостаивается невероятной преданности со стороны своих подчиненных. Обычно INFP действует ко всеобщей пользе, совмещая высокую производительность с сочувственным отношением к персоналу. Хотя искреннее уважение, которое подчиненные испытывают к начальнику-INFP, может препятствовать возникновению специфических разногласий, а открытые конфликты могут им резко пресекаться, те, кто работает под началом INFP, пользуются свободой личного развития, получают щедрые похвалы и всегда могут рассчитывать, что он выслушает практически любую их идею с готовностью, расположением и поддержкой. Даже если вы рискнули и проиграли, он поддержит и поощрит вас в вашем начинании, если только вы не задели его личные ценности.

Если же вам все-таки случится поставить под удар систему ценностей INFP, об этом никто еще долго может не узнать, и следовательно, прощение затянется надолго, если он вообще простит. Подобное положение осложнится и тем, что INFP, будучи интровертным этиком, может никогда не забыть и не простить что-либо. При этом интуитивно-иррациональная часть его личности, с ее воображением и гибкостью, заставит INFP с прежней легкостью и беспечностью отвечать вам "все в порядке". Например, если экстравертный рационал (EJ) допустил промах и принес свои извинения, а INFP дал ему стереотипный ответ "все в порядке, ничего страшного", экстраверт заключит, что его извинения приняты и вопрос исчерпан, хотя все может быть совсем не так.

Статистически INFP - это по преимуществу женщины, просто потому, что этическое предпочтение более распространено у женщин. Если INFP где-то и оказывается на руководящем посту, то обычно это сфера движений и организаций, деятельность которых имеет социальную подоплеку. Стоит только припомнить какое-нибудь движение - например, "Матери против пьянства за рулем", Движение за права женщин, да и сам Индикатор типов Майерс-Бриггс, - где пружиной всего является один активист, стремящийся улучшить положение какой-либо группы людей, как неизбежно окажется, что этот активист - INFP.

Что касается мужчин-INFP, то они обычно стремятся занимать руководящие должности с целью дополнить свои идеи и концепции теми или иными практическими свершениями. Когда подобное происходит, INFP оказывается в высшей степени вдохновляющим лидером, несмотря на то, что рутинные мелочи его удручают и могут даже послужить причиной его падения. Мужчина-INFP может попасться на такую удочку, как игра в "крутого парня", за которой он будет прятать свой милый, добрый и мягкий мужской характер, который окружающие могут подметить и критиковать. Он способен занять бескомпромиссную позицию или быть жестким и упрямым лишь затем, чтобы "показать характер".

Любому INFP может тяжело даваться несогласие или выдвижение противоречащей другим точки зрения. Это может стать поводом для уже описанной выше тенденции, когда за обманчивой терпимостью к противоречиям будет крыться острейшее неприятие. INFP, как мужчины, так и женщины, стремятся к тому, чтобы окружающие развивались и были независимыми, и поэтому могут разрываться между открытым влиянием (в силу того, что данная проблема важна для самого INFP) и мягким убеждением (благодаря которому убеждаемый будет чувствовать, что он сам пришел к конечному выводу). Если INFP будут действовать таким образом без должной осторожности, окружающие могут увидеть в этом манипуляцию и хитрость. Вероятно, первым поведение INFP истолкует в таком ключе его типологический антипод, ESTJ, которого оно и заденет сильнее, чем кого-то еще. Один менеджер, INFP, как-то сказал нам: "Если я решился что-то сделать, то моя задача как руководителя заключается в следующем: сделать это так, чтобы мои подчиненные подумали, что они достигли этого сами".

Когда обстановка на работе становится слишком накаленной или враждебной, INFP может впасть в беспокойство и тревогу, стремясь закрывать глаза на неприятности в духе этических типов. Он может, в частности, внезапно обнаружить небрежность, повышенную чувствительность и нехарактерную для него заурядность, не прикладывая к делу особого старания. Все это может перерасти в болезненно резкие перепады настроения, от мрачного молчания до яростной критики других. В этой критике найдет себе место и "наследие прошлого", совершенно не относящееся к возникшей ситуации ("И это еще не все - я уже сыт по горло тем, что ты...").

Подобное поведение нехарактерно для INFP и указывает на то, что INFP находится в стрессовом состоянии. Если не подавить этот стресс на ранней стадии, он рискует причинить INFP основательный ущерб, обернувшись приступами воспаления подвздошной кишки и колита (оба заболевания особенно преобладают у INFP). Подобные неприятности можно свести к минимуму, если научиться выслушивать INFP и побуждать их делиться своими проблемами. Впрочем, являясь интровертами, они будут идти на это крайне неохотно, даже если признают, что подобная мера окажется для них полезной.

Благодаря своему прозорливому уму, компетентности и идеализму, INFP вполне успешно поднимаются в корпоративной иерархии. В какой-то степени это всячески содействует их сильному стремлению служить людям, хотя такой рост может идти вразрез с другим их сильным стремлением - к совершенству. Результатом этого могут стать чрезмерные нагрузки и неустанные усилия на благо организации (которые INFP часто кажутся незамеченными). Все это может дать толчок к жесточайшей самокритике, поскольку, как убежден INFP, ему никогда не хватает времени, а работа никогда не бывает выполнена как следует. Так INFP может возложить на себя мученический венец, отказываясь от важного для себя общения с начальниками, коллегами и подчиненными (как раз с теми людьми, которые пытаются ему помочь).

Вероятно, INFP проявляют себя с лучшей стороны, когда служат своим идеалам (и позволяют другим делать то же самое). По мере того как ответственность INFP возрастает, его неизбежно повышают до той должности, где ему уже не приходится заниматься милыми его сердцу занятиями, в которых он добивался таких успехов. Поэтому представителям данного типа можно дать хороший совет: как следует подумайте, прежде чем принимать повышение, которое хотя и польстит вашему самолюбию, но рискует отдалить вас от занятий, в которых вы так преуспевали.

Вот хороший пример такой ситуации: педиатр-INFP отказывается от частной практики, чтобы возглавить программу по педиатрии, финансируемую из фондов штата или государства, решив, что так он поможет большему количеству нуждающихся в заботе детей. Но, как выясняется, он не столько помогает детям, сколько занимается политическими и административными вопросами, в которых он не искушен. Вероятно, перейдя от непосредственной помощи детям в мир бюрократических процедур, этот педиатр окончит сомнениями в себе, самокритикой и подавленностью. Однако, если INFP собирается охватить своей заботой более широкий круг людей, он должен смириться с неприятностями и знать, когда нужно оставить дело, когда примириться с далеким от совершенства продуктом и когда следует признать, что окружающие не собираются жить или работать так, как он от них ожидал.

- Вклад в работу организации: хранит и защищает ценности, определяющие саму сущность того или иного человека, коллектива или организации, часто являясь своего рода "моральным балластом" организации или команды.

- Путь к профессиональному росту: INFP должен учиться вступать в конфликт и быстро справляться с ним.

- Лидерские качества: делает упор на ценности, пользуясь для этого личными отношениями; управляет сотрудниками и их деятельностью таким образом, что те совсем не замечают, что ими управляют.

- Отношение к командной работе: несмотря на то, что командная работа - трудное и изнурительное дело, сотрудничество и взаимодействие, способствующие объединению ресурсов и идей, весьма ценны и содействуют мотивации.