Часть II. Типоведение в вашей организации.


. . .

14. Борьба со стрессом.

"Ну же, мы не должны терять голову!"

Если до сих пор типоведение остается для вас тайной за семью печатями, то одно вы точно должны усвоить: то, что нравится представителям одних типов, для других выступает в роли источника стресса. Например, ваша начальница восторженно обсуждает с вами перспективы своего последнего проекта; вы же, в свою очередь, сильно беспокоитесь по поводу того, уложится она в сроки или нет. В свою очередь, ваш спонтанный стиль работы ("Разберемся по ходу дела") не дает ей спокойно уснуть: она не уверена, что вы знаете, что делаете. Говоря короче, все, что вдохновляет и мотивирует одного из вас, у другого может вызывать целый ряд вредных симптомов - от головной боли до сердечного приступа.

Необходимо знать хотя бы основы типоведческого подхода к стрессу: знакомство с ними отзовется не только на прибылях и производительности вашей организации, но и на физическом самочувствии ее персонала. Нет никаких сомнений в том, что чем больше человек подвергается стрессам, тем более уязвимым он становится для язвы и коронарной болезни и тем чаще он не выходит на работу и становится жертвой несчастных случаев. (Не то чтобы те или иные факторы порождали у человека какие-то конкретные заболевания - просто они могут подстегнуть его повышенную предрасположенность к ним.) И напротив, чем больше вам известно о своих личных предпочтениях, тем лучше вы сможете как минимум знать заранее об ожидающих вас психологических проблемах, которые вносят свой вклад в опасное повышение общего уровня стресса.

Личные предпочтения для выявления причин стресса.

Вот одно простое упражнение, которое поможет вам с помощью типоведения определить, с какими причинами стресса вы сталкиваетесь каждый день. Для начала вам потребуется вкратце проанализировать, на что вы тратите свое время. В зависимости от своего стиля поведения вы можете или привлечь окружающих для составления списка всех дел своего типичного дня, или прибегнуть для этого к самостоятельным размышлениям. Какие события, проблемы и люди оказываются в центре вашего внимания?

Теперь попробуйте "прикрепить" каждый пункт своего списка к одному из восьми предпочтений. Например:

- Сколько времени вы уделяете экстравертным занятиям: посещаете различные собрания, отвечаете на телефонные звонки, общаетесь с людьми, выполняете требования, которые диктуются вам извне?

- Сколько времени вы уделяете интровертным занятиям: работаете за закрытыми дверями, размышляете и созерцаете, читаете или просто кого-то слушаете?

- Сколько времени вы уделяете сенсорным занятиям: работаете с деталями, разбираете конкретные факты и точные данные, платите по счетам (в прямом или в переносном смысле)?

- Сколько времени вы уделяете интуитивным занятиям: строите планы, заглядываете в будущее, анализируете широкие перспективы, истолковываете смысл вещей и событий?

- Сколько времени вы уделяете логическим занятиям: объективному анализу конфликтов, продумыванию последствий тех или иных действий, сосредотачиваетесь на различных аспектах своей текущей задачи?

- Сколько времени вы уделяете этическим занятиям: воодушевляете своих сотрудников, способствуете превращению вашей организации в более приятное, радостное место, улаживаете межличностные трения, разбираетесь с проблемами окружающих?

- Сколько времени вы уделяете рациональным занятиям: следуете срокам и графикам, боретесь с отвлекающими факторами, выполняете свои планы, организуете деятельность других?

- Сколько времени вы уделяете иррациональным занятиям: реагируете на непредвиденные обстоятельства, устраняете возникающие помехи, сохраняете гибкость в любой ситуации?

Вы также можете нарисовать таблицу из восьми столбцов и занести в нее все пункты своего перечня. В итоге вы получите приблизительное представление о "типе" своего дня. Например, может оказаться, что ваш день по преимуществу укладывается в тип ENFP: вы то и дело отвечали на несмолкающие телефонные звонки, посещали собрания, участвовали в общественных мероприятиях в качестве представителя своей компании, подстегивали и воодушевляли своих сотрудников, чтобы у них не пропадала мотивация и не падала работоспособность, и вообще откликались на внезапно возникающие в ходе дня необходимости.

Это отличный день - конечно, если по своему типу вы ENFP. Однако для представителей всех остальных типов подобный расклад событий может оказаться как минимум неприятным или даже совершенно изматывающим. Последнее окажется особенно верно для типа ISTJ. Да и стоит ли этому удивляться: для ISTJ идеальный рабочий день - это труд в стенах своей компании, который потребует анализа точных фактов, изучения планов работ, отстраненности от чужих проблем и своевременного выполнения заданий. Учитывая все это, не следует удивляться тому, что ISTJ особенно подвержены усталости и утомлению, а также целому букету стрессогенных заболеваний, от головных болей и до гипертонических кризов?

Даже для типа ENFJ, отличающегося от ENFP всего на одно предпочтение, день в стиле ENFP может оказаться весьма напряженным. ENFJ приходит на работу, уже зная, как расписан и спланирован его день, так что шквал сюрпризов его едва ли обрадует. Что касается типа INFP, то его, в свою очередь, будут изматывать постоянные покушения окружающих на его внимание: все эти собрания, телефонные звонки, личное общение и тому подобные вещи.

Как мы установили, чем более высокое положение в организации вы занимаете, тем меньше у вас возможностей распоряжаться собственным временем. Ваше время уходит на других людей, которые распоряжаются вашим графиком работы и обращаются с неожиданными просьбами. В подобных обстоятельствах вас ожидает двойной прессинг: от областей своих личных предпочтений вас будет отвлекать не только чувство ответственности, но и ваши личные психологические потребности.

Стресс и мы.

Давайте начнем с основного положения: стрессы неизбежны и далеко не всегда вредны. Более того, определенные стрессы помогают нам сохранять тонус, поддерживать мотивацию и быть готовыми действовать. Стресс можно сравнить с колоколообразной кривой на графике: двигаясь к вершине этой кривой, мы можем проявить себя наилучшим образом. В пиковый момент стресса мы получаем ощущение полного контроля над ситуацией, в то время как полное отсутствие стресса рискует вызвать у нас апатию - залог беззащитности и бездействия. Так что определенное количество стресса неизбежно и полезно.

Вот еще один факт: то, что для нашего типа личности является причиной стресса, может действовать успокаивающе на представителя другого типа. Так называемая "легкая музыка" одних из нас может успокаивать, повышая их работоспособность, а на других действовать не хуже скрипучей двери. То же самое можно сказать о классике, кантри, опере и джазе. То, что кажется нам безвредным и, более того, полезным, может загнать других сотрудников офиса на оконный карниз, откуда они будут рады спрыгнуть.

Музыка - это еще далеко не все. Каждый из нас может довести другого до сильного раздражения своими личными привычками (постукивание ногой, обгрызание ногтей, хождение туда-сюда), внешностью и стилем поведения (одежда, жесты, манера речи) либо проявлениями своих личных предпочтений (привычка мыслить вслух, хронические опоздания, неуступчивость).

Конечно, мы оставили без внимания более глобальные факторы - взять хотя бы взаимоотношения, финансовые проблемы, мировые кризисы, давления со стороны фондового рынка и сроков. Каждый из них в той или иной степени касается нас на протяжении дня, а также и ночи, когда стресс не дает нам уснуть.

Важно отметить, что сильные стрессы редко порождаются всего одним-двумя факторами. В большинстве случаев они возникают из-за эффекта накапливания: поверх личных неурядиц громоздятся профессиональные проблемы; масла в огонь подливает беспокойство из-за ситуации в мире, и напряжение нарастает. Переполнить чашу нашего терпения может всего одна капля - одна лишняя проблема, пусть даже тривиальная.

Стресс не просто возникает у представителей разных типов по-разному: они по-разному понимают его и борются с ним. Некоторым проще всего выговориться, поговорив о том, что их беспокоит, с друзьями, соседями и совершенно незнакомыми людьми, в то время как другие будут бороться со стрессом своими внутренними силами. Представители одних типов сразу берут быка за рога и идут в лобовую атаку на стресс, в то время как представители других предпочитают воображать себе, что никакого стресса у них нет и в помине. Одни люди понимают стресс как личный выпад против них отдельного человека (или всей Вселенной), тогда как для других он является законом жизни, таким же, как и налоги.

Перемены и стресс.

Едва ли можно усомниться в том, что стресс на рабочем месте приведет к ухудшению ситуации прежде, чем она улучшится. Все аспекты жизни делового мира и деятельности его рабочей силы подвержены переменам. И предсказания, согласно которым женщины, представители различных меньшинств и люди с особыми потребностями будут составлять все больший процент рабочей силы, говорят о том, что количество межличностных конфликтов на рабочих местах будет расти. Постоянная общемировая конкуренция вкупе с уменьшением ресурсов означает, что практически все организации вынуждены будут производить больше, имея в своем распоряжении меньше сотрудников и возможностей. Компании продаются и покупаются, объединяются, дробятся и исчезают. Новые технологии ставят промышленность с ног на голову, ускоряя темпы нашей работы и нашего общения. А общественные институты, прежде казавшиеся незыблемыми, рушатся у нас на глазах.

Любой из этих факторов способен порождать стрессы.

Поскольку все мы обладаем достаточно высокой приспособляемостью, то теоретически возможно, что мы выдержим все эти удары, чтобы приспособить свое поведение к новым требованиям. Впрочем, плохо то, что логико-рациональные типы, чьи представители в основном вершат судьбы делового мира, меньше всего способны адаптироваться к переменам. Более того, логики-рационалы отличаются высокой потребностью контролировать всех и вся, а отсутствие такого контроля воспринимают как изъян в управлении и личную слабость. Однако взаимосвязанность делового мира вкупе с глобальными тенденциями его развития оставляют все меньше возможностей для такого тотального контроля. А если посеять ветер на одном уровне организации, то на другом вы рискуете пожать бурю, так что не нужно иметь богатое воображение, чтобы удостовериться в том, что тотальный контроль будет лишь повышать уровень стресса у всех вокруг.

Панацеи от стресса нет.

По иронии судьбы, многие из программ по снятию стресса, которые мы внедряем в своих организациях, только порождают стрессы. Обычно такие программы разрабатываются без учета типологических особенностей, и в результате они лишь добавляют напряжения представителям определенных типов вместо того, чтобы его снимать. Например, основательной и обязательной представительнице типа личности ISTJ могут сообщить, что ей необходим режим физических нагрузок, который поможет ей давать здоровый выход своему стрессу. В реальности же эта программа занятий станет еще одним пунктом в ее тщательно соблюдаемом графике дел, который и без того перегружен. Тому же самому ISTJ могут порекомендовать "расслабляться" и находить время "остановиться и подышать свежим воздухом", а это настоящее проклятие для типа ISTJ. (В первую очередь, если бы нечто подобное было свойственно ISTJ, это не было бы для него стрессором и подобное занятие он бы давно вставил в план.) Дело не в том, что ISTJ не способен сбавить темп работы или расслабиться: просто он должен признать подобные занятия существенным вкладом в свой ответственный образ жизни. Как вы убедитесь позже, существуют специально предназначенные способы снятия стресса для логиков-рационалов, равно как и для представителей всех остальных типов.

Вероятно, на определенном этапе своей карьеры вам приходилось заполнять одну из многочисленных анкет, разработанных для определения того, что такое для вас стресс и как именно выглядит ваше стрессовое состояние. Обычно в таких анкетах упомянуто около тридцати факторов стресса, диапазон которых простирается от смерти, развода или опасной болезни до отсутствия ежедневной утренней газеты в вашем почтовом ящике. Каждому из этих стрессоров присвоен свой балл, и чем он выше, тем труднее вам будет приспосабливаться к данному стрессору. Подсчитав сумму своих баллов, вы узнаете, входите ли вы в группу риска и не грозит ли вам какое-нибудь заболевание в ближайшем будущем.

Но что это вам дает? Конечно, это важные сведения, однако они не отражают некоторых основ типоведения, не говоря уже о личных ценностях, возрасте, вероисповедании и прочих факторах: получив из этой анкеты какие-то сведения, вы не будете знать, что с ними делать. Если вы ISTJ, то скорее всего вы скажете: "Конечно, личные, семейные проблемы станут стрессорами, если я допущу их в рабочую обстановку, но им нечего там делать!" Но если вы ENFP, то вы можете ответить так: "Скорее всего я ничем не смогу заниматься, пока окончательно не решу эту проблему с моей женой". Если вы интроверт, то, получив на работе ужасные новости, вы можете никому ничего не сказать, гордясь при этом своей сдержанностью, твердостью. Но если вы экстраверт, то остаток дня вы, вероятно, посвятите тому, что будете делиться этой проблемой со всеми, кого сможете поймать за пуговицу или вызвонить по телефону.

Типы личности и стресс.

Прежде чем мы приступим к рассказу о том, как реагируют на стресс представители всех восьми предпочтений, давайте вначале укажем несколько общих тенденций, которые часто сопутствуют стрессам у большинства типов. Первая из них может быть проиллюстрирована старой поговоркой: если вы стоите по колено в крокодилах, едва ли вы вспомните о том, что намеревались осушить болото. Иными словами, стресс нередко подкрадывается к нам незаметно, так что лишь когда мы увязнем в нем по колено, то внезапно поймем, в какую напряженную ситуацию мы попали. В этом случае стресс будет нарастать как снежный ком до тех пор, пока мы не найдем средство остановить его - и очень скоро он может выйти из-под контроля.

Другое явление также имеет отношение к проблеме контроля, особенно в частной жизни. Одни области своей жизни мы вполне контролируем, в то время как в других оказываемся почти или совершенно беспомощными. Поэтому то, подвергнемся мы стрессу или нет, будет зависеть от того, хватит ли у нас мудрости, чтобы знать, что мы можем контролировать, а что - нет. Так, если стрессовым фактором для вас являются непростые отношения с коллегой, будет разумно, если вы рассмотрите собственное поведение, свой стиль работы и свои профессиональные обязанности и попытаетесь контролировать все эти области. Если же вы решите выместить свой гнев на сослуживцах, начнете тратить силы на то, чтобы изменить своего коллегу или постараетесь приспособить свой стиль работы к ситуации, которая не может улучшиться, знайте: все это бессмысленно и чревато стрессами. Но вы можете отвечать за самого себя, что поможет вам держать свой стресс в соответствующих рамках. Контролировать же других вы не можете. Кстати, то же самое правило действует в отношении к любым другим аспектам нашей жизни, начиная с дорожных пробок и заканчивая необоснованными претензиями на исключительный сервис в магазине. Скажем, вы можете самостоятельно выбирать маршрут или иначе реагировать на дорожную пробку - например, включить радио или просто сделать глубокий вдох, а вот ваши гнев и стресс никак не помогут разгрузить забитый в часы пик участок дороги.

Часто стресс заключается в следующем: жизнь подталкивает нас к тому, чтобы мы действовали преимущественно на основе неприоритетных типологических свойств (или нам кажется, что она нас к этому подталкивает). Например, если вы сенсорик, который вынужден уделять необычайно много времени анализу будущего или составлению стратегического плана и лишен возможности делать то, что дает ощутимые результаты, то вероятно, вы и в самом деле сели в экспресс до станции Стресс. Если для того, чтобы взять проблему под контроль, вы вынуждены апеллировать к неприоритетным типологическим свойствам, значит, вы уже сделали первый неверный шаг. В сложившейся ситуации вы можете действовать ответственно и успешно, но это не гарантирует вам защиты от стресса.

Итак, стресс атакует нас как минимум в четырех случаях: во-первых, когда мы пускаем его на самотек; во-вторых, когда нам кажется, что мы теряем контроль над ситуацией; в-третьих, когда мы стремимся контролировать не те аспекты своей жизни (либо жизни других), которые следует, и в-четвертых, когда мы вынуждены полагаться не столько на свои предпочтения, сколько на неприоритетные типологические свойства.

Учитывая все это, можно сказать, что важнейший элемент сопротивления стрессу состоит в том, чтобы знать, как наше понимание стресса и борьба с ним зависят от каждого из восьми предпочтений.

Как восемь предпочтений определяют восприятие стресса и борьбу с ним.

Кто предупрежден, тот вооружен. И это безусловная истина во всем, что касается стресса. Вот несколько фактов, которые стоит упомянуть в связи с каждым из предпочтений; это поможет вам эффективно избегать многих стрессовых ситуаций или справляться с ними.

Экстраверты и интроверты. Во-первых, поскольку в деловом мире экстраверсия в отличие от интроверсии поощряется, интроверты подвержены тенденции "изменять себе": они отказываются от своей естественной интроверсии, чтобы жить и работать по "экстравертным" законам. Так что в течение рабочего дня они ведут себя как экстраверты, после чего возвращаются домой, надеясь восстановить силы (но тщетно: там их часто берут в оборот близкие и друзья). Их сотрудники оказываются шокированы, когда выясняют, что их коллега - "душа нараспашку" - на самом деле является интровертом, принявшим облик экстраверта. Для самого интроверта это не более чем "маскировочная окраска", однако за нее приходится платить высокую цену - страдать от стрессов и стрессогенных заболеваний. Интроверты действительно подвержены различным стрессогенным заболеваниям в большей степени, чем экстраверты.

Сенсорики и интуиты. Когда сенсорики уделяют непомерно много времени теоретизированию или работе с неопределенными абстракциями (в сущности, соприкасаясь с неизведанным), тем самым они открывают двери для стресса. Сенсорику нужно в буквальном смысле слова "приложить к чему-то руку" и что-то делать, а долгие путешествия в Страну грез не для них. На классическую наклейку для бампера "Лучше бы я поехал на рыбалку!" сенсорик не замедлил бы ответить: "Так в чем же дело?" Так что для сенсорика одним из лучших антистрессовых средств будет следующее: перейти от фантазий к действиям.

У интуитов все как раз наоборот. Слишком много фактов, изобилие отчетов и жесткие сроки взвинчивают их нервы. Если вы в этом сомневаетесь, понаблюдайте за тем, как типичный интуит ведет себя в преддверии того дня, когда прекращается подача налоговых деклараций: приближение его общения с налоговой службой оказывает негативное влияние на его аппетит, сон и повседневные занятия. Продленные сроки сдачи документов придуманы именно для интуитов.

Логики и этики. Во-первых, давайте отправим на свалку миф о том, что логикам легко увольнять людей с работы и сохранять объективность в процессе тяжелых раздоров среди персонала офиса. В действительности логики переживают из-за всего этого не меньше этиков. И чем накаленнее становится конфликт, тем больше логики беспокоятся. Но между логиками и этиками существует одно крупное различие: первые стремятся решительно браться за стрессовые ситуации, чтобы нейтрализовать стресс и вернуться в накатанную колею; вторые же стремятся любой ценой закрыть на нее глаза, надеясь, что все как-нибудь пройдет само.

Для ясно мыслящих логиков стресс коренится во всем, что бьет по их способности сохранять объективность. Буря нашедших выход эмоций заставляет логика терять контроль. Любая эмоция, когда она проявляется публично, - радость, беспокойство, нежность и особенно любовь и гнев, - способствует развитию стресса у логика. Обычно подобное означает, что проявляющий ее человек утрачивает контроль над своими эмоциями, и если он продолжает в том же духе, то контроль над собой утрачивает и сам логик. Вы, конечно, слышали классические для логиков высказывания: "Ну же, мы не должны терять голову!", "Сохраняйте спокойствие!" и "Сейчас некогда давать волю чувствам - сейчас нужно думать". Все они отражают стремление логика защитить свою эмоциональную сферу и не допустить эмоционального вовлечения его в чужие проблемы. Логик может сказать вам: "Конечно, я вижу, что у вас неприятности, все же это ваши неприятности, но и я лучше всего помогу вам, если останусь отстраненным, спокойным и собранным". Можно твердо сказать, что логики обладают теми же эмоциями, что и этики, однако они не склонны давать им выход где попало и когда попало. Стресс для логика - это неподобающее выражение чего-то слишком личного.

Что касается этиков, то они подвергаются стрессу, когда втягиваются в чрезмерное количество чужих проблем, а затем оказываются вынуждены эмоционально отстраняться от них. Уровень стресса у них напрямую зависит от одиночества, недостатка внимания; от того, что они все принимают близко к сердцу и переживают душевные травмы, а также от непродуктивности работы и уклонения от нее. Если же этики чрезмерно погружаются в чужие проблемы, это может проявляться в чрезмерной эмоциональности, несобранности, а также в состоянии отчужденности или в избегании ситуации, которая успела с тех пор значительно ухудшиться.

Например, за чашкой кофе этик может услышать о семейных проблемах коллеги, и в считанные секунды он примеривает эту ситуацию на себя, переживая ее так же глубоко, как если бы дело происходило с ним самим. В течение того же дня, обдумывая этот разговор, этик вдруг начинает понимать, что не просто принял эту проблему слишком близка к сердцу, но и что у него совершенно нет времени на ее решение. Тогда он может счесть необходимым избегать своего коллеги, и возможно, даже прятаться от него, едва завидев его в коридоре. Если же их личная встреча неминуема, этик может напустить на себя сухость и безразличие, чтобы не погружаться в проблему сослуживца еще дальше. Тот, в свою очередь, мог и не думать о том, чтобы просить помощи, так что изменение поведения со стороны этика может повергнуть его в замешательство. Здесь он столкнулся с ярко выраженным этиком, который таким образом реагирует на стресс, вызванный чрезмерным вовлечением в чужую проблему.

Рационалы и иррационалы. Рационалы подвергаются стрессам, когда у них нет возможности удовлетворить одну из своих важнейших потребностей - в определенности и в контроле. Когда работа требует от них "свободного полета" или проведения собрания без каких-либо возможностей для воплощения его результатов, рационалы вступают в полосу стрессов. Если выйдет так, что работа потребует от них принимать экстренные меры, справляться с неожиданностями, а пауз для реорганизации и для завершения заранее запланированных дел будет не слишком много, то головная боль рационалам гарантирована (а по ходу дела они своим раздраженным поведением гарантируют ее и всем остальным). Все эти факторы обеспечат рационалу стресс, которым в скором времени "заразятся" и его коллеги.

Стресс рационалов имеет одну неприятную особенность: в стрессовом состоянии они еще сильнее стремятся поставить под контроль то, что контролю не поддается. В процессе этого занятия рационал склонен давать стрессу выход в форме чувства вины, раздражения, гнева и разочарования, проецируя их на себя или на окружающих. В такие моменты рационалу будет полезно "освобождаться" от внезапно возникающих факторов стресса (хотя, вероятно, осуществить это на практике будет непросто) и перейти к какой-нибудь более непосредственной деятельности, где можно будет что-нибудь организовать или выполнить. Это может быть все, что угодно: наведение порядка на рабочем столе для выполнения очередного задания или вычеркивание максимального количества пунктов из списка текущих дел. Говоря короче, рационал придет к такой мысли: "Вот одна из областей, с которыми я не умею управляться, - надо отложить эту работу и перейти к одному из моих любимых занятий". Рационал сделает важный шаг к подавлению стресса, если сможет достигнуть такой степени свободы.

"Ты сегодня на себя не похож!"

Время от времени кто-нибудь может делиться с вами подобным наблюдением. Часто окружающие таким образом дают нам понять, что мы находимся в стрессовом состоянии. У нас есть друг, который рассказал нам следующую историю:

"Одна из моих работ предполагала, что раз в месяц я вместе с одиннадцатью другими консультантами заполняю массу бланков в рамках контракта с правительством, которое, таким образом, обеспечивает оплату нашей работы. Для этого требовалось основательно поработать с бумагами, и все следовало выполнять точно, иначе финансовый отдел отклонял бланки и задерживал всем чеки на зарплату. В качестве экстраверта и интуитивного этика (ENF), я с удовольствием выполнял подобную работу за других, поскольку она помогала всем получить желаемое, и тем самым я оказывал всему коллективу хорошую услугу. Но каждый месяц, когда наступала пора заполнять эти бланки, я оставался работать в одиночестве в лишенном окон офисе и превращался в совершенно другого человека. Все склонны были меня избегать, причем я не осознавал, что в такие моменты происходит нечто подобное.

Наконец, кто-то из коллег сообщил мне: "Ты сегодня на себя не похож!" Меня сразу же потянуло возразить ему, и разъяснить, как я всем нам помогаю. Но чем пристальнее мы рассматривали эту ситуацию, тем очевиднее становилось следующее: эта работа была настоящим вызовом для моих экстравертного и интуитивного предпочтений, ведь я работал в одиночестве, имея дело с точными данными и совершенно не обладая простором для творчества.

Сменив место, в котором я заполнял бланки, попросив коллег о помощи и работая с небольшими перерывами, я смог сохранять свой привычный облик в процессе выполнения этой ежемесячной работы. Несмотря на то, что работа не стала от этого увлекательнее, я стал меньше подвергаться стрессам и перестал утрачивать расположение окружающих.

---

У иррационалов же стресс часто нарастает прямо пропорционально рутинному характеру деятельности либо уменьшению числа доступных вариантов выполнения задачи. Даже такая простая на первый взгляд задача, как планирование в ежедневнике дел на следующую неделю или месяц может изрядно взвинтить иррационалу нервы, поскольку для рубрики "и прочее" у него будет оставаться все меньше места. Даже простой список предстоящих дел может восприниматься иррационалом как проблема, если он убежден, что должен будет отчитаться за каждый из пунктов своего списка.

Безусловно, иррационалы могут работать столь же эффективно, как и рационалы, однако среди методов их работы часто оказывается поиск новых путей выполнения заданий (или по крайней мере составление комбинаций из старых методов). Подобно тому, как хаос на рабочем месте способен вывести рационала из себя, иррационал будет испытывать стресс, если все вокруг него будет строго "разложено по полочкам", так что у него не останется свободы маневра.

Большинство из того, что будет вызывать у иррационала стресс, рационал найдет вполне удовлетворительным и даже увлекательным. Например, Изабель Бриггс-Майерс была типичным иррационалом, в то время как ее муж - типичным рационалом; она часто обращалась к нему за помощью при составлении своего индикатора типов. Однажды она предложила ему такой вариант вопроса: "Когда вы заканчиваете работу, то наведение порядка кажется вам: а) делом, которое следует выполнить сразу же, или б) делом, которое можно отложить на другое время?" В ответ ее муж предложил: "Третий вариант - в): делом, которое доставляет удовольствие". Подобный вариант ей, как ярко выраженному иррационалу, никак не мог прийти в голову. Иррационалам трудно увидеть в подобных рутинных, "хозяйственных" задачах хоть что-нибудь увлекательное. А если к подобной работе иррационала принуждают, это и вовсе может повлечь за собой стресс. И напротив, рационалы подвергаются сильным стрессам тогда, когда по окончании работы они видят, что никто не наводит порядок. Если им придется делать эту работу за всех остальных, они ее сделают, но в процессе ее выполнения испортят настроение всем, кто может их слышать.

Оптимальный режим работы для иррационалов таков: они должны сами выбрать для себя темп и пробовать различные варианты. Если распорядки и графики слишком сковывают их, им может потребоваться прерваться, чтобы перейти к какой-то другой работе или по крайней мере составить альтернативный распорядок. Производительность их труда может повысить любой фактор, который станет для них источником новых впечатлений или по крайней мере слегка преобразит их деятельность. Иррационал действует успешнее всего, оказываясь в крайних ситуациях, наподобие тех, что описываются в таких клише, как "ходить по лезвию ножа", "работать до зари" и "действовать по наитию".

Как пережить утрату

Безусловно, самым тяжелым из всех стрессов является потеря любимого человека. Очевидно, что само по себе чувство потери уже приводит к сильным стрессам, однако как мы выяснили, занимаясь консультированием, более специфические аспекты подобных стрессов определяются предпочтениями человека. Например, экстраверты сообщали нам, что главная причина их стресса - это наступающее одиночество, когда рядом нет никого, с кем можно было бы пообщаться. Они боялись, что им придется проводить в одиночестве слишком много времени, оставаясь наедине с собственными мыслями. Интроверты же, напротив, сильнее переживали тот факт, что оставаясь в одиночестве, они вынуждены сталкиваться с внешними реалиями. Одна мысль о том, что им придется знакомиться с новыми людьми, ходить на свидания и вообще участвовать во всей этой "поверхностной общественной жизни", повергала интровертов в состояние тревоги. Они боялись, что им придется проводить слишком много времени во внешнем мире, в общении с другими людьми.

Когда мы перестаем быть сами собой.

Иногда жизнь преподносит нам слишком много трудностей - настолько много, что мы начинаем вести себя совершенно непривычным образом. Часто подобные перемены в поведении может заметить кто угодно вокруг, но только не мы сами. Все выглядит так, будто мы превращаемся в кого-то другого, и что еще хуже, эта роль нам совершенно не подходит - она нам просто не соответствует. Например, когда экстраверт кричит до хрипоты, его едва замечают, но стоит только интроверту в состоянии стресса повести себя подобным образом, как он окажется в центре всеобщего внимания.

Проще говоря, в состоянии сильного стресса мы можем являть собой наихудшую разновидность своей типологической противоположности.

Почему же подобное случается? Дело в том, что когда нас разом атакует несколько стрессов (сочетание увольнения с работы, серьезной болезни, отказов, денежных неурядиц и тому подобных вещей), наши обычные антистрессовые механизмы оказываются неэффективными. Поэтому человек может прибегать к помощи алкоголя, довести себя до бессонницы или иным образом причинять себе вред. Постепенно его поведение в обществе других людей начинает существенным образом изменяться. Например, ENFP, обычно общительная, кипучая, непредсказуемая личность с развитым воображением и некоторой рассеянностью, может превратиться в задумывающегося, необщительного, узко мыслящего и жесткого ISTJ в худших его проявлениях. В то же время ISTJ, обычно склонный к раздумьям, тихий, практичный, ответственный и консервативный человек, под давлением чрезмерного стресса, может превратиться в человека шумного, несобранного, излишне эмоционального и нестабильного - иными словами, в наихудшую разновидность типа ENFP.

В подобной ситуации важнее всего осознавать, что подобные перепады в поведении могут обуславливаться некими скрытыми причинами (нередко вполне очевидными); вместе с тем часто они бывают спонтанными и длятся не более дня или недели.

Многие из нас, завидев кого-то, кто явно нуждается в помощи, сразу же бросаются к нему, изображая из себя психологов. Хотя это очень хорошо, здесь же кроется и проблема: мы оказываем помощь не так, как это следует делать. Одно дело - поддержать человека и совсем другое - не разобраться в том, какая поддержка ему нужна: в данном случае вы сослужите ему плохую службу. Вопросы наподобие: "Что с тобой стряслось?" или даже "Что с тобой происходит?" рискуют вызвать у человека защитную реакцию: под влиянием стресса он убедил себя в том, что у него "все под контролем". Лишив его этой иллюзии, вы ничего хорошего не добьетесь.

Иногда бывает полезнее подступаться к таким людям с наблюдениями по поводу их поведения: Например: "Сегодня я не мог не заметить, что ты кажешься слишком тихим". Или: "Я заметила, что в последнее время вы слишком рьяно все организовываете". Или: "По всей видимости, тебе очень непросто оставаться в рамках твоего графика". Все эти замечания просто укажут нуждающемуся в помощи человеку на необычное для него поведение - признак того, что у него что-то случилось. Конечно, нельзя гарантировать, что и эти внешне невинные замечания не встретят с его стороны отповеди или даже бури эмоций, однако этот способ подступиться к проблеме все же более тонок и ненавязчив. Если вы не встретили возражений, то можете добавить: "Если ты захочешь обратиться ко мне за чем-нибудь, я в твоем распоряжении".

Сломав, таким образом, лед, будет лучше всего оставить этого человека одного, предоставив ему возможность обдумать ваши слова. Возможно, вы сделали все, что вы могли и должны были сделать. Ведь самая большая помощь, которую вы можете оказать ему как коллега (а не как профессиональный психолог) - это участие и поддержка.

Четыре секрета победы над стрессом.

Поскольку стресс способен принимать множество разных обличий, то чем лучше вы будете знать самого себя, тем лучше вы окажетесь подготовлены к борьбе со стрессом. Изучив множество стрессовых факторов, одолевающих представителей всех шестнадцати типов личности, мы разработали ряд конкретных советов, оказавшихся весьма полезными:

1. Знайте сильные стороны своих предпочтений. Это может показаться само собой разумеющимся, однако в суматошной стрессовой ситуации очень легко забыть, что вы относитесь к тому или иному типу. При этом важно не просто держать в уме свой четырехбуквенный код, но и помнить, каковы сильные стороны каждого из ваших предпочтений. Например, если в вас присутствует ярко выраженная рациональность, то вам известно, что в вас живет сильная потребность к определенности, контролю и организации. Вам известно также, что вы не слишком терпимы к проявлениям спонтанности и неопределенности. Следовательно, успех вашей борьбы со стрессом будет напрямую зависеть от того, сколько проблемных вопросов вы обеспечите решениями и оставите позади. Например, вы можете составить план (или, на худой конец, список), а затем постепенно вычеркивать оттуда свои стрессоры. Вы будете стремиться к тому, чтобы любой ценой избегать неопределенности.

Естественно, подобное предполагает, что рациональность выражена в вас сильно, однако так бывает не всегда. Если перевес в пользу рациональности у вас невелик - то есть, если вы терпимы к неопределенности, тогда причина ваших стрессов может корениться в том, что вы не знаете, когда и за что браться. Это может найти выражение в своего рода ступоре, когда вы не будете знать, что вам делать. Это разновидность ситуации "решительной нерешительности", с той лишь разницей, что попутно вы произведете впечатление слабосильного человека, неспособного сделать что-либо. Стресс нарастает; вы корите себя за нерешительность, а те, кто ждет от вас указаний, разочаровываются, и в результате все, включая и вас самих, обрушиваются на вас.

Возможно, сейчас вы говорите себе: "Нерешительность неявного рационала во многом сродни нерешительности типичного иррационала". Это не так. К типичным иррационалам никто (включая и их самих) не обращается за быстрыми решениями. Более того, их сильная сторона как раз заключается в умении находить варианты выбора, в то время как неявный рационал, напротив, застынет в нерешительности. Ярко выраженные иррационалы любят состояние неопределенности, поскольку испытывают стресс, когда их вынуждают принимать или выполнять множество мелких решений или когда кто-то из рационалов лишает их возможности искать выбор лишь для того, чтобы поставить отметку о выполнении того или иного дела.

Вместе с тем неявный иррационал будет вести себя во многом так же, как неявный рационал: он будет не способен двинуться в каком-то конкретном направлении, вводя в заблуждение тех, кто ждет от него распоряжений, и обычно начнет укорять себя за кажущееся бездействие.

Каждое из шести оставшихся предпочтений подвержено преимущественно аналогичным тенденциям. Ярко выраженное предпочтение обеспечивает вам состояние удовлетворенности и ясности, однако снижает ваши способности к деятельности, которая потребует проявления неприоритетных типологических качеств. Неявно выраженное предпочтение, напротив, дает вам больше вариантов выбора, вместе с тем оставляя вас в нерешительности по поводу выбора из этих вариантов.

2. Стремитесь к поощрениям. Для обладателей неявных предпочтений одним из лучших выходов из положения будет следование тем тенденциям, которые преобладают в их организации. Вот четыре типологические группы, которые нередко вступают в конфликт с требованиями коллектива: интроверты, женщины-логики, мужчины-этики и иррационалы. Все они испытывают громадное психологическое давление, когда их вынуждают быть не самими собой, а кем-то еще. И дома, и в школе, и на работе поощрений удостаиваются их типологические противоположности. Если вы принадлежите к одной из этих групп, вам следует на работе "перевоплотиться" в свои противоположности. Таким образом, работа пойдет для вас легче, а поощрения будут удовлетворять вас больше. Так же и интроверты, которые сумеют пользоваться в рабочее время своими "экстравертными" навыками, смогут "притереться" к коллективу с гораздо большей легкостью. Какое-то время эта тактика будет давать результаты, однако спустя некоторое время вы рискуете столкнуться с сильными стрессами. Женщины-логики, которые смогут акцентировать свои "этические" свойства, и мужчины-этики, которые будут подчеркивать свои "логические" качества, смогут играть свои роли гораздо успешнее. Что касается тех иррационалов, которые сумеют играть по правилам рационалов, то они станут куда менее самокритичными и смогут снискать едва ли не всеобщее расположение. Опять-таки, чем лучше вы будете себя знать, тем лучше вы сможете победить свой стресс, опираясь на свои сильные стороны.

Однако осуществлять подобные перевоплощения сможет не каждый. Обладатели ярко выраженных предпочтений - например, типичные интроверты - укореняются в своих предпочтениях особенно глубоко, едва осознавая свои неприоритетные качества. То же самое относится к типичным логикам-женщинам, типичным этикам-мужчинам и к ярко выраженным иррационалам. Дело в том, что способность прибегать к неприоритетным типологическим свойствам оказывается тем выраженнее, чем менее выражены все эти предпочтения.

Мы вовсе не настаиваем на том, чтобы вы вели себя так, как вам не свойственно. Мы лишь указываем на то, что если для этого у вас достаточно гибкости и если вы предпочитаете не плыть все время против течения, то вам может быть только полезно адаптироваться к тому стилю деятельности, который преобладает в вашей организации.

3. Уравновешивайте свои предпочтения. Третий секрет победы над стрессом заключается в обретении здорового равновесия между использованием своих предпочтений и некотором сдерживании их при помощи неприоритетных типологических свойств. Например, несмотря на то, что экстраверты обычно стремятся "выплеснуть" свой стресс наружу - в частности, поговорить об этом, отнимая у окружающих массу внимания и времени, - им будет полезно помнить вторую заповедь типоведения, согласно которой подобное поведение в своей крайней форме превратится в недостаток. То есть окружающие попросту отвернутся от экстраверта и перестанут ему отвечать, а может быть, начнут и избегать его при встрече. Сам экстраверт в этом случае перестанет уделять внимание откликам окружающих.

Более того, он внезапно поймет, насколько одиноким и покинутым он оказался, и это еще больше осложнит ситуацию. В результате экстраверт окажется вынужденным к интровертному поведению, вместо того чтобы попробовать на практике здоровое равновесие между экстраверсией и интроверсией. Экстраверт лишь обогатит свой опыт, если дополнит свои экстравертные свойства пристальным наблюдением за ситуацией и откликов на нее окружающих. Все это предоставит экстраверту возможность проверить свои впечатления и суждения с помощью собственного опыта и только затем переходить к его излюбленному экстравертному стилю. Научившись до некоторой степени совмещать в себе экстравертные и интровертные качества, вы сделаете первый шаг к тому, чтобы успешно держать свой стресс под контролем.

"Я имею право плакать - это моя вечеринка!"

В случае "типологической неграмотности" даже самые лучшие намерения в деле оказания помощи тому, кто в ней нуждается, могут пойти прахом. Примером этому служит случай с Черил, директором телевизионной станции в крупном городе (тип INTP). Она переехала в этот город сразу же после Дня благодарения, чтобы приступить к своей новой работе. С первых же дней как в профессиональном, так и в личном плане все у нее встало с ног на голову. Погрузившись в обустройство квартиры и обзаведение друзьями, сколачивая рабочий коллектив и утверждая себя в профессиональном отношении, Черил быстро стала беспокойной и резкой со своими коллегами, которых она начала избегать, чтобы находить хотя бы немного времени для самой себя. Ее коллектив, в котором преобладали экстраверты, решил устроить Черил в качестве сюрприза шумную рождественскую вечеринку, которая помогла бы ей влиться в коллектив. Когда сюрприз открылся, то оказалось, что это была та самая последняя капля, которая переполнила чашу терпения Черил. Эта вечеринка была для нее очередным нежелательным посягательством на ее время, так что она разрывалась между необходимостью остаться одной и выражением признательности сотрудникам. Подобное сочетание стрессовых факторов было выше сил Черил, и почти весь вечер она проплакала, едва владея собой. В результате как Черил, так и ее коллеги чувствовали себя немного виноватыми, и к этому чувству у них примешивался также обращенный друг другу упрек. Для того чтобы преодолеть последствия этого "благодеяния", им понадобилась не одна неделя. Разобраться в этой ситуации они смогли с помощью типоведения, которое помогло во всем разобраться и даже заставило всех посмеяться над нелепостью такого положения.

---

4. Признайте, что конфликты неизбежны. Конфликт - это реальность нашей жизни, факт, обойти который никому не под силу. Отчасти реальность конфликта обусловлена тем, что представители различных психологических типов осложняют свое стрессовое состояние, по-разному реагируя на конфликты. Например, чем активнее экстраверт будет настаивать на "вербальном" решении конфликта, тем усерднее интроверт будет погружаться в себя - и в результате произойдет странная вещь. Интроверт окажется перегруженным, решит сбросить этот груз со своих плеч и выговориться: "Я больше не могу это все выносить. Кроме того, это мне кое-что напомнило. Три недели назад ты поступил так-то, и хотя я поступил неправильно, все это начал не я. Полгода назад ты..." - и так далее. В этот момент экстраверт, ошеломленный и взвинченный до предела, уходит прочь, хлопнув дверью. Представитель любого типа, верный своим типологическим свойствам, может довести конфликт до крайней точки; это может выразиться как в крайнем проявлении свойств предпочтения (экстраверт начнет говорить громче и быстрее), так и в причудливом проявлении неприоритетных свойств (интроверт пустится в бесконечное бессвязное бормотание). И в том и в другом случае поведение человека обычно нисколько не соответствует потребностям возникшей ситуации.

Если бы мир был идеален, то каждый из нас отлично разбирался бы в своих предпочтениях и был достаточно уверен в себе для такого заявления: "Я чувствую, что уровень моего стресса вот-вот заставит меня сказать или сделать что-то, о чем я потом пожалею. Так что я лучше возьму тайм-аут и вернусь к этому вопросу наутро, и тогда-то мы его и решим". Иногда хорошо помогает и такое верное средство, как счет до десяти.

Советы по борьбе со стрессом для всех восьми предпочтений.

В течение дня, по мере нарастания стресса, вы будете замечать, что одно (или несколько) из ваших предпочтений дрейфует в сторону своей противоположности. В этом случае вам (или окружающим вас людям) пригодится быстрое справочное средство - приведенная ниже таблица.

Отметим, что рубрика "Типологическая разминка" - нечто вроде палки о двух концах. Подобная психологическая нагрузка так же, как и нагрузка физическая, способна добавить вам гибкости и тонуса, однако, злоупотребив ею, вы получите боль и дискомфорт. Задав себе слишком много нагрузки, вы обеспечите себе стресс. Как много означает "слишком много"? Это определяется в зависимости от индивидуальных особенностей человека, так что следите за собой сами.

Советы по борьбе со стрессом для всех восьми предпочтений

 
Типологические потребности
Типологическая разминка
ЭкстравертСамовыражение, возможность беседовать, делиться переживаниями.Ведение заметок или дневника; регулярные сосредоточенные размышления.
ИнтровертПисьменное общение. Созерцание и размышление.Импровизированные дискуссии. Глубоко личное общение.
СенсорикТочная передача точных фактов. Непосредственный личный опыт.Фантазирование под музыку. Размышления и беседы о неизвестных вещах.
ИнтуитПрактическое применение плодов своего воображения; возможность связать знания с личным опытом.Погружение в мир пяти чувств; скрупулезная работа, и даже чтение корректур и бухгалтерия.
ЛогикАнализ ситуации, поиск и решение проблем; часто довольствуются решением, невыгодным для других.Ощущение беспомощности, отсутствия контроля. Изучение сферы невербального общения.
ЭтикПоддержка, подкрепление и поощрение; благополучный психологический климат обучения; понимание ценности его итогов для себя и для окружающих.Обучение ради обучения, без практической пользы и наград; объективный анализ и верность принятому решению, даже если оно противоречит его интересам.
РационалПовестка дня, планы, графики, справочные материалы, таблицы, наподобие данной.Действие без планов на каком-то этапе; работа без постоянной оглядки на графики, и контроль полезности этого стиля работы.
ИррационалПространство для маневра; предвкушение поощрения вне зависимости от завершения работы и соблюдения сроков; самостоятельный выбор темпов и методов работы.Продумать выполнение работы в срок и без изменений; прекращение бесцельного перебирания вариантов, никак не связанных с практикой дела.