Часть II. Типоведение в вашей организации.


. . .

13. Этика в деловом общении.

"Почему мы тратим такое количество рабочего времени на обсуждение несуществующей проблемы?"

Многие считают, что этика - понятие избитое и устаревшее, хотя и довольно щекотливое. Одно упоминание этого слова способно спровоцировать руководящих работников на раздраженные высказывания вроде: "Может быть, хватит лекций о злодеяниях мужчин-начальников?" или "Почему мы тратим такое количество рабочего времени на обсуждение несуществующей проблемы?"

Сама природа подобных замечаний указывает на то, что все говорят об этике, но никто не стремится делать что-то ей на благо - как и в случае с расизмом, сексизмом или погодой. Конечно, это не значит, что все мы далеки от этики (или являемся расистами или сексистами). Вместе с тем почти каждый из нас регулярно сталкивается на работе с проблемами этического характера.

Мы имеем в виду не только крупные поводы для скандалов, наподобие, скажем, взяток, "торговли влиянием" или прослушивания телефонных разговоров. Речь идет о широком круге повседневных занятий, многие из которых считаются в современном обществе невинными и допустимыми. Например, к этическим вопросам следует отнести то, что вы вынуждаете свою секретаршу сообщать позвонившему, будто вас нет в офисе, когда вы там находитесь. В сферу действия этики входят также "приукрашивание" резюме, увеличение суммы ресторанного счета, который вы подали для возмещения, или опоздание на работу в тот день, когда, как вам известно, там не окажется начальника, а также миллион других вопросов.

Мы не собираемся спорить по поводу того, насколько нравственно подобное поведение - это не входит в задачи нашей книги. Однако мы твердо убеждены в том, что личные предпочтения человека играют решающую роль в развитии его этических представлений. Каждому из типов личности свойственна собственная система ценностей. Ни один из типов нельзя считать ни более, ни менее "этичным", чем остальные, несмотря на то, что их подходы к этике значительно разнятся между собой. Следовательно, типоведение может стать тем самым средством, с помощью которого можно проанализировать характерные для каждого типа этические основы. Умение же разбираться в этическом облике типов может помочь вам понять этические мотивы и доводы своих подчиненных, коллег и начальников, равно как и свои собственные.

Этика, мораль, ценности и цельность личности.

Что же такое "этика" в собственном смысле слова? На этот вопрос нельзя дать однозначный ответ, поскольку этика является сложной совокупностью идей, затрагивающих области морали, ценностей и личной цельности. Каждый из этих аспектов этики важен для ее понимания и, безусловно, каждый из них воздействует на все остальные.

- Этика: это слово происходит от древнегреческого "этос", что означает "личный облик" или "моральное состояние", и обозначает проявление нравственного чувства в окружающей вас повседневной обстановке.

- Мораль: нравственные устои, совокупность обычаев поведения, внушаемых нам обществом. Мы воспринимаем эти нравственные устои, используя их как критерий для этической оценки своей жизни, а также для формирования своей системы ценностей.

- Ценности: результат вашего личного истолкования нравственных устоев общества.

- Цельность личности: соответствие между вашими ценностями и этикой поведения, а также ответственность, связанная с этим соответствием.

Одно дело - иметь основанную на общественной морали систему ценностей, одобряющих или отвергающих то или иное поведение, и совсем другое - верить в эту систему (иначе говоря, создать для себя этический кодекс поведения для повседневной жизни). То, как вы в итоге поступаете, сталкиваясь с одной из повседневных проблем, и определяет уровень вашей личной цельности. Сама же этика ничего не значит, если ее не поддерживает цельность.

Как вы могли заметить, в этом параграфе мы привели мало конкретных сведений. Некоторые из данных понятий относительны и в высшей степени субъективны. Но именно в этом их смысл: каждому типу личности присуща своя собственная трактовка таких понятий, как "этика", "мораль", "ценности" и "цельность". И разумеется, представитель каждого типа свято верит в то, что именно он понимает их правильно.

Почему проблема этики все же так важна? Разве нельзя просто жить и радоваться жизни, не сталкиваясь с этими щекотливыми вопросами? Может быть, и можно, но не слишком долго: в конечном итоге один из этих вопросов неминуемо озадачит вас. А поскольку наша жизнь становится все более сложной, то, спрятав голову в песок, вы обезопасите себя лишь ненадолго.

Взгляните на то, что происходит вокруг вас. Газеты пестрят историями (одна сенсационнее другой) про неэтичные поступки, за которыми стоят миллиарды долларов, - на фондовом рынке, в банковском деле, в министерстве обороны и так далее. Личности, замешанные в подобных историях, - не просто отдельно взятые высокопоставленные чиновники и управляющие: нити от них тянутся "на места", к маклерам по недвижимости, семейным фирмам субподрядчиков и к бюрократам среднего ранга.

Другая проблема этического характера связана с современными технологическими достижениями. Компьютерные и телекоммуникационные системы облегчают молниеносную передачу внешне безобидной информации, которая, однако, способна причинять многомиллиардный ущерб. А с помощью обычного офисного ксерокса и бутылочки с корректирующей жидкостью можно "подправить" рецепт, письмо или резюме. Судя по всему, любая техническая новинка открывает новые возможности для распространения неэтичных поступков.

Если же добавить ко всему этому тот факт, что характер работы постепенно усложняется, а рабочая сила становится все более разнообразной, то в результате перед каждым из нас встанут новые этические дилеммы. Возьмем, например, работу беременных женщин на компьютерных терминалах. Есть ряд свидетельств в пользу того, что испускаемое компьютерами излучение может приводить к выкидышам или заболеваниям у плода. Но пока окончательного вывода по этому вопросу не сделано, как следует поступать с беременной женщиной, отвечающей за ввод данных в компьютер: следует ли освободить ее от работы, перевести на другую должность, заставить ее работать на терминале по-прежнему; а может быть, ей следует уйти с работы? И точно так же, следует ли инструкции по технике безопасности печатать на испанском, корейском и других языках, чтобы они были понятны всем рабочим? И следует ли заставлять всех говорить на свой собственный страх и риск на своем родном языке? Еще четверть века назад, когда среди работающих в Америке преобладали англоговорящие мужчины, подобные проблемы решать не приходилось.

Игра с правдой

Этические проблемы вкупе с оригинальными способами их решения часто встречаются нам и в популярной культуре. Возьмем, например, сцену из мюзикла "Скрипач на крыше".

Его герой Тевье, который, как нам кажется, был интуитивным этиком в сенсорно-рациональном мире еврейского традиционализма, оказался в щекотливом положении. Пообещав свою дочь в жены мяснику Лазарю Вольфу, он обнаруживает, что на самом деле она любит другого. Его обязанность выполнить данное Лазарю обещание идет вразрез с его же чувством ответственности за счастье дочери.

Стремясь освободиться от своего обещания, чтобы не обременять свою совесть, Тевье притворяется, что видел "вещий сон", в котором к нему приходит покойная жена Лазаря Вольфа и умоляет Тевье не отдавать его дочь за ее овдовевшего мужа. "Проснувшись", Тевье сообщил об этом "сне" своей жене, ответ которой предугадывался сам собой: "Свадьбу нужно отменить".

Теперь., заручившись благословением жены, Тевье чувствует себя вправе сообщить Лазарю, что брачное обязательство не имеет силы.

Будучи образцовым интуитивным этиком, Тевье пошел на поводу у своей любви к дочери, позволив ей связать жизнь с человеком, которого она по-настоящему любила. Он сделал это, не нарушив никаких правил и не изменяя своему слову, поскольку жена освободила его от ответственности по данному обязательству. Для Тевье это небольшое отклонение от этических норм выглядело вполне этичным.

---

По мере того как ситуация с этикой усложнялась, все яснее становилось только одно: единой точки зрения на этику не существует.

Отсутствие единодушия в этических подходах распространяется и на целые компании. Этические аспекты их деятельности разнятся так же, насколько разнятся они у индивидов, управляющих этими компаниями. Например, организация, где господствующим типом является ISTJ, займет в этических вопросах диаметрально противоположную позицию по сравнению с компанией, где преобладает тип ENFP. Более того, любая компания отождествляется со свойственным ей высоким этическим уровнем, либо с сомнительной этической позицией, либо с полным отсутствием этики. Мы называем различные компании консервативными или либеральными, реакционными или прогрессивными, молодыми или старыми, но все это лишь приклеенные на скорую руку неточные ярлыки, каждый из которых характеризует определенную этическую среду.

За последние годы корпоративная этика вкупе с этикой личной переходит из ведения религии и семьи в ведение законов. Если прежде для решения этических дилемм мы полагались на помощь духовных наставников или близких людей, то теперь мы обращаемся за помощью к присяжным, адвокатам и судьям, предоставляя им толкование многочисленных аспектов одной-единственной этической проблемы. Следовательно, напичканное ложью резюме теперь перестает быть лишь делом, спорным с точки зрения этики, и в соответствии с законом влечет за собой ответственность за обман и мошенничество. (То же самое можно сказать о тех случаях, когда служащих увольняют за превышение некоторых должностных полномочий.) Впрочем, некоторые отмечают, что само привлечение юристов для решения этических проблем породило целый букет новых этических проблем.

Этические представления и личные предпочтения.

Прежде чем мы перейдем к обзору конкретных мер, предлагаемых типоведением для конструктивного решения этических затруднений в деловой обстановке, давайте вкратце изучим, как смотрят на этику представители каждого из восьми предпочтений.

- Экстраверты направляют свою энергию вовне, поэтому в этических проблемах они видят ситуации, затрагивающие множество людей. Экстраверты, и в особенности рациональные экстраверты, испытывают высокую потребность наставлять в вопросах этики всех и каждого (иногда в буквальном смысле слова).

- Интроверты, напротив, в значительной степени стремятся заниматься лишь своей собственной этикой (и может быть, этикой своих ближайших родственников). Этическая ответственность для них - внутренний, глубоко скрытый процесс. "Будь честен перед самим собой" - таков их девиз.

- Сенсорики сводят этику к конкретным, непосредственным вопросам. Свою правоту или неправоту сенсорик будет увязывать с конкретным событием, а не с масштабными этическими проблемами; он стремится разрешать этические вопросы как можно скорее.

- Интуиты видят в этике элемент широкой системы воззрений, связанной с всеобщими истинами и принципами. Этика для них понятие относительное, и они всегда будут рассматривать ее в определенном контексте.

- Логики понимают этику как набор объективных принципов, нарушение которых должно наказываться. Они не видят в этом ничего личного - просто если кто-то не стремится жить в соответствии с нормами поведения, им необходимо указать на необходимость этого.

- Этики, напротив, смотрят на этику как на результат человеческого общения, полагая, что о правоте или неправоте человека следует судить, исходя из его собственной системы ценностей.

- Рационалы видят в этике лишь черное и белое, без оттенков: раз этические понятия установлены, значит, они не обсуждаются.

- Иррационалы всегда оспаривают положения этики, даже тогда, когда не сомневаются в них. В свете недавно полученной информации они могут пересматривать даже самые недвусмысленные этические ситуации.

Очевидно, что при сочетании этих предпочтений мы переходим к более сложному, комплексному толкованию этически окрашенных ситуаций. Например, тип ESTJ может занимать позицию "цель оправдывает средства", в которой совмещаются этические воззрения четырех предпочтений: внешняя направленность экстраверта, непосредственность сенсорика, объективность логика и решительность рационала. Например, президент Гарри Трумэн, который, по нашему убеждению, и был ESTJ, просто не видел другого выхода, кроме атомной бомбардировки Японии: он был убежден, что цель оправдывает средства и что выбора у него не было.

Правда, красота и контактные линзы.

По мере того как мы стареем, серыми становятся не только наши седеющие волосы: этические проблемы, которые мы раньше видели черными или белыми, тоже окрашиваются в серые тона. Согласно поговорке, правда, как и красота (добавим: и контактные линзы), - в глазах смотрящего. То же самое можно сказать и об этике, с той лишь разницей, что она определяется не только нашими взглядами, но и личностными типологическими особенностями. Поэтому то, что кажется ISTJ предосудительным с точки зрения этики, ENFP может счесть единственно гуманным и этичным.

Существует бесконечное множество этических типологических сочетаний. Например, вот как свойственно подходить к этическим проблемам представителям четырех темпераментов:

- Интуитивные этики (NF) способны врать вам не моргнув глазом, если им кажется, что вы не вынесите суровой правды или отказа ("Вы являетесь идеальным кандидатом на эту должность, однако политика компании вынуждает нас подыскать вам замену").

- Интуитивные логики (NT) никогда не лгут напрямую - просто они говорят так двусмысленно и лицемерно, что собеседник может подумать то, что хочет, или то, что от него требуется ("На это место претендовало множество отличных кандидатов").

- Сенсорные рационалы (SJ) оперируют этикой в рамках политики и формальностей ("Для этой должности необходим двухлетний опыт работы, а ваш опыт составляет лишь восемнадцать месяцев").

- Этическая позиция сенсорных иррационалов (SP) в значительной степени находится под влиянием сиюминутных событий, что делает их едва предсказуемыми (все вышеприведенные варианты плюс "Если мы кое-что впишем в ваше резюме и вы подадите его завтра еще раз, у вас все еще будут шансы").

Каждый из этих ответов отражает самые активные старания того или иного человека решить проблему в соответствии со свойственными его типу этическими воззрениями.

Два главных свойства этики поведения.

Независимо от того, к какому типу вы принадлежите, следует принимать во внимание два главных свойства этики поведения человека:

1. Вы можете отвечать за этичность только своего собственного поведения.

2. Ваше отношение к этичности поведения другого человека может скорее отражать скорее не его, а вашу собственную систему этических ценностей.

Это может показаться самоочевидным, однако в суете повседневности даже очевидное рискует потеряться из вида. Разумеется, если бы на Земле жил всего один человек - вы сами - никаких этических проблем не существовало бы. Эти проблемы возникают лишь тогда, когда появляется другой человек, обладающий иным пониманием жизненных ценностей. В этом случае вы совершаете следующую ошибку: неосознанно пытаетесь управлять другим человеком, вместо того чтобы признать, что его поведение вызывает в вас определенные реакции. Гораздо легче считать, что "проблемы" - у кого-то другого, но никак не у вас.

Из всего сказанного можно заключить, что никаких "хорошо" и "плохо" не существует и что наглая ложь, жульничество или воровство со стороны ваших подчиненных - это всего лишь разновидность иной этики, отличной от вашей собственной. Однако мы имеем в виду вовсе не это. Безусловно, в обществе существуют абсолютные нравственные нормы, однако даже они испытывают влияние не только со стороны шестнадцати типов личности (и даже колебаний в рамках одного типа), но и со стороны этнических, культурных, религиозных и классовых различий, не говоря уже о личных обстоятельствах.

Например, офицер и квакер, принадлежащие к одному и тому же типу ISTJ, могут иметь полярно противоположные взгляды на насилие. Офицер может считать, что единственное, что находится в сфере его ответственности, - это исполнять приказы, которые требуют от него обнаруживать и уничтожать врага. Квакер же может считать, что его ответственность заключается лишь в следовании собственной совести, которая не позволяет ему лишать жизни другого человека. Не будем забывать, что они оба принадлежат к типу ISTJ, который предполагает верность своим предпочтениям, из которой вытекают ответственность и неуклонное выполнение своего долга. Вместе с тем различия религиозного плана приводят к тому, что этот "долг" они понимают совершенно по-разному.

Вот еще один пример, с более тонкой проблемой; он показывает, как две представительницы одного и того же типа приходят к этически противоположным выводам. Две женщины, по своему типу ENTJ, работают рядом в одном офисе. Мэри - мать-одиночка, ребенок которой ходит в детский сад, а Сью сосредоточена на своей карьере и иметь детей не собирается. Их начальник принадлежит к той школе менеджмента, согласно положениям которой работники должны ежедневно трудиться за фиксированную плату и обязаны находиться на рабочем месте с девяти до пяти, если только они не лежат на смертном одре. Однако Мэри время от времени оказывается в самых настоящих семейных кризисах: ребенок может заболеть, может потребоваться в последнюю минуту забрать его из детского сада, а иногда даже ломается машина, так что подчас Мэри не выходит на работу или по меньшей мере опаздывает. А чтобы ее не уволили, считает Мэри, она вынуждена лгать по поводу своих неявок и, независимо от объективной правоты или неправоты, она считает это ложью во спасение. Сью же убеждена, что врать всегда плохо.

Так возникает очевидное противоречие. Должна ли Сью поставить об этом в известность Мэри или своего начальника или ей не следует ничего предпринимать, даже если она убеждена, что это плохо?

Для решения этой дилеммы с этических позиций давайте рассмотрим наши два главных правила с типоведческих позиций:

- Выше мы указывали, что отвечать каждый из нас может лишь за себя. Следовательно, Сью должна следить исключительно за собой. Ведь она не полицейский и ее работа не в том, чтобы следить за поведением своей коллеги. Признавая все это, она, однако, по-прежнему чувствует, что должна что-то предпринять в соответствии со своими убеждениями. Поскольку она является экстравертным иррационалом, то считает, что проблему следует решать "на внешнем уровне" - то есть решать ее с кем-то еще, намереваясь принять конкретные меры. И разумеется, проблема для Сью заключается лишь в том, какие это будут действия.

- Решая, что ей предпринять, Сью должна принять к сведению второе правило: действительно ли данная этическая проблема заключается в поступках Мэри или же она связана скорее с личными проблемами Сью?" Будучи ENTJ, Сью испытывает потребность в контроле над всем, что ее окружает, чтобы это отражало ее личную компетентность в качестве менеджера. Иными словами, Сью крайне необходимо заниматься не только своими, но и чужими делами.

Если принимать во внимание второе правило, то у Сью будет несколько вариантов действий. Например, она может спросить себя: "Что, если все дело в моей потребности влезать в чужие дела или в том, что я завидую Мэри, которая отлынивает от работы, пока я тружусь?" Или: "Может быть, мне обидно из-за того, что она идет наперекор системе, а я постоянно доделываю за нее работу?" Или даже так: "Может быть, я просто завидую Мэри, у которой есть ребенок, тогда как сама я решила, что, вероятно, не стану заводить детей ради карьеры?" Если бы Сью установила, что в основании этой этической дилеммы лежит один из данных вопросов, тогда, вероятно, лучшим решением было бы просто примириться с происходящим и ничего не предпринимать.

"Пристегнись!"

Вообразите себе сцену: вы едете на машине и замечаете дорожный указатель: "Использование ремней безопасности обязательно! Штраф триста долларов". Ваш пассажир пристегиваться не спешит. Вот как могут отреагировать на это обладатели четырех разных темпераментов.

Интуитивный этик (NF): "Пристегнись, или я сделаю это за тебя. Я не хочу тебя потерять".

Интуитивный логик (NT): "Что за нелепый указатель! По-моему, это вторжение в частную жизнь. По-моему, то, что ты делаешь в своей машине, - это твое частное дело, как тебе кажется?"

Сенсорный рационал (SJ): "Я не сдвинусь с места, пока ты не пристегнешься. Этого требуют правила".

Сенсорный иррационал (SP): "Должно быть, это восхитительное ощущение - вылететь через лобовое стекло".

---

Теперь допустим, что Сью задала себе все эти вопросы и заключила, что дело вовсе не в ней самой, а в нечестности Мэри. Тогда она сочтет необходимым сказать об этом самой Мэри и (или) своему начальнику. Если она этого не сделает, то не только сама выйдет за этические рамки, но и будет прикрывать Мэри, потворствуя ее сомнительному поведению. Проще говоря, она ставит под удар свою личную цельность.

А это, как мы убеждены, совсем не этично.

Как навести порядок в своем "доме".

Историю, приведенную выше, можно также рассмотреть с применением аналогии, которую мы называем "Дом". Насколько нам известно, ее придумал один психоаналитик юнгианского толка, и по сути своей она заключается в уподоблении человеческой личности зданию. Как и почти любой дом, личность каждого из нас состоит из целого ряда помещений, которые воплощают в себе различные аспекты нашего существования.

Например, первый этаж дома содержит в себе основное жизненное пространство: кухню, гостиную, общую комнату, спальню, столовую и ванные комнаты. Именно в этих помещениях протекает повседневная жизнь, причем некоторые из них открыты для постороннего глаза, а некоторые - по преимуществу закрыты. Этот этаж дома соответствует четырехбуквенному коду вашего типа: это та часть вашей личности, которую вы открываете для других людей и с которой они, собственно, и имеют дело. Поэтому можно описать свой тип (скажем, ENFP - "экстраверт-интуит-этик-иррационал") так: "теплый, общительный, спокойный человек, который не делает тайны из того, что он думает" - и это будет напоминать описание жилища: "угловой дом из красного кирпича, с белым забором, с тремя спальнями, витражным окном и пристроенной общей комнатой".

Однако основное жилое пространство - это еще не весь дом: существуют еще подвал и чердак. (Конечно, бывает так, что в доме есть или только чердак, или только подвал, но для простоты мы будем упоминать их вместе, поскольку они являются помещениями для хранения вещей и для хозяйственных нужд.) Подвал и чердак содержат основные устройства жизнеобеспечения - электрощит и котел отопления; там хранятся драгоценные сувениры студенческих лет, семейные реликвии и тому подобные вещи. Туда мы уходим с вполне конкретными целями: сменить предохранители, достать зимнюю одежду или просто предаться воспоминаниям. Но чердак и подвал дают приют и куда менее приятным вещам: там живут тараканы и мыши, в углах висит паутина и валяется хлам; там же мы держим вещи, о которых давно забыли или которые мы умышленно "сослали" туда, чтобы они не напоминали нам о себе.

В личности человека подвал и чердак - это те четыре буквы, которые соответствуют неприоритетным типологическим предпочтениям. Например, теплый и общительный ENFP, которого мы описали выше, в "подвале" и на "чердаке" своей личности даст приют типу ISTJ - личности, склонной к размышлениям, реалистичной, объективной и упорядоченной.

Разумеется, для самого ISTJ "подвально-чердачные" свойства типа ENFP покажутся вполне безобидными: в конце концов, он воспринимает эти типологические свойства как часть "жилого этажа" своей личности. Но для ENFP, наличие в его подвале и на чердаке свойств типа ISTJ может оказаться чем-то пугающим: управлять подобными свойствами ему трудно и их проявление вызывает у него дискомфорт. Короче говоря, быть "жилым этажом" типа ENFP они не могут. (Вы можете себе представить, как бы вы стали жить, используя исключительно содержимое своего подвала и чердака? Скорее всего если бы вы пользовались только несколькими инструментами, несколькими любовными письмами со времен колледжа, остатками пищи в морозильнике, и возможно, креслом-качалкой, которое вы хотели чем-нибудь оплести, у вас осталось бы чувство разочарования и ощущение бессмысленности происходящего.)

Какое же все это имеет отношение к этике? Сталкиваясь с этической проблемой, важнее всего в первую очередь определить, к чему имеет отношение ее суть - к главному, жилому этажу вашего дома или к его подвалу и чердаку Если проблема решается на материале "жилой площади", то судя по всему, за нее следует браться напрямую, поскольку она имеет отношение к вашему повседневному существованию (возможно также, что и к вашей компании, и к району, в котором вы живете). Если же проблема оказывается "подвально-чердачной", тогда не исключено, что ваше беспокойство обусловлено не вашей проблемой и не вашими поступками: за ним скрываются иные мотивы, которые могут оказаться гораздо более вредными для вас и для всех, кого они касаются.

Вот пример двух коллег - Дженнифер (ESFP) и Норин (ISTJ). Они вместе работают в небольшом офисе, и едва ли не с того самого дня, когда там появилась Дженнифер, между ними начались разногласия. Норин постоянно расстраивалась из-за привычного для Дженнифер поведения на работе и не колеблясь сообщала их общему начальнику о последних выходках Дженнифер - о ее опозданиях на работу, междугородних звонках друзьям за счет компании, ее плохой работе и склонности жаловаться по поводу своих дел - короче говоря, о ее недобросовестном отношении к работе и безразличии к компании. Спустя некоторое время Норин так основательно (возможно, даже чрезмерно) погрузилась в дела Дженнифер, что это отозвалось на ее собственном времени и производительности. Очевидно, что ISTJ больше склонен заботиться об эффективности работы коллеги, чем о своей собственной - эта ловушка поджидает любого нормального логика-рационала.

Особенность отрасли, в которой работали женщины, заключалась в том, что некоторые проекты следовало завершить в сжатые сроки. Начальник Дженнифер и Норин, он же владелец компании, не слишком переживал из-за того, что его служащие делают с девяти до пяти: его больше беспокоило, будет ли проект выполнен качественно и в срок. Если кто-то обнаруживал наивысшую работоспособность в период с одиннадцати вечера до семи утра или даже в выходные дни, он с этим мирился. Несмотря на то что от поведения Дженнифер босс был не в восторге, его устраивало то, что она по крайней мере справлялась со своей работой. Сама Дженнифер считала, что подобный стиль работы вполне согласуется с ее стилем жизни сенсорного иррационала: "живи настоящим моментом".

Однако столь нетрадиционные методы работы были неприемлемы для Норин, которая уделяла все больше внимания каждому шагу Дженнифер. Та же, в свою очередь, стала питать к ней недоверие, и делать те или иные вещи исключительно для того, чтобы ее позлить. Производительность труда у обеих упала, зато они непрерывно обстреливали друг друга обвинениями в некрасивом поведении и пренебрежениями правилами компании.

Столкнувшись с этой проблемой, мы в первую очередь решили выяснить, до каких пределов простираются собственно этические проблемы и где следует говорить уже о личных проблемах участниц конфликта. Иными словами, мы попытались отделить "проблемы жилых помещений" от "проблем подвала и чердака". Например, мы пришли к выводы, что в значительной степени недовольство Норин поведением Дженнифер было обусловлено ее собственной убежденностью в том, что на работу всем обязательно следует приходить в указанное время, а правила компании соблюдать с буквальной точностью. Дженнифер же едва ли вела себя подобным образом. Очевидно, что здесь индивидуальные различия сотрудниц переводились на язык этических понятий, что создавало этические проблемы.

Как выяснилось, Норин успела поработать в нескольких компаниях, где требовалось жесткое и неукоснительное соблюдение правил и даже за малейшие прегрешения полагались наказания. У нее складывалось впечатление, что подобные меры внесли свою лепту в формирование ее характера и, следовательно, что она могла с полным правом прилагать подобные меры по отношению к другим. Несмотря на все благородство побуждений Норин, к данной ситуации это вовсе не имело отношения.

У нас сложилось впечатление, что корень проблем Норин следовало искать не в "жилых помещениях" ее повседневной работы, а в "подвале" и на "чердаке" ее личности.

Нельзя сказать, что Дженнифер не в чем было упрекнуть. Некоторые из ее поступков, в частности, междугородные звонки за счет компании или обманы начальника, не знавшего, что она не выходит на работу в его отсутствие, безусловно, являлись злоупотреблениями доверием и требовали дисциплинарных мер. Иным словами, это были проблемы "жилого этажа", которые причиняли ущерб компании и требовали решения.

Отделив подлинные проблемы от проблем скрытых и личных, мы получили возможность заняться проблемами Дженнифер и решить их. Но попытайся мы взяться за проблемы Норин, нас скорее всего ожидало бы разочарование. Дженнифер вполне могла бы возразить, что раз она справляется с работой, то это вполне оправдывает ее поведение в служебное время, и это возражение было бы вполне резонным. Вместе с тем это затушевало бы такую реальную проблему, как нечестность и обманы Дженнифер.

Как мы уже говорили, восприятие этики определяется типом личности. Как показывает аналогия под названием "Дом", большая часть того, что кажется нам чужой неэтичностью, куда теснее связана с нашими собственными этическими проблемами. В этой связи важным шагом для разрешения любого этического затруднения является проведение границ между реальными проблемами организации и личными этическими вопросами, не имеющими отношения к делу.

Проблемы профессиональные и этические.

Вот еще один случай, на сей раз из жизни типоведческого сообщества. Несколько лет назад одна женщина, ENFJ - назовем ее Глэдис, - обратилась в Ассоциацию типоведения с обвинением в неэтичном поведении своего коллеги Уолта (также ENFJ). Глэдис заявила, что Уолт подвергал насмешкам некоторые типологические различия, что показалось ей оскорблением определенных типов личности. Этот случай имел место на презентации, которую Уолт проводил вместе с партнером. В соответствии с этическими предписаниями своей организации Глэдис на следующий день переговорила об этом с Уолтом, заявив ему, что он слишком увлекся.

Уолт объяснил, что его формулировки носили юмористический и несерьезный характер, а реакция аудитории показывала, что они и были поняты соответствующим образом. Однако его доводы выглядели неубедительно, так что Глэдис решила написать об этом в комитет AT по этике. В своем письме Глэдис ссылалась на дословные высказывания Уолта, которыми она старательно запасалась на его семинаре. Ее выписки оказались достаточно подробными, хотя и не во всем: якобы сомнительные с этической точки зрения замечания, которые она приписала Уолту, на самом деле были сделаны его партнером.

Из сказанного вовсе не следует, что опасения Глэдис не имели под собой оснований. Однако этот случай позволяет шире взглянуть на то, как наши собственные ценности и проблемы подчас предопределяют наше восприятие тех или иных вещей и наши реакции на увиденное, даже если при этом мы делаем "дословные" ссылки на то, что происходило совершенно иначе (или не происходило вовсе).

Нетрудно убедиться в том, что это неотъемлемое человеческое свойство способно стать причиной массы профессиональных проблем. Допустим, Сотрудник А сообщает о нарушениях, допущенных Сотрудником Б, ссылаясь на многочисленные доказательства, включая и такой факт: "Я записал то, что она сказала две минуты спустя, так что я не мог забыть сказанного ей раньше". Однако Сотрудник А сообщает об этом событии, опираясь на свои собственные ценности, среди которых его послужной список, амбиции собственника данной компании, а также неприятие агрессивного поведение Сотрудника Б в офисе компании. Как выясняется впоследствии, все это сказалось на восприятии инцидента Сотрудником А, и к тому моменту, когда он сообщил об этом, инцидент вырос чуть ли не до масштабов международного, что незаслуженно запятнало репутацию Сотрудника Б. Такова жизнь!

Не исключено, что у Сотрудника А были основания жаловаться. Однако в процессе смешивания субъективных оценок с законными этическими претензиями обстановка может накалиться настолько, что будет затруднительно решить конфликт ко всеобщей пользе. Решение окажется невыгодным для всех участников.

В идеальном мире каждый из нас мог бы беспристрастно оценить свое поведение и выяснить, не были ли мотивы его поступков искажены его личными пристрастиями. Но, конечно, добиться подобного легче всего на словах. Если мы вовлечены в решение этической проблемы, довольно трудно отделить личные мотивы от профессиональных и установить, где дело упирается в организационные, а где - в собственно этические проблемы. И все это значительно способствует возникновению этических проблем.

Шестнадцать позиций по этическим вопросам.

Если кто-то попросит вас помочь ему "задать перцу" нарушителю нравственных устоев, для вас будет чрезвычайно важно помочь этому человеку выяснить, в какой мере сложившаяся ситуация управляется теми или иными типологическими предпочтениями. Как подсказывает нам наш опыт, когда мы сталкиваемся с различными этическими проблемами (будь то личными или корпоративными) и решаем их, очень полезно рассматривать такие проблемы с позиции всех четырех пар предпочтений. Это поможет вам, а также всем остальным, конструктивно решать этические дилеммы. Подобный подход будет способствовать более объективному и твердому разрешению конфликтной ситуации, независимо от того, что представляет собой этическая проблема - незатухающий крупномасштабный скандал или пару слов, сказанных в личном разговоре.

Типологические предпочтения: ваши действия при решении этических проблем


Экстраверт:
Интроверт:
- Заставьте себя внимательно выслушать собеседника, делящегося с вами этической проблемой.
- Не стремитесь ввязаться в спор с собеседником или взять над ним верх.
- Остерегайтесь легкомысленных и бесцеремонных замечаний, которым вы не придаете никакого значения, но которые тем не менее собеседник может воспринять всерьез.
- Ни в коем случае не молчите.
- Своими словами или действиями дайте собеседнику понять, что разделяете его опасения.
- Не замыкайтесь на обдумывании изложенной проблемы и не оставляйте ее без ответа.
Сенсорик:
Интуит:
- Поддерживайте разговор в русле конкретных сведений.
- Проблема должна быть реальной, посильной и преодолимой.
- Определите, способны ли вы взяться за эту проблему и решить ее.
- Требуйте общей перспективы.
- Задавайте вопросы наподобие "Как ситуация будет выглядеть в скором времени?" или "Каковы вероятные итоги этого положения?"
- Помните, что интуиты склонны к резонерству, как никто другой, так что они способны увидеть "перспективу" там, где дело на самом деле окажется безнадежным.
Логик:
Этик:
- Помогите собеседнику установить, кого на самом деле касается данная проблема.
- Помогите собеседнику сохранять объективность.
- Следите за тем, чтобы не путать логичные действия со справедливыми, но субъективными реакциями.
- Не бросайтесь на спасение собеседника от его проблемы и воздержитесь от превращения ее в свою проблему.
- Всеми силами стремитесь сохранять беспристрастность и отстраненность, чтобы оставаться хорошим слушателем.
- Укажите собеседнику на то, как его нравственные затруднения могли вырасти из его же поведения и ценностей.
Рационал:
Иррационал:
- Внесите в проблему ясность и дайте ей определение...
- ...но не стремитесь решить ее одним махом и сразу же избавиться от нее.
- Подавляйте в себе склонность к таким средствам решения проблем, которые будут включать жесткие сроки и неизменный перечень действий.
- Удерживайте собеседника от поспешных действий, о которых он впоследствии может пожалеть.
- Помогите ему поискать альтернативные решения.
- Вы должны знать, когда вам следует отступить в сторону и предоставить другому действовать самостоятельно.

Внимание: чужие проблемы!

Иногда разобраться в этических проблемах становится довольно просто: надо лишь определить грань между перекладыванием проблемы на ваши плечи и таким обсуждением проблемы, за которым последуют конструктивные действия. Подобная мера поможет вам сэкономить время и не заниматься бесполезными вопросами.

Так что когда в кафетерии к вам подходит Боб и рассказывает вам, что в отделе продаж нашли хитроумный новый способ возмещения командировочных, раздувая их до весьма круглой суммы, первое, о чем вы должны подумать, это то, с какой целью Боб сообщает вам об этом. Может быть, Боб завидует и ему тоже хочется "погреть руки"? А может, он обеспокоен, что перерасход средств скажется на его отделе и даже на его работе? Не объясняется ли это тем, что он затаил обиду на отдел продаж, поскольку там не дали хода его линии продуктов? Но, возможно, он просто убежден, что подобные безнравственные выходки следует пресекать? Не исключено, что на подобную откровенность Боба подтолкнули сразу несколько из вышеописанных причин. Поэтому очень важно выяснить, какой из этих мотивов выступил в качестве движущей силы, и, в особенности, установить, намеревается ли Боб предпринимать в этой связи конкретные меры или им движет свойственная экстравертам разговорчивость? Если вы установили, что этот случай интересует Боба лишь постольку, поскольку это свежий слух, значит, вы сэкономили себе несколько часов, а то и дней, которые в противном случае потратили бы на решение его проблемы.

Самый простой способ раздобыть эти важнейшие сведения таков: задать обратившемуся к вам человеку прямой вопрос. Например: "Ты собираешься предпринимать какие-то меры по этому поводу или просто решил поговорить?" Можно действовать и не столь прямо, задав Бобу следующий вопрос: "И что, как тебе кажется, мы должны предпринять в этой связи?" Если он ответит: "Мне все равно, это меня не касается" или "Я беспокоюсь из-за того, что в конце года нам из-за этого срежут премиальные, и хочу положить этому конец", тогда вы будете знать, следует ли вам браться за это дело.

Если Боб - интроверт, то свое желание откровенно поговорить с вами он может завуалировать каким-нибудь безобидным вопросом ("У тебя найдется минутка?"), за которым последует осторожное описание этической проблемы и позиции самого Боба по данному вопросу. Интроверты чаще продумывают проблемы и способы их решения заранее, поэтому не исключено, что Боб хочет опробовать на вас итоги своих размышлений.

Не исключено также, что будучи интровертом, Боб вообще ничего вам не скажет, а лишь будет испытывать подавленность или отвращение из-за происходящего. Очевидно, что, пока он не поставит этот вопрос, вы не сможете ответить на него, даже если спросите у Боба, что его так гнетет. Дело в том, что интроверты способны скрывать нравственные дилеммы глубоко в недрах своей личности, не давая им показываться на поверхности, если они уверены, что сложившаяся атмосфера располагает к дискуссии. Для интроверта вполне возможно продумать про себя целый диалог или ход действий, не прибегая на практике ни к тому, ни к другому, а затем вообразить, будто вопрос решен; поэтому, если уж Боб утрудил себя разговором, это должно предполагать ответ с вашей стороны.

Ваша задача заключается в том, чтобы помочь ему убедиться: его план действий разумен, а слова, которые он подыскал для выражения своих мыслей, усилят его позицию и не смутят ни его самого, и никого вокруг. Вы поможете интроверту обрести необходимую ему сосредоточенность на проблеме, задавая наводящие вопросы "Ты уверен, что хочешь поступить именно так?", или "Ты уверен, что боссу есть до этого дела?", или "Ты считаешь, что Смит и Джонс поддержат твое начинание?" Интроверты нередко могут обдумывать ситуацию с достаточно своеобразной точки зрения, но не умышленно, а совершенно естественно.

Три шага по решению этических проблем.

Прежде чем вы вступите в какую бы то ни было дискуссию по этическим вопросам, вам понадобится сделать три важных шага:

1. Выслушайте и усвойте факты. Выслушайте то, что вам сообщат, стараясь сохранять беспристрастность. Пообещайте себе, что по крайней мере в течение следующих суток вы не предпримете никаких действий.

2. Выявите основы этической позиции. Просмотрите шестнадцать описаний того, как различные сочетания личных предпочтений определяют этические воззрения данного типа личности, и спросите себя, как типологические свойства каждого из вас могут повлиять на изложение ситуации и на ее восприятие.

3. Примите какие-либо меры. Как можно быстрее определитесь с тем, считаете ли вы необходимым браться за данную проблему. (Вероятно, дела не так плохи, как могло показаться вначале, однако принятие тех или иных мер все же может потребоваться.) Затем или предложите свою помощь в решении проблемы, или проследите за тем, чтобы ее побыстрее отложили. В противном случае вы (и все остальные) лишь потеряете драгоценное время.

И наконец, для типологического подхода к этике необходимо знать три простые истины. Первая и важнейшая из них состоит в том, что необходимо помнить: вы можете отвечать за этику поведения лишь одного человека - себя самого. Независимо от того, насколько вам небезразличен другой человек или насколько неправым вы считаете его, вы никак не сможете изменить основы его поведения, если он сам не готов измениться. Вторая истина такова: в этических вопросах ваши взгляды на то, что нравственно, а что нет, будут характеризовать по преимуществу ваши собственные поступки, а не поступки других людей. И обвинения в некрасивом или безнравственном поведении, которые вы выдвигаете против другого человека, часто будут связаны не столько с его проблемным поведением, сколько с вашими собственными нерешенными проблемами.

И наконец, система ваших этических воззрений отражает развитие вашего психологического типа на протяжении всей вашей жизни. Так что по мере того, как развивается ваша личность, вместе с ней развивается и ваша этика. То, что на определенном этапе своей жизни вам казалось вполне допустимым, сейчас может казаться вам предосудительным; не исключено также, что вы захотите обойти свои этические нормы, хотя несколько лет назад подобное не пришло бы вам в голову.

Как можно заметить, существует по меньшей мере две разновидности этики: ваша и чужая. Типоведение не стремится к устранению различий между ними, но оно даст вам в руки более объективную систему взглядов, которая поможет вам конструктивно решать проблемы, возникающие из-за подобных различий.