Часть вторая. ПСИХОЛОГИЯ КОММУНИКАЦИЙ

Глава двенадцатая

Глава шестнадцатая


...

Глава двадцатая

СЛАДКИЙ ПОЦЕЛУЙ ИУДЫ

Сладок поцелуй Иуды — суть женщины по имени Интрига.

Главный режиссер театра кукол

— Правды хотел?

…Ложь зазмеилась, шипя:
— Я твоя правда!

Антонина Ростова

Интрига — дело тонкое. Это высший пилотаж манипуляторства. И не надо ее путать с дешевыми сплетнями или открытым шантажом. Общего столько же, сколько между острой иглой и гирей. Умные люди пользуются своим тайным оружием в белых перчатках. И далеко не каждому такому же умнику удается разгадать их помыслы.

В жизни все, как в анекдоте:

— Рабинович, вы интриган!

— А кто это оценит?


Загляните в словарь русского языка и вам все окончательно станет ясно.

Интрига — скрытые действия, происки — происходит от латинского intricare, что означает запутывать.

Комбинаторика самой совершенной, самой запутанной интриги проста до умопомрачения: Иванов (интриган) расправляется с Петровым (жертва интриги) с помощью Сидорова (орудие интриги).

Разрабатывая стратегию и тактику поведения, мастера интриги создают дугу напряжения таким образом, чтобы конфликт разгорелся от спичек в чужих руках. И потому, разумеется, придерживаются двойной линии поведения: открытой и скрытой. Намерения, которые они декларируют вслух, совершенно не соответствуют их истинным целям.

Известный актер Олег Табаков считает, что всякий, кто зовет людей в даль светлую, не кто иной как интриган:

«Ленин был интриган. Станиславский с Немировичем-Данченко были уж такие интриганы! Я полагаю, что мои актеры на самом деле думают, что я думаю о них. В этом и состоит самая главная моя интрига.»

Интрига, как проститутка: никогда не знаешь, какую роль она отводит тебе.

Сколько невинных голов, сколько безупречных репутаций пало жертвами интриг! На этом построена вся мировая литература. Интригами пронизаны политика и дипломатия. Ни один театр в мире не обходится без интриг — со сцены она переползает в кулуары. Без интриг не обходится ни в одном коллективе, через них проходит почти каждая семья.

Вспомните нестареющий анекдот про мадам Франсуазу, служившую кассиром в платном туалете в центре Парижа. Три года она безупречно обслуживала нетерпеливых клиентов в своем заведении. И вдруг исчезла. Случайно забежавший по нужде в туалет на окраине города ее знакомый обнаружил мадам Франсуазу, моющую там унитазы. Пораженный увиденным, он воскликнул:

— Мадам Франсуаза, как вы оказались здесь, в этой клоаке?

— Интриги, голубчик, интриги…


Ваша душа не туалет и нечего туда пускать каждого, чтобы он погадил. Повесьте табличку: «Занято!» И чтобы вы окончательно убедились в своей правоте, послушайте, что сказал нам в частной беседе расстрига-священник: «Выслушивая исповеди людей, я понял одно — люди в сто раз подлее, чем вы о них думаете».

Интрига, как внезапно нагрянувший шторм: не успеваешь ничего предпринять, как уже оказываешься в пучине страстей. Настоящая интрига долго подготавливается и внезапно осуществляется. И главная опасность ее состоит в том, что она как ничто другое стимулирует инфаркты, инсульты и разного рода психические расстройства. Там, где сильна конкуренция, где у людей в силу характера или профессии обнажена нервная система — там заповедные места для интриги.

Многие считают, что универсальных методов защиты, как и универсальных приемов плетения интриги, не существует. Это не так. Мы их выявили.

В каждом конкретном случае выбирается свой оптимальный способ защиты. Лучший выход — вообще не иметь дела с морально нечистоплотными людьми. Но это не всегда удается.

Искоренить интригу невозможно: ее многообразие и выживаемость потрясают. Как говорил иллюзионист провинциального цирка, «здесь иллюзий быть не должно». У судьбы всегда наготове электрошокер для вас под именем интрига. И чтобы не закончить жизнь в канаве разочарований под забором мечты, есть смысл заранее ознакомиться с самыми распространенными моделями интриги, чтобы суметь вовремя разгадать истинные намерения вашего тайного врага. Смелым, но осторожным, удается пройти и через минное поле.

Итак, как же мастера интриги загребают жар чужими руками?

Модель первая. Противовес

Генеральный директор фирмы Иванов замечает, что его заместитель Петров стал резко набирать обороты. Стал увереннее вести себя в коллективе, самостоятельнее в своих действиях, завел влиятельные связи в высших инстанциях и вообще всячески старается перехватить инициативу. Директора так и подмывает пойти на открытую конфронтацию: да кто он такой этот выскочка Петров! Без году неделю тут крутится, а поди ты, уже имеет большее влияние на коллектив, чем директор. Но открытая конфронтация заведомо — проигрыш.

Гендиректор — человек, прошедший крепкую школу бюрократизма, это хорошо знает. И продолжая внешне доброжелательно относиться к деятельному Петрову («Будь он трижды проклят!»), поручает осуществление нового проекта именно Петрову — как толковому, знающему дело специалисту, к тому же работоголику. А на его место временно подбирает второго зама.

Вторым заместителем директор назначает Сидорова — человека нейтрального, ни сном ни духом не ведающего, какая участь ему уготована.

На Петрова возлагаются все надежды и, конечно же, ответственность за судьбу проекта. Ему доверительно сообщается: «Ты человек опытный, знающий. Поэтому я поручаю тебе новое перспективное дело, от которого зависит будущее нашего предприятия. Ну, а рутиной пока займется Сидоров».

А «рутина» — это как раз финансы, кадры, связи с клиентами — то есть кровеносная и нервная системы фирмы.

Инициатору интриги Иванову заранее известно, что предложенное Петрову направление работы тупиковое. Когда-то он сам пытался этим заниматься, но понял всю бесперспективность затеи. Но Петров-то этого не знает! И, окрыленный высоким доверием, бросает все свои силы на продвижение проекта в жизнь. Дело не клеится, он упорствует, на него уже поглядывают косо, уверенности в себе у него убавляется, наработанные связи постепенно ослабевают.

А директору за это время уже удалось хитроумными маневрами создать между двумя замами зону искусственного напряжения. И пока Петров утрясал свои отношения с Сидоровым, заморозились и его добрые отношения с директором.

И в конце концов, наступает время «Ч», когда Петрова вызывают «на ковер» и вменяют в вину провал проекта: «Ты полгода работал в парниковых условиях. Мы на тебя рассчитывали. И что ты сделал? Где конкретные результаты? Нет их! И вообще, похоже, что ты выдохся. Давай-ка иди в отпуск. Через месяц дадим тебе последний шанс».

Разговор этот происходит тогда, когда Петров уже вышел на финишную прямую, на самом деле сделав почти невозможное. Осталось еще чуть-чуть дожать — и бесперспективное поначалу дело может обернуться выгодным контрактом.

За месяц Сидоров доводит дело до конца. И на общем собрании коллектива отмечается, что Петров потратил уйму времени и ничего толком не добился, а Сидоров справился с работой всего за месяц. Общее собрание создает видимость объективности. И все выглядит внешне очень достойно: не какие-то там придирки начальства сломали карьеру Петрову, а решающим стало мнение всего коллектива. Директора никто так и не заподозрил ни в чем.

Сгорел Петров, как спичка на ветру!

В два приема директор лишил его и репутации, и работы. Как в известной сказке, сначала предложил — пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что. А потом попросту стравил Петрова и Сидорова.

Модель вторая. «Ловля блох»

Ведущий специалист фирмы Петров закончил работу над серьезным проектом, и ему, наконец, дают возможность немного расслабиться. Он рад-радешенек, работает себе ни шатко ни валко — имеет право! И не подозревает бедолага, что над его головой уже сгустились тучи. На его место директор Иванов решил устроить своего племянничка.

Петров не круглый идиот — подсиживание он заметил бы сходу. Но ведь ни облачка на небе! С текущей работой он справляется легко, зерна от плевел, слава Богу, отделять уже научился. Задания, которые ему поручает дирекция, самостоятельно определяет как первоочередные и второстепенные.

И вдруг на тебе — гром среди ясного неба! Экстренно созывается собрание отдела и начальство ему инкриминирует срыв важного договора.

Петров-де вовремя не отправил факс в нужную организацию и завалил все дело. Теперь отдел останется без квартальной премии. Отношения с и с коллективом, и с начальством испорчены. Единственный разумный выход — увольнение по собственному желанию.

А шаровая молния таилась в каком-то малозначимом на первый взгляд документе, о «важности» которого его заведомо не предупредили. Он и на самом деле был малозначимым, и никакой многомиллионный контракт от него не зависел. Но кто теперь об этом узнает? Дело сделано.

Камнем преткновения оказалась пресловутая раздача премии. В роли Сидорова выступил коллектив.

Модель третья. «Рыцарский турнир»

Одолеть двух сильных соперников, которые к тому же действуют согласованно, работая в одной команде, — задача не из легких. Прямой атакой таких не возьмешь. Но на то и существуют уроки истории, чтобы на них учиться. Помните, основное правило политики Римской империи? Divide et impera — разделяй и властвуй!

Истинные интриганы, как правило, люди с интеллектом и прочным запасом терпения. Им одного в небесной канцелярии недодали: элементарной порядочности. Потому для них истинное наслаждение — «делать людям злы», как выразилась старушенция Шапокляк. Но, конечно, они себя с этим сухоньким стручком не отождествляют. Они гиганты мысли, крестные отцы крутых дел — в собственных глазах.

И рассорить двух друзей — для них плевое дело.

…Демократичный начальник Иванов вызывает к себе подчиненного Сидорова и будто бы между прочим спрашивает:

— Слушай, друг, а какие у тебя отношения с Петровым?

— Нормальные. Он классный мужик!

— А он о тебе как-то странно отзывался на днях.

— Да ну, фигня какая-то… Он вообще языком зря не треплет!

— Ну, ладно, мы с тобой тоже не бабы на коммунальной кухне. Иди, работай.

…Через какое-то время Иванов конфиденциально говорит Петрову:

— Слушай, тут Сидоров как-то неоднозначно интересовался тобой, информацию какую-то собирал, что ли… Как ты думаешь, с чего это у него крыша поехала?

…Все, масло в огонь подлито. От дыма и Петрову, и Сидорову головная боль обеспечена. Будьте спокойны: посеянное подозрение разрастется в плотную дымовую завесу между недавними приятелями. Человек слаб: он хочет, чтобы его уважали, а не компрометировали, тем более — втихаря, за спиной. И любые попытки оправдаться только подбросят дров в огонь.

Модель четвертая. Имиджмейкер

Самая распространенная интрига — сплетня.

Безукоризненная репутация добропорядочного человека — лакомый кусок для завистников. Их хлебом не корми — дай слопать пирожное из грязи.

Репутация — тот фундамент, на котором держится жизнь человека в обществе. Строить приходится долго и тщательно, а подмыть эти столповые основы, оказывается, ничего не стоит. Строит-то один, а разрушают скопом. Интригующему всегда приходят на помощь десятки добровольных помощников: одни по недоумию, иные — просто любители поплясать на чужих костях.

Допустим, развеселому начальнику Иванову, у которого жена каждый день проверяет карманы в поисках компромата, его подчиненный, добропорядочный семьянин Петров — кость в горле. Иванов вызывает к себе Сидорова, здоровенного детину, отца трех детей, и в обстановке строгой конфиденциальности, соообщает:

— До меня дошли слухи, что Петрова на прошлой неделе видели в клубе «Голубая луна». Сам понимаешь, кто там тусуется. Может, соврали, а может и нет. Не зря говорится, что в тихом болоте черти водятся. Короче, ты присмотрись к нему Сидоров повнимательнее, вы там на одном телефоне сидите. Нам еще тут СПИДа не хватало!

Будьте уверены, в тот же день с Петровым перестанут в отделе пить вместе чай, а потом уже и… сами понимаете.

Другой сценарий, более распространенный. В столь же конфиденциальной беседе Иванов сообщает Сидоровой:

— У наших сотрудников стали деньги пропадать. Они сами стесняются выносить сор из избы, но тень вроде падает на Петрова. Так что ты будь поосторожнее с ним. Ты работаешь с важными документами. Да и вообще следи за своими вещами.

А у Сидоровой язык, как помело. Тотчас пополз слушок. Глядишь, и попал бедный Петров в зону отчуждения. И невдомек ему, сроду не взявшему чужой копейки, что у его начальника аллергия на честных людей.

«Самое главное, — говорил Остап Бендер, — это внести смятение в лагерь противника». Сделать это не так трудно. Для этого достаточно всего лишь выбрать психологически точный ход.

Итак, жертвами интриги люди становятся тогда, когда некто умело использует их психокомплексы: страх, жадность, любопытство, зависть, превосходство, мстительность, ревность, стремление к справедливости. Интриганов, как особо опасных преступников-рецидивистов, надо было бы ставить на учет в милиции. Но пока этого нет, каждому приходится защищаться в одиночку.

Каковы же наиболее действенные способы защиты от интриги?

Первое: никому не давайте о себе информацию интимного характера. Второе: постоянно контролируйте отношения с окружающими с помощью техники «Человек-компьютер». (См. главу «Человек-компьютер».) Третье: постоянно контролируйте свои психокомплексы. Не ловитесь на дешевые трюки, типа «слабо» и пр.

Четвертое: собирайте компромат на вашего потенциального врага.

У людей чаще находится смелость сделать подлость, и реже — смелость сделать добро.

(Тренер по айкидо)