Часть первая


...

Воспроизводство вирусов, теория мемов и психогенетика.


После создания Дж. Уотсоном и Ф.Криком двухцепочечной модели ДНК (19S3) была впервые явно сформулирована проблема генетического кода как ключевая проблема кодирования генетической информации. А к середине 60-х годов молекулярная генетика разобралась в проблемах физической природы генов (ДНК, РНК) и организации основных генетических процессов: репликации, транскрипции, трансляции, мутирования, рекомбинации и др. И уже были крупные успехи: расшифровка генетического кода, открытие информационной РНК, регуляторных генов и белков, оперонов, знаков пунктуации и управления и т. п. Кибернетическая терминология с самого начала была присуща молекулярной генетике, именно в этих терминах формулировались и решались многие ее фундаментальные проблемы.

Весь опыт генетики показывает, что наиболее существенными молекулярными компонентами клетки являются фракции кодирующих биополимеров — ДНК, РНК и белков. С ними связаны все наиболее важные процессы и свойства клеток: самовоспроизведение, наследование, контроль метаболизма, ферментативный катализ, построение морфологических структур, транспорт веществ, развитие, дифференцировка, иммунитет и т. д. Совокупность кодирующих биополимеров клетки обладает несколькими общими, фундаментальными свойствами. Эту систему биополимеров клетки назвали молекулярно-генетической системой управления. При ее информационно-кибернетическом описании на первый план выходят принципы организации и управления, самовоспроизведение, информационные процессы, помехоустойчивость, кодирование, память, языки и т. п., а структурные, физико-химические свойства отходят на второй план.

В этом случае — мономеры считаются символами базового алфавита; макромолекулы (гены, РНК, белки) задаются последовательностями символов, или генетическими текстами; системы взаимодействующих генов характеризуются схемами их молекулярных взаимодействий, конструкциями, или генетическими сетями; геномы — последовательностями символов генов, знаков пунктуации и управления, других функциональных единиц, то есть генетическими картами.

Теперь молекулярные свойства, отношения, функции, записанные в генетических текстах, можно считать генетической информацией, а правила и закономерности ее записи — генетическим языком. Определяются также и другие понятия кибернетического характера: генетическая память, информационные процессы и т. п.

Одним из фундаментальных генетических процессов, является репликация. Репликатор — это структура, которая способна сделать так, чтобы образовалась ее копия. Биологическим вирусам также требуется помощь: без копирующих белковых машин ДНК не могла бы себя копировать.

Человеческий разум, однако, намного более тонкая машина имитации, чем любая простая белковая машина. Голос, письмо и рисунок могут передать конструкции от разума к разуму прежде, чем они примут форму как аппаратные средства. Идеи, стоящие за методами разработки, еще более тонкие: более абстрактные, чем аппаратные средства, они копируются и функционируют исключительно в мире разума и систем символов.

Там, где гены эволюционировали в течение поколений и эпох, информационные репликаторы проходят огромный путь эволюции в течение дней и десятилетий. Подобно генам, идеи расщепляются, объединяются и принимают многообразные формы (гены могут быть расшифрованы из ДНК в РНК и снова использованы; идеи могут быть переведены с языка на язык). Наука не может пока описать нейронные структуры, которые воплощают идеи в мозгу, но любой может видеть, что идеи мутируют, воспроизводятся и конкурируют.

Ричард Даукинс называет элементы воспроизводящихся информационных структур «мемами». Он говорит что, примеры мемов — мелодии, идеи, сленг, мода в одежде, склонность к определенным диетам, и т. д.

Так же, как гены размножаются в среде генов, переходя от тела к телу (от поколения к поколению), мемы размножаются в среде мемов перескакивая из мозга в мозг посредством процесса, который в широком смысле может называться имитацией.

Мемы копируются, потому что люди учатся и учат других. Они изменяются, потому что люди создают новые и неправильно истолковывают старые мемы. Они подвергаются селекции, потому что люди не верят или повторяют все, что слышат. Мемы должны конкурировать за ограниченный ресурс — человеческое внимание и усилия. Так как мемы формируют поведение, их успех или неудача — это жизненно важный вопрос.

Начиная с древних времен модели мышления и способы поведения передавались от родителя ребенку. Структуры мемов, которые помогают выживанию и воспроизводству, имели тенденцию распространяться. Год за годом, люди поступали по-разному и с разнообразными результатами. Год за годом кто-то умирал, в то время как остальные находили новые способы выживания и передавали их дальше.

Сами мемы, как репликаторы, развиваются исключительно, чтобы выживать и распространяться. Подобно вирусам, они могут воспроизводиться, не способствуя выживанию своего хозяина. В действительности мем может распространяться, даже убивая своего хозяина.

Гены, подобно мемам, выживают, используя различные стратегии. Гены «заботятся» только о копировании себя: они ведут себя эгоистично.

Но эгоистичные мотивы могут поощрять кооперацию. Люди, ищущие деньги и признание только для себя, сотрудничают и создают корпорации, которые служат потребностям других людей. Эгоистичные гены сотрудничают, чтобы строить организмы, которые сами часто сотрудничают. Игнорировать эгоистичность репликаторов — значит предаться опасной иллюзии.

Некоторые гены в клетках — полнейшие паразиты. Подобно генам герпеса, вставленным в человеческие хромосомы, они эксплуатируют клетки и вредят их хозяевам. Однако, если гены могут быть паразитами, почему ими также не могут быть мемы?

Как вирусы проникают в другие организмы и используют их, чтобы выживать и копироваться, так же делают мемы. Действительно, отсутствие мемов, эксплуатирующих человека для своих собственных эгоистичных целей было бы удивительно, это было бы признаком некоторой мощной, почти совершенной, умственной иммунной системы. Но мемы-паразиты явно существуют. Так же как вирусы научились побуждать клетки производить вирусы, так и сплетни научились звучать правдоподобно и пикантно, побуждая повторение. Интересно не то является ли сплетня правдой или нет, а как она распространяется. Опыт показывает, что идеям, научившимся быть успешными репликаторами, нужно иметь лишь очень немного от правды.

В лучшем случае ложные слухи, модные глупые поступки, популярные идеологии и другие умственные паразиты вредят людям, тратя впустую их время и силы. В худшем случае они внедряют опасные заблуждения, которые становятся основой для разрушительных действий. Любая историческая книга является свидетельством распространения психических эпидемий. Религиозная вражда, национализм, борьба за власть, жестокие войны — неужели только этого достойно человечество. Таким образом эти системы мемов эксплуатируют человеческое невежество, глупость и слабость. Хотя некоторые мемы действуют во многом подобно вирусам, заразность не обязательно является чем-то плохим. Если комплекс идей гармоничен, созидателен, возвышен, то такая «заразность» просто повышает его достоинство, и действительно, лучшие этические учения и нас учат учить этике других. Хорошие публикации могут приносить радость, знание, вдохновение, мудрость. Распространение полезных систем мемов подобно посеву семян прекрасных цветов или возделыванию сада.