Часть вторая. ПСИХОЛОГИЯ КОММУНИКАЦИЙ

Глава двенадцатая

Глава шестнадцатая


...

Глава восемнадцатая

SOS!!! ЭКСТРЕМАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ!

Хороша, надежна, устойчива лишь та защита, которая зависит от тебя самого.

Никколо Макиавелли

Вспомните свои эмоциональные реакции на стрессовую ситуацию.

Страх?

Агрессия?

Юмор?

Да, существуют три вида реакций.

Первая — пассивная.

Испуганный взгляд, неуверенный голос, длинные фразы, невнятные слова, много лишних жестов. Это модель поведения жертвы.

Второй тип реакции — агрессия, то есть эмоциональный или физический удар.

Это первая и можно сказать первозданная защитная реакция, данная человеку от природы. Агрессия бывает прямая и косвенная. Как правило, ей сопутствуют ускоренный темп речи, повышенный тон голоса, эмоциональное вовлечение в проблему.

И третий тип реакции: уверенность, внутреннее спокойствие.

То есть ассертивное поведение. Это доступно лишь человеку, отвечающему за свои поступки и знающего им цену. С точки зрения речевых стратегий — это голос из диафрагмы, достаточно громкий, фразы — короткие, точные и емкие по смыслу.

Уверенный в себе человек способен противостоять любым манипулятивным провокациям. Для этого используются несколько апробированных способов.

Первый. Отвлечение внимания.

Это довольно простой, но очень эффективный способ. Попав в сложную ситуацию и не желая ее усугубить, вы можете просто «перевести стрелки». Помните, как это сделал герой фильма «Вор»? Бросив в глаза соль партнерам по картам, он выбегает из бани и лоб в лоб сталкивается с милиционерами. Его реакция: «Там в бане драка — сделайте что-нибудь!»

Второй. Самовзвинчивание. «Наезд».

Нарочитое самовзвинчивание — тоже действенный способ выхода из экстремальной ситуации. Пример из того же фильма — «Вор». Когда патруль начинает настаивать на предъявлении документов, главный герой постепенно «закипает»: «Вы что, ребята? Ну, давай, давай проверяй! За кого я на Курской дуге в танке горел да под Кенигсбергом кишки свои с горящей земли собирал? Чтобы ты, крыса тыловая, документы у меня спрашивал?»

Третий. Разрыв шаблона.

Вернемся к предыдущему эпизоду с проверкой документов. В конце, распалившись до предела, главный герой распахивает шинель и рвет на груди гимнастерку, открывая татуировку со Сталиным: «Документ тебе, сука? Вот мой документ! Вот кому я должен документы показывать!»

Четвертый. Угроза-расслабление-удар.

И еще один пример из того же фильма, когда агрессивно настроенный мужик кричит в окно главному герою:

— Слышь, твой пацан дубьем детей молотит!

В ответ раздается:

— Слушай ты, ухо пацану отпусти, не то выйду — кадык вырву!

И дальше:

— Ладно, мужик, я пошутил. Сейчас выйду — сам уши пообрываю.

Выходит во двор и со всего маху врезает мужику по морде со словами: «Еще раз тронешь — кадык вырву!»


Пятый. Юмор.

Но если вы наделены чувством юмора или знаете подходящий случаю анекдот, то лучше всего прибегнуть к этому варианту выхода из экстремальной ситуации. И когда нападающая сторона расслабится, тут же перевести вину на кого-нибудь третьего: это могут быть неизвестные люди или даже целая организация, или вообще — жизнь.

А теперь рассмотрим наиболее типичные случаи экстремальных ситуаций, из которых приходится искать выход.

Общение с представителем ГИБДД.

С увеличение числа автомобилей резко обострились отношения с «гаишниками». А кому охота платить штраф! и опытные водители уже давно взяли себе за правило жестко придерживаться трех принципов: сражаться до последнего; деньги я всегда успею отдать; «гаишник» — тоже человек.

По отзывам работников автоинспекции, они чаще всего идут навстречу врачам, педагогам и пожилым людям. Их реже штрафуют, чаще отпускают. Отступают стражи порядка и перед теми людьми, которые ведут себя уверенно. Например, говорят: «Я нарушил правила — покажи мне фотографию, покажи видеосъемку, подтверждующую это».

Опытный водитель, которого остановили за нарушение, легко входит в любую выгодную для него роль.

Например, роль робкой жертвы:

«Да, виноват, да, мчался потому, что у жены случился сердечный приступ, вызвали платную «скорую», а заплатить оказалось нечем. Вот и поехал к знакомым за деньгами. Да, и вообще одни неприятности в жизни! Задумался над тем, как выбраться из этой задницы, ну и не заметил знака. Не штрафуй, помилуй хоть ты меня.»

Жалкий, загнанный человек всегда вызывает сочувствие. И не исключено, что «гаишник» его отпустит.

Другая роль — в модели психологического доминирования. Главное при этом — не хамить и не угрожать инспектору. Наоборот, с чувством собственного достоинства, своей значимости намекните ему, что мир тесен и вы вполне можете ему пригодиться. Посочувствуйте ему по-человечески, мол, не понимаете, как можно работать весь день на морозе или в такую невыносимую жару. Ведь запросто можно заработать простатит или варикозное расширение вен. Ненароком вспомните, что своему соседу — тоже инспектору ГИБДД — с помощью своих связей помогли излечиться от простатита. Искренне сочувствие способно расстрогать инспектора.

Третья роль — рубаха-парень.

«Командир! Брат! Спасибо! Ты мне сейчас жизнь спас. Я за рулем чуть не заснул, а ты вовремя меня остановил!»

Жмете руку, пересыпаете речь прибаутками или анекдотами, еще раз искренне благодарите. При таком натиске «гаишник» чаще всего хоть и понимает, что ваша судьба в его руках, но как откажешь такому веселому и благодарному парню!

Четвертая модель — начальник.

Когда вас останавливает инспектор, сразу предъявляете ему какую-нибудь солидную ксиву и проявляете небывалую энергичность:

«Давай быстрее, командир! Спешу на встречу с министром. Деньги на кредитной карточке, с собой только мелочь.»

И демонстрируете портмоне, в котором только мелкие деньги.

Пятая модель — забалтывание.

Это срабатывает в ситуации с неожиданным разворотом событий. Вы нарушили правила, вас останавливает инспектор и выражает желание не в меру строго наказать. У вас же совершенно отрешенное, озабоченное лицо. И вы ему вдруг впариваете:

«Товарищ лейтенант! У вас есть мобильный телефон? Надо срочно позвонить соседям — я газ не выключил. Все сгорит к чертовой матери! Нет телефона? А где поблизости есть? Как проехать? И вообще — как отсюда быстрее добраться до Марьино? Спасибо! Ну, я помчался?»

Неординарность и непредсказуемость вашего поведения и на ходу придуманной ситуации мгновенно превращают сотрудника дорожной инспекции в вашего помощника.

Шестая модель — непробиваемый щит.

«Меня только что за мостом оштрафовал твой дружбан. Хоть режь — денег уже нет!»

И выворачиваете карманы, в которых только мелкие купюры, показываете пустой кошелек.

Седьмая модель — разрыв шаблона.

«Ну, все! Все совпадает, все так, как Верка говорила! Приеду домой — убью ее! Это она на меня порчу навела. Третий раз сегодня штрафуют! Ведьма чертова — убью!»

Восьмая модель — самовзвинчивание.

«Весь город в колдобинах! Опять машину чинить! Перестроечники хреновы — никто за городом не следит, одна похвальба! Опять колесо полетело!»

Разумеется, сотрудники ГИБДД тоже не лыком шиты. Но противостоять всем этим манипуляторским приемам не всегда удается. Чтобы не попасться на удочку ловкачей-водителей, нужно использовать техники защиты. Самые надежные способы — самые простые.

Правило первое: не переходить на общение с водителем, как человек с человеком. Строго придерживаться ролевых стандартов: вы — инспектор, он — водитель.

Второе: воздействовать на психокомплекс вины.

«Ты превысил скорость, проехал на красный свет и только случай отвел тебя от беды. Ты видел — там дети дорогу переходили? Ты же мог проехаться по людским судьбам. У тебя у самого-то дети есть? А теперь представь, что ты потерял ребенка только из-за того, что кто-то допустил такую халатность.»

Третье: воздействовать на комплекс мужественности (женственности).

«Ты мужик или может тебе бантик на машину приклеить? Что ты крохоборничаешь? Виноват — заплати штраф!»

Теперь, наученные опытом, работники автоинспекции все чаще используют диктофон для записи разговора с нарушителем.

Непросто иногда складываются и наши отношения с милицией. Защитники порядка, стражи закона при каждом удобном случае тоже умело пользуются нашими психокомплексами, нажимая на страх, растерянность, неуверенность, чувство вины, мести, мужественность (женственность).

Уже все мы прекрасно знаем, что с задержанными обычно работают два следователя: жесткий и добрый. Точнее — якобы жесткий и якобы добрый. И все равно мало кому удается устоять перед их натиском, даже если вы не виновны.

Вопросы задержанному обычно задаются веером, и при этом отслеживается его реакции. Ловятся малейшие расхождения в ответах, нюансы речи.

Вопросы обычно конкретные: что? где? когда? почему? с кем? как?

— Ты на той квартире был?

— Был.

— А помнишь, какой там телевизор?

— «Сони».

— А сколько было времени — помнишь?

— Одиннадцать часов.

— А холодильник там был?

— Был.

— Да нет там никакого холодильника! И ты там не был.


Но это не факт, что они там были.

Часто используется блеф.

— Да мы и так о тебе все знаем. От тебя требуется только формальность — поставить подпись на этой бумаге.

У тебя дома жена плачет, детки папу домой ждут. А ты здесь сидишь. Да тебя все сдали, как стеклотару за рваный рубль. Твои все подельщики уже раскололись. А ты все героя из себя корчишь. Тоже Шварценеггер выискался! А кому это надо?


Иногда даже привозят домой под каким-либо предлогом, и там уже «грузят»: «Хочешь дома остаться — с детками, с женой? Ставь подпись — и дело с концом!»

Как защититься от подобного рода приемов?

Первое.

Во всех ситуациях сохранять спокойствие, демонстрировать уверенность, стойкость.

Второе.

Использовать технику «детектор лжи», чтобы отличить блеф от правды.

Третье.

Использовать технику «толстокожести», чтобы достойно держать психологический удар.

Четвертое.

Давать как можно меньше информации. Отвечать неопределенно — «не знаю», «не помню», «плохо себя чувствую — ничего вспомнить не могу».

Психология bookap

Пятое.

Ничего не подписывать. Но при этом отслеживать все промахи сильной стороны. Впоследствии это можно использовать для защиты своих интересов: там не проведена экспертиза, там нет моей подписи, там число не указано и т. д.