Первая часть. ЭВЕРЕСТ МЕЧТЫ — КАК ТУДА ДОБРАТЬСЯ

Шестая глава


...

Девятая глава

ЛИЦОМ К ЛИЦУ СО СМЕРТЬЮ

В жизни все фальшиво. Есть только одна истина, и эта истина — смерть.

Хагакуре Бусидо

— Истину вскрыл?

…Вера свернулась клубком.

Смерть всполошилась.

Антонина Ростова

Самое таинственное в жизни каждого человека — это его смерть.

Все религии мира и философские системы были порождены страхом человека перед смертью. Величайшие умы человечества испытывали неподдельный ужас перед расставанием с жизнью: Чингисхан, Наполеон, Лев Толстой, Фрейд.

У нас о смерти принято молчать или философствовать. Абстрактная смерть никого не страшит. И говорить о ней можно без опаски, ссылаясь на такие испытанные временем источники мировой культуры как Египетская Книга Мертвых и тибетская Бардо Тодол, Агни-Йога и древнеиндийская Бхагават Гита. Многие с любопытством читают Моуди.

Но все ли верят написанному? Ведь проверить на собственном опыте можно один только раз, но после этого уже ничего не расскажешь… Пережившие клиническую смерть видят лишь начало пути, лишь первый виток перехода. Это еще не смерть.

Страх собственной смерти — самый сильный из человеческих страхов. Он конкретен — потому и живуч. Когда смерть подходит совсем близко — умирают наши родственники или близкие друзья, мы пугаемся, примеряя ее к себе. И этот сковывающий душу ужас часто приводит человека к крамольной мысли о целесообразности жизни и нашей роли на земле.

Но действительно ли мы на этой земле пассивные заложники смерти или все-таки способны стать хозяевами своего страха, а значит и судьбы?

В нашей Академии иррациональной психологии разработана специальная программа и уже несколько лет проводятся уникальные эксперименты по перепрограммированию даты смерти. Более пяти тысяч человек уже заглянули в свой роковой день и, одолев страх, отодвинули его на многие годы.

До недавнего времени это было невообразимым для большинства этих людей. Но если представить человека как большой сверхмощный компьютер со множеством программ, поддающихся корректировке, то можно перепрограммировать и собственную смерть. Дата ее у каждого из нас запрограммирована в подсознании, которое ведает все, и под гипнозом любой человек способен не только назвать ее, но и увидеть обстоятельства своей кончины.

Не случайно многие поэты, оттого что поэтическое восприятие мира иррационально, не только предчувствовали свою смерть, но и почти наверняка знали, как все произойдет. Вспомните слова Игоря Талькова: «Меня убьют при большом скоплении народа, и убийцу не найдут». Николай Рубцов, трагически погибший 19 января, в день православного праздника Крещения, писал в одном из стихотворений: «Я умру в крещенские морозы…». Андрей Белый, написавший «Я умру от солнечных стрел…», действительно умер от последствий солнечного удара.

Предчувствие смерти каждый принял как свою меру жизни, каждый принял свой вариант смерти как неизбежность. Кстати, слово «смерть» в исконном своем значении имеет смысл «своя мера».

Лермонтов, Гоголь, Блок, Есенин, Высоцкий — все они остро ощущали в себе запущенную «смертельную программу». Судя по их творчеству, по рассказам их современников, никто не представлял себя стариком.

Кинорежиссер Станислав Говорухин писал впоследствии о Высоцком: «В какой-то момент в его сознании возникло ощущение близости конца. И вылилось в песне, хватающей за сердце:

Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее!
Вы тугую не слушайте плеть!
Но что-то кони мне попались привередливые,
И дожить не успел, мне допеть не успеть.


И потом в разговоре: «Знаешь, я все чаще стал задумываться — как мало осталось! Пойми, мне так мало осталось, я не могу тратить год жизни на эту роль!»

Наши ученики в состоянии транса тоже просматривают свой «черный день». И тем, кто не согласен со своей датой ухода, мы помогаем передвинуть ее по шкале времени. По ходу развития событий каждый «достраивает» свой вариант благополучного проживания этого дня: спасли врачи, близкие, или же человек сам нашел силы и сумел избежать рокового финала.

Но бывает и так, что преодолев первый смертельный рубеж, он проходит по оси времени до второго или даже до третьего, а потом вдруг сам добровольно соглашается умереть. Это происходит тогда, когда появляется ощущение, что программа жизни выполнена и уже ничто не держит его на этой земле. Давно замечено, что если человек умирает с сознанием выполненного долга, он не цепляется за жизнь, он уходит умиротворенным. Более того, он чувствует, как его душу заполняют непередаваемый покой, радость, легкость… Душа получает доступ в совершенно иной мир. В мир, где царят покой и безмятежность. Этот мир залит потоками света, имеющего совершенно иную природу нежели земной свет. И люди получают объяснение всему тому, что здесь, на земле, представлялось им враждебным, несправедливым, нечестным, безжалостным. Это путь, уводящий зависимости и привязанности ко всему материальному. Путь к познанию той истины, что вся Вселенная управляется силой любви ко всему сущему.

А ведь это единственный урок, который человек должен усвоить на Земле, — любовь ко всему сущему. Человек — венец природы. А природа, как известно, не ведает страха перед переходом из одного состояния в другое.

Дерево весной цветет, летом — плодоносит, осенью — сбрасывает листья, зимой жизнь в нем замирает, весной — вновь пробуждается, тянется к свету и любви.

А теперь представьте себе необозримую океанскую гладь. Океан огромен, силен, могуч, а вы — одинокая капля в нем. вас выносит на гребень волны и срывает ветром с поверхности океана. Солнечный луч превращает вас в крошечное облачко, вы поднимаетесь вверх и соединяетесь с большим облаком. Ветром вас уносит вдаль, облако теряется среди заснеженных горных вершин, проливается дождем, и вы превращаетесь в маленькую льдинку. Яркое солнечное утро растапливает льдинку, и вы каплей воды уходите в землю и сливаетесь с подземной рекой. Родник выплескивает вас в горный поток, и река снова уносит вас в океан. И вы снова — капля воды в океане жизни. Но теперь уже вы знаете, что способны пройти свой путь в одиночку.

Научившись преодолевать и контролировать свой страх перед смертью, человек высвобождает огромную энергию для усиления собственной выживаемости. Опыт показывает, что путешествия по оси времени являются мощной психологической профилактикой благополучного выхода людей из экстремальных ситуаций, сопряженных со смертельным риском.

Вот рассказ одного из наших учеников:

— Я лег на кушетку и закрыл глаза. Я не спал, я ощущал необычайную легкость во всем теле, отчетливо слышал голос: «Год 1999-й, год 2000-й, год 2010-й, год 2020-й… Не бойся, смотри, как все произошло!»

Я вижу картинку. Вечер. Мокрый снег забивает лобовое стекло машины. Вдруг из-за поворота вылетает какой-то стремительно движущийся объект полукруглой формы и ослепляет меня яркими фарами. Пытаюсь уйти влево, но поздно — происходит столкновение. Салон моей машины полностью смят. Вижу свое тело в крови. Ужасное зрелище! Зетем меня укладывают на носилки и куда-то уносят.

Слышу голос: «Стоп! Теперь вы должны возвратиться на несколько часов назад и постараться избежать столкновения».

И вновь я на той же дороге. Незадолго до поворота останавливаю машину и жду. Вскоре мимо меня с грохотом пролетает грузовик. Я снова сажусь в машину и миную злополучное место. На календаре 2 марта 2025 года.


Хоть известная пословица и гласит, что раньше смерти не умрешь, судя по результатам экспериментов, можно умереть позже назначенной смертью часа. Многие, прошедшие наши тренинги в период предчувствия смертельной опасности, потом говорили, что видевшаяся им в картинке ситуация происходила на самом деле, но последствия были смягчены. Например, видевшая в картинке автокатастрофу девушка, действительно перевернулась в машине, но отделалась лишь вывихом лодыжки и несколькими царапинами.

А молодая женщина, приговоренная врачами к постели, и к последующему медленному угасанию в результате поздно проведенной операции, тем не менее встала и сейчас даже возглавляет свое предприятие. Когда-то на тренинге она уже прошла через смерть после неудачной операции, но тогда же ей удалось, хотя и с огромным трудом, преодолеть казалось бы неизбежный смертельный рубеж. Сознание этого помогло ей и в реальной жизни выжить, не поддаться панике и отчаянию.

Наша цель — научить человека осознать свою смерть, осознать ее значимость, и примирить с нею как с естественным продолжением жизни. Закон гармонии гласит, что во Вселенной все устроено разумно. И духовное не может существовать без физического. Наше физическое тело окружено биоплазменным слоем, состоящим из эфирного, астрального и ментального тел. После смерти эфирное и астральное тела трансформируются в другие виды материи, а ментальное никуда не исчезает. Оно хранится в банке данных единого энергоинформационного поля Вселенной. потому никогда не говорите умершему «прощай», говорите — «до встречи».

Во все времена и во всех культурах люди верили в продолжение жизни после смерти. Многие уважаемые люди считали это совершенно нормальным явлением, и исходя из этого, пытались объяснить устройство мира. Да и в Библии нет ни одного места, которое бы отрицало реинкарнацию. И, кстати до первого Вселенского собора в Никее в 325 году реинкарнация признавалась всеми христианскими авторитетами.

Институт общественного мнения проводил опрос в десяти западных странах и выяснилось, что в реинкарнацию верит треть населения. А в восточных странах — это широко признанный феномен. Там со смертью в прямом смысле работают.

Для того, чтобы получить посвящение, молодой тибетский монах должен был пойти в горы и провести там два-три года в медитациях. Обязательной и самой трудной была медитация на смерть. Монах должен был уметь контролировать свои ощущения.

Чтобы обрести звание шамана, молодой колдун должен был провести ночь в лесу, один на один с дикими зверями и духами, представляя кровопролитные и жестокие сцены своей смерти. Наутро он перерождался в человека, обретшего уникальные способности.

В одной из самых древних китайских книг написано: «Вещи, достигнув своего предела, переходят в свою противоположность».

В Древнем Китае молодые воины должны были в течение нескольких месяцев в уединенном месте проигрывать вариант своей насильственной смерти. Так достигалась высочайшая планка бесстрашия.

А вот одна из заповедей японских самураев: «Каждое утро думай о том, как надо умирать. Каждый вечер освежай свой ум мыслями о смерти. Воспитывай свой разум. Когда твоя мысль постоянно будет вращаться вокруг смерти, твой жизненный путь будет прям и прост. Твоя воля выполнит долг, твой щит станет непробиваемым».

Представьте, что вам осталось жить пять лет. Чем вы займетесь в первую очередь? Как вы будете использовать оставшееся время жизни?

А теперь представьте, что вам осталось жить всего год. Чем теперь вы займетесь в первую очередь? Измените ли вы радикально свою жизнь?

Представьте, что вам осталось жить всего месяц. Каковы будут ваши приоритеты в этом случае?

Смерть — самое демократическое явление — оно распространяется на всех.

Однако, большинство людей боится не только собственной смерти, но и ее дыхания, когда умирают близкие — родственники, друзья. Они примеряют ее на себя. Многие испытывают непреодолимое чувство вины перед умершими.

Блажен, кто умирает молодым,
Не испытав причастности к утратам.
А все живые — вечно виноваты,
Что не сумели отвести беды.

(А. Ростова)

Чувство вины часто возникает оттого, что мало кто умеет правильно себя вести с умирающими. На своих семинарах мы проводим специальные тренинги по работе с умирающими. Это очень важные навыки, умения, знания. Ведь наше правильное поведение в такой ситуации значительно облегчает участь уходящего от нас человека, а также и тех, кто остается.

Надо знать, что умирающий проходит несколько стадий изменения отношений с окружающим его миром. И вы должны их не только верно отследить, но и найти верный тон в общении с ним.

Когда человеку сообщают о приближающейся кончине, он сначала теряется. Как же так? Жил, работал, любил, надеялся и вдруг — все кончается? Почти уже кончено!

А далее следует резкое неприятие ситуации, переходящее зачастую в открытую агрессию, направленную на врачей, близких, начинается поиск виновных. Некоторые мистически настроенные люди ищут колдунов, которые навели на них порчу. К этому надо быть готовым, и на его агрессию не отвечать тем же. Это переходный этап.

Лишь спустя определенной время человек задает вопрос себе: «А почему это случилось именно со мной? Может, я в чем-то провинился, что-то сделал в своей жизни не так и вот оно — наказание? На этой стадии обычно происходит резкий поворот в сторону религиозности. Самые непримиримые атеисты вдруг соглашаются надеть крестик или поставить у изголовья иконку. Пусть вас это не удивляет и уж тем более не шокирует.

Нам рассказывали случай, когда за день до смерти старая коммунистка, бывшая долгие годы секретарем райкома партии, никогда не верившая в Бога, вдруг тайком попросила у внука детскую Библию. Мальчик ничего не рассказал взрослым, и каково же было их потрясение, когда они обнаружили эту книгу после смерти старушки у нее под подушкой!

Следующий этап — приятие смерти как неизбежности. Пожалуй, это самое сложное время для ухаживающих за умирающим. С его стороны наблюдается реакция отторжения утешительных разговоров с родственниками и знакомыми. Он никому не верит, остро чувствует фальшь, и мучается от мысли, что к его возможной смерти окружающие относятся недостаточно серьезно. А ведь он на пороге самого большого испытания.

Поэтому, если вы неубедительны в своих надеждах на его выздоровление, лучше не кривить душой, не фальшивить сердцем, а спокойно обсудить с ним серьезные дела. Такие, например, как оформление наследства, передача впоследствии чего-либо на словах тем, кого сейчас нет близко с ним. Это период, когда вы можете и должны помочь умирающему снять «якоря», мучительно задерживающие его здесь. Нужно много и долго говорить с ним о его близких людях, об имуществе, о его работе, о чувственном опыте, о проявлениях его воли. И говорить об этом так, чтобы снять ощущение незавершенности.

И на последнем этапе умирающий, окончательно остыв душой к окружающим, начинает во сне, а порой и наяву в состоянии транса общаться с умершими родственниками. С ними им легко. Они чувствуют их истинную поддержку, понимание с их стороны, приятие происходящего.

На семинарах наши слушатели часто рассказывают о том, что в последние дни перед смертью их близкие сообщали о контактах с умершими родственниками как с живыми. Бабушка одного из них — Ефросиния Никитична, за день до смерти отказалась утром умыться, сославшись на то, что ее уже умыла свекровь. А свекровь умерла сорок лет назад.

В другом случае старушка за три часа до смерти собрала в своем доме всех родственников, накормила и легла на лавку под иконами: «А теперь прощайте. За мною пришли». И через несколько минут умерла.

Смерть случается в каждой семье.

Есть такая притча.

У молодой женщины умер сын. В отчаянии она обратилась к Богу с просьбой о его воскрешении. И услышала в ответ: «Пройди по всему селению и возьми по горошине в каждой семье, где никто не умирал». Долго она блуждала от дома к дому. Наконец, пришла в последний дом, но и там ей не дали горошины. С пустыми руками вернулась она домой и вновь обратилась к Господу. Но слова ее теперь были такими: «Прости меня, Господи, за то, что я сочла свое горе самым горьким. Научи меня теперь, как жить дальше. Скажи мне — что такое вечное?»


Смерть близких, действительно, одно из самых тяжелых испытаний в жизни каждого человека. Растерянность, неприятие случившегося, а потом неистребимое чувство вины перед умершим, загоняют человека в стрессовое состояние, в депрессию, с чем справиться самостоятельно удается немногим. Некоторые не могут освободиться от чувства вины до конца дней своих.

Говорят, что надо отпустить сердцем покойника, чтобы его душа смогла оторваться от земли. Но это редко у кого получается — слишком тяжела потеря, больно. Даже во сне многие люди проваливаются в свои переживания. И причиной тому — все то же чувство вины.

Используя специальные техники общения с умершими, мы снимаем с человека эти тягостные переживания и помогаем ему обрести в образе умершего своего Ангела-Хранителя. После таких погружений люди чувствуют себя освобожденными от вины, а главное — психологически защищенными от одиночества. А на уровне сознания человеку внушается, что пока он жив — жива и память о его близких. Так было угодно судьбе, Богу, чтобы они покинули сей мир. В этом был некий высший смысл, который нам недоступен. Но возможно вам придется еще что-то сделать для их памяти, или же что-то доделать за них.

Представьте свою жизнь как портновский сантиметр. На нем отмечено время вашей жизни — годы или месяцы.

Найдите на нем ориентировочно свое сегодняшнее местонахождение во времени. Посмотрите на оставшийся кусок ленты. Неужели и ваша жизнь будет такой же унылой и однообразной, как эта разграфленная лента? Что вы еще можете поменять в своей жизни, кроме отношения к ней?

Одиночество — малая смерть. И люди его тоже боятся, стыдятся.

Переживания эти мучительны. Проблема одиночества вплотную соприкасается со смертью. К сожалению, в мире нет школ, обучающих жить одиноко. Психологические программы в основном рассчитаны на преодоление барьера общения с окружающими. А вот с главным и постоянным собеседником — с самим собою — большинство людей общаться совершенно не умеют. Оказывается, наедине многие себя либо ругают, либо жалеют, как ребенка. Причиной тому — эмоциональная незрелость, повышенная чувствительность по отношению к себе.

Вести внутренний диалог с собой умеют лишь единицы. Это люди с высокой духовной организацией. Чем развитее духовно человек, тем спокойнее он относится к своему одиночеству. Он даже начинает его любить как необходимое для жизни состояние. Временное, но чрезвычайно необходимое для совершенствования. История дает много таких примеров. Так Леонид Андреев, находясь в одиночной камере, написал «Розу мира» и, как это не выглядит парадоксально, был искренне признателен Сталину за возможность уединенного времяпровождения.

Представьте себе город одиночества. Это ваш город. Какие чувства вы испытываете, находясь там? Какие цвета различаете? Чьи голоса вы слышите? Хочется ли вам еще задержаться здесь или же хочется поскорее его покинуть? И наконец, главное: удалось ли вам обрести там в самом себе достойного, интересного и содержательного собеседника. Ведь там, кроме вас, никого не было.

Свое первое — физическое одиночество — мы испытываем уже при рождении, отрываясь от пуповины матери. Со временем мы обретаем сильные и как нам кажется устойчивые связи с внешним миром, миром людей, и начинает бояться их утратить. То есть опасаемся одиночества психологического. И постепенно многие люди становятся заложниками собственных страхов. Для них потеря близкого человека или разрыв отношений с ним зачастую оборачиваются подлинной трагедией.

Но представьте себе на минуту, что жизнь — это скорый поезд. Кто-то выходит раньше из этого поезда, кто-то позже. У каждого свой маршрут, свой билет до конечной станции, свое место в этом поезде. И ваши временные попутчики столь же одиноки, как и вы. Сняв с себя синдром исключительности, вы почувствуете неимоверное облегчение. А может и силу для того, чтобы помочь другим людям преодолеть острое чувство одиночества. Эта сила не позволит вам более пассивно ждать или агрессивно требовать помощи от других.

Поборов страх одиночества, человек оказывается способным побороть и страх перед смертью. Одиночество является тем пограничным состоянием, которое усиливает в человеке страх смерти или наоборот блокирует его. Разработанные нами и применяемые на практике психологические техники позволяют людям почувствовать себя защищенными от одиночества, сильными, уверенными.

Образ смерти, у многих вначале появляющийся на уровне подсознания в виде устрашающего символа, постепенно меняет свои очертания и эмоциональную окраску. Становится светоносным, дарующим покой и умиротворение. Многие даже оказываются способными сочинить себе столь же светоносную эпитафию, дабы другие люди поверили, что жизнь и смерть — это путь к свету.

Владимир Набоков писал: «Жизнь — великий сюрприз, который подарила нам природа. Не есть ли смерть такой же сюрприз?»

Мы пьем из чаши бытия
С закрытыми очами,
Златые омочив края
Своими же слезами.
Когда же перед смертью с глаз
Завязка упадает,
И все, что обольщало нас,
С завязкой исчезает;
Тогда мы видим, что пуста
Была златая чаша,
Что в ней напиток был — мечта,
И что она — не наша!

М. Лермонтов