Часть вторая. ПСИХОЛОГИЯ КОММУНИКАЦИЙ

Глава двенадцатая

Глава шестнадцатая


...

РАЗЛЮБИТЬ ПО СОБСТВЕННОМУ ЖЕЛАНИЮ

Любовь, как землетрясение, на которое можно списать все, что угодно. В том числе и все человеческие пороки.

Командир подразделения МЧС

…Истерика началась внезапно, как апрельская гроза. Наташа, не стесняясь в выражениях, крыла какого-то Алексея — резко, зло. Но по всему чувствовалось, что это не впервые. Потом привычно достала из сумочки заветный тазепам, запила водой, успокоилась. И будто потухла. Без косметики на лице она казалась гораздо старше своих тридцати, выглядела усталой и потрепанной жизнью теткой. В зеркало она даже не взглянула, только слегка припудрила нос и щеки, отчего стала еще бледнее.

— Господи, во что же я превратилась за этот год! Проходимец! Сволочь! И откуда он только взялся на мою голову? Всю жизнь мне исковеркал. Одни ошметки остались. А ему что — прошелся по мне, как по асфальту и даже ноги не замочил.

Наташа, не замечая, стряхнула пепел с сигареты прямо на пол. Замолчала. И вдруг оживилась:

— А как прекрасно все начиналось! Болгария… Море… Рестораны… Цветы… Разговоры до утра… Это был праздник! Сказка! Или наваждение? Муж за десять лет не стал мне таким родным, как Алексей за десять дней. В Москве все изменилось. Короткие встречи, отговорки, обещания… Мол, обязательно встретимся, но сейчас много работы, очень занят. Я обижалась, плакала, злилась, с ума сходила от ревности. Мне стало казаться, что он специально что-то проделывает со мной: он еженощно приходил в мой сон и управлял мною, как марионеткой. И я как с катушек сорвалась: стала преследовать его на работе, звонила домой, угрожала. Кончилось тем, что он сказал: «Все! Хватит с меня! Твое место в психушке». И тогда я наглоталась снотворного… Лучше бы я подохла! Жизни-то все равно нет. Я все потеряла — и мужа, и работу, и здоровье. Да только куда деваться? Живу, как на электрическом стуле. Умом понимаю, что ждать нечего. Но сердцу ведь не прикажешь… Все равно мучаюсь.

Судорожно глотнув воды, собравшись с духом, Наташа закончила:

— Я пыталась убить свою ненавистную любовь и себя заодно. Не вышло. Хотела его заказать киллеру — хорошо, Бог отвел. Ходила к колдуну, чтобы тот сделал Алексея импотентом. Сама ворожила на кладбище. Ничего не помогает! Тяжесть такая на душе, что свет не мил. Говорят, лучшее лекарство в таких случаях — новый роман. Но на это у меня уже нет сил. Последняя надежда на вас. Я хочу, наконец, избавиться от этой пытки.


Действительно, нередко возникают ситуации, когда избавление от любовного наваждения, превратившего жизнь человека в сущий ад, необходимо, как кислородная подушка умирающему. И он уже сам это сознает, но как справиться с собой?

Особо сентиментальных история Наташи может повергнуть в шок. Нервнопотрепанные сродни человеку, у которого вся жизнь на подтяжках, их разговоры, как челобитная находящегося на последнем издыхании. На самом деле это обычная житейская драма. Ожесточившаяся, обозленная на весь мир женщина взывает о милости и просит оградить ее от самой себя. Приходилось работать и с более сложными случаями, поистине трагическими. И тогда в ход шли радикальные средства, например, такие, как жесткий гипноз.

Жертве любовной страсти внушалось, что это был всего лишь сон. Ну, мало ли что нам снится! Мало ли какие эмоции мы испытываем во сне! Но наступает утро, сон развеивается, в права вступает реальная жизнь. И сон уже помнится почему-то лишь фрагментами. Еще живы в душе какие-то неясные эмоции, но уже совершенно не выстраиваются в один ряд события…

Не всегда испытавшие любовную страсть и познавшие силу и размах эмоций способны добровольно отказаться от собственных переживаний. Такая страсть сродни сильному наркотику. И потому некоторые лукавят, говоря о желании избавиться от любви. Другим это кажется просто кощунственным. Лучше пропасть, чем предать любовь, полагают они. Но и тем, и другим помощь все равно нужна, а то чего доброго и пропадут. В таких случаях применяются щадящие психотерапевтические модели изменения сознания, а соответственно и эмоций.

Самое простое — изменение ролей.

Например, влюбленной особе предлагается представить, что она не любовница, а мать или дочь объекта ее обожания. Как изменится ее отношение к нему? Трансформация очевидна: да, мать любит сына или дочь отца совсем не так, как любят любовника. А если представить, что вы его бабушка, что станется с вашей любовью?

Конечно, это лишь примитивная схема — на деле все не так просто. Но эффект бывает поразительным.

Другой вариант из этого же ряда щадящих техник более всего подходит натурам творческим, с богатым воображением. Это так называемая эстетизация переживаний.

Такому человеку не составляет труда представить, что он пишет книгу или снимает фильм о несчастной любви. Да, там много совпадений с реальными событиями его жизни, но отношение к ним уже меняется, ведь все это надо представить на суд людской и суд Божий. В процессе работы возникает ощущение, что может быть это была и не его жизнь. Это было красиво, драматично, комично, это трогает душу, но это все будто происходит на экране и от него самого уже отделено стеной. Это уже скорее история любви лирического героя, а не конкретного живого человека. А какое отношение к событиям и героям фильмов или книг? Можно какое-то время находиться под впечатлением увиденного или прочитанного, но потом отвлекаешься на более важные, реальные события жизни и постепенно от переживаний не остается и следа.

Особо одаренные художественным или литературным талантом могут действительно переплавить свои переживания в некое творение. И самые мрачные, порочные, гнетущие душу события их жизни обретут совсем иные краски, зазвучат по-новому, дадут рождение потрясающим образам. Даже изысканная Анна Ахматова написала откровенно о сокровенном: «Когда б вы знали из какого сора растут стихи!» А вы как думали?

Действенным средством в изживании любовной страсти является воздействие на психокомплексы ее жертвы. Надо только точно знать, какая инъекция для нее лечебная.

Например, истерику можно сделать такой укол: «А слабо тебе разлюбить?»

Кого-то другого вытащит из водоворота страстей спасательный круг превосходства: «Посмотри ты-то кто, а кто он? Навозный жук рядом с бриллиантом!»

Чудовищной разрушительной силой обладает ревность. Она способна сокрушить самую сильную привязанность, стоит лишь распалить воображение страдальца: «Посмотри, да он таскается бог знает с кем! Для него что проститутка, что порядочная женщина — все одно. Ему список любовных побед важен, а не человек».

И тут же срабатывает кнопка мстительности. Жертве страсти предлагается: «Отомсти ему — разлюби его. Его еще никто не бросал».

На особо ответственных натур действует вызов чувства вины. Дескать, ты от любви голову потерял, а ведь у тебя есть ответственные дела, от тебя зависят многие люди. Ты совсем забыл о долге перед родителями, перед друзьями, детьми.

Можно назвать еще ряд приемов, способных снять эмоциональную зависимость человека от объекта его страсти. Это и рационализация, и вытеснение, и проекция и даже юмор. Великолепно срабатывает и техника «якорь отрицания». Но это уже относится к ряду супертехник, которыми владеют только специалисты нашей Академии:

Есть эксклюзивные супертехники, позволяющие за три-четыре сеанса снять с человека самую сильную, даже роковую эмоциональную зависимость.

Во всех случаях надо помнить одно: любят не за что-то, а несмотря ни на что. Любовь иррациональна. А потому всегда можно то, что нам нравилось в ком-то с успехом превратить в недостатки. Уж в этом-то мы все мастера, когда жареный петух клюнет!

Кстати, о петухе, точнее о рождественской индейке. Через неделю после серии сеансов Наташа пригласила нас в гости.

— Вот и праздник пришел, — просто сказала она. — Я думала, что уже забыла какая она, радость. И вдруг такой свет на душу пролился. Будто заново родилась. А может так оно и есть?


А вот и самый простой рецепт от навязчивой любовной страсти: «Милый, мы были бы с тобой идеальной парой, если бы не ты…»