Глава восьмая

Парад технологий. Системы воздействия на современный мир


...

Технология создания резонансов «Создать максимальное количество резонансных событий, скандалов и мифов, прочно связанных с именем!»

Эта форма работы с давних времен стала неотъемлемой частью почерка гениев. Огюст Роден был непревзойденным специалистом по организации выставок скандальных произведений. Нашумевшие «Человек со сломанным носом», скульптуры Бальзака и Гюго были механизмами потрясений для современников. Это решило проблему его идентификации, далее уже были сражающие великолепием, открывающие путь к бессмертию «Граждане города Кале» и «Врата Ада».

Сара Бернар, Айседора Дункан и Марина Цветаева не уставали жить «от скандала к скандалу», сотрясали общество асоциальными поступками и «любовными историями», даже смерть у них оказалась потрясающе запоминающейся. «Борец против брака» Айседора Дункан в конце концов вышла замуж за неуравновешенного, на редкость взбалмошного Сергея Есенина, который оказался непревзойденным организатором пьяных дебошей. «Грешила» склонностью к скандалам и Мэрилин Монро: известный актер Ив Монтан, президент США Джон Кеннеди и целый ряд других известных личностей призваны были запечатлеть ее колдовскую харизму обольстительницы.

Коко Шанель не умела писать мемуаров и биографий. Но осознавала, что даже простое упоминание ее имени вместе с известным мужским подарит много новых возможностей. Она прилагала немало усилий, чтобы в числе близких друзей числились такие люди, как Пабло Пикассо, Жан Кокто, Сергей Дягилев, Игорь Стравинский, Уинстон Черчилль… Она жаждала быть вовлеченной в жизнь высшего света, ее притягивали бравады и декорации, сражал вечный блеск сказочных иллюзий, которые сопровождают заретушированную жизнь «великих людей». Но большинство ее шагов были механизмами отточенного маркетинга, сама она признавалась, что ее «не интересует все, что происходит после девяти часов вечера». Но ей удалось таким образом приобрести влиятельных клиенток – Катрин Денев, Марлен Дитрих, Грету Гарбо, принцессу Монако Грейс, герцогиню Виндзорскую, Жаклин Кеннеди-Онассис, Франсуазу Саган, Глорию Свенсон. Это был результат балансирования между откровенной примитивной сказкой, которую желают слышать уши клиентов, и скандалами, резонансами, связанными с ее собственным именем.

Но не только женщины славились организацией резонансных событий. Одним из назначений PR-акций было посредничество между самим гением и остальным миром. Сальвадор Дали поражал откровениями типа того, что он мочился под себя до восьми лет. Философ Григорий Сковорода поверг окружающих в шок, когда, будучи совершенно здоровым на вид, вырыл себе могилу, переоделся в чистое белье, положил под голову свои произведения и… отошел в мир иной. Карл Густав Юнг с полной серьезностью утверждал, что является продуктом реинкарнации Гете. Юлий Цезарь брал взаймы несусветные суммы денег у своих потенциальных оппонентов, стимулируя их делать ставки на него. Деньги же безбоязненно использовал для организации зрелищ для народа, чтобы запомниться и быть на слуху. Не менее активно действовал и Михаил Горбачев, став одним из самых дорогостоящих лекторов в мире. Но, кажется, самым крупным мастером производить эффекты был Никола Тесла: его появление сопровождалось такими незабываемыми фокусами, что его изобретения уже не могли не врезаться в сознание человечества.

Создание мифов о себе, которые бы резко выделяли их из пространства, всегда было одной из забот гениев. Даже те, кто не умел «писать мифы» самостоятельно, пытались откорректировать свои биографии путем общения с журналистами или нанятыми «биографами». В таких пробах можно легко уличить Коко Шанель, но с удовольствием усложняли свои биографии и многие другие, от Юлия Цезаря до Мадонны. Большинство легендарных личностей откровенно привирали или передергивали информацию о себе, дописывая «свои роли». Изощренные интерпретации и «собственное видение» тех или иных событий стало весьма популярным элементом мифотворчества. Юлий Цезарь, Франклин Рузвельт, Екатерина Вторая, Маргарет Тэтчер, Айседора Дункан наиболее преуспели в создании и распространении мифов о себе. То, что Джон Флинн пишет в книге «Рузвельтовский миф» о франклине Рузвельте, характерно для подавляющего большинства политиков и государственных деятелей, которых мы привыкли считать гениальными. «фигура Рузвельта, представленная нашему народу, – фикция. На свете не было такого человека, сочетавшего в себе благородство, самоотверженность, искушенность, мудрость и дальновидность с качествами философа, филантропа и бойца. Этот образ был сфабрикован в чисто пропагандистских целях и использовался в Соединенных Штатах несколькими опасными группами для достижения собственных зловещих целей».

Для большинства мифотворцев предметом особой важности становились отношения с известными людьми. Юнг осознанно выбрал уже известного Фрейда в учителя, и в самом искусстве сближения заложена определенная и весьма существенная часть интеллектуальной игры. Так, проницательный и деятельный Юнг выступил в защиту психоанализа фрейда, тут же начав переписку с ним; прошло всего лишь несколько месяцев, как уже состоялась первая встреча. Системная активность – вот что было основой решения на сближение с крупной личностью, и тут любые методы всегда с непринужденной легкостью найдут оправдание. Экзальтированная Марина Цветаева писала любовные письма Райнеру Марии Рильке и Борису Пастернаку, с которыми она в тот момент даже не была знакома. Однако же при всем желании выступить с критикой чудовищного эгоцентризма поэтессы нельзя не отметить, что именно этот эпистолярный ход предопределил на долгие годы благосклонное отношение того же Пастернака к Цветаевой. К слову, сам Рильке довольно долгое время по доброй воле был секретарем Огюста Родена, стремясь проникнуть во внутренний мир ваятеля и понять его душу. Коко Шанель также прилагала колоссальные усилия для громкого звучания собственного имени. С этой целью она охотно знакомилась с известными эпатажными мужчинами и даже участвовала в политических миссиях, например пыталась играть роль посредника в организации межгосударственных переговоров, встречалась даже с шефом немецкой военной разведки Вальтером Шеленбергом.

В связи с целенаправленным формированием скандалов можно вспомнить и современного медиа-магната Руперта Мердока. По свидетельству тех, кто был к нему близок на заре карьеры, Мердок как медийный менеджер добился признания за счет непрерывного размещения резонансных материалов, откровенно скандальных и неприлично эротичных материалов в некогда деловых изданиях.

Возможности скандалов вокруг неординарных людей использовались повсеместно и во всех областях человеческой деятельности. На создание резонансных событий вокруг своего имени шли и интеллектуалы, и аристократы, и представители творческой богемы. Вот типичный случай: не слишком известный на тот момент Николай Гумилев затеял скандальную дуэль с поэтом Максимилианом Волошиным, после чего сразу же приобрел узнаваемость в литературных кругах России.