Сеанс I. Часть 1

ПОДХОД К ТЕРАПЕВТИЧЕСКОМУ ГИПНОЗУ


...

1.3. Как сформировать раннюю установку на обучение автоматическому письму, используя вопросы, предположения и любопытство


Эриксон: Что случилось с Вашей рукой? Она движется вверх от колена к карандашу.

Клиентка: Невозможно даже перевести дыхание.

Эриксон: Думаю, возможно. Попробуйте.

Клиентка: Хорошо. Итак, я подняла карандаш – и что? Она заставила меня встать ночью и посмотреть на будильник. Я была ужасно рассержена на нее.

Росси: Что же происходит на самом деле, когда Вы спрашиваете клиентку о том, что случилось с ее рукой? Может быть, ее рука поднялась случайно, а Вы просто воспользовались случаем прокомментировать это как движение к карандашу для автоматического письма?

Эриксон: Да.

Росси: Спрашивая, Вы предполагаете, что рука клиентки бессознательно движется к карандашу. Это, в свою очередь вызывает замешательство, которое лишает клиентку возможности действовать осознанно и помогает гипнозу, во время которого она должна просто сидеть и ждать автоматического отклика.

Мур: Пациентам всегда интересно: что же такое особенное видит д-р Эриксон, если они еще вообще ничего не ощущают.

Росси: Конечно, для активизации подсознательных процессов нужны такие вопросы, на которые сознание не может дать простой ответ.

Эриксон: Вы начинаете учиться с того момента, когда слышите что-то новенькое, как ребенок. Вам интересно, что было сказано, что это значит и так далее.

Мур: Ребенок пытается уяснить для себя значение слова.

Росси: Вопросами такого рода Вы формируете раннюю установку на обучение, которая корнями уходит в глубокое детство.



1.4. Как пробудить воспоминания, задавая вопросы; в ожидании автоматического отклика

Эриксон: То, что случится потом, будет иметь отношение к чему-то вне этой комнаты.

Клиентка: Что я должна сделать?

Эриксон: А что я сказал?

Клиентка: (Пауза) Это очень хороший карандаш. (Мертвая тишина.) Он всегда поражает меня. Правда, очень утомительный процесс?

Эриксон: Качественная работа требует времени.

Клиентка: Я знаю, что она собирается ответить. Она собирается ответить «да». Все-таки как это сложно. И вся суета только для того, чтобы получить утвердительный ответ. (Весь этот абзац относится к автоматическому письму.)

Эриксон: Как Вы думаете, что это означает?

Клиентка: Я отказываюсь отвечать, потому что я не думаю, чтобы это что-нибудь значило.

Эриксон: Вы отказываетесь отвечать. Но Вы ведь хотите узнать правду, да?

Клиентка: Конечно.

Эриксон: Своей фразой: «То, что случится потом, будет иметь отношение к чему-то вне этой комнаты» – я заставляю клиентку вспомнить то, что никак не связано с данной ситуацией.

Росси: А все-таки какова истинная цель Вашего утверждения – незаметно пробудить воспоминания, не относящиеся к этой комнате?

Эриксон: Да.

Росси: Затем клиентка спрашивает: "Что я должна сделать?" Вы же в ответ задаете ей следующий вопрос: "А что я сказал?", который вновь активизирует внутренний поиск. То есть клиентка уже настолько запуталась, что не помнит Вашего первоначального высказывания. Это в свою очередь вызывает новые сомнения, и, стало быть, делает невозможными ее сознательные установки.

Эриксон: Гм.

Росси: Вы очень внимательно следили за рукой клиентки, ожидая, не сделает ли она еще какое-нибудь автоматическое движение. Она замечает, что «все это очень утомительно», но Вы ободряете ее трюизмом: «Качественная работа требует времени». Поскольку с последним высказыванием трудно не согласиться, клиентке приходится также признать и то, что она выполняет «качественную работу». Результатом этой работы и будет автоматическое письмо. Затем клиентка вскользь бросает, что все окончится тогда, когда ее рука скажет «да». Вы спрашиваете ее, что же это означает, но она занимает круговую оборону, отказываясь отвечать, и отрицает, что в автоматическом письме есть какой-то скрытый смысл. Вы пытаетесь заставить клиентку дать ответ, играя на ее любопытстве, и задаете ей вопрос: «Но Вы ведь хотите узнать правду, да?» После того, как она отвечает «Конечно», она полностью меняет свое прежнее отношение к автоматическому письму и больше не думает, что оно лишено смысла. Теперь она готова задуматься над тем, что же пишет ее рука.