Сеанс II

МНОЖЕСТВЕННЫЕ УРОВНИ ОБЩЕНИЯ И СУЩЕСТВОВАНИЯ


...

2.16. Пробуждение; обход сопротивления на сознательном уровне: гипотезы о «лево-» и «правополутарных» процессах; амбивалентность как двухуровневая реакция на пути от симптома к излечению


Эриксон: Итак, Вы здесь находитесь по очень серьезному делу: Вы должны сами разобраться со своим страхом воды и со всем остальным, что вселяет в Вас тревогу. Вы действительно хотите от этого освободиться? Как Вы считаете, Вы уже что-то для себя выяснили? Теперь же я попрошу Вас сделать следующий шаг – Вы ведь выполните мою просьбу? Я Вас сейчас быстро разбужу, но при этом хочу, чтобы Вы запомнили все то, что недавно наговорили мне во сне: и как Вы ненавидели мать, и как ненавидели Элен, и как ненавидели отца, и все подобные вещи. Кроме того, я хочу, чтобы Вы искренне попытались обсудить все это со мной спокойно и рассудительно. Вы сделаете это? Я хочу, чтобы Вы запомнили и обговорили это со мной. Хорошо?

Клиентка: Хорошо.

Эриксон: А сейчас – проснитесь. Проснитесь. Как Вы себя чувствуете? Устали?

Клиентка: Просто измучена. Я чувствую себя так, словно проиграла «одностороннюю» войну самой себе.

Эриксон: Вы и впрямь необычайно умны. Итак, Вы проиграли. Так что это была за война?

Клиентка: Бог его знает. Но проиграла – это точно. А впрочем, может, и выиграла. Усталость может быть как от того, так и от этого.

Эриксон: Зачем Вы пришли сюда?

Клиентка: Наверное, чтобы увидеться с Вами опять.

Эриксон: Зачем?

Клиентка: Не знаю. Я хочу сказать, что это Вы сказали мне, что собираетесь встретиться со мной еще раз.

Эриксон: А как Вам кажется, Вы пойдете купаться этим летом?

Клиентка: Не знаю. Наверное.

Эриксон: У Вас опять возникли два противоположных ответа?

Клиентка: Как обычно, «да» и «нет».

Эриксон: А раньше в связи с плаванием у Вас не появлялись такие противоречивые мысли?

Клиентка: Да нет, я всегда реагировала отрицательно. Конечно, иногда мне приходилось говорить «да», но это только потому, что я не всегда могу выпутаться из сложившейся ситуации. Курите, вот Вам сигареты.

Эриксон: Причина долгого, порой безрезультатного лечения у психоаналитиков заключается в так называемом сопротивлении. Я же избавляюсь от него, предоставляя клиентке возможность вспомнить травматический инцидент в состоянии бодрствования.

Росси: Вы применяете постгипнотическое внушение «запомнить все то, что недавно говорили во сне» и «искренне попытаться обсудить все это с Вами спокойно и рассудительно».

Потом Вы решительно будите клиентку: «А сейчас проснитесь». Сомнамбулический транс закончился, клиентка совершенно пришла в себя и в состоянии разумно обсудить свои недавно всплывшие в памяти травматические воспоминания – теперь уже в режиме бодрствования. Если продолжить мои умозаключения по поводу «право-» и «ле-вополушарных» реакций, которые используются в Вашем методе, то я бы сказал, что Вы теперь «прогоняете» травматические воспоминания сквозь призму самосознания; Вы делаете это для того, чтобы с помощью более аналитического и логического «левополушарного» процесса выявить и обобщить то, что первоначально было заторможено подсознательными «правополушарными» механизмами. В русле «правосторонних» процессов действие травмы приведет лишь к простому огреагированию – к страху плавания и к распространению этого страха на цветы, смерть, похороны и т.д.

Эриксон: Клиентке известно, что она «сражалась», но у нее полная амнезия той трансовой работы, которую она только что проделала.

Росси: Да-да. После пробуждения клиентка отвечает «Не знаю» – на Ваш вопрос о цели ее прихода. И на Ваш ключевой вопрос о том, пойдет ли она купаться этим летом, клиентка опять же отвечает: «Не знаю». Но когда Вы специально спрашиваете: "У Вас опять возникли два противоположных ответа?" то слышите амбивалентное: "Как обычно, «да» и «нет». Мне думается, что эта неоднозначность является первым реальным свидетельством того, что Вы несколько приподняли «железный занавес» ее «пораженческого» настроения в отношении плавания.

Эриксон: Да.

Росси: Эта неоднозначность – классический индикатор возникновения и развития какого-то другого отношения, иных возможностей.

Эриксон: (Энергично кивает головой в знак согласия.)

Росси: В ответе клиентки: "Как обычно, «да» и «нет» – присутствуют два уровня реагирования, каждый из которых стремится к внешнему выражению: первый – это привычное «нет», а второй – это новая «терапевтическая» способность сказать «да». Клиентка зависла где-то посередине между симптомом и излечением.

Когда Джейн саркастически замечает по поводу своего пробуждения: "Я чувствую себя так, словно проиграла «одностороннюю» войну самой себе", – Вы отвечаете ей весьма загадочно; «Вы и впрямь необычайно умны… Так что это была за война?» О чем здесь, собственно, речь?

Эриксон: (Эриксон показывает всем отрывок (см.разд. 2.23), где Джейн автоматически дописала буквы t-е, которые, будучи добавлены к слову «war», составят слово «wa-te-r» Даже в этом случае Эриксон оказался поразительно проницательным и догадался, что замечание о проигранной войне (war) на самом деле было зашифрованным сообщением (двухуровневым ответом) об исчезновении главного симптома – страха воды (wa-te-r).