Сеанс III

КАК ВЫЗВАТЬ И ИСПОЛЬЗОВАТЬ ПСИХОДИНАМИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ


...

3.1. Наведение транса и мотшационные вопросы, недоступные для сознания; явное сопротивление к наведению транса как попытка qui pro quo; сопротивление и смех – эмоциональные балансиры; освобождение при переносе


Эриксон: Вы много думали о плавании?

Клиентка: Я уже почти собралась пойти поплавать на той неделе.

Эриксон: А почему не пошли?

Клиентка: Я решила, что так будет лучше.

Эриксон: Почему?

Клиентка: Наверное, из-за Ваших слов. Я подумала, что, видимо, будет правильней, если я не стану снова пытаться плавать.

Эриксон: И как Вы себя почувствовали после принятия такого решения?

Клиентка: Да в общем, неплохо. Во всяком случае, я и в самом деле не хотела купаться, потому что купаюсь я только тогда, когда не могу отвертеться.

Эриксон: А Вы очень волновались, когда отказывались?

Клиентка: Совсем не волновалась. Я просто сказала Анне, что не могу.

Эриксон: И как Вы себя чувствовали?

Клиентка: Нормально. Уж не знаю, почему. Анна меня спросила об этом, а я отрезала: «Нет», хотя, наверное, и не должна была говорить, что просто не хочу.

Эриксон: Потом Вы оправдывались перед собой?

Клиентка: Нет.

Эриксон: А что бы Вы сделали прошлым маем?

Клиентка: Наверное, пришлось бы пойти. Анна очень настойчива и обижается, когда что-то не по ней.

Эриксон: А что еще Вы должны были бы почувствовать год назад?

Клиентка: Дайте подумать. Наверное, я должна была найти кучу отговорок – но так бы и не сказала, что просто не хочу купаться – и все тут. А потом злилась бы на себя за это. А если бы не смогла отказаться и пошла купаться – то ненавидела бы всех до единого.

Эриксон: А сейчас Вы так не сделали?

Клиентка: Нет.

Эриксон: А как Вы считаете, Вы когда-нибудь станете вести себя по-прежнему?

Клиентка: Видимо, нет.

Эриксон: Может быть, Вас что-нибудь испугало в приглашении Анны? То, что испугало Вас прошлым маем?

Клиентка: Да нет, не думаю, что меня что-то напугало. Я просто не хотела плавать.

Эриксон: А год назад Вас бы напугало такое приглашение?

Клиентка: Ну, конечно. Когда меня просили об этом, я всегда искала благовидный предлог, чтобы отказаться.

Эриксон: Теперь Вы можете просто сказать «да» или «нет».

Клиентка: Гм.

Эриксон: Как Вам кажется, справедливо ли было с моей стороны брать с Вас такое обещание?

Клиентка: Конечно. Я считаю, что иначе Вы не стали бы меня просить об этом.

Эриксон: Иногда мы чувствуем, что это несправедливо.

Клиентка: Вот если бы мне до смерти хотелось поплавать – тогда да. А так – я была просто счастлива, что у меня есть предлог не купаться.

Эриксон: Когда Вы отправляетесь в свою поездку?

Клиентка: Пятнадцатого июля – да, Анна?

Эриксон: И Вы как-нибудь готовитесь?

Клиентка: Я собираюсь потратить кучу денег в первую неделю июля.

Эриксон: На что?

Клиентка: Я знаю, чего Вы добиваетесь. Вы хотите услышать, что мне нужно будет купить купальник. Думаю, что я так и сделаю.

Эриксон: Почему?

Клиентка: Потому что нельзя плавать без купальника.

Эриксон: А почему купальник должен быть новым?

Клиентка: Я ведь буду развлекаться. После всего, что произошло, можно же мне расслабиться?

Эриксон: Вы хотите сказать что-то еще?

Клиентка: О, да. Я ответила Вам не совсем правильно. Я сказала Вам, что когда Элен упала со стула, я подталкивала его к двери. Когда я сообщила об этом маме, она ответила, что придерживается другого мнения: она считает, будто я пыталась подвинуть стул с Элен в столовую, где сидел отец. В конце концов, так оно и было – это следует из того, где стоял стул, где была Элен и где находилась я сама.

Эриксон: Конечно, самым существенным здесь является то, что Вы запомнили все обстоятельства. Это как-нибудь меняет Ваш рассказ?

Клиентка: Нет. Мне просто любопытно, как я могла так ошибиться. Чисто теоретически? – Но так ведь не бывает, правда?

Эриксон: Предположим, Вы что-то помните об этой красной книге в книжном шкафу. А потом Вы подходите к шкафу – и обнаруживаете, что книга-то не красная – она голубая. Вы вполне можете допустить такую ошибку. Это Ваше отношение к книге. Привести другой пример?

Клиентка: Дайте подумать. Нет, я думаю, это не так.

Эриксон: А Вы осознаете свои теперешние чувства?

Клиентка: По поводу чего?

Эриксон: По поводу плавания.

Клиентка: Думаю, что теперь я могу и попробовать. Я хочу сказать, что для страхов нет никаких логических причин. Но ведь их не было и раньше. – Не знаю, буду ли я в дальнейшем бояться. – Не думаю, чтобы я испугалась на этот раз.

Эриксон: Вам действительно интересно, как Вы будете себя ощущать?

Клиентка: Конечно.

Эриксон: И как Вы собираетесь об этом узнать?

Клиентка: Я пойду купаться и посмотрю, что из этого получится.

Эриксон: А есть ли какой-нибудь другой выход?

Клиентка: Думаю, нет.

Эриксон: А Вам бы хотелось отыскать еще какой-нибудь способ?

Клиентка: А что это за способ?

Эриксон: Так хотелось бы?

Клиентка: Он не отвечает ни на один вопрос. Конечно.

Эриксон: Представьте, что Вы засыпаете.

Клиентка: Я не собираюсь спать. Я собираюсь узнать, прав м-р Эста-брукс или нет.

Эриксон: Вы собираетесь…?

Клиентка: Гм.

Эриксон: А Вам не хотелось бы узнать, прав ли я?

Клиентка: Несомненно. (Эриксон листает книги.) Он собирается просмотреть всю свою библиотеку.

Эриксон: Смотрите, я опубликовал то же, что и Эстабрукс.

Клиентка: Очень плохо.

Эриксон: Стало быть, я с ним согласен. У него в книге встречаются верные мысли. Вот это место, например, меня полностью устраивает.

Клиентка: И таких мест много?

Эриксон: Да. Сколько времени Вы хотите положить на выяснение вопроса, прав ли Эстабрукс?

Клиентка: Я Вам поверю на слово. Так как обстоит дело насчет гипнотического воздействия во сне? Эстабрукс утверждает, что от спящего человека невозможно ничего добиться: ни согласия, ни отказа.

Эриксон: Я не помню точно, где Эстабрукс говорит о том, что гипноз и сон – вещи совершенно разного порядка. Он говорит также и о том, что одно может переходить в другое. А потом вдруг заявляет, будто это одно и то же. Получается, что он еще и сам этого толком не выяснил.

Клиентка: Так где же истина?

Эриксон: Истина в том, что если Вы хотите гипнотизировать спящего человека, то для начала нужно его разбудить. Клиентка: Я должна это записать. «Д-р Эриксон считает, что…»

Эриксон: Предположим, что Вы засыпаете.

Клиентка: Вы считаете, что мне это необходимо?

Росси: Это Ваш излюбленный способ, ускоряющий наведение транса: Вы задаете серию мотивационных вопросов, на которые невозможно ответить на сознательном уровне. Единственный правильный путь – это заглянуть «вглубь себя» и найти ответ в рефлексии. Если обозначить состояние транса как сон и предположить, что пациент хорошо поддается гипнозу, то такое внутреннее сосредоточение легко переводится в транс и под сознание сразу дает требуемый ответ. Очень многие Ваши вопросы, которые недоступны для сознания, мобилизуют такие ментальные установки, которые приближают начало возрастной регрессии. Сюда, например, можно отнести Ваш вопрос: «А Вам бы хотелось отыскать еще какой-нибудь способ?»

Клиентка, игнорируя Ваш вопрос об эмоциях и Ваше предложение о погружении в сон («Предположим, что Вы засыпаете»), совершенно явно демонстрирует сопротивление наведению транса. Сначала Вы считаете, что транс необходим ей для того, чтобы разобраться в своих ощущениях. Но вскоре Вы обнаруживаете, что правильней будет продолжить обсуждение Эстабрукса, так как именно на него было перенесено враждебное настроение клиентки. Откуда берется это сопротивление?

Эриксон: Так бывает в жизни: если Вы в ком-то заинтересованы, то не мешает оказать ему всяческие услуги. Поэтому я и разрешаю клиентке слегка поспорить со мной.

Росси: То есть, Вы позволяете ей контролировать ситуацию?

Эриксон: В это время – да.

Росси: А несколько позже Вы будете контролировать ее qui pro quo?

Эриксон: Гм.

Росси: А поскольку она достаточно от Вас получила, то будет вынуждена сделать что-нибудь и для Вас?

Эриксон: Именно так.

Росси: Это еще один аспект Вашего метода работы: Вы помогаете пациенту избавиться от чувства обиды и враждебности вне зависимости от того, что он должен получить от Вас. Вполне вероятно, что часто сопротивление служит способом сохранения эмоционального равновесия между терапевтом и пациентом.

Эриксон: Вы обратили внимание на смех? (Здесь имеется в виду случай, с которым мы столкнулись в своей практике. Смеясь, пациент дал выход своей глухой враждебности и скрытому сопротивлению.)