Сеанс I. Часть 2

СОЗДАНИЕ ОБРАЗА ФЕВРАЛЬСКОГО ЧЕЛОВЕКА


...

1.19. Появление Февральского человека. Стадия II: как ориентироваться в возрастной регрессии пациента


Эриксон: Какой сейчас год? Февраль 1929-го – правильно?

Клиентка: Не знаю (здесь и далее говорит детским голосом).

Эриксон: Не знаешь.

Клиентка: Нет.

Эриксон: А тебя это не волнует?

Клиентка: Нет.

Эриксон: Ты хотела бы выяснить, какой сейчас год? Можешь написать его?

Клиентка: Нет.

Эриксон: Ты не умеешь писать?

Клиентка: Не умею.

Эриксон: Но говорить-то умеешь?

Клиентка: Да.

Эриксон: А месяц сейчас какой – февраль?

Клиентка: Да.

Эриксон: А тебе известно, откуда ты узнала, что сейчас февраль?

Клиентка: Нет.

Эриксон: А мне известно. Мне известно, откуда ты узнала, что сейчас февраль. Сказать? Сказать прямо сейчас или подождать? Тебе хочется узнать?

Клиентка: Да.

Эриксон: Вот мы тут с тобой разговариваем. А ты знаешь, кто я?

Тебе знаком мой голос?

Клиентка: Нет.

Эриксон: Если бы ты открыла глаза и взглянула на меня, ты бы меня узнала?

Клиентка: Не думаю.

Росси: Вы догадались, что клиентка в результате возрастной регрессии оказалась в феврале 1929 года. Сама она не в состоянии это подтвердить, потому что вернулась в тот возраст, когда еще не умеет писать. Более того, она не может даже объяснить, откуда ей стало известно про февраль 1929 года. Так как Вы пока не знаете, в каком именно возрасте оказалась клиентка, Вы должны определить его по репликам маленькой Джейн. Я верно Вас понял?

Эриксон: Да.

Росси: Когда клиентка отрицает сам факт вашего знакомства, она полностью подтверждает реальность возрастной регрессии. Сначала Вы намекали на изменение Вашего образа (см. раздел 1.17: «это заставляет тебя задуматься над тем, кто я»), а здесь впервые прямо утверждаете, что Ваша реальная личность – личность доктора Милтона Эриксона – исчезла. Эта впервые установленная анонимность предоставляет Вам большие возможности для исследования возрастной регрессии нашей клиентки.