Сеанс II

МНОЖЕСТВЕННЫЕ УРОВНИ ОБЩЕНИЯ И СУЩЕСТВОВАНИЯ


...

2.6. Как усилить внутренние обязательства пациента и веру в неизбежность излечения; Эриксон задает вопросы, «прочищающие» благоприятные для внушения подсознательные каналы


Эриксон: Давайте кое-что обсудим. Сейчас июнь, потом наступит июль, за ним август. Вы плавали этим летом?

Клиентка: Нет, я не особенно «тепло» отношусь к воде.

Эриксон: А почему?

Клиентка: Не знаю. Но при виде воды мое сердце начинает выпрыгивать из груди. Я ее боюсь, но сама не знаю почему. Я безумно ее боюсь.

Эриксон: Неужели так сильно?

Клиентка: Просто чертовски сильно. У меня появляется такое ощущение, будто я ношусь взад и вперед как угорелая.

Эриксон: И что Вы делаете?

Клиентка: Это зависит от ситуации. Если мне никак не удается отвертеться от купания, я очень осторожно захожу в воду сантиметров на десять, затем извиняюсь и убегаю.

Эриксон: И давно у Вас этот страх плавания?

Клиентка: Черт возьми, я не знаю.

Эриксон: А Вам бы хотелось поплавать?

Клиентка: Хотелось бы. Терпеть не могу чего-нибудь бояться. Это меня сковывает.

Эриксон: А с чего это началось?

Клиентка: Не знаю.

Эриксон: А давно Вы боитесь воды?

Клиентка: Не могу вспомнить. Мама рассказывала, что когда мы были совсем маленькие, она, бывало, не успеет оглянуться, а мы уже в воде по самую шею.

Эриксон: А когда Вы еще могли зайти в воду без проблем?

Клиентка: Не знаю – только теперь мне всегда надо пересиливать себя для того, чтобы это сделать. Надо сказать, что это малоприятное ощущение.

Эриксон: А что Вы делали после Вашего последнего купанья?

Клиентка: Вытерлась полотенцем и вернулась домой.

Эриксон: И как Вы себя чувствовали?

Клиентка: Чертовски напуганной.

Эриксон: И как долго это продолжалось?

Клиентка: Да не очень-то долго. Мы ехали из больницы в этот как его? – Генри-Нолл, и всю дорогу мое бедное сердце колотилось, как сумасшедшее. Но зато после этого по дороге домой – я чувствовала себя освеженной. Вода была такая приятная.

Эриксон: А Вам не хотелось бы избавиться от своего страха?

Клиентка: Конечно, хотелось бы. Я думаю, что каждый человек должен уметь плавать. Я делала несколько попыток, но потом в панике все бросала и убегала, как сумасшедшая.

Эриксон: Прямо вот так и бежали, как сумасшедшая?

Клиентка: Да. Я буквально выпрыгивала из воды и убегала на приличное расстояние.

Эриксон: Ну, хорошо. Так Вы действительно хотите научиться плавать?

Клиентка: Безусловно.

Эриксон: А как Вы думаете, у Вас получится?

Клиентка: Не знаю. Я уже все испробовала: я всячески пыталась убедить себя, что не должна бояться – но от этого было мало толку.

Эриксон: Да, все впустую.

Клиентка: Именно так.

Эриксон: Все Ваши доводы на Вас не подействовали, так ведь? Ваши уговоры не помогли, да?

Клиентка: Иногда они полезны, но в этом случае все окончилось неудачей.

Эриксон: А как Вы считаете, что бы могло Вам помочь?

Клиентка: Наверное, психоанализ – но на курс нужно три или четыре тысячи долларов.

Эриксон: Но ведь самоуговоры не помогут?

Клиентка: Это совершенно очевидно. Если только я не была слишком снисходительна к себе.

Эриксон: Хотите заключить пари?

Клиентка: Я готова на все.

Эриксон: Хотите поспорить, что Ваш страх можно победить?

Клиентка: Это бесспорно.

Эриксон: Вы уверены?

Клиентка: Да.

Эриксон: Точно уверены?

Клиентка: Абсолютно.

Эриксон: А как Вам кажется, сколько у Вас уйдет на это времени?

Клиентка: Не знаю.

Эриксон: Но Вы ведь хотите начисто избавиться от своего страха?

Клиентка: О, абсолютно!

Эриксон: Может быть, Вы имеете какое-нибудь представление о том, что могло бы Вам помочь?

Клиентка: Если верить мистеру Меннингеру, то существует какая-то первопричина моего страха.

Эриксон: Совершенно верно.

Клиентка: Ах, если бы только я знала, что это за первопричина!

Эриксон: Вы бы хотели это выяснить?

Клиентка: Да, но я не могу. По крайней мере, до сих пор не могла.

Эриксон: Это пока Вы сами пытались разобраться. Но может быть, у Вас все получится с чьей-нибудь помощью?

Клиентка: Может быть. Но кто же из посторонних сможет помочь мне вспомнить события из моей же жизни? Может быть, мои страдания связаны с вытеснением. Что Вы на это скажете, доктор Фиик? Молчит, как сфинкс.

Эриксон: «Сфинкс» рифмуется с «Финк». Какая разница – помните Вы или нет, можете Вы или нет. Что Вы будете делать, если кто-нибудь поможет Вам все вспомнить?

Клиентка: Я попытаюсь проанализировать ситуацию и выяснить, что же заставило меня так испугаться.

Эриксон: Но может ведь так случиться, что эта ситуация и должна была Вас напугать?

Клиентка: Но тогда я бы ее запомнила – потому что я, как и Вы, помню о том, как я чего-то испугалась.

Эриксон: Вы должны помнить это и понимать это. А теперь давайте сделаем следующий шаг. А вдруг Вы помните, но не хотите вспоминать по какой-то причине?

Клиентка: Но ведь я пытаюсь.

Эриксон: Вы, конечно, пытаетесь, но так ли Вы заинтересованы в успехе?

Клиентка: Да.

Эриксон: Вы уверены?

Клиентка: Да.

Эриксон: Может быть, Вы сначала закончите эту сигарету?

Клиентка: Да. Пока подожду со второй. (Докуривает сигарету.)

Росси: Итак, страх воды в полном разгаре. Клиентка осознает, что «она страдает из-за вытеснения», а Вы задаете такие вопросы, что она начинает верить, что Ваша психотерапия поможет ей все вспомнить и тем самым разрешит ее проблемы. Вы добиваетесь того, что клиентка берет на себя внутреннее обязательство победить свой страх – в отличие от ее прежних пресных попыток («Вы, конечно, пытаетесь, но так ли Вы заинтересованы в успехе?»). Я, вообще, обратил внимание на то, что прежде чем начать свою гипнотерапевтическую работу (в узком смысле этого слова), Вы стараетесь сделать так, чтобы пациент чувствовал себя обязанным изменить свое состояние и вылечиться.

Эриксон: Он должен совершенно четко это осознать (ответ клиентки «Абсолютно»).

Росси: И даже после этого Вам желателен более определенный настрой, и клиентка еще раз сообщает Вам о своем решении: «О, абсолютно!» Зачем Вам так нужна эта определенность?

Эриксон: Она должна перебороть свой страх!

Росси: Итак, Вы пытаетесь вызвать и использовать ментальный механизм чувства уверенности. Уверенность активизируется сильнее неуверенности. Для того, чтобы преодолеть что бы то ни было, необходима полная уверенность в победе – и клиентка должна взять на себя обязательство победить свой страх.

Эриксон: Да. Представьте, что Вы берете в руки игрушку и прячете руки за спину, а затем предлагаете ребенку отгадать, в какой руке игрушка.

Росси: Тем самым Вы вовлекаете ребенка в веселую игру «Угадай-ку», и даже если он прежде и не любил игрушку, которую Вы спрятали – он все равно захочет ее найти. Можно проследить простую аналогию: преодоление страха плавания – это игрушка, которая должна заинтересовать клиентку.

Эриксон: Она должна захотеть вылечиться.

Росси: Она должна не просто захотеть – она должна понять, что обязана это сделать. Это очевидная установка на неизбежность излечения, и Вы формируете эту установку еще до начала всякой «трансовой» работы и до всякого лечебного внушения. Установка на ожидание исцеления – это та удобренная почва, в которую Вы бросаете зерна внушения. Вы повышаете подсознательную активность в зоне травматических ассоциаций и тем самым «прочищаете» подсознательные каналы для терапевтического гипноза.

Эриксон: Благоприятные для внушения подсознательные каналы!